каморка папыВлада
журнал Крестьянка 1984-08 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2019, 12:02

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ХОЗЯЮШКА
МУЖЧИНА В ДОМЕ

КАК ПОСТРОИТЬ БАНЮ?

«Дорогая «Хозяюшка»!
Мы живем в благоустроенном современном сельском поселке. Все удобства у нас есть, в том числе и ванны в новых квартирах. Но вот задумали мы с друзьями построить своими руками баню — настоящую, русскую, деревенскую, с парилкой, какая издавна славится в наших краях. А как? Что для этого надо? Не поможешь ли нам?
Н. ПИГАЛОВ, С. ПРОХОРОВ.
Горьковская область».
Построить русскую деревенскую баню несложно, если вы немного владеете топором, пилой, рубанком.
Для начала определите размер будущей бани, ее полезная площадь (без печки) должна быть не менее 5—6 кв. метров. Высота бани от пола до потолка — 2—2,3 м. На рис. 1 показана схема простой бани: цифрой 1 обозначен тамбур; 2 — предбанник; 3 — скамья; 4 — печь; 5 — бак для холодной воды; 6 — табуреты-подставки; 7 — моечная; 8 — полка.
Для постройки можно взять любые материалы — камень, кирпич, бревна, бруски, в том числе каркасные засыпные, но лучше всего — дерево.
Каркасные засыпные по своим свойствам не уступают деревянным, но они нуждаются в обязательной пароизоляции.
С внутренней стороны на каркас бани крепится толь или рубероид так, чтобы каждое верхнее полотно напускалось на следующее, но не ниже чем на 100 мм. Потом все покрытие обшивается досками. Сверху их можно закрыть любым пластиком.
Потолок настилается так. Прибитые доски сперва закрываются со стороны чердачного перекрытия толем или рубероидом, на них кладется слой засыпки, лучше всего шлака. С внутренней стороны подшивку можно облицевать пластиком, таким же, как и стены; он хорошо предохраняет древесину от влаги.
Стены бани должны хранить тепло. Толщина стен из бутового камня — 750 мм, из кирпича и бетона — 510 мм, из бревен — не менее 200 мм. Древесину и паклю для заделки стен обязательно обработайте противогнилостным антисептиком — дольше прослужат. Можно оштукатурить стены с внутренней или с внешней стороны цементно-известковым раствором.
Для кровли и перекрытий можно взять любой материал. Если выберете дерево — сначала хорошо просушите его, а после работы оштукатурьте или закройте пластиком. Другой способ: обильно проолифить и затем в два приема окрасить масляной краской.
На чердаке с двух противоположных сторон сделайте слуховые окна для вентиляции. Они предохранят древесину от загнивания и грибка, с которым трудно бороться.
Оптимальный размер для дверей такой: высота — 1600—1700 мм, ширина — 700 мм. Порог — 250—300 мм от уровня пола. Это не очень удобно при ходьбе, зато лучше удерживается тепло. Окно в моечном отделении по традиции делают одно, шириной 400—600 мм, высотой 600—700 мм. Рамы вставьте двойные. Все щели между коробкой и стенами, коробкой и переплетами хорошо заделайте замазкой.
Продумайте, на какой фундамент поставить баню. Тяжелые стены из камня, красного кирпича и бетона возводятся на сплошном ленточном фундаменте из бута, красного кирпича, хорошо обожженного, или железняка, на высоте 500 мм от уровня поверхности земли. Красный щелевой и силикатный кирпич не пригоден!
Деревянные стены лучше тоже ставить на ленточном фундаменте, но можно и на столбчатом с тонкими стенками из названных здесь материалов и с подсыпкой около них грунта. С внутренней стороны стены фундамента «облицуйте» жирным слоем глины, это надежно предохранит его от намокания. Не забудьте про гидроизоляцию! Лучше ее уложить на мастику: толь — на дегтевую, а рубероид — на битумную.
Самый простой пол в бане — земляной, для него достаточно срезать растительный слой почвы на глубину не менее 150 мм. Но лучше всего сделать так. Отступите от фундамента по всем его сторонам около моечной на 500 мм, выберите грунт на глубину не менее 500 мм и в образованную яму насыпьте песок или гравий, на них настелите доски. Можно положить на столбы балки и на них настелить доски. Воду надо отводить за пределы бани на расстояние 2—3 метра. И позаботьтесь о том, чтобы из такой ямы не поступал в баню холодный воздух.
Для устройства электроосвещения запаситесь проводкой из изолированных проводов. Электролампы защитите предохранительными плафонами.
Для нагревания воды применяются и обычные чугунные котлы и водогрейные коробки с краном. Объем — из расчета 6—7 литров воды при температуре 50 градусов на одного человека (при мытье вы будете ее по желанию разбавлять). Не забудьте, что при нагревании воды количество ее уменьшается. Котлы и баки приспособьте так, чтобы они опирались своими бортиками на стенки кладки, или подвесьте на тросиках или толстой арматурной проволоке к балкам потолка.
Для любителей париться (этим и знаменита русская баня!) устройте каменный настил. Хорошо бы добавить к камням чугунные чушки, из расчета — 80 процентов камней и 20 процентов чугунных чушек.
Чтобы все стенки печи отдавали тепло, надо строить их с отступом от стен бани минимум на 250 мм. При кладке печей строго соблюдайте меры противопожарной безопасности, особенно при прохождении трубы через чердачное перекрытие и кровлю.
Предлагаем несколько вариантов простейших печей. На рис. 2 показана печь для отопления и нагрева воды. Она имеет: 1 — каналы для выхода тепла; 2 — кран для разбора горячей воды; 3 — пазуху для горячих газов; 4 — котел; 5 — канал для отвода газов в трубу; 6 — топочную дверку; 7 — поддувальную дверку; 8 — колосники.
А вот печь-каменка из двух бочек (рис. 3): 1 — зольник; 2 — топливник; 3 — бак для воды; 4 — патрубок; 5 — каменка. Как видите, эта печь и удобна и проста в изготовлении.
Может быть, вам больше понравится простая печь-каменка (рис. 4). Для нее потребуется: 1, 4 — дверки; 2 — чугунные колосники; 3 — каменка (камера, заполненная камнем); 5 — проволока или тросик; 6 — котел; 7 — дверка топливника; 8 — дверка поддувала.
Тяга во всех печах зависит от многих факторов, особенно от высоты трубы. При строительстве учитывайте это.
Ну вот баня и готова. Если хотите, чтобы она служила вам дольше, не забывайте после каждого мытья проветривать чердак да и само помещение, чтобы удалить следы влаги.
А. ШЕПЕЛЕВ, инженер.


ХОЗЯЮШКА
ВОЗЬМИТЕ КОКЛЮШКИ

А ТЕПЕРЬ О ТЕСЕМКЕ «КВАДРАТНОЙ»

Это более сложный вариант плетения.
Возьмите 12 пар коклюшек: 4 долевые, 2 ходовые и 6 пар — на плетешки (их мы с вами научились плести в июне, см. № 6 «Крестьянки»), нитки — № 30. Длина сколка — прежняя, ширина — 2 см, расстояние между наколами — 7 мм.
Наколы верхнего и нижнего рядов расположите напротив друг друга (рис. 1). Закрепите сколок на подушке. Навесьте пары коклюшек таким образом: на булавки 1 и 7 — по две пары (одна долевая и одна ходовая), на булавки 2 и 6 — по одной долевой, на 3,4,5 булавки — по две пары на плетешки (рис. 2).
Заплетите крайние булавки. Крайние долевые отложите. Возьмите следующие 2 долевые, два раза перевейте с ходовыми парами и сплетите. Пары отложите.
Теперь сплетите 3 плетешка до начала первого квадрата (см. рисунок), в вершине квадрата заплетите булавку парами левого плетешка. Правую пару возьмите как ходовую и переплетите полотнянкой обыкновенной с остальными четырьмя парами от плетешков, перевейте ее один раз и сплетите с ходовой от края. В накол между парами поставьте булавку и заплетите ее.
Ходовую пару квадрата перевейте один раз и сплетите с пятью парами от плетешков, перевейте еще раз и сплетите с ходовой от края. В накол между парами поставьте булавку и заплетите ее.
Снова перевейте ходовую квадрата один раз и сплетите с пятью парами от плетешков. Заплетите булавку ходовой парой и последней долевой. Теперь «возвращайтесь» обратно. С последней парой сплетите плетешок. Из оставшихся четырех пар сплетите еще два плетешка. Пары отложите. Ходовые пары от края и долевые перевейте один раз и сплетите. В наколы между ходовыми и крайними долевыми парами поставьте булавки, заплетите их. Крайние долевые отложите. Ходовые «проплетите» через долевые тем же способом обратно. Долевые отложите.
Теперь каждую ходовую пару сплетите с одной парой от плетешков. В наколы между парами поставьте булавки и заплетите их. Ходовые отложите. Сплетите дальше два плетешка до начала второго квадрата. В вершине квадрата заплетите булавку парами левого плетешка. И продолжайте таким же образом плетение «квадратной» тесемки...
УЗОР «ВИЛЮШКА»
Начинаем знакомиться с техникой плетения поворотов полотнянки и методов сцепления ее отдельных частей. Иными словами, плетем узор «вилюшка».
Подготовьте сколок длиной 15 см, нитки № 30. Расстояние между наколами 0,4 см. Ширина полотнянки по всему узору — 1 см, расстояние между ее частями — 0,5 см. С внешней стороны поворота (см. рис. 3) расстояние между наколами то же, что на прямом участке полотнянки, а внутри поворота наколы располагаются рядом друг с другом. Обратите внимание: наколы параллельно расположенных участков полотнянки должны находиться напротив друг друга. Еще одно замечание: для того чтобы нити пар при переплетении правильно ложились по рисунку, подушку-валик нужно поворачивать.
Для плетения узора возьмите 9 пар коклюшек. Закрепите сколок на подушке. Навесьте пары: на крайнюю левую булавку — две, на остальные булавки — по одной. Теперь — за работу.
Для начала вспомните наш третий урок и сплетите полотнянку с перевивом крайних пар — до последнего левого накола, после которого начинается поворот. Заплетите булавку, вколотую в этот накол, и плетите полотнянку, двигаясь к первому наколу на повороте справа. «Подошли»? Сделайте «закидку»: нити ходовой и последней долевой пары поменяйте, два раза перевейте и еще раз поменяйте. Булавку поставьте в накол под обе пары. Крайнюю пару отложите, а другой парой плетите полотнянку в обратном направлении. Когда вернетесь к повороту справа, опять сделайте «закидку». Поставьте в накол под обе пары булавку. Продолжайте плести полотнянку, делая справа на повороте «закидки».
Тут в нашу работу придется включить тонкий вязальный крючок или иглу для поднятия петель. С помощью крючка и пары нитей сцепляют отдельные части полотнянки — делают сцепы, которые соединяют наколы, расположенные напротив друг друга.
После того как проплели поворот, переверните подушку-валик так, чтобы проплетенный участок прямой полотнянки находился у вас справа. Плетите полотнянку до первого накола справа после поворота. Ходовую и последнюю долевую пару перевейте по одному разу и сплетите, долевую отложите. Ходовую пару перевейте три раза. Из противоположного накола выньте булавку. Введите крючок в отверстие между нитями сверху вниз, подхватите одну из нитей ходовой пары и вытяните ее через отверстие. В образовавшуюся петлю проведите вторую нить ходовой пары при помощи коклюшки, слева направо. Выньте крючок из петли и затяните петлю. Ходовую пару перевейте 3 раза и сплетите с долевой. Плетите полотнянку до следующего сцепа и повторите все операции. Это и будет узор «вилюшка»...
