каморка папыВлада
журнал Крестьянка 1985-08 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.07.2019, 13:04

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

"РАССКАЖУ ВАМ О СЕБЕ"

За околицей села Высоцкое плывет алый корабль. И ведет его женщина, на вид совсем юная, роста невысокого — Софийка Шелест.
Цвет у корабля не от закатных лучей — так окрашен ее именной ЮМЗ. Трактор этот подарен Софийке. делегату XIX съезда ВЛКСМ, как одной из лучших женщин-механизаторов страны.
Значит, все-таки не совсем он обычный.
А вот мысли сейчас у Софийки будничные. Соберут ли, как задумано, по 460 центнеров свеклы с гектара? Вроде бы все для этого сделали, только погода подводит... Время надо выкроить, чтобы контрольную написать: скоро у нее, первокурсницы заочного отделения Львовского сельхозинститута, зачетная сессия. Это в родном селе Софийка авторитет, все чаще и чаще ее уже Софьей Андреевной величают. А в институте она просто студентка. Как все. Правда, вот знают, что она — участница фестиваля молодежи и студентов в Москве. И спросят, конечно, что ты там, Софийка Шелест, рассказывала своим ровесникам?
И в самом деле, что?..
Старики и по сей день еще помнят лихолетье панского господства. Хлебушко на столе был тогда праздником нечастым. И только в годы новой, колхозной судьбы земля стала щедрее. Постепенно, не сразу отозвалась на заботу тех. кому она теперь принадлежит. В первые послевоенные годы колхозники радовались и десятицентнеровым урожаям зерновых. А Соня вступала в трудовую жизнь, когда хозяйство закладывало программу сорока, пятидесяти и даже шестидесяти центнеров с гектара. Землепользование давно уже велось по науке, с учетом агротехники, современного машинного парка, который с каждым годом все мощнее и надежнее. Именно механизаторы принесли славу и Заболотцам, и Высоцкому — селам, объединившимся ныне в крепкий, многоприбыльный колхоз имени Чапаева.
Николай Мысак, делегат XVII съезда ВЛКСМ, Роман Глибенко, Михаил Лацуга, Богдан Грицаишин, другие работящие и образованные парни были новым поколением мастеров, которые взяли на себя заботы по выращиванию зерновых, сахарной свеклы, картофеля и других культур. Они стали самыми уважаемыми людьми колхоза. Об этом говорил на уроках труда и учитель Ярослав Васильевич. Софийку, правда, в расчет не принимал, хотя и она могла едва ли не лучше всех рассказать, как работает комбайн или трактор,— куда такой крохе на мощнейшую технику?
И в самом деле, судьба у выпускницы сельской школы вроде бы складывалась не в пользу деревенского труда. Отец — железнодорожник, мать — счетовод, любимый парень в письмах из армии общие планы тоже не с колхозом связывал. «Ну, это мы еще посмотрим»,— думала Софья. Знала: Петр Шелест — хороший механизатор. Хлеб убирал комбайном и в Ростовской области, и на целине. Неужто умелые руки здесь лишние?
— Так ведь я и не против,— сказал Петр, вернувшись из армии.— Только, думаю, тебе тоже серьезное дело нужно.
— А я возле тебя буду — пообещала Соня.— Помощницей.
— Это как же? — не понял Петр.
— Увидишь после свадьбы...
Потом говорили: это все Петро, если бы не он, не решилась бы Соня так смело проситься в помощники комбайнера. Надежный, заботливый, все понимающий — с таким мужем можно на одном комбайне работать... И мало кто знал, что Соня собирала сведения о высоцких девчатах, первых трактористках в округе: Анне Микитчак, Еве Думас, Анне Криль. Что выпускное сочинение на свободную тему писала о Паше Ангелиной.
И, конечно, никто не предполагал, что львовская трактористка Софья Шелест на Всесоюзном соревновании завоюет приз имени Паши Ангелиной. Но это будет потом, через годы.
— Ты обедай, а я за руль сяду — хитрит Софийка.
«Ладно, пусть поработает,— думает Петр.— Может, и вправду это у нее всерьез».
Он-то, конечно, знал и про сочинение о Паше Ангелиной, и про мечту о тракторе-корабле. Но одно дело — мечтать, а другое — в поле работать, когда к вечеру руки-ноги тяжелые, поясница ноет. Но Соня, молодчина, не жалуется. Благодаря ей комбайн работает без простоев, даже в обеденный перерыв.
Правда, красные флажки лидеров в ту страду трепетали на других машинах, хоть Петр и Софийка работали с полной отдачей. Не хватило опыта. Но все же осенью в колхозном клубе фамилия Шелестов тоже прозвучала среди передовиков.
Опыт опытом, он приходит со временем, а вот знания добывать надо. Это Соня тоже в ту страду поняла. Ведь сколько марок машин, столько и тонкостей. До нюансов надо изучить сельхозтехнику, чтобы добиться чего-то в механизаторском деле. Вот она и пошла на курсы трактористов.
Первая мечта, которая осуществилась, была голубой, подкатила к ней в виде новенького ЮМЗ-6.
— Принимаете семейный трактор? — спросил председатель.
Шелесты приняли его с радостью. И сразу показали, на что способны: в тот год выработали 2315 гектаров условной пахоты при задании 1200.
А потом из года в год: вспашка, посевная, уборочная, зимнее межсезонье. И каждый раз Софийку радовала черная свежевспаханная земля, зелень первых всходов, медовая зрелость нивы, снежный покой поля. Разве может быть однообразна земля, на которой ты вырос и которую тебе передали как дорогое наследие?
Пришло к Софийке мастерство, пришло и уважение. Впрочем, зависимость тут не такая уж прямая. Хороший специалист еще не означает хороший человек. А люди все подмечают. И как Софийка одернула бракоделов на стерне, заставила вернуться, переделать работу. И что именно она предложила на комсомольском собрании отремонтировать во внерабочее время детский садик. И что личным примером доказала: их подворья могут служить с большей отдачей. Но что особенно отметили колхозники — это добросовестность Сони. Если уж вывозит удобрения в поле, то в наилучшие сроки, с наивысшим качеством. Если гербициды вносит, то у агронома дотошно выспросит, и какую дозу, и на какой скорости лучше опрыскивать. А культивацию проведет как по ниточке, филигранно.
В звено Николая Федоровича Мысака Соня пришла уже со своим, именным трактором. Алого цвета. Но дорог он ей не только, как память о комсомольском съезде. На этом тракторе завоевала она приз имени Паши Ангелиной. Трактор, подаренный комсомолией, как бы связывает Софийку со всей молодежью страны.
...Так о чем она расскажет ровесникам на одной из фестивальных встреч? О том, что вот уже второй раз выбирают ее в главный орган государственной власти республики — Верховный Совет. О своих земляках, об их заботах. О селе Высоцком, самом, на Сонин взгляд, красивом на Украине. О том, с какой великой радостью трудятся люди на своей мирной земле. О том, как спешит после уроков ее Тарасик в поле. Трактор для него — мечта. Как засыпает над книжкой младшенькая, Иванка. И, наверное, во сне приплывает к ней тоже алый корабль.
Она же, Соня, сделает все, что в ее силах, чтобы уберечь землю от войны. Как хлебороб. Как мать. Как народный депутат.
Жанна РУДЕНКО
Колхоз им. Чапаева, Бродовский район, Львовская область.

Фото Б. ЗАДВИЛЯ.
Где в разгар страды первый секретарь Бродовского райкома партии Олег Гаврилович Воробьев может найти народного депутата Софью Шелест? На пашне, конечно.
Хлеб на Софийкином поле помогает выращивать и сельхозавиация.
Софья Шелест.


На жалобу отреагировано...

«Дорогая «Крестьянка»!— пишут читатели из Осиповичского района Могилевской области.— Рады сообщить: движение автобусов Бобруйск—Корытное и Осиповичи—Демянка через Корытное налажено. Спасибо за помощь!»
«Уважаемая редакция! После твоего вмешательства меня восстановили на работе, и я вернулась к любимому делу». К этому письму пришло и дополнение: председатель РАПО Сигнахского района Грузинской ССР Д. В. Аладашвили подтверждает, что в семеноводческом совхозе восстановлена на работе Анна Ивановна Аришина, доярка молочнотоварной фермы.
А вот телеграмма-«молния» из Красноярского края. Работники детского сада «Аленушка» с. Дзержинского благодарят за содействие в его открытии...
На первый взгляд эти факты могут показаться не столь уж и значительными. Но для жителей села Корытное и других автобус, регулярно следующий по своему маршруту, снимает много повседневных проблем, жители с. Дзержинского могут спокойно трудиться, зная, что их дети под присмотром, а восстановление на работе доярки, незаконно уволенной администрацией совхоза,— одно из многих свидетельств того, что право на труд каждого человека в нашей стране строго охраняется.
Что и говорить, приятно читать такие письма и телеграммы. Приятно осознавать, что партийный комитет, исполком Совета народных депутатов, профсоюзный орган помогли, защитили. И читатели к этому привыкли: социальная справедливость — норма нашей жизни, борьба за нее — неукоснительное правило, которому должны подчинять свою деятельность руководители любых рангов.
Но, к сожалению, и из этого правила есть исключения. Это когда тот или иной руководитель, получив письмо читателя, пересланное ему редакцией для принятия мер, начинает создавать видимость благополучия или пытается отписаться общими фразами, иногда вопреки фактам.
Житейский случай: сдала Н. В. Ильяшенко из с. Шабалинов Коропского района Черниговской области в приемный пункт химчистки зимнее пальто, а там его утеряли. Ее жалоба, полученная редакцией, была направлена в управление бытового обслуживания населения Черниговского облисполкома. И вот пришел ответ, подписанный заместителем начальника управления А. В. Калиной: виновные в утере пальто получили взыскания и обязаны в указанный срок оплатить его стоимость.
Вроде бы все в порядке. Если бы не одна любопытная деталь: ответ заместителем начальника управления подписан через три дня после того, как этот указанный срок истек. Так чем же закончилось дело? Оплатили виновные стоимость пальто или нет?
Ведь главное — не пообещать, что меры будут приняты, а принять их!
«Мы неоднократно обращались в разные инстанции с просьбой открыть у нас детский сад,— пишут в редакцию жители с. Гуран Свободненского района Амурской области.— Матери вынуждены сидеть дома, и по этой причине многие молодые семьи покидают село». Авторы рассказывают, что в сентябре прошлого года они наконец получили ответ за подписью начальника районного управления сельского хозяйства В. А. Калиниченко: «Детский сад будет открыт в первом квартале 1985 года». Первый квартал давно прошел, а детсада по-прежнему нет. Так что обещание тов. Калиниченко повисло в воздухе...
Одна из распространенных форм отписок — фигура частичного умолчания. Авторы их охотно и многословно перечисляют приведенные в письме читателей факты, которые не подтвердились, но, как только дело касается тех, что «имели место», сразу же переходят на общие фразы телеграфной краткости.
Жительница с. Михайловка Железинского района Павлодарской области Н. В. Радецкая пожаловалась в редакцию на бытовиков: заволокитили ремонт стиральной машины. Потребовалось вмешательство «Крестьянки», чтобы машина была приведена в исправное состояние.
За волокиту, за бездушное отношение к человеку, за нервотрепку, которую ему устроили на длительное время, кто-то, естественно, должен отвечать. Хорошо понимая это, директор павлодарского областного объединения «Рембыттехника» А. М. Косенко не обошел молчанием пересланную ему жалобу. «В отношении мастеров, виновных в волоките с ремонтом машины, приняты соответствующие меры»,— сообщил он.
И вот возникает сразу несколько вопросов. Что за мастера? Какие именно меры? Почему все это содержится в столь строгой тайне? Разве тов. Косенко не известно, что наказание, вынесенное келейно, скрываемое в анналах книги приказов, в воспитательном отношении равно нулю?
Конечно, отписаться проще, чем принять действенные меры. Прислали механизаторы госпромхоза «Ново-Бирюсинский» «Крестьянке» письмо о том, что не обеспечены спецодеждой, оплата труда и премирование, на их взгляд, ведутся в госпромхозе неправильно. Письмо редакция направила в Иркутский обком профсоюза работников сельского хозяйства для принятия мер. Но вместо сообщения о принятых мерах получила объемистую бумагу, подписанную председателем обкома профсоюза Л. Н. Грудиным. Не удостоив вниманием ни оплату труда, ни систему премирования, тов. Грудин подробно рассказал, какой спецодеждой и спецобувью должны быть обеспечены трактористы-машинисты.
Конечно, неплохо, что он просветил на этот счет и механизаторов, и редакцию. Но было бы гораздо лучше, если бы обком профсоюза к тому же и обязал дирекцию хозяйства приобрести средства индивидуальной защиты для трактористов. И, разумеется, они очень надеялись, что им помогут разобраться и в вопросах оплаты труда, и в системе премирования.
Иногда ответы, которые получает редакция, содержат какую-то странную перестановку акцентов: факты, о которых сообщили читатели, признаны правильными, меры приняты, но... не по этим фактам. Получила редакция письмо А. Ф. Любутина о бесхозяйственности и беспорядках в колхозе «Коммунар» Куньинского района Псковской области. Факты приводились настолько серьезные, что письмо пришлось направить в райком КПСС. И вот за подписью секретаря райкома тов. Ершова пришел ответ: «Факты, указанные в письме А. Ф. Любутина, подтвердились. Секретарю парторганизации тов. Котову В. Д., председателю колхоза тов. Мещерякову А. Ф. указано на недостатки в воспитательной работе с людьми, ослабление контроля за работой руководителей среднего звена».
Итак, факты подтвердились. О чем же шла речь в письме А. Ф. Любутина? Читатель сообщал, что новый председатель не прислушивается к мнению колхозников, бригадир дело знает плохо и бригада из передовой стала отстающей. Доярки работают в тяжелых условиях. Молоко они таскают в бачках: молокопровода нет. Красного уголка, где они могли бы отдохнуть, тоже нет. Урожай зерна снизился. Много удобрений попадает не на поля, а на садово-огородные участки горожан.
Если факты подтвердились, то разве можно ограничиться указанием на недостатки в воспитательной работе с людьми и ослабление контроля за работой руководителей среднего звена? А как же быть с тяжелыми условиями труда доярок, с отсутствием условий для их отдыха, со снижением урожая и разбазариванием удобрений? Может быть, райком поручил соответствующим органам разобраться с этими фактами и принять меры, а письмо поставил на контроль? Возможно. Но из ответа райкома это, к сожалению, не вытекает...
Бывают еще случаи (правда, редкие), когда приходит ответ, в котором четко и конкретно рассказывается о принятых мерах, а потом оказывается, что не только никаких мер не принято, но никто и не пытался их принимать.
В письме в редакцию жительница пос. Борисовка Белгородской области М. М. Иващенко сообщала, что улица Некрасова не имеет электрического освещения и приведена в такое состояние, что по ней ни пройти, ни проехать. «Факты, приведенные в письме, действительно имеют место,— согласилась председатель исполкома Борисовского районного Совета народных депутатов тов. Астанина и сообщила о принятых мерах.— В настоящее время дополнительно установлены светильники, произведено грейдирование дороги». А вскоре пришло письмо за подписью двенадцати жителей поселка: улица не грейдирована, ни один новый светильник на ней не появился...
Меняется время — меняются и сами любители отписок. Они уже не решаются отмалчиваться — наоборот, всеми силами пытаются показать, что неприглядные факты устранены, порядок наведен, справедливость восстановлена. Но попытка показать — увы, еще не значит устранить. И хотя любители отписок «перекрашиваются», философия их неизменна. Она стара как мир: «Подписано — и с плеч долой!» И природа отписки все та же: это попытка отмахнуться от очевидных фактов, по которым надо что-то делать, беспокоиться, а иногда даже вступать с кем-то в конфликт. Это подчас пренебрежение к тому, что за каждым письмом, за каждой жалобой и критическим сигналом стоит живой человек со своими запросами и нуждами. Он ждет, что его услышат, он верит, что конкретные, действенные меры будут приняты.
И. АЛЕКСАНДРОВ


САМА ТРАВА НЕ ВЫРАСТЕТ

Кухня дешевого корма

Три года назад мне довелось выступить в журнале «Крестьянка» со статьей «Сама трава не вырастет». И вот в летних номерах этого года читаю под одноименной рубрикой статьи «Золотой рапс», «Донник»... Признаюсь, был очень обрадован — ведь тема, поднятая на журнальных страницах, крайне важна.
Более шестидесяти лет я занимаюсь проблемами лугового и полевого кормопроизводства и со всей ответственностью могу сказать, что именно здесь главная болевая точка нашего общественного животноводства. Вспоминая прошлое, я вспоминаю те баталии, которые когда-то пришлось вести мне и моим коллегам, чтобы доказать, что нельзя распахивать все земли подряд, что нельзя уповать на какую-то одну монокультуру, что концентраты при всей их питательности не в состоянии заменить грубые и сочные корма, что пастбище с его разнотравьем — лучший профилакторий для животных, кухня самого дешевого корма...
Трещали и ломались копья, но здравый смысл наконец победил. Сейчас мы уже не дискутируем на темы — пасти скот или не пасти, нужны луга или не нужны, сеять кормовые травы или не сеять. Мы говорим о другом: как правильно пасти скот, какими должны быть луга, какие травы на них сеять... Говорим и частенько спотыкаемся о камень преткновения. Камень этот из весьма прочного материала — инерции, неумения, бесхозяйственности. Назову такую цифру. У нас свыше 300 миллионов гектаров лугов и пастбищ, то есть территория, в полтора раза превышающая пахотное поле. Она одна при эффективном ее использовании способна прокормить все имеющееся в стране поголовье. Однако сейчас в общем кормовом балансе продукция природных сенокосов и пастбищ составляет лишь около 30 процентов. Сколько же питательных и дешевых кормов мы недополучаем! А почему? Повторяю, из-за инерции, бесхозяйственности, из-за укоренившегося мнения, что трава растет сама.
Сколько у нас еще запущенных кормовых угодий, которые поросли кустарником, заболочены, покрыты кочками. Травы на них хилые, засоренные, естественно, и продуктивность лугов крайне низка. Примеры можно привести по многим областям. Но взялся я за перо ради того, чтобы еще раз подчеркнуть: наиболее короткий путь к изобилию кормов — создание культурных сенокосов и пастбищ.
Луг — сложный биологический организм, его благополучие зависит от множества факторов. Создание культурных сенокосов и пастбищ — это целый комплекс мероприятий, требующий точной технологической дисциплины. Даже при поверхностном улучшении лугов, когда с них срезают кочки, убирают камни, уничтожают кустарник, вносят удобрения, сбор кормов увеличивается в 2—3 раза. При коренном улучшении (уничтожение дернины, посев многолетних трав) урожайность угодий повышается в 4—5 раз. При создании же орошаемых пастбищ их продуктивность удесятеряется!
Такая высокая отдача пастбищ обусловлена биологическими особенностями многолетних трав: они интенсивно потребляют влагу во время вегетации и отзывчивы на внесение минеральных удобрений в сочетании с орошением. При соблюдении режима и нормы полива, дозировки и сроков внесения удобрений с каждого гектара пастбища можно получить по 6—8 тысяч кормовых единиц. Такая продуктивность в сочетании с загонной системой выпаса превращает пастбище в настоящий кормовой цех со стабильным ритмичным производством продукции — зеленого корма, который равномерно поступает в течение всего пастбищного периода. Кроме того, орошаемые пастбища дают прекрасное сырье для заготовки кормов на зиму — сена, сенажа, травяной муки и резки. Высокая продуктивность этих пастбищ позволяет высвобождать значительные площади пашни, занятые кормовыми культурами, для выращивания зерновых.
Конечно, создание культурных пастбищ стоит сил и денег. Но они быстро окупаются. Например, в колхозе имени 22-й годовщины Октября Бершадского района Винницкой области пастбища дают зеленой массы по 390 центнеров с гектара при себестоимости одной кормовой единицы 3.4 копейки. Капитальные затраты на строительство пастбищ окупились в два года. А в колхозе «Рассвет» Псковской области кормовая единица, полученная на культурных лугах, стоит и того меньше — одну-две копейки.
Но, к сожалению, еще нередки случаи, когда луга, в которые вложено немало сил и средств, используют нерационально, и они в конце концов вырождаются. Происходит это, как правило, из-за того, что пастбище перегружают. По рекомендациям ученых за лето на одном гектаре пастбища не должно пастись более 4 голов скота, а между стравливанием оно должно отдыхать не менее 15—20 дней. На эти рекомендации, как правило, внимания не обращают. И в результате ценные пастбища вытаптываются, изменяется их растительный покров, менее выносливые виды растений исчезают, остается грубостебельное разнотравье. Очень важно для лугов и определение правильных сроков выпаса. Ранний выпас скота, особенно сразу же после того, как сойдет снег, резко нарушает нормальный ход накопления и расходования питательных веществ в растениях. Кроме того, при раннем выпасе, когда почва лугов еще влажная и сырая, может разрушиться дернина, а это чревато порчей пастбища. Весенний выпас нужно начинать через 10—20 дней после начала отрастания трав, что будет совпадать с фазой кущения.
Сроки прекращения выпаса осенью также имеют большое значение. При позднем осеннем стравливании травостой не успевает окрепнуть и отрасти до наступления зимы, поэтому продуктивность его в последующие годы снижается.
Выпас заканчивать нужно не позднее чем за 25—30 дней до окончания вегетации растений. Такой срок вполне достаточен для того, чтобы растения успели накопить нужный запас питательных веществ.
В условиях правильной эксплуатации, то есть при оптимальной нагрузке, должном уходе, соблюдении сроков стравливания, пастбища служат долго и изобильно. В Эстонии немало пастбищ 25—30-летнего возраста, которые дают по 2500 кормовых единиц с гектара. В Латвии тоже есть пастбища-«ветераны». Например, с 25-летних пастбищ на опытной базе Академии наук Латвийской ССР «Римейкес» получают около 4000 кормовых единиц с гектара.
Экономическая эффективность таких пастбищ высока. Сравните: чтобы получить 2500—3000 кормовых единиц с зернового поля, необходимо собрать 20—30 центнеров зерна с гектара. Естественно, для этого потребуется значительно больше труда и средств, чем при использовании культурных пастбищ.
Опыт колхозов и совхозов Нечерноземной зоны показал, что при пастбищном режиме на обслуживание 100 голов требуется вдвое меньше рабочей силы по сравнению со стойловым содержанием.
Экономия в затратах труда еще больше при сопоставлении с возделыванием кормовых культур, По данным исследований, проведенных Латвийской сельскохозяйственной академией, затраты человеко-дней на 1 гектар составляют: по культурным пастбищам — 3,1, на выращивании овса — 12,9, картофеля — 46,9, кормовой свеклы — 119,2.
Но такая экономическая эффективность, подчеркиваю, возможна лишь при соблюдении всех параметров технологии организации культурных пастбищ.
Подходит конец лета, недалеко то время, когда закончится пастбищный сезон, скот станет в стойла, и кормушки, полные или не очень, станут свидетельством рачительности животноводов. Как правило, там, где с кормами неважно, будут ссылаться на плохую погоду, «объективные трудности» и так далее. И в этих же хозяйствах окажется много неиспользованных резервов. Первый и главный — земля. Вернее, так называемые неудобья: склоны, овраги, балки, выработанные торфяники. Убежден, именно эти так называемые «бросовые земли» могут и должны стать замечательным источником кормов. Их только, как говорится, нужно довести до ума. Прежде всего очистить от камней, кустов, сорняков, привести в порядок дернину, внести удобрения, подсеять травы. И тогда эти участки станут новыми хорошими пастбищами.
Н. Г. АНДРЕЕВ,
академик ВАСХНИЛ, заведующий кафедрой луговодства Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева, лауреат Государственной премии СССР.


Собирайтесь, косари!

Сенокос на родной земле нелегкая, но милая сердцу страда... Еще затемно поднимутся женщины, соберут мужчинам еду, проводят их на луга. Там, едва развиднеется, затарахтят косилки, потечет в кузов скошенная трава веселым водопадом. И взмахнут косами косари...
Но позвольте, нужна ли коса при теперешнем уровне сельской работы? Уместен ли этот крестьянский труд — «Раззудись, плечо! Размахнись, рука!»,— когда и косилки у колхоза, и силосные комбайны, и прочие приспособления для заготовки кормов?.. Да, труд такой нужен, уместен, необходим даже. Не только на ровных лугах травы растут, но и на склонах холмов, и в узких лощинах, и в оврагах, и по обочинам дорог, и на опушках, где никакая техника не пройдет. Где механической косилкой с лошадью в упряжке, где косами и даже серпами нужно пройтись, чтоб ни одна охапка сочной травы не пропала.
Искусство косарей древнее, переходившее от отца к сыну. Кто-нибудь старший и самый опытный расставлял людей по способностям, по умению работать споро. По росту даже. Они не торопятся, проведут еще разок-другой по косе оселком, чтоб уж навести остроту бритвенного лезвия, приноровятся. Но вот дан сигнал — и взмахнули разом косы по брызгающей соком траве ладно, со звоном...
Зорко глядят друг за другом косари: у кого валок ровнее, кто накосил больше? Идет косьба по всем лугам, разгорается азарт — побыстрей скосить, дать подсохнуть сену, вместе с женщинами сметать его в стога, чтоб поднялась отава до следующего укоса...
Вот такую дружную работу, такое горение и лад увидели мы летом в местах, где очень сложна косовица из-за неудобиц. Сенокос как бы генеральная репетиция перед другой важной страдой — жатвой.
А. ГОЛОВКОВ
Ленинский район, Дагестанская АССР.

Фото С. КУЗНЕЦОВА.
Ильмуханум Абуталипова замечательно готовит. Вот и поставили ее на время сенокоса стряпухой. Здесь она хозяйка.
Все лето течет эта зеленая река.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz