каморка папыВлада
журнал Семья и школа 1990-09 текст-13
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.04.2019, 23:50

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Блюда-скороспелки

Лариса Исарова

Рассказы о кулинарных выдумках и секретах

Каждое третье-четвертое письмо читателей в почте отдела семейного досуга так или иначе связано с вопросами кулинарии: как готовить, из чего готовить, что готовить, просят рецепты блюд праздничных, диетических, «на скорую руку». Многие, особенно дети, с удовольствием делятся своим кулинарным опытом, и мы это всячески приветствуем. И главное, что доминирует во всех письмах: пишите больше о кулинарии!
Идем навстречу читательским просьбам и начинаем печатать целую книгу о кулинарных (и не только кулинарных) премудростях, которую любезно передала для первой публикации именно в «Семье и школе» известная писательница Лариса Исарова.
Мы думаем, что «Блюда-скороспелки» (так назвала свою книгу Лариса Теодоровна) снимут многие вопросы у начинающих хозяек, да и, чего греха таить, станут настоящим откровением для иных вполне взрослых и самостоятельных глав семейств.
Конечно, не исключено, что одни вопросы у читателей снимутся, но возникнут другие. Тогда милости просим, пишите к нам в журнал и Ларисе Теодоровне. Мы будем рады разрешить все сомнения, учесть все замечания, советы, опыт, рецепты.
Безусловно, ваши письма, дорогие читатели, помогут писательнице в работе над отдельным изданием книги.
Кстати, об этом: «Блюда-скороспелки» будут печататься в нашем журнале и в 1990 и в первой половине 1991 года; по окончании публикации, в том же 1991 году, книга выйдет в издательстве московской писательской организации «ПИК».
Спешите продлить подписку на «Семью и школу», наш тираж не ограничен; каждый подписавшийся на журнал будет обладателем своеобразного путеводителя для молодых хозяек по семейной жизни.

Для любого человека еда — не роскошь, а способ существования. Без нее никто не обходится. Ни бедный, ни богатый, ни молодой, ни старый, ни интеллигент, ни рабочий. Но с каждым годом в нашей стране пустеют полки магазинов, исчезают многие продукты, и сегодняшние дети не знают тех названий, с которыми еще сталкивались мы, дети послевоенных лет.
Не случайно один мальчик сказал, слушая воспоминания родителей о разных рыбах и способах их приготовления:
— Все вы съели, а на нашу долю ничего не осталось...
Сестренка его добавила:
— Нашим детям, наверное, придется есть из пробирок.
Она была любительница научной фантастики.

Женщина после работы
Вы бежите домой вечером, заглядывая во все встречные магазины, волнуясь, что не смогли выскочить во время обеденного перерыва и закупить продукты заранее. Всюду очереди, ничего нет, и невольный ужас охватывает при мысли, что нечем накормить мужа и детей.
Первый совет: постарайтесь вспомнить еще на улице, что оставалось дома из продуктов. Может быть — черствый хлеб? Или скисшее молоко? Или остатки овощей? Или недоеденный суп?
Второй совет: подумайте, что с чем можно смешать? Ничего не надо бояться. Главное, чтобы еда вышла сытной и вкусной, хотя, может быть, и совсем непривычной.
Нечаянный салат. Много лет назад на ледоколе в Арктике я отмечала день рождения. Хотелось чего-то домашнего. И я решила приготовить салат-оливье, благо продуктов было больше в нашей провизионке, чем сейчас в магазинах. И соленые огурцы, и горошек, и майонез, и даже лук. Но в последний момент выяснилось, что вареная картошка на камбузе кончилась, и повар смущенно развел руками. Оставались только жареные котлеты, безвкусные, типично общепитовские. И я решилась на эксперимент. Размяла эти скучные котлеты, накрошила туда огурцы, лук, горошек, добавила майонез. Но салату не хватало вдохновения. Тогда я развела чайную ложку горчицы с протертой клюквой. Добавила всего три столовые ложки приправы. И непонятное, непривычное, но удивительно вкусное блюдо вызвало общий энтузиазм.

Нестандартный повар
Стандарт убивает вкусовые ощущения, и люди сегодня не едят, а производят своего рода «загрузку трюма».
Однажды в Воронеже, лет двадцать назад, я попала в самую обычную столовую. Отличалась она от современных отсутствием неприятных запахов, чистотой и терпеливой очередью, в которой никто не злился. Обед был сытный, недорогой и вполне съедобный. Поразил меня салат из помидоров. Обычный, с луком. Но какая-то была в нем изюминка. И на другой день, и на третий этот салат продолжал радовать и удивлять. Наконец я попросила вызвать повара, чтобы узнать, в чем тут вкусовая хитрость. Вышел старик, такой древний, что показался хрупким, как одуванчик. Улыбнулся, услышав мой вопрос и сказал:
Салат из помидоров
— Я делаю специальный соус. Смешиваю горчицу, сок любых ягод или лимона и постное масло. На один резанный кружками помидор идет половина луковицы кольцами и столовая ложка этого соуса. Никакой хитрости.
И добавил:
— Скучно живем, разучились есть. Я в молодости в ресторане работал... Был специалистом по соусам и всегда нарушал рецептуру, хоть чуток. Для истинного вкуса никакие правила не годятся. Ты их знай, но всегда делай по-своему, как нос и язык подскажут...
Ему нравилось, что я достала блокнот, и он начал неторопливо перечислять.
— Вот смотрите: помидор может быть наш или болгарский. Острый или пресный, как трава. Спелый или желтый, а некоторые совсем зеленые попадают с базы. Разве можно все одинаково использовать?!
Лицо старого повара поражало странным сочетанием твердости и младенческой ясности.
— А сколько соков бывает под рукой! А еще клюква, сельдерей, яблоко, брусника, крыжовник... Больше трудно найти, но это летом всегда появляется. Вот я и покупаю в день один-два килограмма для соуса.
— На свои покупаете?
Он смущенно хмыкнул.
— Иначе скучно работать... Но мне премию часто выписывают, так что я не в обиде. Да и пенсия сохраняется. А вот когда мой салат люди ценят — прямо праздник на душе...

Неумеха
В юности я не умела готовить. Дома хотели, чтобы я только отлично училась; и замуж я вышла в двадцать два года совершенной кулинарной невеждой, о которых говорят: «У нее обе руки левые».
И попала на огромную коммунальную украинскую кухню, где почти все хозяйки были кулинарными асами. Пышные, шумные, горячие, они варили, жарили, пекли целые дни, и я не хотела перед ними выглядеть белоручкой. Спасла меня знаменитая когда-то книга «О вкусной и здоровой пище». Читается она сегодня с тоской: двух третей продуктов уже не бывает в продаже, а часть, кажется, попала в «Красную книгу». Если еще и картинки в ней рассматривать, так обязательно, выйдя на улицу, с кем-нибудь поругаешься. Невольно, не осознавая, что именно вызвало горькую обиду и раздражение на жизнь.
Все способы готовки в этой книге излагались разумно и последовательно, продукты давались в граммах, правда, ничего не говорилось о воде. Подразумевалось, что уж это хозяйка и так знает. Сообразит...
Прочитав рецепт в книге, я гордо шла на кухню и варила, ни с кем не советуясь, не понимая, однако, в какую воду класть картошку — в горячую или холодную, в какую засыпать манную крупу, а в какую — макароны. Опыт приходил с испорченными блюдами. И очень благотворно влиял кроткий муж, который все хвалил, ценил и ел без капризов. Его лукавое терпение подстегивало мое самолюбие и побуждало быстрее достичь кулинарных высот.
Наверное, я бы и раньше, в юности, научилась готовить, но мой энтузиазм убил на корню отец. В сорок четвертом году единственный раз мне было поручено сделать сырники, потому что мама была дежурная по своему институту. Творог она выменяла на рынке на мою куклу: отец приехал на одну неделю с фронта, и она старалась его баловать довоенными блюдами.
Я записала ее рецепт: одно яйцо, капля соли, две чайные ложки сахара, муки по вкусу. Я смешала все компоненты. Я их месила, била, стискивала и давила. А масса все расползалась в руках, как глина, Наше единоборство продолжалось часа два, пока я не почувствовала, что из теста можно лепить даже фигурки. Шарики не рассыпались в руках, а стояли самостоятельно на доске, точно скульптуры художника-абстракциониста.
Поджарив эти изделия на хлопковом масле, подарке из Таджикистана, и втайне гордясь, что я их вылепила в виде снежков, а не скучными плоскими кружками, я подала тарелку отцу. Он подозрительно понюхал, попробовал всадить вилку, но зубья погнулись. Тогда он взял сырник в руку и постучал им о стол.
— Как жаль, что у такой великолепной хозяйки, как моя жена, такая бездарная дочь!
Больше я не готовила. Меня нельзя было заставить никакими методами. Отец не понял, что я так старалась именно для него...
Вывод: любую женщину можно научить готовить, но — похвалами. Критика убивает и самолюбие, и творчество.