Ю. МАКАЦЮБО,
преподаватель декоративно-прикладного искусства.


СВОЯ НОША, А ТЯНЕТ
В редакцию приходит много писем: лишь за последние полгода «Крестьянка» получила их более 30 тысяч. Бьется этот почтовый прибой, плещется радостью и огорчениями, полнится добрыми словами о хороших людях и гневными, жесткими — о дурных... И в каждом письме человек вольно или невольно раскрывается сам. Ведь еще древние считали: всякое высказывание есть автохарактеристика. Письмо Любови Васильевны Игнатович особенно запало в душу. Уже и ответ на него получен из той «инстанции», куда оно было отослано, и меры, те, что можно принять, приняты. Пора бы его в архив сдавать, а оно все перед глазами. Быть может, потому, что во всей полугодичной почте таких писем единицы...
«Пишу с надеждой, что мое письмо прочтут и, может, помогут. Я здесь ничем помочь не могу...»
Вопросы, затронутые в письме, характера личного, семейного. Но автор знает: равнодушно его читать не будут. Кого же не затронет судьба двух престарелых пенсионеров, отдавших все свои силы честной работе в колхозе, в трудную годину защитивших землю свою, взрастивших и поставивших на крыло четверых детей, а ныне вынужденных доживать свой век в одиночестве... Он — ветеран Великой Отечественной войны, инвалид первой группы, жена его — тоже больной человек, с трудом держит хозяйство — как же в селе без хозяйства? «Огород обрабатывает лопатой и тяпкой, из последних сил выбивается»,— пишет Л. В. Игнатович. А правление колхоза — имеется в виду пензенский колхоз «Россия», где живут старики,— нужной помощи не оказывает. «Дров привезти не на чем, коня для обработки огорода не дадут, потому что они пенсионеры».
Сама Любовь Васильевна живет и работает в другой области, в Псковской. Ей есть с чем сравнивать:
«У нас здесь пенсионерам колхоз помогает во всем. И удобрениями обеспечивает и дровами. Так почему же там такая несправедливость?»
Нет, далеко не личные проблемы ставит автор в этом письме.
«Ведь как они тяжело работали!— читаем дальше.— И коноплю мочили, и косили, и стоговали — все вручную. Описать невозможно, сколько всякой работы переделали. Надо же им посочувствовать, помочь, ведь никто от старости не застрахован...».
Убедительнее слова трудно сыскать. Да и как не быть им убедительными? Ведь Любовь Васильевна, хоть и живет в другой области, бывает и в колхозе «Россия», значит, все видела своими глазами, в ситуацию вникла. И письма получает, в которых старики простодушно делятся своими горестями, сетуют на одиночество. Вот и недавно получила. «Оно меня очень поразило, я даже заплакала, и сейчас пишу, а у меня слезы наворачиваются... Я его вам посылаю».
Признаться, у нас тоже наворачивались слезы, когда читали этот листок из школьной тетради — третью страничку (в редакцию прислана только она одна!) большого, должно быть, письма. Но всего сильнее поразило письмо самой Любови Васильевны, так прочувствованно поведавшей о судьбе одиноких стариков.
Поразило, потому что Любовь Васильевна... их дочь!
Одна из четверых, живых и здравствующих, в трудные годы отцом-матерью воспитанных деток.
Теперь-то все они оперились и покинули — дело житейское! — родное гнездо. Свили каждый свое, судя по всему, добротное гнездо. А то, отчее, с двумя беспомощными стариками, целиком передали под присмотр... колхоза. Удобно. Не всегда, правда, надежно — вот ведь дров не завезли... И тут уж праведный гнев диктует бьющие по сердцу слова: примите меры, наших родителей обижают!
Конечно, меры принимаются. Государство наше строго спрашивает с тех должностных лиц, которые помогать старикам не спешат. Но разве пожилые люди только в дровах нуждаются? Разве тепло отчего дома, о котором, возможно, поют за праздничными столами, каждый за своим, повзрослевшие дети,— это только тепло от натопленной печки?
«Я сейчас одна, как бездетная. Все куда-то разъехались, погода у нас хорошая, сижу пишу письмо, и нигде никого нет, все как побитые...» Эти слова из материнского письма предусмотрительно Любовью Васильевной перечеркнуты крест-накрест фломастером, чтобы в редакции те строки не читали, а лишь незачеркнутые прочли, где мать жалуется на невнимание колхоза... Но из письма все-таки ясно, что есть сын, есть дочки и зятья, внучата и внучки. Такая вот большая родня. И «Юра уже стал большой и Юлечка тоже». И далее: «Я, наверно, не доживу до Юры, как он женился бы — посмотреть...» Узнаем, что есть «два поросенка и овцы, а сама — то нога, то спина — все не годится». Что кому-то (кому — мы не знаем, ведь у нас только третья страничка) было сказано: «А вы ко мне не ездите, я жду помощи, а вы спать приехали. Дома бы спали, на моих нервах не играли...»
Узнаем, к сожалению, и о том, что «...ходила в правление выписать дров, а мне не выписали, пусть, говорят, сын твой тебе дрова возит. Попрекнули, уехал из колхоза. Я говорю, у него своя семья, может, он и оттуда уедет, а я при чем? Но им не докажешь...»
Им доказали: вмешался Мокшанский райком профсоюза работников сельского хозяйства, и дрова привезли. О чем и сообщили в редакцию. Более того, чья-то рука написала, а мать «заверила» (мы сознательно ее имя не называем, чтобы не травмировать лишний раз, ей и так тяжело), что-де претензий к колхозу семья не имеет. Можно только представить, какой виноватой чувствовала себя мать и перед детьми (побеспокоила!) и перед колхозом (сор из избы вынесла), как дрожала ее рука, когда ставила свою роспись после этих строгих слов: «Никаких претензий не имею, в чем и заверяю...»
Строгий, официальный ответ прислала в редакцию и председатель райкома профсоюза М. П. Машнова. Но чувствуется: за каждой строкой — обида. И потому, наверно, что «факты, изложенные в жалобе тов. Игнатович Л. В., подтвердились не полностью». Оказывается, колхоз все-таки помогает пенсионерам: и корма приобрести для скота, и огород обработать, и топливо подвезти. Не всегда сразу, увы, не всегда по первой просьбе, но помогает. И райком профсоюза, и хозяйства, что могут, делают. Да и как поможешь сразу, если в одном только колхозе «Россия» на 580 работающих приходится 845 пенсионеров? Вот и случается: то машины нет, то рук не хватает. А когда не ладится, невольно и упрек, бывает, сорвется: что же дети-то не помогают? Так, беззлобно скажут, и упрек-то к детям относится, не к старикам, которым и без того больно. Для старого человека любое нечуткое слово — беда.
Конечно, не все из 845 пенсионеров, что живут в колхозе «Россия», так одиноки, как родители Л. В. Игнатович. Но бесспорно, по стране таких людей немало, тех, кто действительно одинок, и тех, кто имеет детей, но забывчивых, неблагодарных.
Кроме письма Л. В. Игнатович, в редакцию за полгода пришло еще одно похожее письмо. От молодой женщины, которая с возмущением писала, что ее матери, воспитавшей их, восьмерых детей, начислена маленькая пенсия, так как стаж на производстве у нее оказался недостаточным.
Редакция, конечно, помогла, чем сумела. Но задала также вопрос автору письма: а не им ли. детям, отдала мать свой «трудовой стаж»? И не приходит ли в голову восьмерым взрослым, полным сил и энергии людям, что если каждый из них пошлет матери десятку в месяц, чем удара по семейному бюджету, разумеется, не нанесет, то сумма, которую мать получит и которую, безусловно, заслужила, составит 80 рублей? Ответа в редакцию не поступило. Но мы ждем, и потому пока не сообщаем адреса нашего «непонятливого» корреспондента.
Таких вот «непонятливых» авторов писем у нас немного. Все-таки каждый понимает: где бы ты ни жил, как бы ни был занят, если у тебя есть престарелые родители и они нуждаются в помощи, ты обязан ее оказать. Думаем, что поймут это и Л. В. Игнатович, и ее брат и сестры, и самые младшие в семье. Поймут и то, что заботу о родителях, о стариках нельзя свести только к материальной помощи, к деньгам, дровам...
Перечитываем еще раз строки, выведенные рукой матери. «Пишу письмо, и нигде никого нет, все как побитые...» Почти сорок лет, как кончилась война, а мать употребила слово из военных времен. Случайно ли? А может, когда писала, заново переживала эти трудные годы войны? Да и после Победы легко ли было? «Описать невозможно, сколько всякой работы они переделали»,— проникновенно напоминает всему миру Любовь Васильевна. Всему — только не себе...
Взрослеют дети, покидают отчий дом. Это естественно. Так было всегда, всегда и будет. Но никто и никогда не освободит взрослых детей от их дорогой ноши: заботы о родителях, которые поставили их на ноги, воспитали, вывели в жизнь. Потому что дети перед родителями — всегда в неоплатном долгу.
Н. КОРИНА


ПРОМЧАЛСЯ СМЕРЧ...

О нем мы читали в газетах, слышали по радио. И сейчас еще вспоминаются кадры телехроники: перевернутые автомашины, смятые в лепешку опоры электропередач, сметенные вместе с фундаментом дома, пятидесятитонный бак водонапорной башни, отброшенный, словно детский мячик, на много метров в сторону.
Смерч... Одно из самых разрушительных стихийных бедствий. Мы знали, что он порой бушует в далеких южных широтах, в просторах океанов и экзотических пустынях. И вдруг он ударил по центральным районам России...
О том, какой урон нанес он городам и селам, мы уже знаем. Понимаем, что предотвратить такое грозное буйство природы люди пока не в силах. Но от людей зависит, насколько быстро будут ликвидированы его последствия. И мы, наверное, еще долго будем вспоминать, с каким мужеством отнеслись советские люди к постигшей их беде, как поспешили они в первые же минуты разыгравшейся трагедии на помощь пострадавшим, как ярко проявилось их чувство ответственности, гражданского долга, человеческой солидарности.
Субботний день 9 июня с утра выдался погожим. Многие жители Костромы выехали на садовые участки, на волжские пляжи, на рыбалку, в лес. К обеду температура поднялась до тридцати градусов... И когда на горизонте появились первые тучки, на них никто не обратил внимания. Эка невидаль — тучки в летний день! Но они росли, сгущались и после 16 часов закрыли все небо. Стало темно. Под свист шквального ветра и грохот непрерывных грозовых разрядов на землю обрушились бурные потоки воды...
Но это была только прелюдия. Разбушевавшаяся стихия не сразу пустила в ход все свое оружие. Главный удар она нанесла неожиданно и коварно, когда казалось, что небо уже начало светлеть.
Смерч зародился в Ивановской области и, натворив там немало бед, с огромной скоростью ворвался в пределы соседней Костромской области. Бурый конусообразный гриб, вершина которого где-то высоко упиралась в небо, стремительно меняя направления, втягивал в свою воронку поваленные им же деревья, бревна и доски от разрушенных домов, камни, бетонные плиты, оставляя после себя израненную, искалеченную землю. Дубы в два-три обхвата ломались, как спички. На Волге смерч поднял многометровый водяной столб и обрушился на туристский комплекс «Лунево», деревню Лунево и пионерский лагерь Костромского льнокомбината.
Невиданной силы ветер снес с деревенских домов крыши, вырвал рамы, но большинство домов все же устояло. Урон, нанесенный турбазе и пионерскому лагерю, оказался куда тяжелее. Легкие деревянные корпуса для туристов были разрушены в первые же секунды, и смерч ринулся на пионерский лагерь. А дети только что вышли из столовой после полдника. Беды бы не избежать, но тут сама природа послала неожиданную помощь в виде... крупного града. Воспитательницы быстро завели ребят в единственное здесь кирпичное здание, и только завели, как раздался оглушительный рев. На крышу дома упали первые вырванные с корнем березы... Что произошло — никто не успел понять. Воспитательницы, мастер ткацкого производства Ирина Тарасова и член комитета комсомола льнокомбината Тамара Соловьева, знали только одно: надо во что бы то ни стало удержать входную дверь, которую пытается вырвать у них ветер. Если ему удастся вломиться внутрь дома, то он выметет их всех оттуда...
В это время среди падающих деревьев, преодолевая завалы, пробивался к ребятам старший пионервожатый лагеря, студент 4-го курса Костромского пединститута Олег Платонов. Его сбивало с ног, и, когда не хватало сил устоять, он полз... И пробился. Втроем сражаться за дверь стало легче. Окон в этой части дома, к счастью, не было.
А когда смерч промчался и дождь закончился, они все вышли из своего убежища — и не узнали лагеря: на месте столовой и спальных корпусов остались лишь груды исковерканных бревен и досок, а вокруг, словно косой скошенные, валялись вековые деревья. И этими лесными завалами они оказались отрезаны от всего мира...
Для эмоций времени не оставалось. Все сотрудники лагеря и старшие ребята, вооружившись топорами и пилами, вышли пробивать тропу к дороге. К тому времени, когда подоспела помощь из города, все дети уже были проведены через этот опасный коридор.
Весть о буйстве стихии была получена обкомом партии через несколько минут после смерча. С этого мгновения здесь образовался постоянно действующий штаб по ликвидации последствий смерча. На экстренно созванном заседании бюро обкома и облисполкома была создана областная чрезвычайная комиссия во главе с первым заместителем председателя исполкома А. Е. Ереминым, и она сразу же приступила к работе.
По тревоге были подняты подразделения милиции и воины гарнизона. Вместе со студентами вузов они очень тщательно, метр за метром обследовали разрушенные здания и лесные завалы, чтобы ни один раненый не остался незамеченным.
В район бедствия непрерывной колонной пошли техника, транспорт. Рядом с медиками «скорой помощи» и пожарными спешили электрики, связисты, машины с горячей пищей. Надо было срочно наладить связь с областным центром, восстановить порванные провода электропередачи, накормить людей, оставшихся без крова, снабдить их самым необходимым.
Сотни костромичан, узнав о стихийном бедствии, несмотря на выходной день, пришли в свои учреждения, организации, на предприятия. Никто их об этом не просил, тем более не заставлял. Но разве можно остаться в стороне, когда люди в беде? Может, нужна будет помощь, потребуется временное жилье, еще что-либо...
Если бы, допустим, Михаил Иванович Таланов, заведующий областным отделом здравоохранения, не возглавил в эти тревожные минуты лечебные учреждения области, вряд ли кто-нибудь упрекнул бы его — человек на больничном, только что перенес серьезное заболевание. Но, настоящий врач, он прежде всего думал о здоровье других. В короткий срок из персонала областной, первой, второй городских больниц и Волгореченской поселковой больницы было сформировано 25 бригад. Одни направились в эпицентр бедствия, другие — к причалу, куда должны были прибыть теплоходы с ранеными, третьи готовились к тому, чтобы принять в операционной тех, кто будет нуждаться в немедленном оперативном вмешательстве.
Услышав о том, что потребуется много коек для пострадавших, выздоравливающие приходили к врачам и просили выписать их досрочно. В больницах непрерывно раздавались телефонные звонки: рабочие, служащие, студенты предлагали свою кровь...
Стихия разыгралась в 16.40, а уже к 18 часам все получившие раны и травмы были вывезены из района бедствия. Все пострадавшие получили медицинскую помощь, десятки были госпитализированы. И снова и снова милиция, студенты, воины прочесывали местность: не оставлен ли кто-то без помощи...
Врачи, у которых за плечами годы войны, сравнивали обстановку, сложившуюся в тот субботний вечер, с фронтовой...
Хирурги областной больницы Мария Петровна Иванова, Юрий Александрович Гусев и операционная сестра Тамара Соколова на фронте не были и другого такого напряженного дня в своей жизни не помнят.
В первой городской больнице много часов подряд, не разгибаясь, стояли у операционного стола заведующий вторым травматологическим отделением Александр Витальевич Седов и дежурный врач-травматолог Евгений Георгиевич Дашков. Им самоотверженно помогали медсестры Лариса Степановна Клейн и Нина Павловна Королева. Все до одного больные были спасены.
В те минуты и последующие часы и дни тысячи людей как бы сдавали экзамен на деятельную чуткость, на способность всем сердцем, всей душой откликнуться на случившуюся беду, если даже она тебя и не коснулась впрямую.
Капитан речного теплохода «ОМ» Евгений Васильевич Малков вез по Волге экскурсантов, когда вдруг увидел, как зловещий бурый столб пересек реку и обрушился на туристский комплекс. Принеся извинения пассажирам, капитан пришвартовал теплоход и высадил их на берег, чтобы забрать первых пострадавших и отвезти в Кострому. А навстречу уже спешила «Ракета» капитана Леонида Николаевича Ионова. Узнав о бедствии, он отказался от запланированного рейса и, взяв в Костроме бригаду врачей, доставил их на «ОМ». Весь вечер 9 июня работали речники, вывозя пострадавших.
Смерч лишил крова многих сельских жителей. Но никто из них без крова не остался. Из разрушенного Лунева многие были сразу же переселены в соседние села, а часть — в уцелевшие дома. Многие не хотели покидать родную деревню — пенсионеры Александра Андреевна и Василий Иванович Калинины, инвалид Великой Отечественной войны Тимофей Павлович Шмаков, доярка Зоя Евгеньевна Куницина, проработавшая на ферме 30 лет. «Будем строиться. Государство нас в беде не оставит», — сказали твердо. И действительно, уже через два дня после случившегося владельцы сельских индивидуальных домов стали получать страховку. Для них были установлены единовременные безвозмездные пособия в размере до двухсот рублей. При необходимости они еще получают государственные ссуды, а облпотребсоюз оказывает им помощь строительными материалами. На заседании областной чрезвычайной комиссии строительным организациям и крупным предприятиям были даны задания по строительству домов для колхозников, работников совхозов, других жителей села.
Пособия получили и пострадавшие туристы. Облсовпроф снабдил их бесплатно одеждой, обувью, проездными билетами.
Над пострадавшими было сразу установлено шефство: рабочие, служащие, школьники, студенты навещали больных, раненых, приносили цветы, фрукты, газеты, журналы...
Сейчас уже восстановлено разрушенное. Построено много новых домов. Разобраны лесные завалы. Из больниц выписались пострадавшие от смерча. И лишь четырехсотметровые просеки в лесах останутся напоминанием о разыгравшейся здесь трагедии. Мы еще раз убедились в несгибаемом мужестве советских людей, в силе их духа, в том, как щедро реализуются гуманные законы нашего общества.
И. АЛЕКСАНДРОВ

Фото В. СВАРЦЕВИЧА.
Пострадавшим детям — особое внимание врачей.
Быстрее ликвидировать последствия...

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz