каморка папыВлада
журнал Работница 1984-11 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.11.2018, 20:02

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Дискуссионный клуб "за" и "против"

ЕСТЬ ЛИ ТАКАЯ ДОЛЖНОСТЬ — ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК?

Небольшое письмо, опубликованное в № 4 нашего журнала за этот год, называлось «Хороша — за чужой счет?». В конце его автор письма бригадир Светлова из Новосибирска задала и свой главный вопрос: есть ли такая должность — хороший человек? О том, какой интерес вызвало письмо, свидетельствуют ваши отклики. Мы уже публиковали их на страницах журнала, но на этот раз решили провести заседание читательского дискуссионного клуба, как говорят, с выездом на место.
Итак, письмо бригадира Светловой и почту нашего дискуссионного клуба сегодня обсуждают работницы объединения «Стройпластмасс» (г. Мытищи, Московской области).
Представим участниц разговора: Мария Алексеевна Боголюбова — бригадир, Герой Социалистического Труда, член профкома: Зинаида Тихоновна Звягинцева — контролер, бригадир, секретарь цеховой парторганизации, член парткома; Ирина Ивановна Романова — технолог, зам. секретаря комсомольской организации завода № 1, член комитета комсомола; Александра Александровна Далженко — начальник лаборатории контроля сырья, наставник; Людмила Федоровна Шаломова — экономист, член партбюро завода № 2; Валентина Прокофьевна Мисюрева — инженер подготовки кадров, член профкома объединения.

«КОГДА ТЕБЯ ПОНИМАЮТ»
Ведущий. Вы, очевидно, заметили, как резко разделились мнения наших читателей — «за» и «против». Ситуацию в бригаде, пожалуй, действительно не назовешь однозначной. Ведь и с той и с другой стороны в конфликт вступили, казалось, самые добрые намерения: желание, активное и деятельное, творить добро и стремление коллектива работать с полной отдачей.
М. А. Боголюбова. Знаете, не могу не сказать о том, что взволновало меня больше всего. Есть очень резкие, жестокие даже письма. Вот это, к примеру, без подписи, из Москвы: «За общественную работу Госкомтруд не утвердил ставок. Если хочешь работать — работай. А общественные дела — после. Мы одной сотруднице поставили условие: или общественная работа, или работа в нашем отделе. А еще лучше устроиться в фирму «Заря», там за свои услуги будешь честно зарплату получать».
Я вот уже сколько лет веду общественную работу, избиралась депутатом областного Совета, городского, в профком. Конечно, многое после смены делаю, но ведь заседание исполкома не перенесешь, не отменишь. И понимают тебя подруги, а тут такое: мол, она там бегает, ей что! А как эта беготня достается, сколько сил, нервов требует... Это, мол, неважно. И главное, ради чего вся эта беготня, ради кого, тоже во внимание не берется. Слышать такое горько!
И. И. Романова. Но ведь Нина Алексеевна, о которой в письме говорилось, занималась не просто общественной работой. Частные услуги оказывала, что ли? А я считаю, основное все-таки труд. И помогать надо не в рабочее время.
З. Т. Звягинцева. Да, между общественной работой и личной помощью разница есть. В то время, как она подруге помогала, за нее ведь другие работали. А мы пока что на зарплату живем. За свою работу хотим правильные деньги получать. Здесь доброе дело для подруги обернулось недобрым для целой бригады. Общественная работа потому и называется общественной, что направлена на тот же коллектив, на общественную пользу. И объяснять это никому не надо.
И. И. Романова. Вот как раз надо объяснять, обязательно. Общественная работа, то, что конкретно делает человек, должно быть понятно коллективу, и необходимость ее он должен видеть и результат. Тогда не будет почвы для конфликтов.
Ведущий. Но, проводя столь четкую грань между работой, как пишут в иных письмах, «по выборной обязанности» и просто стремлением помочь людям, не допускаем ли мы некий перекос? Вот, скажем, в письме студентки Матвеевой из г. Киева вопрос ставится ребром: «У нас есть и депутаты и масса организаций, которые по должности обязаны помогать. С них и требовать надо. А если все, подобно Нине Алексеевне, будут лезть в чужие дела, кто работать будет?»
В. П. Мисюрева. В жизни каждого человека может наступить момент тяжелый. И люди придут на помощь. И отпросятся, и отгул возьмут, и отработают потом. Дело не в этом, я думаю. Просто коллектив должен быть единой ячейкой. И все должно быть делом общим. Прекрасно, по-моему, написал механизатор Александр Фогель из Целинограда: «Добро действительно нужное и ощутимое может совершаться только при сплоченном коллективе. И чтобы совместить активную помощь людям с другими общественными ролями, прежде всего надо уважать коллектив. А он и вправду может все».
3. Т. Звягинцева. Сколько раз бывало у меня — на работу бегу, а соседке (это очень больная, одинокая женщина) плохо. Ну что ж, позвоню своим — объясню, что надо «скорую» дождаться. И все — никаких вопросов. Каждый бы из нашей бригады сделал то же.
М. А. Боголюбова. И никто, заметьте, даже мысли не допустит, что, мол, Звягинцева как-то на их «счет» посягает. Потому, что счет у них давно общий. И верят ей, как себе, и знают, какой она человек и как работать умеет.
Ведущий. Может, в этом и скрыта причина конфликта: какой человек и как работать умеет?
В. П. Мисюрева. Мне кажется, все начинается с расхождения слов и дела. Никакими громкими фразами, никакой принципиальной вроде критикой не прикроешь от рабочего человека собственную производственную недобросовестность. А фальшь вызывает недоверие.
А. А. Долженко. Скорее всего Нина Алексеевна просто не любит свою работу, свой коллектив. Ищет любые пути отхода от дела. И это неминуемо влечет за собой потерю авторитета, потерю уважения.
З. Т. Звягинцева. А по-моему, и наоборот бывает. Есть у нас в бригаде одна женщина. Хороший работник — ничего не скажу. Но человек... очень тяжелый. И как же тяжело с ней работать! Упряма, замкнута, делает только то и только так, как она хочет. Но ведь бригада — живой организм. Так что и характер человека на результат работы коллектива влияет, еще как влияет.
И. И. Романова. Но ведь есть же четкий, на мой взгляд, критерий хорошего работника — исполнительность.
В. П. Мисюрева. Нет, маловат для нашей жизни этот критерий. Помните письмо «Странные люди» в «Работнице» № 10? Ведь прав автор — иной «нестандартный» работник стоит десятка «стандартных». Не вписываются они в наши правила, но идеи дают такие, из которых рождаются потом большие начинания. Конечно, дисциплина дисциплиной, но индивидуальный подход не только детям нужен. Взрослым тоже. Кто-то лишь в жестких рамках способен работать, а другой в этих рамках чахнет.

«РАЗВЕ МАЛО «ОТШЕЛЬНИКОВ»?»
Ведущий. А теперь попробуем поставить вопрос иначе. Если человек занимается «незапланированными» добрыми делами в ущерб работе, его поставят на место. А если он хорошо трудится, но и только, если не интересуют его ни общественная работа в целом, ни конкретные люди, что рядом с ним? За это упрекнем, за это спросим?
В. П. Мисюрева. Вряд ли. Хотя, думаю, надо бы! Разве мало у нас «отшельников»? Отработал свои восемь часов, кнопку нажал — до свидания. Остальное его не касается. Не было бы пассивных, не было бы и «штатных» активистов, как в одном письме говорилось. Общественная работа во многом от этого страдает — хорошо справляется человек, ему как можно больше нагрузок припасают, хотя в этом случае от количества, как правило, качество не выигрывает. А есть такие, что только и критикуют: вот общественники полетели, а я за них тут вкалывай. Но сам и не поймет никогда, что значит переживать за другого человека, ни со временем, ни со здоровьем своим не считаясь, вот сюда, к сердцу, все принимая.
И. И. Романова. Бывает ведь, что нет призвания к общественной работе. Таких людей осуждать нельзя.
В. П. Мисюрева. Но активная жизненная позиция должна быть у каждого. Мы и от молодежи именно этого ждем. Чтобы не наблюдателями были, не взирали скептически со стороны — чего ради копошитесь, нервы тратите! Чтобы в каждом общем деле свой личный у них интерес был. Общественная работа воспитывает, учит понимать и общественные задачи и государственные. А этот молчит всю жизнь, но, если вопрос выбора встанет между честным и нечестным поступком, как он, наблюдатель, себя покажет? Не знаю.
З. Т. Звягинцеве. Но абсолютно равнодушных людей я не встречала. Так или иначе в коллективе человек начинает жить по его законам, воспитывается не абстрактными теориями, а каждым днем и каждой минутой. Сам не замечает, как безразличие уходит. Добро, оно ведь из доброты и любви рождается. Если рядом люди, которых ты полюбил, которые тебя полюбили, чувствуешь потребность что-то доброе им сделать.

«ДОБРОТА БУХГАЛТЕРИИ НЕ ВЕДЕТ»
Ведущий. Но вот в нашей почте встретилось письмо молодой женщины из Ленинграда. Помните, мы опубликовали его в № 8 под заголовком «Доброта в кредит»? Оно, в свою очередь, тоже вызвало много откликов. Всегда ли добра доброта?
В. П. Мисюрева. Только тогда, когда доброта — потребность, состояние души. Человек действует, творит добро не ради материальной и даже моральной отдачи. А потому, что поступить иначе не может. Но когда чужое несчастье для тебя лишь повод свою «доброту» показать, когда не человек тебя волнует, а собой, добреньким, любуешься, это подмена доброты. И тогда не радуешься искренне благоприятным переменам в жизни человека, наоборот, досадуешь, что вот уже и не зависит он от тебя. И невдомек, что «доброта» твоя для него давно рабством стала. Если человек пришел на помощь тому, кто в ней нуждался, не должен он, не может потом вспоминать о своем благодеянии и какой-то платы ждать. Иначе не добрый он человек. И столкнувшись с ним, ведь что еще страшно, можно веру в подлинную, бескорыстную доброту потерять. Не очень хочется сейчас вспоминать об этом, но было и в моей жизни нечто подобное. Работали мы вместе с одной женщиной, жили рядом. Часто услуги свои предлагала: то с тем поможет, то с этим. И в один прекрасный момент оказалось, что, мол, ради нее обязана я сделать нечто, вообще с моими моральными принципами несоотносимое. Но я все же предпочла остаться «неблагодарной». Можно притвориться умным, смелым, но добрым — невозможно.
З. Т. Звягинцева. Доброта бухгалтерии не ведет. Давно, много лет назад познакомились мы с одной женщиной. В очереди за «Неделей». Каждое воскресенье ее привозили, и очень немного. Мы рано занимали очередь, ждали. Сначала здороваться стали, потом друг другу очередь занимать, потом вместе в лес на прогулки ходить. В конце концов вылилось это знакомство в большую дружбу. Она старше меня была намного — сын уже взрослый. А я тогда жила очень трудно. Работала на «Красном богатыре», сын маленький, болел все время. Сколько же Анна Петровна мне добра сделала! И если бы все пересчитала, если бы на счеты положила, мне бы жизни не хватило, чтобы рассчитаться. Но она никогда ни словом, ни взглядом не намекнула.
А. А. Долженко. Я считаю, человек, который сделал тебе добро, должен видеть и благодарность и доброе к себе отношение. Вот интересное письмо Л. Ивановой из г. Саранска: «У нас говорят: добрый человек помнит добро, злой старается и в доброте найти зло. Не получилось ли и здесь так: все доброе забыто, а вот какая-то черточка в характере, не понравившаяся, помнится. В нашем большом доме есть человек, к которому в трудный момент все бегут за помощью. Он и с больным посидит, в магазин сходит, в аптеку сбегает, с детьми поиграет, кран починит. Только и слышишь — Петрович да Петрович. Все ему благодарны, всем он нужен. Но вот с Петровичем беда. Слег в больницу. Думаете, пошел кто-нибудь навестить? Всем некогда, а кто-то сказал: «Что его навещать, старый человек, ему и больничной еды хватит». Все промолчали. Я сходила к Петровичу, и, знаете, что он сказал? «Я теперь никому больше не нужен». Какими же черствыми мы становимся!»
Вот так. И ведь не золотые горы нужны человеку, внимание, слово доброе, участие. Когда мне было девятнадцать, я и четверо моих братьев и сестер остались сиротами. Так неужели забуду я тех людей, что помогли нам в трудную минуту? Я бесконечно им благодарна. А благодарность подобна снежному кому, как и сама доброта. Вот, к примеру, рассказ Зинаиды Тихоновны. Ей добро сделали, бескорыстно и честно, она его помнит и до самой смерти Анны Петровны за ней приглядывала, и сыну своему обо всем рассказала, и его так воспитала, чтобы умел он видеть доброту людей. Вот вам главная отдача доброты. Да пусть бы сто раз мне напомнили о сделанном, и сто раз я бы низко поклонилась. Мне кажется, именно этого нам сейчас не хватает. Неблагодарность создает злобу, холодность, разделяет людей. А в нашем обществе не должно и не может этого быть.

УЧИТЬ МИЛОСЕРДИЮ?
Ведущий. О доброте сейчас и говорят и пишут много. Спросите любых родителей: каким они хотят своего ребенка вырастить? Без запинки ответят: первым делом добрым, отзывчивым. Школьники сочинения пишут на тему, какие черты характера считают важнейшими,— и тоже доброта на первом месте. С одной стороны, вроде, считаем мы, жестковатое поколение подрастает, без сантиментов, с другой — вот такое ностальгическое обращение к доброте. Что это? Симптом дефицита доброты, нехватки ее в жизни самих ребят? И вот еще о чем заставляют задуматься письма: мы все больше говорим о доброте вообще и совсем забыли такое прекрасное слово, как «милосердие». Может, что-то упускаем здесь в воспитании. Доброта приобретает расплывчатые очертания, и конкретную помощь людям оказать порой не готовы.
А. А. Долженко. А как им быть готовыми? В семьях сейчас по одному-два ребенка. И все их нежат да лелеют. Они и повода не видят милосердие оказывать.
М. А. Боголюбова. Да мало ли их, поводов! Но, наверное, действительно не видят, не приучены. Мы обижаемся на молодежь, а все ж не она виновата — мы. Родили по одному, два. Лелеяли, пылинки с них сдували...
A. А. Долженко. Мы знали, что такое косить, дрова рубить, воду носить, корову доить, печь топить. Все знали. Тогда никакими учебниками воспитывать не надо было. Жизнь учила. А сейчас молодым именно практических навыков не хватает.
B. П. Мисюрева. Да, навыков нет. Но ведь не можем мы ради этого время вспять повернуть. И, к счастью, не выпали им те трудности, что нам жизнь уготовила. Дело, по-моему, не в этом. Если взращено у человека с детства в душе сострадание, доброта, то в любых экстремальных условиях он найдет в себе силы помочь другому. А глухая душа, так со всеми своими навыками отвернется. У нас воспитание было естественным процессом, который исходил из трудностей жизни...
Л. Ф. Шаломова. ...А мы смотрим на своих родителей. Моя мама 13 лет ухаживала за парализованной свекровью. И однажды я сказала: «Мам, тяжело ведь». Она так посмотрела на меня! «Да иначе разве ж можно? Иначе разве я могу?» И как же я смогу иначе, если придется, отнестись к маме, к свекрови? И не надо никаких слов...

НЕ ДОЛЖНОСТЬ — ЗВАНИЕ
Ведущий. Вот так из чисто производственной сферы наш разговор перешел на проблемы семейного воспитания!
В. П. Мисюрева. Так и должно быть. Потому что и на производство мы идем из семьи. Какой в доме, так и в коллективе уживается. Если семья хорошая, честная, в ней хорошее и честное направление жизни. И в коллективе то же. Если коллектив здоровый...
Ведущий. А как вы определите это понятие — здоровый коллектив?
В. П. Мисюрева. Несложно определить. Если есть общий долг. Понимание этого долга. Ты пришел на работу ради чего? Выполнить все, что от тебя требуется, аккуратно, исправно, честно — это первый твой долг. Ты работаешь не один, с людьми, значит, должен уважать тех, кто рядом,— и это второй твой долг. Если каждый член коллектива именно это понимает, то не будет и свое личное выпячивать, из-за мелочей конфликт нагнетать. Будет это настоящий, нормальный рабочий коллектив, где решаются все вопросы, в том числе и личные. И сливается все — и семейное и рабочее. Если нет этой общности, если нет понимания долга, если каждый лишь о своих настроениях печется, не коллектив это будет.
М. А. Боголюбова. Коллектив, может,— основное в жизни, главная опора для человека. После смерти мужа так тяжело было. Тогда-то и помогла мне Александра Александровна Долженко, втянула меня в общественную работу. С головой, можно сказать. Она ведь у нас 17 лет председателем профкома была, и все мы, кто здесь, ей обязаны, она нас многому научила. Я вот в сорок с лишним лет школу рабочей молодежи окончила...
З. Т. Звягинцева. А я сначала просто считала: надо, значит, надо. Попросили, сделала. Я легко в контакт вхожу. А потом уже и сама не могла без общественной работы. Выберут, не выберут — дело себе найду. Вот недавно по телевидению Сергей Образцов выступал. Запомнились мне его слова: счастье — это когда человек нужен. Значит, добрый человек всегда счастлив. А недобрый... Это, мне кажется, беда его.
Ведущий. И все же есть ли такая должность — хороший человек?
В. П. Мисюрева. Не знаю, в известном смысле, наверное, есть. Вернее, я бы сказала, не должность — звание. Может, самое высокое. И завоевать его посложнее, чем представлялось героине письма, Нине Алексеевне. Ведь хороший человек добро творит. А добро что такое?
Ведущий. Удивительно, как просто и мудро определяет извечное это понятие Даль: «Благо, что честно и полезно, все, чего требует от нас долг человека, гражданина, семьянина».
З. Т. Звягинцева. Да, все здесь одной нитью накрепко связано. Может что-то не получаться, можно в чем-то ошибаться, можно в мастерстве другим уступать, не все же героями труда становятся, но если честно и с полной отдачей долг свой — гражданский и человеческий — исполняешь, тогда мы, наверное, и скажем — хороший человек. Хотя... сколько определений ни ищи, жизнь да и сам человек столько своих вопросительных знаков ставят!..
Заседание клуба вела И. ЖУРАВСКАЯ.

ОТ РЕДАКЦИИ:
Итак, мы благодарим всех, кто откликнулся на публикации нашего дискуссионного клуба. Одновременно хотим обратиться к вам, уважаемые читатели, с просьбой — напишите, какие темы предложили бы вы для заседаний клуба в будущем году, какие нравственные вопросы, какие явления в нашей общественной жизни могут стать предметом разговора на страницах журнала.
Ждем ваших писем с пометкой: «Дискуссионный клуб «ЗА» и «ПРОТИВ».


КТО СТУЧИТСЯ В ДВЕРЬ КО МНЕ...
М. СТИШОВ

В прошлом году жители городов и сел РСФСР получили 16,3 миллиарда экземпляров газет и журналов, 4,5 миллиарда писем.
Их принесли каждому на дом 80 тысяч почтальонов.
Если вам зададут вопрос, какой парикмахер самый лучший? — вы наверняка без запинки ответите, тот, который быстрее и красивее всех сделал стрижку. Но, ручаюсь, вопрос: какой почтальон лучше? — поставит вас в тупик. Помните: «Кто стучится в дверь ко мне, с толстой сумкой на ремне?» Сейчас эти строчки Маршака относятся лишь к сельскому почтальону: городской давно не стучится к нам в дверь — разве что принесет телеграмму, заказное письмо или денежный перевод. Почтовые ящики расположились на лестничной клетке, мы сами спускаемся к ним по лестнице. Многое изменилось в труде почтовых работников. На конверте мы старательно вычерчиваем индекс по трафарету, чтобы компьютеру было удобнее сортировать почту. И все-таки, как бы ни менялась наша жизнь, как бы много работы ни перекладывали мы на плечи машин, почтальон — профессия вечная, и человек в ней незаменим, потому что даже самый совершенный компьютер не принесет нам почту на дом.
Так вот, какой почтальон самый лучший? С точки зрения профессионалов, ответить на этот вопрос все-таки можно. В городе Одинцове, под Москвой был впервые проведен Всероссийский конкурс, в котором соревновались лучшие почтальоны России — двенадцать городских и одиннадцать сельских.
Первым, что я выяснил для себя, прибыв на турнир, было то, что почтальон — профессия женская. Ни одного мужчины-почтальона я не встретил. Зато жюри состояло только из мужчин. Возглавлял его А. В. Родченко — начальник главного почтового управления Министерства связи РСФСР.
Турнир предлагал его участникам три задания. В первом почтальоны должны были продемонстрировать свое умение в обычной повседневной работе. Сначала отсортировать газеты по названиям, затем надписать номера домов и квартир подписчиков, работая для этого с «ходовиком» — так называется в отделениях связи специальная тетрадь, где указаны адреса абонентов. По тому же «ходовику» подбирались простые и заказные письма.
С какой же быстротой проделывали участницы конкурса все это, какой ориентировкой и координацией движений нужно владеть, чтобы ни разу не ошибиться! Один промах, и уже не туда попало письмо. А секундомер безжалостно отсчитывает время...
Второе задание было неожиданным: каждая участница должна была под музыку, выбранную ею самой, проделать семь упражнений производственной гимнастики. Что ж, это правильно! Почтальон всегда должен быть в хорошей форме, а что поможет в этом лучше, чем физкультура? Баллы начислялись не только за правильное выполнение упражнений, но и за ритмичность, грациозность, даже за подбор музыки. Третье задание — настоящий экзамен: нужно было вытянуть билет и ответить на самые разные вопросы — от специфических, связанных с работой почтальона, до правил пользования общественным транспортом и техники безопасности. Почтальон должен знать и уметь очень многое: кому вручить телеграмму в случае отсутствия адресата, как оказать первую помощь, если укусила собака...
Когда участники конкурса собрались в актовом зале Одинцовской АТС, чтобы узнать результаты конкурса, они были приятно удивлены. На столе жюри стояло не шесть призов, как должно быть, а целых двадцать три. Награду получил каждый! Ведь уже сам факт участия в конкурсе говорит о высоком профессионализме тех, кто добился этого права. Главный приз среди почтальонов города получила работник 7-го Одинцовского отделения связи Галина Ивановна Акимова. Почтальоном она работает пять лет и дело это знает с детства: помогала маме, которая тоже работала на почте. Галина Ивановна — человек общительный, профессию свою любит за то, что постоянно приходится быть среди людей. Первый приз среди сельских почтальонов получила Анна Григорьевна Галькевич из Троицкого узла связи Оренбургской области.
Закрывая конкурс, первый заместитель министра связи РСФСР В. Н. Мацнев сказал, что цель этих соревнований — совершенствование профессиональных знаний почтальонов, обмен опытом работы, повышение деловой квалификации и культуры обслуживания населения.
Человек «с толстой сумкой на ремне» всегда желанный гость в доме, и мы рады ему.

Фото В. ЛЕОНОВА.
• Первый приз — у Галины Акимовой.
• Ошибиться нельзя! Почту сортирует Е. Максимова.
• Без каблуков — удобнее...
Производственную гимнастику выполняет самая молодая участница конкурса, В. Каратаева.


ПИСЬМО В НОМЕР

ТОЛЬКО ВМЕСТЕ

Опять ЧП: канализационные воды затопили нижние квартиры девятиэтажного дома и помещения продуктового и промтоварного магазинов, расположенных на первом этаже. Убытки большие — испорчены продукты, товары на сотни рублей, предстоит делать ремонт помещений. Долго пришлось ремонтникам искать место и причину аварии. Осмотрели труднодоступные межэтажные перекрытия, простучали десятки метров труб. Виновницей оказалась... кость, которую кто-то из жильцов выбросил в канализацию. В результате — прорвало трубы.
Случай не единичный. Незадолго до этого потопа был пожар. От брошенных кем-то из живущих на верхних этажах спички или окурка загорелся балкон, который хозяева порядком захламили всякой рухлядью...
Пишу в журнал под впечатлением прочитанной в 8-м номере статьи В. Яковлева «Как живешь, подъезд?». Наш город молодой. Весь утопает в зелени. Каждый год строятся в нем благоустроенные дома, растут новые кварталы. И очень хочется, чтобы был наш Салават еще краше, уютнее.
По роду своей работы я и мои коллеги, наверное, больше других причастны к этому. Я старший мастер жилищно-эксплуатационного участка № 11, а раньше была техником-смотрителем. Моя первейшая забота — сохранять жилищный фонд. Это значит вовремя ремонтировать кровлю, окна, двери, фасады домов, лестничные клетки; следить, чтобы системы отопления, горячего и холодного водоснабжения работали ритмично; выполнять поступающие от жильцов заявки на ремонт сантехоборудования... В ведении нашего участка 37 домов — 4,5 тысячи квартир, 13,5 тысячи жильцов. Хозяйство, как видите, большое. Обслужить такой участок нелегко. Встречаются трудности и много нерешенных проблем.
Наш город в числе первых начал передачу ведомственного жилищного фонда местным Советам. Это очень важное мероприятие, оно дает возможность сосредоточить все инженерно-технические сооружения в одних руках, а значит, и комплексно вести контроль за их сохранностью.
Но есть здесь и оборотная сторона медали. Если ведомства располагали большими возможностями — материалами, оборудованием, необходимыми для должного содержания жилья, то мы, коммунальники, пока сидим на «голодном пайке». А значит, наша работа малопроизводительна. Примеров можно привести много. Не хватает материалов для текущего ремонта (краски, шифера, рубероида, сантехники), нет подъемников (для покраски-побелки верхних этажей) и малой механизации (уборку территории производим вручную), бьемся с транспортом. Возникла, скажем, необходимость в проведении срочных сварочных работ, а кислорода или карбида кальция нет. Наконец их достали, теперь ищем машину. Не дождавшись ее, ремонтники порой вынуждены тащить на себе тяжелое сварочное оборудование, газовые баллоны. Сколько же времени тратится на «выбивание» да ожидание! Я считаю, свой транспорт необходим каждому жилищному тресту или ЖЭУ даже небольшого города. Нельзя же всерьез считать «транспортом» единственную на участке конягу, занятую вывозом пищевых отходов. Много ли на ней успеешь? Потому и контейнеры с отходами разгружаем через день. Зимой еще куда ни шло. А вот летом, в жару...
Особенную нужду испытываем в сантехническом оборудовании. Поступила, к примеру, заявка — жалоба на неисправность крана. Если требуется замена в нем клапана или сальника, то мы в считанные минуты устраним неисправность. Если же кран сорван, тут и часами не обойдешься. Заменить его нечем. Кранов новых в ЖЭУ днем с огнем не сыщешь. Нет их и в производственном тресте жилищного хозяйства города. В магазине тоже не купишь.
Частично выручают организованные при жилищном тресте производственные мастерские. Постоянно обращаемся туда с просьбами отремонтировать кран-буксу, изготовить из полиэтилена «обвязку» для раковин, ванн, унитазов или, скажем, груши для смывного бачка. Там работают настоящие умельцы: сами смастерили формы для литья деталей из полиэтилена, резины. Помощь от них большая, но и они не боги: то бронзы нет для изготовления кранов, то сырой резины для литья, то какого-либо компонента для полиэтиленовых изделий. Выполнение заказа задерживается. Люди ждут, нервничают, ругают нас. И они правы. Ремонт должен быть выполнен в срок. А для этого снабжать нас надо лучше. Страдают жильцы, а мы вынуждены выслушивать порой обидные слова.
В постановлении Совета Министров СССР от 4 сентября 1978 года «О мерах по дальнейшему улучшению эксплуатации и ремонта жилищного фонда» говорилось о необходимости организовать выпуск в достаточном количестве высококачественного сантехнического оборудования и снабдить им не только предприятия жилищного хозяйства, но и магазины. Однако планирующие, снабженческие органы, а также промышленность, особенно Министерство промышленности строительных материалов СССР, не торопятся.
Да и качество многих изделий по-прежнему низкое. Взять хотя бы элеватор — узел, в который из теплоцентрали поступает отопительная вода. Основные его детали плохо подогнаны, многие узлы приходится сразу отдавать в ремонт. До сих пор Минхиммаш и Минприбор СССР неналадили серийное производство современных типов элеваторов для систем отопления с автоматическим регулированием.
Много неприятностей доставляют и отопительные радиаторы. Промышленность сократила выпуск этих изделий из чугуна, а зря. Верой и правдой служили они десятилетиями. Сейчас в серию входят пластинчатые — из тонкого листового железа. Но проходит два-три месяца — и соли, кислород, содержащиеся в воде, делают свое дело. Начинается точечное протекание, радиатор приходится менять. Если подсчитать все затраты на бесконечные замены, ремонт, то первоначально кажущаяся дешевизна этих радиаторов оборачивается дороговизной. А чего это стоит самим жителям!
Все это лишь малая толика наших претензий к снабженцам и промышленности.
Со своей стороны, мы стараемся делать все от нас зависящее, чтобы лучше сохранять дома, чтобы жители микрорайона были довольны нашей работой. Дважды в год, весной и осенью, проверяем состояние всех зданий, определяем объем и сроки ремонта, готовим дома к зиме, следим за чистотой территории. Делаем и поквартирные обходы. Это помогает выявить неисправности, узнать, как квартиросъемщики относятся к своему жилью. Бывает, иду по территории, то один, то другой приглашают в гости: «Зайдите, посмотрите, как мы все обновили». Люди в большинстве своем стремятся сделать свою квартиру уютнее, заботятся о доме, в котором живут. У таких и в квартирах чистота, и на лестничной площадке порядок, и у подъезда посажены молодые деревца, кусты сирени, жасмина, цветы. Делают они это и для себя и для окружающих. И правильно. Каждый дом для всех живущих в нем должен стать своим, родным, самым лучшим. Однако для некоторых дом — просто крыша над головой, помещение, где разместились его вещи, стены, которые укрывают его от непогоды,— и больше ничего. Никакого интереса к уюту, красоте, порядку. Такому все трын-трава. Захламить балкон, выбросить кость или тряпку в унитаз, «позабыть» завернуть кран, намусорить на лестничной клетке ему ничего не стоит. «Пусть те, кому положено, убирают, ремонтируют, за это они деньги получают» — так рассуждает этот жилец.
Именно такие люди и за проживание-то свое в квартире годами не платят. Сколько сил тратят мастера ЖЭУ на беседы со злостными неплательщиками! Без толку объяснять им, что львиная доля квартплаты идет на ремонт жилья, к которому они так варварски относятся. С них как с гуся вода. Знают, что по нашему гуманному закону их не так-то просто выселить, вот и куражатся. Вызываем их на товарищеский суд, штрафуем, но не во всех случаях и это помогает. Мне кажется, не стоит так церемониться с подобными «хозяевами» квартир, пора применять к ним более строгие меры.
Особый разговор об отношении детей, подростков к нашему жилью. Некоторые родители, к сожалению, не прививают детям чувства бережливости к дому, в котором они живут, к народному добру. И ребята ломают деревца, скамейки, песочницы, качели, пишут на стенах подъездов и в лифтах «мудрые» изречения, бьют стекла в подвалах. А иные родители, узнав о «шалостях» своего чада, вместо того чтобы принять к нему строгие меры, рьяно защищают своего отпрыска.
И вот что заметила: в кооперативных домах подросток не исцарапает стены, не выведет из строя лифт. Родители внушают ему: твои «шалости» нам придется оплачивать. Так почему же к государственному добру отношение иное? Не стоит ли пожестче спрашивать с мам и пап, плохо воспитывающих своих детей, может быть, даже сообщать о поведении озорников по месту работы родителей? Мне кажется, и школа может сыграть важную роль в воспитании у ребят чувства бережливости ко всему, что их окружает. Конечно, и нам, работникам ЖЭУ, следует проявлять большую активность: создавать «дворовые патрули» по типу «зеленых патрулей», направить энергию подростков на интересные, полезные дела.
Наш дом — наша общая забота о нем. Это должно войти в сознание каждого.
Е. ГОРНЕЕВА, старший мастер ЖЭУ-11
г. Салават, Башкирская АССР.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2018
Конструктор сайтов - uCoz