«Отделка щенка под капитана»
Когда моей дочери было девять лет, я научила ее готовить. Перед этим я побывала в Дании. Гид там рассказывала, как воспитывалась датская королева. В двенадцать лет король выселил ее из дворца. Снял ей комнату у почтенной горожанки. Давал деньги на карманные расходы. А по субботам приезжал на велосипеде, проверял, нет ли пыли в комнате, хорошо ли она выстирала, накрахмалила и погладила свое белье. И вкусен ли штрудель или кюхль, который она должна была испечь к чаю, принимая подруг.
До сих пор не знаю, реальна ли эта история или она сочинена Андерсеном, но гид говорила, что ее брат был личным охранником короля, его шофером и камердинером и уж он все должен знать до мельчайших подробностей.
Во всяком случае, вернувшись домой, я объяснила дочери, что если уж датскую королеву воспитывали так разумно, то ей, обычной советской девочке, надо не отставать.
И продиктовала ей принципы готовки. Пять супов, пять вторых и пять третьих блюд.

Супы
Отваривается мясо. Любое — говядина, баранина, свинина. Всегда кладется лук, лавровый лист, корешки зелени. Варить начинать в холодной воде, без соли. И когда мясо почти мягкое, в бульон добавить: картошку — будет картофельный суп, капусту — капустный, грибы — грибной, рис — рисовый, вермишель — вермишелевый.
Я пояснила, что гущи должно быть не больше трети объема тарелки, что картошку можно всюду добавлять, как и морковку. Тогда они еще были без нитратов и напоминали вкусом те овощи, чье имя носили.
Целую неделю мы отрабатывали первые блюда. Я показывала, как мерить порцию глубокой тарелкой, как не надо стремиться к водянистости, как полезны личные вариации: добавка помидоров или чеснока, укропа или петрушки. И всегда крышка должна оставаться приоткрытой, чтобы ничего не убегало и не требовалось мыть плиту.
Это была и игра, и серьезное дело. В дочери пробудилось чувство ответственности. Я приходила с работы и усиленно стонала от усталости. И усиленно радовалась, когда меня ждал суп — дело ее рук, ее заботы, ее умения.
Она начала интересоваться продуктами, листала кулинарные книжки, задавала вопросы. Ей хотелось отличиться, что-то придумать свое. Даже расспрашивала матерей своих подруг, когда попадала к ним домой, и гордилась, принося неизвестные мне рецепты.
За целый месяц я не сварила не одного супа! Только утром советовала дочери заглянуть в холодильник и подумать, что из чего можно и нужно сделать.
Я не стремилась учить ее классическим вариантам. Обжаривать овощи. Заправлять мукой. Закладывать продукты последовательно. Вкус должен был заговорить сам за себя, просыпаться постепенно и неторопливо. И чем меньше варились овощи, тем полезнее... Зато добавлять в готовые супы я советовала и сметану, и молоко, и сливки, и простоквашу, и постное масло. Это всегда усиливало или смягчало букет вкусного ощущения, придавало разнообразие и не вело к пресыщению.
Через месяц началась котлетная эпопея. Я учила ее делать котлетное тесто из множества продуктов.

Котлеты
Мясо, картошка, капуста, морковка, свекла. Все прокручивать на мясорубке. И добавлять яйца, лук, чеснок, соль, перец. В мясо класть хлеб, в овощи — муку. И лепить в сухарях, в манке, в муке, а потом жарить в кипящем жире.
Мне хотелось научить дочь пониманию, что в еде самое главное — выдумка, изобретательство, фантазия. Приятно удивить или обрадовать того, кто ест твое изделие, при условии, что человек не боится хвалить.
И еще — не стремиться никого кормить до потери аппетита, до такого насыщения, когда возникает после еды желание только спать. На мысли сил уже нет, как и на активную работу.
А потому я доказывала, что общепринятые гарниры не обязательны. Только овощи, причем в мини-количествах. К примеру, одна натертая морковка на порцию, которую можно улучшить маслом, сметаной или соком, соусом. Или быстрого приготовления кислая капуста, или свекла во многих вариациях, но не больше двух столовых ложек на порцию.
Ведь те котлеты, которые я учила ее делать, несли как бы гарнир в себе, потому что и хлеб, и мука достаточно сытны и калорийны.
Форма котлет тоже превратилась в игру. Дети с детства любят лепить из песка причудливые фигуры. Но много интереснее это делать из настоящих продуктов. Трудно сказать, почему принято формовать тефтели круглыми, а пожарские котлеты продолговатыми и широкими, а люля-кебабы совсем узенькими. Я никогда не задумывалась над психологической стороной этого дела; но вот эстетика еды, мне кажется, ныне почти утраченная нами, крайне важна. И когда подается тарелка, на которой лежит котлета, нарезанный горкой зеленый лук, стожок натертой морковки рядом со щепоткой кислой капусты, да если все это Приготовлено твоим ребенком,— удовольствие огромное, для него и для родителя. А такие эмоции только улучшают настроение и пищеварение, снимая усталость.
Продолжение следует


Семейный досуг
«Семья и школа» № 9 — 90

Запевка осени

В Древнем Риме сентябрь был первоначально седьмым по счету месяцем года и назывался соответственно септембером от латинского септимус. После календарной реформы, проведенной Юлием Цезарем в 46 году до нашей эры, сентябрь стал девятым месяцем, но имени своего не изменил. Такое же или созвучное наименование носит он у многих народов мира: сентиабр — у абхазов, сэптэмбэри — у грузин, септембрис — у латышей, септембрие — у молдаван и румын, септембер — у эстонцев, венгров и немцев, септември — у болгар. Септембро — так называют сентябрь на эсперанто.
Однако в ряде мест первый месяц осени называют по-своему: в Литве — ругсеис, в Польше — вжесень, в Чехии — жары и заржи. В Древней Руси сентябрь назывался именами, заимствованными из римского календаря — септемврием, септябрем (седьмым месяцем). Так, на страницах Остромирова евангелия можно прочесть: «Съборъникъ цьркъвьныи начинается от мца септябра...»
Но в некоторых других древних рукописях приведены иные славянские и старорусские названия месяца. Одно из них — вересень, вресень — от медоносного вереска, невысокого вечнозеленого кустарника, распространенного в Полесье.
По другим сведениям, имя вересень произошло от украинского слова врасенец (иней), старинного названия инея, появляющегося иногда уже в сентябре. Такое имя, связанное с сезонными явлениями природы, сохранилось за этим месяцем до сих пор на Украине, а созвучные ему — верасень — в Белоруссии и вресень — в Сербии, Хорватии и Болгарии.
Древние славяне дали сентябрю и некоторые другие имена. Например, руен и руень — от славянского слова, означающего дерево, которое дает желтую краску, а еще за желтый цвет листвы в пору ее увядания и опадения. В Сербии и Хорватии он до сих пор — руень.
Сентябрь — многолик, но всегда верен своему сезону. Однако в начале месяца тепляк (тепло) еще держится, ушедшему лету вслед кланяется. Поэтому называют его внуком знойного июля, эхом ушедшего лета, встречей двух сезонов. Кроме того, сентябрь — первенец и новосел осени, зачин осени, ее запевка. Хоть и мокропогодная, но сверх прочих плодородная пора.
В сентябре, согласно календарю садовода, пора подумать об осенних работах на участке. В начале месяца, если намечается осенняя посадка, делают разбивку участка, копают и заправляют удобрениями ямы. До 10 сентября заканчивают посадку земляники. В конце сентября вносят минеральные удобрения, перекапывают почву. Лучший срок для этого — начало пожелтения листьев.
В древности на Руси сентябрь тоже был первоначально седьмым месяцем года. В 1492 году (7001 год от сотворения мира) начало года было установлено 1 сентября. В то время ввиду истечения седьмой тысячи лет от сотворения мира и религиозно-мистического истолкования этого срока в мире распространились суеверные слухи о наступающем в 7000 году конце света. После того как роковую черту благополучно миновали и суеверные люди успокоились. Московский церковный собор сразу же, в сентябре 1492 года, перенес начало года с марта на сентябрь. Но только в 1700 год — после указа Петра I — сентябрь занял свое сегодняшнее место.
Согласно так называемому календарю счастливых камней, осени и сентябрю посвящается сапфир, схожий по цвету с осенним небом. Это синий или темно-синий прозрачный корунд ювелирного качества, окрашенный примесями железа и титана. Сапфиры Урала серо-синие, а сапфиры Хибин имеют зеленоватый оттенок при густой темно-синей окраске. По древним поверьям, сапфир считался камнем, дающим верность, целомудрие и скромность, сохранял от гнева и страха, был символом надежды и созерцания.
Согласно древнему поверью, камень тех, кто родился в сентябре,— хризолит. В переводе с греческого его название означает золотой камень. Он по праву награжден поэтическим титулом вечерний изумруд.
По календарю счастливых цветов, сентябрю соответствует астра. В сентябре рекомендуется дарить георгины, герань, ромашки, гладиолусы и герберу. Согласно правилам цветочной аранжировки икебана, осенний букет должен быть тонким, полупрозрачным.
По календарю сбора лекарственных растений, в сентябре заготавливают корневище аира, траву багульника, наросты березового гриба (чаги), цветки бессмертника, листья брусники и крапивы, бодягу, кору калины, споры ликоподия, корни одуванчика и белозора.
Сентябрь — время наблюдений за небом, месяц особой активности синиц, пора массового отлета птиц в теплые края. В лесном календаре известного писателя-натуралиста В. Бианки месячный период до 21 сентября назван месяцем стай, а после этой даты — месяцем прощания перелетных птиц с родиной.
В соответствии с современным календарем рыболова, в этом месяце лучший клев у окуня и щуки, плотвы и язя.
Согласно гороскопу друидов, проводящих связь человеческих характеров с деревьями, первым двум дням сентября соответствует сосна, затем до 12-го числа — ива, до 23-го — липа, а последним днем месяца — орешник. Согласно этому гороскопу, судьба человека, его будущее, характер и способности зависят от удаления Солнца от Земли в день его рождения.
Согласно астрологической таблице знаменитого «Брюсова календаря», на сентябрь приходятся три несчастных дня — 2, 3 и 23. Однако не будем принимать всерьез это древнее прорицание. Лучше обратимся к именинному календарю и поищем день своих именин. А именинники в сентябре по дням: 1-го — Андрей и Тимофей, 6-го - Арений и Петр, 7-го — Григорий, 8-го — Наталия, 9-го — Пимен и Анфиса, 10-го — Анатолий, Вениамин, Игнатий, Илларион, Макарий, Павел, Пимен, Феодор, Ариадна, Анна, Алексий, Даниил, Иоанн, 11-го — Александр и Арсений, Гавриил и Ефрем, Иоанн и Павел, 13-го — Геннадий, 14-го — Симеон и Марфа, 15-го — Феодот и Руфина, 16-го — Иоанн и Петр, 17-го — Иулиан и Феодор, 18-го — Глеб, Давид, Михаил, Елизавета и Раиса, 19-го — Макарий, 20-го — Иоанн, 22-го — Иосиф и Никита, 23-го - Андрей и Павел, 24-го — Димитрий, Сергий и Ия, 25-го — Симеон и Феодор, 26-го — Иулиан и Петр, 27-го — Иоанн, 28-го — Иосиф, Никита и Феодот, 29-го — Виктор, Иосиф и Людмила, 30-го — Вера, Любовь, Надежда и Софья.


"Семья и школа" в 1991 году

Антиалкогольная кампания в обществе затухла. Но это не значит, что алкоголизм родителей перестал калечить физическое и нравственное здоровье детей. Мы обращаемся к вам, родители, особенно молодые, читайте статьи под рубрикой «Стоп-сигнал»: они помогут вам уберечь себя и близких от этого зла.

Предполагаем напечатать продолжение книги Валерия Чимарова «Мать и дитя» о втором годе жизни ребенка


шахматный лекторий

Сила двух слонов

Если сравнить слона и коня (единицей измерения является пешка), то они равноценны и оцениваются в силу 3-х с половиной пешек. Но в игровой практике два слона представляют грозную силу, особенно если игра носит открытый характер (есть свободные линии и диагонали). Как известно, недостаток слона — недоступность для него полей определенного цвета. При наличии пары слонов этот недостаток менее заметен. Разумеется, при оценке позиции большую роль играет положение королей, других фигур, пешечная структура. Все же лучшие шансы чаше имеет сторона, обладающая двумя слонами»
Разберем пример.
Алехин — Эйве, 1938 год.
Позиция белых: Kpg1, Фс5, Лb1, Cf3, Сg3, а3, с3, d4, е3, f2, h2. h5.
Позиция черных: Kpg8, Фd7. Лh8, Кс8, Kf6, а6, b5, d5, е6, f7, g7.
Ход белых.
Задача белых — раскрыть позицию, чтобы «заработали» слоны.
1. h6! (теперь конь f6 лишается опоры, но не лучше 1 ...Л:h6, так как после 2. а4 Ка7 3. Фd6 ферзевый фланг черных оказывается разгромленным) 2. Се5 Kpg7 3. а4 bа 4. c4! Ке7 (нельзя 4...dс из-за 5. C:f6+) 5. cd K:d5 6. Kph1 Лс8 7. Лg1 + Kph7 8. Фа3 Лg8 (от нескольких угроз защиты не было, 8...Лс3 не проходило ввиду 9. Фf8) 9. е4. Дальнейшее просто: 9...Л:g1+ 10. Kp:g1 Фb5 11. ed Фb1+ 12. Kpg2 Фg6+ 13. Kpf1 Фb1+ 14. Kpg2 Фg6+ 15. Cg3 K:d5 16. C:d5 ed 17. Ф:а4 h5. 18. h4. Черные сдались.
Прекрасный пример на реализацию двух слонов. Но если позиция носит закрытый характер, то слоны теряют свою силу, так как пешки ограничивают их подвижность. И нередко в таких случаях оказываются сильнее кони.
Ответ на домашнее задание (оценка позиции): у белых лучше, так как у черных ослаблена позиция короля, поля g7 и h6.
У белых есть возможность сразу начать атаку:
1. Фh6! с угрозой Kg5. 1... f6, дальнейшее вынужденное ослабление позиции. 2. h4, белые стремятся к вскрытию вертикали h.
2... Лf7 3. h5 Лg7 4. hg hg 5. е3, подключая к атаке еще и слона. Через несколько ходов черные сдались. Вот так примерно нужно было рассуждать, разбирая позицию.

Конкурс шахматных семей
Задание 17 Позиция белых: Крb3, Ла5, Лс7, Кс4, b4, b5, е3, f2, g2, h2. Позиция черных: Kpd8, Ла8, Лb8, Kd7, а7, e5, f6, g7, h7. Ход белых. Выигрыш.
Задание 18 Позиция белых: Кра8, Се5, с7. Позиция черных: Крg5, Фb1, h3. Ход черных. Найти выигрыш.
Н. ЮНЕЕВА


Отдел литературы «Семьи и школы» в 1991 году:
юбилейные материалы о творчестве С. Т. Аксакова, М. А. Булгакова, А. П. Гайдара, И. А. Гончарова, О. Э. Мандельштама, И. Г. Эренбурга; размышления о книге Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» о дневниках К. И. Чуковского; повесть Льва Куклина «Любовь Оксаны Лунько»; традиционные странички «Для малышей»; обзоры книжных новинок.


Авторский почерк


Семейный досуг
«Семья и школа» № 9 — 90

читатель — читателю

Протянем руки друг другу

Два письма из нашего апрельского номера в нашей новой рубрике вызвали совершенно невероятное количество откликов. В одном из них, как читатели, вероятно, помнят, 12-летняя школьница из Томска Наташа Тихонова написала, что хотела бы переписываться с ребятами, которые любят собак. А мы в своей редакционной приписке предложили юным читателям писать на адрес редакции с тем, чтобы письма эти переслать потом Наташе (дело в том, что без согласия и разрешения родителей ребенка мы не можем печатать в журнале его домашний адрес).
Так вот, писем для Наташи пришло и приходит до сих пор — множество, их уже несколько сотен. Разумеется, ясно, что большая часть откликнувшихся пишет не конкретной Наташе Тихоновой, а родственной, так сказать, душе, товарищу по увлечению. Это великолепно. Великолепно, что так много детей самого разного возраста — от семи до семнадцати — любят домашних животных (в письмах рассказывается не только о собаках, но и о кошках, хомячках, рыбках, птицах и других любимцах), любят природу, рады помочь другому и советом, и конкретным делом. Но и немножко грустно от обилия этих писем — значит, их авторы не нашли в своем окружении сочувствия, не нашли таких же, как и они, увлеченных, с кем можно было бы дружить, говорить и о собаках и обо всем-всем.... Можно только представить, сколько ребят вообще не решились писать... И лишь предполагать мы можем, сколько взрослых наших читателей тоже хотели бы переписываться с такими же, как они, одинокими, кого понимают лишь Джек или Мурка...
Взрослые! Пишите и вы нам, через «Семейный досуг» мы вас свяжем друг с другом. И у читателя из Казани могут появиться друзья сразу и в Сочи, и в Магадане. Дефицит общения — это та язва, что разъедает души сегодня. «Семья и школа» эту язву лечит!
Вернемся теперь к письмам детей Наташе Тихоновой. Многие прислали письма в двух конвертах — в одном обращении к редакции, во внутреннем, запечатанном, само письмо Наташе. Эти ребята поступили лучше всех, их письма (разумеется, не распечатывая) мы переправили в Томск. Отправили туда и еще некоторые письма, из содержания которых было ясно, что переписываться их авторы хотят только с Наташей. Всего набралось таких писем около сотни, так что летние каникулы Наташе мы обеспечили полезным досугом. Больше ей вряд ли осилить поначалу.
Остальные письма мы распределили еще примерно по двадцати адресам — исходя из текстов писем; некоторые ребята так прямо и просили, чтобы им прислали адреса мальчиков и девочек, желающих переписываться с такими же, как они, любителями животных. Сразу просим извинения у тех, кого что-то не устроило в организованной нами переписке. Объяснимся: местоимения «мы», «нами» и т. д.— всего лишь принятая формула редакционных комментариев, на самом же деле за местоимением кроется конкретный сотрудник, чаще всего один.
Коль уж у нас зашла речь об обилии писем, приглашаем к сотрудничеству тех ребят, кто может регулярно бывать в редакции, любит то, что совсем еще недавно называлось «общественной работой», ищет новых друзей, может и хочет активно переписываться: звоните (283-86-14), приходите в редакцию, мы с вами можем организовать целый штаб по переписке. Будем связывать между собой всех, кому одиноко (и не только любителей животных), кто считает себя не понятым друзьями, семьей, школой (так и хочется написать «не понятыми любимыми», но боязно: таких писем ведь может быть очень много — десятки тысяч).
Это все об откликах на письмо Наташи Тихоновой из Томска. А вот на письмо Андрея Николаевича Заровецкого из Свердловской области в редакцию пришел только один отклик — зато самого Андрея Николаевича. Остальные отклики (их тоже сотни, а может, и тысячи) пришли непосредственно в поселок Зюзельский, благо что адрес А. Н. Заровецкого в журнале был напечатан. Помните, Андрей Николаевич предложил выслать всем страждущим (совершенно безвозмездно) семена лекарственных трав девясила и синюхи голубой. Напечатали мы письмо его без всякой особой цели — человек предложил свою помощь больным, наша задача была только донести его слово до многих. Почему Андрей Николаевич предложил семена только этих двух трав — мы не задавались вопросом, да и какое это имеет значение — главное, что предложил. Другим и такой вид помощи (все-таки дело это не очень быстрое, из полученных от Андрея Николаевича семян траву ведь надо еще вырастить) — большое благо.
Говорим о милосердии мы сейчас много, а вот реальных проявлений его значительно меньше. И все же подвижники к просто люди душевные у нас не перевелись, их много; только не все знают, как и кому практически они могут помочь. К такому подвижничеству мы, кстати, и зовем мальчиков и девочек, которые могли бы помочь организовать переписку между подростками из самых разных уголков страны. Представьте себе, сколько инвалидов-детей сидят у себя по домам, судьбой обреченные на общение с очень ограниченным кругом людей, среди которых детей зачастую вообще не бывает; сколько девочек приходят домой из школы и обливаются слезами из-за отсутствия подружки, с которой можно было бы посекретничать или просто поболтать... Вы прикиньте, сколько девчонок считают себя дурнушками и по этой причине не произнесли ни одного слова с мальчишками-сверстниками... А ведь как легко и свободно они могли бы разговаривать в письмах, как они выросли бы в собственных глазах — у них есть друг или даже друзья! Не говорим уж о миллионах очкариков-умников, которых лупят нещадно только из-за того, что они начитаннее и развитее сверстников. Думаете, им не хочется поговорить с таким же умником о фресках Тассили, к примеру?
Словом, так: пишите нам все, кому это нужно. Со штабом или без, но мы постараемся переслать ваши письма единомышленникам.
И еще раз об А. Н. Заровецком. Его большое письмо с некоторыми советами народного целителя-травника мы постараемся напечатать в ближайших номерах. Кроме того, Андрей Николаевич пишет, что мы несколько забежали вперед, пообещав, что семена будут высланы без задержки — их ведь надо еще вырастить! Так что первые конверты с семенами Андрей Николаевич сможет выслать только осенью, после сбора «урожая».
Кстати, о конвертах. А. Н. Заровецкий — пенсионер, живет в небольшом уральском поселке, лишних средств у него, скорее всего, нет, поэтому, посылая ему письмо, не забывайте вкладывать конверт с маркой для ответа. На конверте напишите свой адрес. Если кто может, то присылайте и просто чистые Конверты с марками (да и писчая бумага не помешает) — чтобы Андрею Николаевичу можно было ответить забывчивым корреспондентам. Надо сказать, что о конвертах и прочем Андрей Николаевич ничего не говорил, это мы, как говорится, от себя. Просто редакционный опыт подсказывает нам это обращение к читателям. И еще: о почерках, адресах и подписях. В редакции мы уже привыкли ко всем почеркам, хотя, конечно, предпочитаем машинопись. Но поставьте себя на место пожилого человека, который целыми днями расшифровывает ваши послания. Так что уж постарайтесь, пишите Андрею Николаевичу поразборчивей. То же самое можно сказать и детям, вступающим друг с другом в переписку: аккуратность письма, его грамотность и разборчивость — своеобразный портрет автора послания. Ну а что касается писем к нам в редакцию, то тут уж смотрите сами, как вам писать. Только, пожалуйста, подписывайте полностью свою фамилию, имя и, если вышли из школьного возраста, то и отчество. И обязательно полный адрес с индексом. Много есть таких писем, на которые со страниц журнала никак нельзя ответить. Лично же автору мы вполне могли бы, используя советы специалистов, ответить на самые, казалось бы, щекотливые и интимные вопросы.
Запомните, дорогие корреспонденты: мы никогда не напечатаем письма без согласия автора, никогда не поставим его истинную фамилию, если содержание письма таково, что может нанести моральный урон автору, никогда и никому не сообщаем адрес автора письма без его согласия и т. д. Поэтому просим все-таки подписываться полностью, а в тексте при необходимости указать: «Прошу письмо мое не публиковать», или «Прошу письмо при публикации не подписывать», или «Прошу письмо подписать вымышленной фамилией, изменив название населенного пункта», или «На домашний адрес прошу не отвечать, а то родители могут узнать, и мне будет плохо. Лучше мне написать на главпочтамт до востребования» и т. д., и т. п. Видите, вариантов много и лучший из них — доверие. В редакции работают опытные люди.
Ну вот вроде и все. Если будете писать нам, то заодно скажите, по душе ли вам такая форма разговора и вообще эта идея контактов? Сразу оговоримся, что и новые модели детской и подростковой одежды, и вязание, и самоделки, и кулинария, словом все хорошо знакомые вам темы по-прежнему будут печататься на наших страницах — так же как и новые незапланированные материалы. А вот какие это будут материалы — зависит от вас, от ваших просьб и предложений. Мы ждем их!
Отдел семейного досуга


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz