каморка папыВлада
журнал Игрушечка 1992-01 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 16:43

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


РОДНИК
Народу в монастыре прибывало, и, потревоженный множеством людей, их шагами, родничок на кадочке закрылся.
Высох родничок на кадочке!..
Чем народ поить? Где воду брать?
Отец Сергий взял с собою верного ученика своего, имя которого осталось в тайне, и тайно же от монахов вышел из ограды монастыря.
Недавно прошёл дождь. Земля дымилась паром, трава блестела от влаги. На дне неглубокого овражка стояла вода, как в блюдце.
Сергий опустился перед ней на колени и стал молиться:
Боже,
сотворивший небо и землю
и всё видимое и невидимое,
создавший человека из небытия,
по Твоему велению
путник в пустыне
источал воду из камня.
Так и здесь яви силу Твою!
Можжевеловым посохом Сергий несильно ударил в край водного блюдца. Вода вырвалась из-под земли и забила, заиграла на солнышке.
Многих исцелила и поныне исцеляет эта вода, если люди берут её с верою.
Слабые зрением, промывши ею очи, улучшают зрение.
Больные нутром пьют ту воду, и к ним возвращаются силы и аппетит.
Безвольные получают волю к жизни.
"Родник Сергия" называли тот источник, хотя преподобный просил:
— Не называйте так. Ведь не я дал воду эту, но Господь.
...Прихотливы и нежны светлые жилки родников под землею, и надо очень любить и жалеть эту землю, чтобы не иссякали они и поили и целили живой водой всё живое.

БЕСНОВАТЫЙ
В ту пору жил на берегу реки Волги родовитый человек. Его постигло горе. Он потерял рассудок и бился так, что разрывал железные цепи и десять сильных мужчин не могли удержать его.
Священник местной церкви посоветовал родным больного:
— Покажите его отцу Сергию.
— Далеко вести.
— До отца Сергия идти долго. Зато он даст жизнь долгую.
По дороге больной вёл себя смирно и всё понимал. Но у Троицкой обители на него напало безумие.
— Верните меня домой! — кричал он. — Не хочу видеть Сергия!..
Его связали и повели в обитель. У ворот он разорвал путы, кидался на людей и ревел, как зверь.
Отец Сергий распорядился:
— Ударьте в било.
Колокольный звон поплыл по лесу. А отец Сергий в церкви стал молиться — просить Господа исцелить больного.
Больной затих.
Отец Сергий вышел из церкви и большим медным крестом трижды осенил больного.
Тот отскочил от Сергия, бросился в дождевую лужу с криком:
— Жжёт!.. Жжёт!..
Дрожь волнами прошла по его телу, и он затих. Провожатые, по просьбе отца Сергия, отнесли больного в келью и положили на лавку. Там он проспал много времени и проснулся совершенно здоровым. Его спросили:
— Ты помнишь, что с тобой было?
— Всё помню.
— Почему ты бросился в воду?
— Пламя шло из креста отца Сергия. Огромное пламя! Оно окружило меня... Охватило со всех сторон! Жжёт. Нечем дышать. Я бросился в воду, чтобы сбить пламя. Потом ничего не помню.
Он прожил в монастыре несколько дней и полный сил вернулся на Волгу.
С тех пор к отцу Сергию потёк народ со всей Руси Великой...

ВОСКРЕШЕНИЕ ОТРОКА
К отцу Сергию шли и ехали люди всех сословий — от простолюдина до великого князя. И все для него были равны.
В каждом он видел человека, которому надо помочь.
...В трескучий мороз крестьянин принёс к отцу Сергию своего больного ребенка.
— Что с ним? — спросил Сергий.
— Тает он у меня. Как свечечка. Да ты посмотри сам, святой отец.
Крестьянин раскутал сына и обмер: ребёнок был мёртв. Крестьянин заплакал, положил сына на лавку и пошёл заказывать гроб.
А Сергий всмотрелся в белое, как яичко, личико ребёнка, охлопал его большими тёплыми руками, подышал на него и, преклонив колени, стал молиться:
— Господи! Спаси, сохрани и помилуй раба Твоего...
Он молился и всё тепло души своей вкладывал в слова молитвы. От них дрогнули веки у мальчика, он застонал, и отец Сергий бережно, как новорождённого, принял его на руки и плакал от радости.
Пришёл отец с гробиком для ребёнка. Он не сразу всё понял, а когда понял, то обнял ноги отца Сергия и от пережитого не мог и слова молвить.
Отец Сергий поднял его, передал ему здорового ребёнка и сказал с улыбкой:
— По дороге он замёрз. А в келье отогрелся и ожил.
— Он твоими молитвами ожил, святой отец!
— Ради Бога никому не говори об этом, — тихо попросил отец Сергий.
— Не скажу, — пообещал крестьянин.
Он и сын его ходили на все престольные праздники в Троицкий монастырь и дожили до глубокой старости. А о воскрешении отрока людям стало известно от одного из учеников отца Сергия уже после смерти преподобного. Словом этим русские люди величают святого из монахов.

ПРОЗРЕНИЕ
Отца Сергия знали не только на Руси, но и в далекой Византии.
Знали и ценили его как просветителя и как чудотворца, способного исцелять больных и воскрешать мёртвых.
И один епископ из Византии — сан этот означает начальника многих церквей — решил повидать отца Сергия и проверить, что в рассказах о нём правда, а что выдумки.
После тёплой Византии с её беломраморными городами Русь показалась епископу страной холодной и дождливой.
Деревянные наши избы, тёмные от дождей, угнетали епископа, и он говорил:
— Не могу смотреть на эти чёрные дома! Неужели среди этой черноты может быть такой светильник, как отец Сергий?
От Москвы до Троицкой обители епископ добирался трое суток по раскисшей дороге.
И возроптал продрогший епископ-византиец:
— Зачем я сюда потащился за тысячи вёрст? Что может быть доброго под этим низким небом?
Но вот дорога углубилась в сосновый бор, просохла. Небо прояснилось, и синело оно между соснами синевой васильковой, иконописной.
И на епископа напал страх.
Он не мог понять, что с ним происходит, звал Бога на помощь:
— Господи, укрепи и направь...
Но Бог не слышал его. Слова епископа падали в пустоту, и он мысленно наказал себе:
— Поговорю с этим самым Сергием и тут же уеду домой. Делать мне здесь нечего.
Но давно известно, что загад не бывает богат.
Когда епископ увидел отца Сергия, он ослеп. Вспышка света и — тьма. Епископ почувствовал себя беспомощным, как ребёнок, который ещё не научился ходить.
Отец Сергий взял его за руку, как поводырь, привёл к себе в келью. И епископ как на духу рассказал преподобному о тяжкой дороге, о своём неверии и жалобно просил исцеления.
Отец Сергий прикоснулся к ослепшим глазам византийца...
Как будто чешуя отпала от глаз епископа. Он прозрел, всё увидел крупно, ярко, радостно: и отца Сергия в белых сединах, и жёлтые оструганные стены кельи, и лики святых на иконах — Божью Матерь Путеводительницу и Николая Чудотворца.
И епископ заплакал.
Он плакал, кашлял, сморкался, утихал и опять плакал. А отец Сергий говорил:
— Поплачь, поплачь. Легче будет. Со слезами гордыня выйдет. И страх мирской уйдёт, а придёт страх Божий. Ты же — учёный человек, книгочей! — ехал не учить меня, а унизить. Зачем? Господь всё увидел и ослепил тебя. И Он же вернул тебе зрение. Вот проплачешься и будешь учить меня, а я буду тебя слушать.
— Это я должен учиться у тебя! — воскликнул епископ. — Сподобил меня Бог увидеть тебя — небесного Человека и земного Ангела!..
До конца дней своих этот епископ повсюду славил отца Сергия.

НИЖНИЙ НОВГОРОД
В 1365 году умер хозяин Нижнего Новгорода князь Константин. Без отца остались два его сына: Старший и Младший.
По закону отцовский город должен получить Старший.
Но Младший незаконно захватил Нижний Новгород.
— Город — мой! — объявил он горделиво. — А кто тронет меня: мой меч — твоя голова с плеч.
Между Старшим и Младшим готова была вспыхнуть война. Вспыхни она — сколько невинных людей погибнет!..
— Не бывать этому, — сказал отец Сергий.
Он помолился перед иконой Божьей Матери Путеводительницы, взял котомку с хлебом, можжевеловый посох и пешком пошёл на Волгу в Нижний Новгород.
Жители попутных деревень выходили к нему с поклонами, приглашали отдохнуть с дороги, просили благословения и исцеления.
Отец Сергий никому не отказывал — ни старому, ни малому.
Младший услыхал о приближении отца Сергия и перепугался:
— Что теперь делать? Меч на святого отца Сергия поднимать нельзя.
Между тем, Сергий приблизился к городу...
Красив Нижний Новгород, глаз не отвести!..
Построен он на высоких Дятловых горах, где впадает река Ока в реку Волгу, и его кремль, его белые храмы, как белые лебеди, плывут в синем воздухе.
При стечении народа Сергий вошёл в город.
Там он обошёл все до единой церкви и настоятелю каждой наказал:
— Службу не служить. В колокола не звонить, доколе Младший не вернёт Нижний Новгород Старшему.
И город замолчал. Онемел. Потерял голос и стал терять душу.
Младший испугался и покорился отцу Сергию.
Братская кровь на Дятловых горах не пролилась.
И звонко, и радостно зазвонили колокола нижегородские!

БОГОРОДИЦА
В этот день, как обычно, отец Сергий много трудился. С утра в двух деревянных вёдрах он носил воду от родника, колол дрова и укладывал в высокую поленницу, молол зерно на ручной мельнице и радовался, до чего же мука бела и пригожа!..
Да и день был — загляденье. Хоть и осень на дворе, а птицы — откуда они взялись? — пели, как весной. Зацветали колокольчики на полянах, и небо было высоким и синим.
И было с утра у отца Сергия предчувствие, что сегодня случится что-то особенно радостное.
Вечером вместе с учеником своим Михеем стоял он пред иконой Божьей Матери и пел ей акафист — хвалебную песнь:
Радуйся, звезда небесная,
предвестница Солнца!
Радуйся, Мать Господа Бога нашего...
Внезапно отец Сергий почувствовал, что Матерь Божия близко, рядом, и сказал ученику своему Михею:
— Сейчас будет дивное и великое посещение...
Только он это сказал, как с высоты раздался голос:
— Пречистая грядёт!
Сергий и Михей поспешно вышли в сени — встречать Пречистую Богородицу.
Их озарил свет, светлее солнечного, но мягче его. А ещё светлее этого света была Богородица с апостолами Петром и Иоанном.
Сергий и Михей упали перед Нею.
Пречистая прикоснулась к Сергию руками Своими и сказала:
— Не бойся, избранник Мой! Я услышала молитвы твои. Отныне обитель твоя будет процветать не только при жизни твоей. И после твоего отшествия к Господу буду хранить обитель твою и питать и оборонять от бед.
Пречистая стала невидима.
Сергий пришёл в себя, поднялся на ноги. Ученик его лежал, как мёртвый. Когда же он очнулся, Сергий позвал других учеников своих — Иоанна и Симона.
Вчетвером отпели они благодарственный молебен Богоматери.
Случилось это 6 сентября 1370 года.
...Редко Божья Матерь ступает на землю. Но там, где Она ступает, в её следах, по народному поверью, зацветают дивные цветы и открываются родники. И земля, хранимая Ею, становится недоступной для недобрых людей.
Кто только не пытался стереть обитель Сергия с лица русской земли! Ордынцы жгли её, а она вставала из пепла. Поляки и литовцы 500 дней и ночей осаждали её, да так и не смогли взять. По злому умыслу или неведению соотечественники сбрасывали колокола с её колоколен...
Но обитель отца Сергия, хранимая Богородицей, возрождалась, становилась всё краше. И сегодня о ней знает и к ней едет на поклонение весь православный мир.

ЗОЛОТОЙ КРЕСТ
Состарился митрополит Алексей, глава русской православной церкви, и, почуя близкую кончину, решил передать власть отцу Сергию.
За Сергием приехали на лошадях.
А он от лошадей отказался и пешком пошёл из обители в Москву. Он всегда ходил пешком по Руси, как Христос по Палестине в земной жизни своей, потому что любил он эту землю и хотел её знать во всех малых подробностях.
И ещё потому, что с пастушества жалел он лошадей и не ездил на них, ни верхом, ни в телеге.
Митрополит Алексей принял отца Сергия в московском Кремле в своих покоях и сказал:
— Уходят силы мои. Другого преемника, кроме тебя, я не вижу. Прими знак власти — наперсный крест...
Крест отливал тяжёлым тёмно-красным золотом, сверкал драгоценными камнями.
— Прости меня, владыко! — сказал отец Сергий. — От юности моей не был златоносцем. Тем более хочу пребывать в нищете в лета старости.
— Это золото как бы не твоё, а церковное.
— Носить-то мне!
— Носить тебе, — согласился митрополит. — Носить тебе как главе русской церкви. По наследству крест перейдёт к другому митрополиту.
— Золото моё — дерево, — сказал отец Сергий. — Всё мы в обители делаем своими руками и всё из дерева. Все церковные сосуды из дерева. Красной краской покроем — вот и золото. Вот и свет неизреченный. Дерево тёплое, ласковое, Богом посланное для тепла и жительства... А буду я в золоте, и уйдёт из меня Бог.
— Во всей земле митрополиты ходят в золотых облачениях, — напомнил Алексей.
— Я не смогу, владыко!
— Настаиваю, отец Сергий!
— Принуждён буду бежать куда-нибудь в пустыню.
— От церкви побежишь? — устало спросил Алексей.
Сергий покачал головой:
— От богатства. В писании сказано: нельзя служить Богу и богатству.
Так и отказался отец Сергий от власти.
Дорога домой всегда короче дороги из дому. Из Москвы в лесную обитель споро шёл отец Сергий. Бойко стучал по земле его можжевеловый посох.

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА
Над Русью нависала смертельная опасность.
С юга на неё надвигались орды Мамая — орды несметные, беспощадные. От их движения пыль обволакивала небо, солнце меркло, и среди дня наступала ночь.
— Всё ли ты сделал, чтобы миром остановить Мамая? — спросил отец Сергий великого князя московского Дмитрия Ивановича.
— Всё! — ответил князь. — И дань платил больше большего. И подарки дарил. И в ноги кланялся.
— Иди, князь, на правую битву, и ты победишь Мамая, — сказал отец Сергий. — Господь Бог будет тебе помощником и заступником.
После трапезы в Троицкой обители он крестом благословил великого князя, окропил святой водой и дал ему в помощь двух монахов — рослых русых богатырей — Пересвета и Ослябю.
Пересвет и Ослябя были облачены не в доспехи булатные, а в доспехи тканые — в святые схимы: монашеские одеяния с нашитыми на них крестами. В таком одеянии встретился когда-то отроку Варфоломею под зелёным дубом Чудный Старец и предсказал великое будущее...
...На Куликовом поле у впадения Непрядвы в Дон сошлись два войска — русское и ордынское.
Было это в день Рождества Пресвятой Богородицы — 21 сентября 1380 года.
У себя в обители, в церкви Святой Троицы Сергий горячо молился о победе русского оружия. Мысленными очами он видел, как проходит битва, и рассказывал братии, и сущей правдой был рассказ его:
— Вижу: туман плывёт по полю белыми волнами. Будто реки вышли из берегов и сокрыли воинов.
— Сошёл туман, и сила русская блестит доспехами, как солнце на воде. А сила ордынская — как туча чёрная.
— Сходятся перед битвой в поединке инок наш Пересвет и ордынец-богатырь. Скачут друг на друга на конях. Сшиблись. Оба упали... Прими, Господи, душу раба Твоего Пересвета. Сам погиб, ордынского богатыря победил.
— Сошлись в битве наши и орда... Великий князь в передних рядах рубится. На нём доспехи рядового воина. Упал великий князь Дмитрий Иванович... Но живым придёт он с битвы!
— Ударили на орду из дубравы свежие силы русские! Бегут ордынцы и оружие бросают. Впереди всех Мамай бежит! Дивны дела Твои, Господи! Мир праху вашему, воины Христовы, герои русские! А инок наш Ослябя жив. Вижу его.
Всё это рассказывал Сергий в самый день и час битвы, задолго до приезда гонца с победной вестью. И велел Сергий служить благодарственный молебен в честь нашей победы.
И панихиду по погибшим воинам велел служить...
После Куликовской битвы великий князь московский Дмитрий Иванович Донской был в Троицкой обители, и отец Сергий лечил его травами и молитвой, светом души своей лечил преподобный князя.
...Воспрянула русская земля после победы над Мамаем, и послышались на полях наших песни пахарей.
Их давно не было слышно. А теперь вот землю пашут, рожь жнут и поют тихонько...

УЧЕНИКИ СЕРГИЯ
Отец Сергий посылал своих учеников во все концы нашей земли — нести людям свет знания.
Ученик Сергия Стефан Пермский отправился в дремучие леса к охотникам зырянам. Он изучил их обычаи и язык и составил для зырян зырянскую азбуку, как некогда просветители Кирилл и Мефодий составили славянскую азбуку для славян.
Четыре монастыря построил Стефан в лесном Приуралье, и при каждом монастыре — школу, где обучали детей грамоте, Закону Божьему и строительному делу.
Другой ученик Сергия Кирилл Белозёрский вместе с другом своим Ферапонтом отправились на север к Белому озеру. Там они основали монастыри: Кириллов и Ферапонтов. На весь мир славятся они красотой храмов, икон и настенных росписей-фресок.
Если вам случится побывать в тех местах, обязательно посмотрите синие фрески великого художника Дионисия в Ферапонтовом монастыре.
И вы почувствуете себя сильнее и добрее.
А найдётся у вас свободное время — поднимитесь на невысокую гору Мауру. Там на лесной поляне среди ромашек и колокольчиков лежит Синий Камень. На нём, по преданию, отдыхали Кирилл и Ферапонт.
Есть на Синем Камне отпечаток ладони. Старые люди говорят:
— Это ладонь святого Кирилла.
От Византии до Урала, от Чёрного моря до моря Белого обживали трудные земли ученики отца Сергия. От их усилий люди становились лучше.
Они несли людям Добро и Свет, как их Учитель.

КОНЧИНА
Отец Сергий знал давно, когда он умрёт.
За шесть месяцев до смерти он собрал монахов и сделал словесное завещание:
— Через полгода я уйду от вас. Настоятелем монастыря после меня будет Никон.
— Братья, любите друг друга и всех людей, пусть каждый возлюбит своего ближнего как самого себя.
— Рознь и ненависть побеждайте любовью.
— Соблюдайте чистоту духовную и телесную. Чужим трудом не кормитесь никогда, а кормитесь плодами рук своих.
После этого отец Сергий предался совершенному безмолвию.
8 октября 1392 года, в день смерти, он причастился хлебом и вином и помолился:
— Я искал Господа, и Он услышал меня...
И умер отец Сергий.
Его похоронили в церкви Троицы — в правой стороне её.
Прошло тридцать лет, и один благочестивый человек в тонком сне увидел отца Сергия. Сергий пожаловался ему:
— Вода утесняет моё тело.
Человек этот рассказал сон игумену Никону. Тот распорядился:
— Изнесём тело святого из земли.
18 июля 1422 года в Троицкой обители собралось много людей. Был здесь и сын Дмитрия Донского — князь Юрий Дмитриевич. Бережнее бережного разрыли могилу святого.
Вода стояла по обе стороны дубового гроба. Одежды же и лица святого она не коснулась. Не посмела.

СЕРЕБРЯНЫЙ ГРОБ
После изнесения из земли тело отца Сергия было переложено в гробницу святого, или раку. Новый гроб был тоже деревянный. Снаружи его украсили резьбой. А саму резьбу позолотили.
А над могилой отца Сергия из белого камня возвели храм Троицы, который и поныне стоит нерушимо.
Прошло больше ста лет.
Царь Иван Грозный пригласил четырнадцать мастеров серебряного дела и сказал им:
— Сделайте гроб святому отцу Сергию из чистого серебра. Дело это святое, и подгонять вас я не буду.
Мастера постились, ни вина, ни пива в рот не заносили, и трудились они от зари утренней до зари вечерней.
Огнём плавили они серебро, чтобы было оно чистым, как душа отца Сергия.
Кресты Господни, цветы райские и ангелов небесных изобразили они на серебре, чтобы было оно, как небо, где пребывает отец Сергий.
Сковали они гроб просторный, как ладья, в которой по морю Вечности плывёт преподобный на помощь людям.
Двадцать девять лет — с молодости до старости! — трудились мастера. Поседели, покрылись морщинами, но ни один не заболел, не умер. Внуки у них народились, а у иных и правнуки.
А когда закончили свой труд мастера, заказчика — царя Ивана Грозного — уже не было в живых.
Работу принимал сын его — Фёдор Иоаннович, царь кроткий, слабый на слезу.. Он много плакал и молился перед серебряным гробом, перед красотой неземною. А когда проплакался, то богато наградил мастеров, чтобы они могли безбедно жить до конца дней своих.
— А прежний деревянный гроб отца Сергия велю разъять на доски, — распорядился царь Фёдор Иоаннович. — И на этих досках написать образы святых.
Ни один вершок дерева не пропал! Все гробовые доски пошли на иконы. На одной из них изображён отец Сергий.
Икону эту брали в военные походы наши полководцы.
С нею император Пётр Великий разбил шведов под Полтавой.
...Весь мир восхищается красотой Троице-Сергиевой лавры — её стенами и башнями, её древними храмами, разнообразными голосами её колоколов.
Здесь, в белокаменном Троицком соборе, в серебряном гробу покоится преподобный Сергий Радонежский, всея России чудотворец.
Со всех концов Земли идут сюда люди — найти утешение и защиту и поклониться Красоте.

ТРОИЦА
Ученик Сергия Радонежского монах Андрей Рублёв написал в похвалу своему Учителю икону "Троица".
Икона эта была установлена в Троицком соборе у гроба Сергия.
Было это почти 600 лет назад, но и сегодня рублёвская "Троица" сияет красками, будто она только-только написана.
На иконе Три Ангела склоняются друг к другу в тихой беседе.
Кто они?
Прочитаем икону как книгу: слева направо. Слева — Бог Отец.
Посередине — Бог Сын Иисус Христос.
Справа — Бог Дух Святой.
То есть на иконе изображена Святая Троица — Бог, Единый в Трёх Лицах!
Какие прекрасные лица у рублёвских Ангелов — задумчивые, сострадательные к людям! Единой доброй беседой Ангелы показывают людям пример жизни в дружбе и любви.
А какие руки у Ангелов — большие, сильные, как у отца Сергия, который всё делал сам: и избы ставил, и муку молол, и книги переписывал.
В руках у каждого Ангела — посох. Длинный, красный, вишнёвый или можжевеловый, как у отца Сергия. Посохи — знак того, что Ангелы эти — странники. После задушевной беседы пойдут они по широкой нашей земле и, как и отец Сергий, понесут людям мир и согласие.
Праздник Троицы празднуется ранним летом, когда земля в свежей зелени, в цвету, в белых тёплых туманах.
Всё это изображено на иконе Андрея Рублёва.
Синим, глубоким, как небо, цветом цветёт лён; синеют васильки и незабудки — это верхний плащ среднего и нижний плащ правого Ангелов.
Серебряно-зелёным цветом отливает молодая рожь. Это одежды левого Ангела.
На Троицу звонят колокола, а церкви и дома украшаются ветками берёзы. Молодёжь и дети заплетают венки, поют песни и водят хороводы в зелёных лугах.
И свежая троицкая зелень радует на рублёвской иконе. Это — тёмно-зелёное дерево над средним Ангелом и ярко-зелёный верхний плащ правого Ангела.
На Троицу ночи коротки.
— Короче воробьиного скока, — говорят про них на Руси. — Заря с зарёю сходится. Целуются зори.
И это видно на иконе Рублёва. Зори — это крылья Ангелов. Они в золотых нитях света, как в стеблях пшеницы. Ласково соприкасаются эти крылья.
Лёгкие и широкие, как зори...
В старину на Троицу прекращались войны, и наступал мир и лад.
И сегодня на Троицу принято мириться, забывать обиды и говорить друг другу дружелюбные слова.
И благодарить Мать-Природу за то, что она кормит и поит, и врачует нас.
И радует Красотой несказанной.

Повесть иллюстрирована репродукциями с иконы Евстафия Головкина "Сергий с житием", 1591 год.
Андрей Рублёв. "Троица ветхозаветная." 1422-1427 годы.



Дорогие ребята!

В этом году исполнилось бы 56 лет со дня рождения русского поэта Николая Михайловича Рубцова. Он родился 5 января 1936 года в посёлке Емецк, что расположен на реке Северная Двина, в ста пятидесяти километрах выше Архангельска. Когда началась Великая Отечественная война, отец Коли ушёл на фронт, а мама заболела и умерла. С шести лет Коля воспитывался в детском доме села Никольское на Вологодчине, для него это село стало самым дорогим местом на земле. Когда вы подрастёте — узнаете, как тянет в те места, где прошло детство... Вот и Николай Михайлович так написал о своей родине:
Школа моя деревянная!..
Время придёт уезжать —
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать...
С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.
Потом была работа кочегаром на рыболовецком судне, рабочим на заводе, служба на эсминце Северного флота...
Жизнь не баловала поэта, но, как вспоминают друзья, в его карманах всегда были конфеты, которыми он угощал встречную детвору...
Те же добрые чувства вы найдёте и в детских стихах Николая Михайловича Рубцова, с которыми мы вас хотим познакомить.


Николай Михайлович Рубцов

МЕДВЕДЬ

В медведя выстрелил лесник.
Могучий зверь к сосне приник.
Застряла дробь в лохматом теле.
Глаза медведя слёз полны:
За что его убить хотели?
Медведь не чувствовал вины!
Домой отправился медведь,
Чтоб горько дома пореветь...

КОЗА

Побежала коза в огород.
Ей навстречу попался народ.
— Как не стыдно тебе, егоза? —
И коза опустила глаза.
А когда разошёлся народ.
Побежала опять в огород.

ВОРОБЕЙ

Чуть живой. Не чирикает даже.
Замерзает совсем воробей.
Как заметит подводу с поклажей,
Из-под крыши бросается к ней!
И дрожит он над зёрнышком бедным,
И летит к чердаку к своему.
А гляди, не становится вредным
Оттого, что так трудно ему...

ПРО ЗАЙЦА

Заяц в лес бежал по лугу,
Я из лесу шёл домой, —
Бедный заяц с перепугу
Так и сел передо мной!
Так и обмер, бестолковый,
Но, конечно, в тот же миг
Поскакал в лесок сосновый,
Слыша мой весёлый крик.
И ещё, наверно, долго
С вечной дрожью в тишине
Думал где-нибудь под ёлкой
О себе и обо мне.
Думал, горестно вздыхая,
Что друзей-то у него
После дедушки Мазая
Не осталось никого.

ВОРОНА
Вот ворона сидит на заборе.
Все амбары давно на запоре.
Все обозы прошли, все подводы,
Наступила пора непогоды.
Суетится она на заборе.
Горе ей. Настоящее горе!
Ведь ни зёрнышка нет у вороны
И от холода нет обороны...


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz