каморка папыВлада
журнал Юность 1990-12 текст-26
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.07.2017, 05:32

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Спорт

ХРОНИКА ФУТБОЛЬНОГО ГОДА

Фотографии В. Гусева и И. Уткина

Удастся ли нам выбраться из той бездны, в которую страна погружалась многие десятилетия? И до футбола ли столь политизированному ныне обществу? Интерес к чемпионату страны, из которого — по политическим опять же мотивам! — самоустранились литовские и грузинские футболисты, действительно спал. Но вот настал день мирового чемпионата, и многие из нас, делая выбор между театром футбольным и политическим (трансляциями сессий даже российского — самого результативного — парламента), склонялись к футболу — спешили смотреть телерепортажи из Италии. Рискнем сделать вывод: жизнь наша, как бы трудна она ни была сегодня, не безысходна, пока нас влечет футбол.

Сравняется ли Бышовец с Непомнящим?

Анатолий Бышовец, возглавивший сборную СССР после ее фиаско на чемпионате мира, начал свою деятельность с прямых, порой некорректных обвинений в адрес своего предшественника.
Разумеется, выступление советской команды в Италии огорчает, но не будем спешить — пройдет год, другой, прежде чем мы сможем всерьез оценить состоятельность нового тренера сборной.
Да, Валерий Лобановский ушел. Как и принято у нас в таких случаях, вдогонку раздается сплошное улюлюканье. Попыток серьезно разобраться в случившемся, а заодно и в том, что собой представляет наш футбол, практически не последовало.
Эпизодические успехи советских футболистов на короткое время вводили в состояние эйфории, но затем все становилось на свои места. У нашего футбола нет никаких оснований претендовать на место «под солнцем». Он находится там, где и должен находиться. На своем месте. Возможны лишь спорадические вспышки, локальные — не успехи даже, а удачи. Случайные, а не закономерные. Зависящие только от сверхусилий небольшой группы футболистов и тренеров. Было бы противоестественно, если бы нам постоянно удавалось опережать такие футбольные державы, как ФРГ, Италия, Голландия, Англия... У них — современная футбольная индустрия, мощная и отлаженная. У нас — кустарная лавочка.
Киевское «Динамо», многим обязанное Лобановскому, уже в его отсутствие стало в очередной раз чемпионом страны. Не стоит забывать, что и многие победы сборной последних лет связаны с именем Лобановского.
Но есть и мнение, что далеко не все, что привнес в наш футбол этот деятельный, незаурядный человек, может быть оправдано. Что же, Лобановский — сын своего времени. Посмотрим, сможет ли его преемник, воспитанный тем же временем, предложить нам не только более классный, но и менее прагматичный футбол?..
Когда двадцать лет назад полузащитник ашхабадского «Строителя» Валерий Непомнящий закончил играть из-за травмы, он мало что знал об африканской стране Камерун, со сборной которой прошедшим летом ему удалось попасть в восьмерку сильнейших команд мира.
Труднопроизносимую фамилию Валерия как только не называли зарубежные комментаторы в Риме; но и для своих он был неизвестен. Ему приписывали «ассистентскую работу у Лобановского», «вывод самаркандского «Динамо» в первую лигу». Но с Лобановским он впервые встретился в Бари перед встречей СССР — Камерун, а самаркандская команда никогда в первой лиге не играла...
Н'Коно, Бийк, Маканаки, Милла — фамилии этих камерунских игроков, ставших на родине национальными героями, вошли в списки различных символических сборных мира. В числе лучших тренеров чемпионата мира называют и Непомнящего, получившего после турнира много предложений из западноевропейских клубов и ни одного — из своей страны.
Я не берусь доказывать, что в сборной страны Лобановского должен был сменить Непомнящий, но место в восьмерке сильнейших сборной Камеруна — бесспорный ориентир для Бышовца на следующем чемпионате мира.
Александр ГОРБУНОВ

Прощаясь с Эдиком...

И вот теперь я боюсь, что он снова окажется в заключении — не том несправедливом, постыдном для всей страны, не способной и любимца своего защитить от командного произвола, а в совсем ином: самыми искренними и благими намерениями образуемом и более чем заслуженном Стрельцовым, но ведь одновременно и противоречащем досадно сути того непознанного явления, именуемого всеми нами запросто Эдиком...
Рискну предположить, что имя это, окрыленное всеобщей лаской произнесения, и вберет в себя всю громкость эпитетов, в которые Стрельцов, как у нас водится, заключен официально лишь после смерти, когда поспешно компенсируется прижизненное отношение к нему, чаще напоминавшее со стороны властей опалу,— и надеюсь, что сохранение в памяти интонации, с которой неизменно говорили мы про Эдика, обещает ему именно освобождение. То, к чему он всегда стремился — в тайге ли на лесоповале, в быту ли вполне комфортном, когда навязывали Стрельцову что-нибудь неприемлемое ему по сердечной склонности,— мягкость и своеволие сочетались в этом характере с покоряющей окружающих естественностью.
Величие Эдика еще и в том, что величие в любых своих внешних проявлениях было Стрельцову противопоказано.
Осознавая отлично свою значимость, он ее обычно стеснялся и неизменно испытывал неловкость, когда в приятельском кругу ему напоминали о том, кто он: Эдик начинал сразу ворчать, то иронизируя, а то и обижаясь сердито, как на бестактность по отношению к остальным здесь присутствующим, если в компании называли его, например, гениальным футболистом.
Еще в мае (скончался Эдуард Стрельцов в ночь на двадцать второе июля, пережив день своего пятидесятитрехлетия) он, еще в решимости сопротивляться болезни, но уже не совсем убежденный, что сил на такое сопротивление у него хватит, говорил: «На похоронах Яшина подумал, что следующий за Левой — я...»
Не знаю, произносил ли он эти слова вслух на яшинской панихиде. Но откуда-то они стали достоянием молвы — слышал их повторенными разными людьми. Молва, как всегда, права, соединяя в необходимом нынешнему прагматичному футболу мифе двух самых популярных игроков — вратаря и центрфорварда,— жестоко разлученных в действующем футболе, что сократило для нас на шесть лет неповторимое зрелище, а затем нелепо противопоставляемых, разведенных ради бездарной ритуальности на разные полюсы государственного признания.
Александр НИЛИН

Эта игра для нее

В прошедшем августе московские футболистки — команды СиМ («Серп и Молот») и «СКИФ» — впервые участвовали в международном женском футбольном турнире в Оттаве. Этот престижный турнир возник в 1983 году и на сей раз проводился уже в шести возрастных группах. Играли и девочки-«атомы» (до 10 лет), и девочки-«москиты» (до 12 лет), москвички же выступали в старшей возрастной группе (от 18 лет и хоть до ста), где соперничали двадцать команд.
Победительница турнира, 19-летняя полузащитница СиМа Марина Мерзликина рассказывает:
— Не поверите, но в финале, где мы встретились с американками, зрители болели за нас. Организаторы, видно, думали, что эти самые американки выиграют, как и в прошлом году. И пенальти в наши ворота назначили. Но мы завелись, выложились, комбинацию красивую провели и забили решающий мяч. Страсти на поле кипели нешуточные. А только финальный свисток прозвучал, мы с американками обнялись. Там была атмосфера большого праздника. На Западе женский футбол более десяти лет существует. Жизнь, куда ни глянь, показывает, что сначала мы опаздываем, а потом наверстываем, перенимаем спешно их опыт.
Прежде я всерьез занималась легкой атлетикой. Средние дистанции бегала. А в один прекрасный день увидела женский футбол, и что-то в душе моей дрогнуло. Записалась в команду «Лужники». Платила по 7—10 рублей в месяц, на абонементных началах существовали. И после первых же тренировок почувствовала: эта игра для меня. На беговой дорожке в чем радость? Месяцы монотонной работы — и сбросила с личного рекорда секунду. И все. А на зеленом поле — настоящая жизнь. Как обвела, как забила, как вывела острым пасом партнершу — мало-мальские удачи крутятся в голове будто кадры любимого фильма. Против черниговских девчат играли, и мне с лета удалось попасть в верхний угол. Это ж как сон.
Пока, правда, хвастаться особенно нечем. Я ведь только год играю. Вхожу в сборную Москвы. Но недочетов — пруд пруди. Мне бы побольше артистизма и мягкости в обращении с мячом, как у Черенкова. Федор, конечно, мой кумир. Но у женщин тоже отменные мастера есть — так красиво играют, что залюбуешься!
В принципе мы уступаем мужчинам в выносливости и скорости, в динамике уступаем. А в остальном? В интуиции превосходим. И тренеров слушаемся беспрекословно. И тренеры нашей команды другой работы не ищут. А это люди известные: Юрий Александрович Шумилин, который в Ростове играл вместе с Заваровым, и Андрей Викторович Редкоус — в прошлом ведущий форвард московского «Торпедо».
У нас, как и у мужчин, свои национальные школы. Француженки, тс техничные очень. Американки темп нагнетают. Сильны китаянки. В Китае, где в предстоящем году состоится наш мировой чемпионат, по 30—35 тысяч зрителей женский футбол собирает.

Леонид РЕЙЗЕР


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz