каморка папыВлада
журнал Диалог 1990-01 текст-10
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.08.2017, 21:14

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ПАРТИЯ И ОБЩЕСТВО

ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ

Представляем собеседника — Гидаспов Борис Вениаминович — первый секретарь Ленинградского обкома и горкома партии, член Российского бюро ЦК КПСС. На партийной работе недавно, с конца лета 1989 года. До этого занимался научной и преподавательской деятельностью, пройдя путь от ассистента до декана и заведующего кафедрой, профессора Ленинградского технологического института им. Ленсовета. Его путь в науке стремителен: через два года после поступления в аспирантуру — защита кандидатской диссертации, а еще через три года он становится доктором химических наук. С 1977 года Б. В. Гидаспов работал генеральным директором научно - производственного объединения, председателем правления одного из первых в СССР концернов — межотраслевого государственного объединения «Технохим». Много и плодотворно занимался вопросами научного обеспечения оборонных задач, изучения космоса, участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Лауреат Ленинской и Государственной премий, член-корреспондент АН СССР, народный депутат СССР от Петроградского территориального избирательного округа, Председатель Мандатной комиссии Съездов народных депутатов СССР.
Казалось, ничего не предвещало смены деятельности нашего собеседника — большая наука, дело всей жизни,— ведь это почти судьба. И вдруг неожиданно для многих Б. В. Гидаспов соглашается на выдвижение своей кандидатуры для избрания на пост первого секретаря Ленинградского обкома КПСС и вскоре избирается пленумом. Уже одно это событие не прошло незамеченным для общественного мнения в нашей стране. Но особый резонанс вызвали первые его шаги в новом качестве: проведен обстоятельный совет с коммунистами Ленинграда по текущей ситуации в регионе и в стране, разработана, обсуждена и принята объединенным пленумом обкома и горкома КПСС «Платформа Ленинградской партийной организации в современных условиях».

Реакция на эти решения ленинградских коммунистов и проведенный ими вскоре митинг была самая разная: от восторженных приветствий до гневных возмущений. Вот всего лишь несколько писем и телеграмм из почты Смольного:
— «Первое впечатление — стыд, страх, негодование. Стыд за город. Те тысячи (10—20) людей, которые были приведены на митинг руководством Ленинградской партийной организации, еще не Ленинград и не партия Ленинграда. Если Вы, ленинградское руководство партаппарата, хотите настроить ленинградцев против Горбачева, то, смею вас заверить, сегодня у вас ничего не выйдет. Причина простая. Ваши личные успехи, т. Гидаспов, как и партаппарата за годы перестройки, близки к нулю. В активе, дорогие товарищи, у вас пусто. Ваш митинг, как и митинги ОФТ, поднимают, как никто, престиж НФЛ. БЕНЬКОВСКАЯ Е., пенсионерка, г. Ленинград».
— «Готов подписаться под каждой строкой обращения и выступления т. Гидаспова. Считаю необходимым как можно скорее провести партийные собрания, собрания рабочих коллективов по решению пленума, чтобы каждому человеку была ясна позиция ленинградских коммунистов в проведении выборов в местные Советы. КАРАСЕВ А., член КПСС, г. Ленинград»;
— «Полностью поддерживаю принятую платформу Ленинградской партийной организации в современных условиях... Нужно переходить от слов к действиям. СМИРНОВ В., член КПСС, г. Ленинград».
— «Прошу не заниматься ревизионизмом — это прямой подрыв и недоверие к сегодняшним решениям. РОЗОВА В., член КПСС, г. Ленинград».
— «Слушали мы вчера Ваш митинг по телевидению и глазам не верится, что наша парторганизация дошла до такого состояния, что начала во всех наших бедах обвинять ЦК, Политбюро. Мы не защищаем их и видим, что у них много ошибок, но они что-то делают, а что наша Ленинградская парторганизация делает, чтобы навести порядок в Ленинграде и улучшить жизнь людей? Разве к нам Горбачев должен приехать и наводить порядок? ЕРМОЛАЕВ, г. Ленинград».
— «Дорогие ленинградцы, одобряю, поддерживаю вашу принципиальную позицию. ТРОФИМОВА Л., член КПСС, г. Москва».
— «Большевики Ленинграда, я с вами, поддерживаю вас. БОГОМЬЯ Г., член КПСС, г. Минск».

НАПОМНИМ, что некоторая часть ленинградцев, в том числе и коммунистов, несогласных с решениями объединенного пленума обкома и горкома, резолюцией митинга, спустя несколько дней собралась на другой митинг, на котором попыталась высказать собственное, весьма критическое мнение об этих мероприятиях местных руководящих партийных органов.
Разноголосица мнений на этом не закончилась. На II Съезде народных депутатов СССР один из членов этого высшего законодательного собрания, Р. К. Щедрин, будучи столь критически настроенным к решениям объединенного пленума Ленинградского обкома и горкома КПСС, а особенно к резолюции упоминаемого митинга ленинградских коммунистов, высказал даже... недоверие к председателю Мандатной комиссии Съезда Б. В. Гидаспову.
Наблюдая за собеседником и в Ленинграде, во время командировки, и в Москве, в суматошные пред- и съездовские дни, когда внимание к Гидаспову со стороны отечественной и зарубежной прессы все возрастало, немало думал, почему это происходит? Сейчас не время работать над политическим очерком о Гидаспове: нужен более обширный эмпирический материал, необходима проверка его деятельности практикой. Однако на поставленный вопрос, по-моему, все-таки ответ есть. Гидаспов — человек четкой позиции. Ныне это уже немало.
Иметь и отстаивать свою позицию сегодня могут позволить себе весьма сильные люди. Посмотрите, на чем проигрываются предвыборные схватки кандидатов в депутаты? На отсутствии твердых личных позиций. На намерении «проскочить» в народные избранники, прикинувшись то радикалом, то консерватором — в зависимости от аудитории. Но опыт учит людей распознавать, каков же подлинный потенциал личности кандидата. А личность — это прежде всего позиция.
Но именно она — позиция или принципы, как угодно это назовите,— и вызывает ныне особенную ярость у довольно многочисленных «застрельщиков» перестройки, не желающих признавать иных мнений, кроме своих, на словах ратующих всецело за обновление общества, а на деле всеми силами тормозящих ее. Ибо нельзя общество сделать лучшим, постоянно третируя его напоминаниями о своем «кошмарном» прошлом, упрекая в первородном «октябрьском грехе» или, напротив, твердя, что все «перестройки» уже были и известно, чем они кончаются...
Кстати, в одной из бесед с Гидасповым, когда разговор зашел о том, почему некоторой частью общества столь дружно была подвергнута критике платформа Ленинградского обкома и горкома КПСС, деятельность руководителя этих партийных органов, мой собеседник нимало не колеблясь ответил: дело в существовании самой позиции. Когда она есть — уже имеется повод для критики.
А если таких позиций не одна и не две, три, а больше? Тогда формируется платформа. С ней, как и с каждой отдельной позицией, можно не соглашаться, спорить, но для этого ее, как минимум, нужно знать. Итак, вопрос к собеседнику:
— Борис Вениаминович, Вы заявили однажды, что все мы, образно выражаясь, находимся в одной лодке, но гребем-то часто в разные стороны и поэтому крутимся на одном месте. Почему вынуждены констатировать это сейчас, по истечении пяти лет перестройки? Ведь абсолютное большинство советских людей убеждены, что перестройке нет разумной альтернативы, но усилия наши разрозненны, порой направлены в разные стороны. Такая ситуация сложилась и в партийных организациях, когда коммунисты разобщены не только разными представлениями о задачах и методах перестройки, но и практической деятельностью по ее осуществлению. Как, по-Вашему, можно преодолеть такое состояние?
— Действительно, партия по ряду причин оказалась в непростой ситуации. Справедливо считается, что в КПСС отразились все тенденции, которые существуют в нашем обществе. Появились, я не знаю, как их назвать, течения или крылья, во всяком случае, внутри партии обозначились достаточно четко выраженные позиции, сторонники которых считают, что именно они правы: и те, кто стремится вернуть партию к состоянию до апреля 1985 года, и те, кто смотрит на КПСС как на некий гигантский конгломерат, готовый оформиться уже сейчас в многопартийную систему. По этой причине я позволил сравнение нашей партии с лодкой, которая в результате действия таких сил вращается на месте, пока весьма медленно продвигаясь вперед. Конкретно это нашло свое выражение и в том, что процессы демократизации в КПСС заметно отстают от демократизации и политизации общества, по-прежнему преобладают упования на то, что «центр все может», продолжают господствовать командные методы во внутрипартийной жизни. Значительная часть партийных работников живут по старинке, я бы сказал, плывут по течению.
Таковы тенденции, которые обнаружились за последнее время. Мы их отчетливо увидели и у себя в Ленинграде. Обстоятельный анализ складывающейся ситуации по требованию коммунистов был сделан обкомом КПСС в конце лета на собрании актива в Таврическом дворце, где полторы тысячи коммунистов провели откровенный обмен мнениями, длившийся около 15 часов. Мнения были разные, характеризовались многообразием подходов к решению актуальных задач жизнедеятельности и региона, и страны в целом, и партии. По сути, вот когда и вызрело решение начать подготовку объединенного пленума обкома и горкома КПСС. Почему пленума, а не конференции, хотя предложения и такие были? Глубоко убежден, что на подготовку конференции у нас не хватило бы времени, а меры следовало принимать оперативно, к тому же не всегда столь многочисленные форумы способны прийти к выработке программы общих действий: из сегодняшней общественной практики видно, как легко можно утопить любое важнейшее общенародное дело в пустой болтовне.
Однако, безусловно, без широкого сопоставления мнений выработать программу общих действий невозможно. Так появилась необходимость в проекте платформы Ленинградской организации в современных условиях, предложенной перед объединенным пленумом обкома и горкома КПСС коммунистам для обсуждения. Такой документ нам представлялся очень важным для того, чтобы мы не крутились на месте, а знали бы, к какому берегу собираемся плыть.
Проект платформы был обстоятельно рассмотрен почти на десяти тысячах собраний в партийных организациях и трудовых коллективах, широко обсужден в печати, свои соображения по нему высказали свыше четырехсот тысяч ленинградцев. Общими усилиями они внесли более двадцати тысяч дополнений и замечаний к проекту, формулировавшему основные ориентиры Ленинградской партийной организации на пути осуществления перестройки.
— Надо ли каждой, пусть и довольно крупной партийной организации вырабатывать свои платформы типа ленинградской, которая в общем-то претендует на роль программного документа, если оставаться приверженцем сильной и единой КПСС?
— Видите ли, выработка программы партии не есть лишь прерогатива центра. Свой вклад в ее создание обязаны вносить все парторганизации. И сейчас в партии, по крайней мере к такому выводу пришел объединенный пленум обкома и горкома КПСС, ощущается настоятельная потребность в обновлении программных установок. Вот строки из принятого на пленуме документа: «Отсутствие целостной, научной концепции обновления партии сдерживает перестройку работы всех ее звеньев, тормозит процесс обновления общества. Ленинградские коммунисты считают необходимой разработку нового Устава и Программы КПСС». Вот, собственно, в каком контексте просил бы рассматривать появление платформы. Я бы назвал ее нашим определенным вкладом в создание обновленной Программы КПСС, над чем, уверен, надо в самое ближайшее время начинать работу.
Платформа ленинградских коммунистов — это, конечно, не рядовой документ, он вызван к жизни особой ситуацией, которую переживает вся партия. Но вообще-то, когда существует выработанная общими усилиями Программа КПСС, вместе с ней у каждой региональной парторганизации может быть и своя программа действий (не расходящаяся в главном с Программой КПСС), учитывающая местные особенности и способы решения стоящих задач.
— Борис Вениаминович, по-моему, есть основания утверждать, что разработка областным партийным комитетом модели или концепции современного социализма — это и есть та самая демократизация внутрипартийной жизни, о необходимости которой сегодня так много говорится и на местах, и в центре.
В платформе и в ходе беседы Вы дали исчерпывающий ответ: выработка стратегии остается делом центра при активном участии и региональных парторганизаций. Но именно на противопоставлении Ленинградского обкома Центральному Комитету КПСС, Б. В. Гидаспова М. С. Горбачеву ныне пытаются сыграть определенные силы в обществе, намереваясь представить платформу ленинградских коммунистов едва ли не программой свертывания перестройки.
— Для того, чтобы показать несостоятельность подобных утверждений, я назову лишь основные вопросы, которые ленинградские коммунисты считают необходимым обсудить в процессе дискуссии о путях обновления партии. Они сформулированы в платформе:
— исторический путь КПСС, ее заслуги и просчеты в социалистическом строительстве;
— пути развития марксизма-ленинизма как теоретической основы КПСС;
— современная концепция социализма;
— перестройка и проблемы коммунистической перспективы;
— место и роль марксистско-ленинской партии в политической системе социалистического общества;
— политический плюрализм при социализме: его формы и способы осуществления;
— национальное и интернациональное в социалистическом строительстве;
— диалектическое сочетание общечеловеческих и классовых интересов.
Отмечу, что мы уже начали научно обеспечивать осмысление этих непростых вопросов. Поддержали инициативу партийной организации философского факультета Ленинградского университета о создании на их базе регионального центра по разработке современной концепции социализма.
— Как ученый Вы знаете, что без прогнозов нельзя вести научный поиск. А насколько необходим метод научного прогнозирования в партийной работе? С какими проблемами, на Ваш взгляд, может столкнуться партия, скажем, к началу выборов в республиканские и местные Советы, к открытию XXVIII съезда КПСС? На чем уже сегодня надо сконцентрировать усилия коммунистов, чтобы смягчить остроту разрешения накопившихся и возможных проблем?
— Опять сошлюсь на платформу Ленинградской парторганизации, в которой записано, что «политическое руководство в новых условиях невозможно без научного анализа и прогнозирования общественных процессов, что предполагает укрепление связи партийных комитетов с учеными-обществоведами, значительное улучшение специальной научной подготовки партийных работников, активное использование данных социологических и политологических исследований». Это и мое мнение, оно учтено в этом документе.
Партийное строительство вместе с тем — это не есть какая-то сугубо специфическая область деятельности человечества, в которой не могут быть применены те законы и критерии, которыми пользуются в других науках. А раз так, то, естественно, должны существовать и прогнозы, вплоть до прогнозов настроения масс, эволюции их поведения. Это же все описано, причем еще когда?! У меня на столе лежит книга «Коллективная рефлексия» нашего крупного ученого Бехтерева, написанная в прошлом веке. И вы знаете, там можно многому научиться: и как прогнозировать и реагировать на возможные «неожиданности» на митингах, и во время забастовок и выборов. Социальная психология — наука серьезная. Тут надо много читать, изучать и творчески применять.
Что касается прогнозов будущего состояния партии, то, думаю, быстрого разрешения проблем ждать не приходится. Как мы будем выходить из этого положения, я пока не знаю. Здесь надо искать не только поле для компромиссов. Нужно находить принципиально новые подходы, которые позволили бы демократизировать партию, но и вместе с тем сохранить единство КПСС как главной политической силы нашей страны.
Надо принимать решения в том духе, как, кстати, советует ЦК КПСС: не дожидаясь команд из центра, не оглядываясь ни на кого, беря полную ответственность на себя, советуясь со своей совестью и со своими товарищами, которым доверяешь.

ПРЕРВЕМ ПОКА НАШУ БЕСЕДУ. После декабрьских Пленумов ЦК КПСС, II Съезда народных депутатов СССР, общаясь с партийными работниками, депутатами из разных мест, не единожды задавал им вопросы: обратили ли они внимание на «ленинградские события», как их окрестили некоторые публицисты? Практически все отметили свое повышенное внимание к деятельности ленинградских коммунистов последнего времени. Тут, пожалуй, с почтой Смольного нет существенных различий. Мнений много, в том числе разных. Почему такое внимание? Сосед ленинградцев — А. Н. Ильин, первый секретарь Псковского обкома КПСС, народный депутат СССР, заметил, что в какой-то степени вступили в силу объективные процессы: когда партия и страна переживают переломные события, всегда ярко проявляется позиция наследников традиций питерских большевиков — коммунистов Ленинграда. Как правило, это принципиальная, ответственная, высокогражданская позиция. Хотя, разумеется, мы не во всем согласны с соседями, отметил он, скажем, у нас свои взгляды на некоторые пути развития нашего общего экономического региона. Но это по частным вопросам, а в целом мы — коммунисты Псковщины — поддерживаем ленинградцев в их решимости твердо отстаивать приверженность социалистическим ценностям.
Шахтер из Кемеровской области В. М. Гвоздев, народный депутат СССР, отметил, что ряд претензий ленинградцев к центру вполне обоснован, подчеркнув в то же время необходимость наращивания собственных усилий руководителями коммунистов города и области по выходу из кризиса в экономике, общественно-политической ситуации.
Как видите, мнение рабочего несколько иное, чем у партработника. Причем так думает не только шахтер из далекого сибирского города. У него есть единомышленники и в Ленинграде.
— Борис Вениаминович, перед одной из наших бесед я побывал на объединении «Светлана» и, честно говоря, был уверен, что встречу буквально восторженные мнения о новом первом секретаре обкома и горкома КПСС. Ведь просмотрев почту Смольного, я увидел много приветствий в Ваш адрес от трудящихся, ветеранов. Однако, поговорив с целой группой рабочих-станочников, с членами выборных органов цеховых, производственных парторганизаций, при общей положительной оценке первых Ваших шагов на этом посту с их стороны были и весьма критические замечания. Знаете, чего в основном они касались? Что областные и городские власти слабо наводят порядок, нет строгости, последовательности в их действиях. Как Вы к этому относитесь?
— С пониманием. Люди устали ждать. Когда им говорят: давайте, мол, еще подождем 15 месяцев, после этого у нас экономика будет налаживаться, они уже это плохо воспринимают. Поэтому неудивительно, что большая часть коммунистов ждет быстрых результатов. Но, с другой стороны, радует, что далеко не все удовлетворены тем, что мы делаем. Если бы все были удовлетворены нашей работой, это означало бы, что достаточно слов и не нужно дела, а к нему мы только подступаемся. К сожалению, медленнее, чем хотелось бы.

ОТСТУПЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ. Мы значительно обеднили бы наши представления о процессах, протекающих в Ленинградской партийной организации, о положении и позициях ее руководства, если бы не коснулись еще одной проблемы. Речь идет о непростых отношениях местного партийного руководства и интеллигенции, имеющих давнюю историю, сложившихся еще со времени ждановского командования деятелями науки и культуры. Увы, не прояснились до конца эти отношения и в последующем. Всякий новый руководитель, обосновавшийся в Смольном, вызывал острый интерес у интеллигенции: как-то теперь сложатся их отношения? Гидаспов не стал исключением. Правда, для научно-технической интеллигенции в общем-то он был известной фигурой, а вот для творческой, художественной — нет.
Мне довелось присутствовать в ноябре прошлого года на встрече Гидаспова с творческой интеллигенцией. Сказать, что это была «встреча в духе полного взаимопонимания» — значит покривить душой. Интеллигенция — ведь это, пожалуй, самая сложная, полная внутренних противоречий часть общества. Она никогда не являлась некой монолитной массой, а вся сплошь состоит из так непохожих индивидуальностей. Представьте себе, как особенно сегодня сложно с ней вести разговор! С этим пришлось столкнуться и нашему собеседнику.
Но не надо идеализировать и Гидаспова. С ним «творцам» тоже было непросто вести разговор: он тверд, порой излишне категоричен, что нервирует находящуюся в вечных сомнениях интеллигенцию. Это раздражение было усугублено впечатлениями от первого митинга ленинградских коммунистов, на котором, как показалось интеллигенции, слишком принижалась, а то и отрицалась ее роль в перестройке. Немало претензий было высказано по поводу слабой работы местных властей по наращиванию материальной базы культуры.
Отвел ли сомнения Гидаспов? И да, и нет. Скажем, не могло не порадовать присутствующих, что по настоянию партийного руководителя под книгохранилища уникальных ленинградских библиотек намечено отдать ряд пристроек к Смольному. «Других подходящих в городе помещений сейчас нет,— сказал Гидаспов,— а книги надо спасать немедленно».
Однако ответ нашего собеседника на вопрос об его отношении к ситуации вокруг Ленинградской писательской организации, когда одна часть поэтов, прозаиков, критиков порвала с прежним руководством, не смог удовлетворить всех присутствующих. Видимо, от него хотели услышать слова поддержки в адрес нового творческого объединения...
— На встрече с творческой интеллигенцией звучала критика в адрес местного партийного руководства за то, что оно запаздывает с принятием решений по ускорению перестройки в духовной сфере жизни общества. Ваше мнение на этот счет?
— Действительно, опаздываем. Хотя это характерно не только для нас и не для одной лишь области культуры.
— Что мешает динамизации процессов, кто ответствен за опоздания?
— Мешают апатия и инерция людей, в том числе и среди коммунистов всех уровней.
— Всего лишь?
— Да! Главные препятствия — это апатия и инерция. На них паразитирует и тот же экстремизм, который проявляется как раз тогда, когда апатия и инерция «правят бал». Скажем, пригнали в Ленинград эшелоны с продовольствием, товарами народного потребления, с трудом мы все это закупили за границей, а инерция, неповоротливость не дают возможности быстро это довести до прилавков, помочь себе же! Люди нервничают, начинают искать ведьм, говорить о том, что существует, мол, мафия какая-то, которая не позволяет всем этим быстро обеспечить народ. А когда поглубже на это дело взглянули, разобрались, там обычная, к сожалению, обычная, безответственность. Наказываем, целый ряд уголовных дел возбудили. Но все-таки вокруг этого ажиотаж создавать нельзя, потому что это опасная штука: у людей зародить иллюзию, что достаточно взять кнут, а то и пистолет — и дела будут поправлены. Это иллюзия. И притом опасная. Надо работать с людьми, другого выхода нет.
— Борис Вениаминович, Вы не раз заявляли, что не являетесь сторонником «жесткой руки». Но меры по оздоровлению общества, экономики предлагаете, как много говорят об этом Ваши оппоненты и критики, авторитарные, недемократические. Вот якобы и совмещение двух важных партийных постов в регионе Вы осуществили для укрепления режима личной власти. Кстати, мол, и практику эту Вы привнесли из периода 30-х годов — времени господства административного стиля руководства. Что бы Вы ответили на это?
— Совмещение постов первых секретарей обкома и горкома КПСС — требование коммунистов региона. Во время обсуждения проекта платформы было выявлено три подхода к улучшению работы Ленинградского городского и областного комитетов партии. Первый — вывести городской комитет партии на прямое подчинение Центральному Комитету с тем, чтобы существовали две партийные организации, как в Москве МГК и Московский областной комитет партии.
Второй подход — упразднить городской комитет партии. Это несмотря на то, что Ленинград и область — единый народнохозяйственный комплекс, что наш город — крупнейший культурный и промышленный центр, у которого много специфических проблем.
Поэтому после долгих обсуждений пришли к тому, что нужна серьезная реорганизация работы областного и городского комитетов партии. Таким образом, остановились на объединении этих двух партийных постов в одном лице, чтобы могли наиболее полно работать и с интеллигенцией, и с рабочим классом, и с крестьянством, чтобы не забывать сферу развития города как крупнейшего мегаполиса, знать стратегию развития промышленности и вместе с тем понимать задачи развития сельскохозяйственного производства. Чтобы чувствовали, что такое Ленинградский регион в масштабах страны, начинали отрабатывать взаимодействие «регион — регион» «регион — республика» и т. д.
Совмещение должностей — это был первый шаг. За ним последовал второй — это и новое распределение функций между секретарями городского и областного комитетов партии, и соединение параллельно действующих звеньев в аппарате управления, и единство планирования и управления.
Конечно, все это, если сильно захотеть, можно рассматривать и как «укрепление режима личной власти», но на самом деле это дополнительные обязанности, дополнительная ответственность и сохранение ленинградских традиций.
— Как Вы относитесь к совмещению постов секретаря партийного комитета и председателя Совета народных депутатов?
— Хотел бы подчеркнуть, что я категорический противник совмещения должностей партийного секретаря и председателя городского Совета или иного уровня — не имеет значения. Я считаю, что Советская власть, о которой мы все время говорим, должна взять власть в свои руки, обязана наконец это сделать. Нужно дать ей все возможности для этого. Вплоть до того, что, если потребуется, направить, рекомендовать в Советы на работу лучшие силы партийных организаций, которые достаточно подготовлены к управлению, умеют работать с людьми, знают задачи города, области, региона, страны, наконец.
— Борис Вениаминович, по решению декабрьского Пленума ЦК КПСС Вы вошли в состав еще одного высокого руководящего партийного органа. Я имею в виду созданное Российское бюро ЦК партии. Насколько целесообразно было, задаются вопросом многие коммунисты, вновь, как и три десятилетия назад, создавать этот партийный орган?
— Видите ли, Россией в тех условиях, в которых оказалась страна, надо заниматься. Скажем, 3—4 года тому назад я бы сказал, что создание бюро или Секретариата ЦК по России — это излишнее структурное звено, но теперь, когда у нас каждая республика начинает искать пути по расширению своей самостоятельности, российские партийные организации (я не говорю «Компартия России») тоже должны иметь такой орган, который бы направлял, координировал действия, мог бы обобщать различные точки зрения, объединял усилия парторганизаций различных регионов республики. Таким образом, регулировать взаимоотношения и экономические, и партийные, и социальные по всей России необходимо. Хотя при этом надо учесть негативный опыт, который имелся до 1966 года, когда внутри ЦК КПСС существовали подразделения по России.
— Еще один вопрос, который сегодня активно обсуждается в партии и обществе: правильно ли, что Российское бюро ЦК сформировано без широкого участия делегатов от парторганизаций РСФСР? Может быть, для этого следовало бы созвать российскую партконференцию?
— Декабрьский Пленум ЦК КПСС образовал Российское бюро ЦК, т. е. структурное подразделение в составе Центрального Комитета партии, поэтому для этого достаточно было полномочий Пленума. Хотя вполне согласен, что вопрос о созыве российской партконференции назрел. И она должна, на мой взгляд, собраться еще до XXVIII съезда КПСС. И было бы правильным, если бы уже на ней был создан орган, координирующий деятельность партийных организаций России. Это было бы более демократичным и правильным решением. Но вместе с тем на нынешнем этапе нельзя было обойтись без создания Российского бюро ЦК. Ведь без него трудно сделать необходимые шаги, скажем, и по созыву российской партконференции или накопить первый опыт работы органа, координирующего деятельность всех российских парторганизаций. Думаю, что в таком виде и составе Российское бюро ЦК просуществует лишь до съезда КПСС, а точнее — до конференции парторганизаций России. И там будут внесены коррективы в его деятельность, вероятно, и в состав, а может быть, произведены и какие-то другие изменения.
— Вы как-то сказали, что стоите за то, чтобы было как можно больше рабочих в ЦК. А в Политбюро? Сейчас в предсъездовской дискуссии все чаще раздаются призывы, чтобы в будущем составе Политбюро были представлены наиболее подготовленные рабочие. Что Вы думаете по этому поводу?
— Есть достаточно большая группа рабочих, с которыми мне приходилось общаться — и раньше, и сейчас. Это люди, которые могут занимать серьезные посты в государстве и партии. Это люди государственного мышления, они выросли из гущи самой жизни, знают ее не понаслышке и, конечно, могут принести большую пользу, работая на государственном и общепартийном уровне.
Думаю, что сейчас многие осознали важность этих мер, но пока еще не знают, как подступиться к их осуществлению. Проблема, на мой взгляд, заключается в том, что не умеем или не хотим выявлять подлинных лидеров, т. е. людей, уже сейчас пользующихся в коллективах, регионах реальным авторитетом, которым надо дать власть и они этой властью будут пользоваться правильно. Пока же — что бы ни говорили — клянемся, божимся, но людей подбираем по-прежнему, по анкете.
— Коммунисты Василеостровского райкома партии высказались за созыв внеочередного съезда партии и переизбрание на нем Центрального Комитета. Но объединенный пленум обкома и горкома выдвинул другое предложение — провести в ближайшее время расширенный Пленум ЦК. Декабрьский Пленум ЦК КПСС согласился с таким предложением. Для чего необходимы расширенные пленумы ЦК КПСС? Каковы должны быть их роль, характер, состав?
— Что такое расширенные пленумы? На мой взгляд, они должны созываться всякий раз, когда возникает сложная ситуация в партии, в стране. На них должны быть представлены профессиональные партийные работники, обязательно надо приглашать секретарей низовых партийных комитетов, райкомов, горкомов, крупных партийных организаций, активистов, у них свой взгляд на вещи, они ко многому имеют собственный подход. Вот это и есть расширенный пленум. На нем самый главный вопрос должен быть о выработке какого-то чрезвычайного или весьма важного общепартийного мероприятия, скажем, подготовка к съезду партии. А это включает в себя все: 1) историю вопроса (что мы имеем); 2) анализ тенденций (куда мы движемся); 3) концептуальные предложения (что надо делать); 4) практические меры (как этого добиваться, каким путем, кому и что поручить). Вот это и есть дело расширенного пленума.
Хотя не только расширенный пленум надо проводить, чтобы выработать оценку и анализ текущего момента. Это должен делать каждый Пленум ЦК партии. Ведь жизнь так быстротечна, а коммунисты должны всегда знать линию ЦК.
Без четкой оценки текущего момента невозможно определять тенденции. Для того, чтобы грамотно руководить, не нужна абсолютная цифра, нужно знание тенденций. Для принятия решения высокого уровня это особенно обязательно. А мы часто замыкаемся в частоколе цифр.
Без науки же верно обнаружить тенденции трудно. Науку не надо считать вспомогательной силой. У нас взгляд на науку чисто утилитарный. Вот создались проблемы экономики. Где, с гневом спрашиваем, были ученые-экономисты?! Или образовались проблемы в социальной сфере. Где были социологи?! и т. д. Надо, на мой взгляд, отталкиваться от обратного, искать таких людей, которые бы, опираясь на широкий спектр мнений, смело разрабатывали концепции, а другие, так называемые «ЛПР» — лица, принимающие решения, должны опираться на их мнение.
Если мы и в политике добьемся, чтобы все, кто захочет, не требовали от Политбюро выработать концепции, а чтобы Политбюро говорило специалистам: «А ну-ка, выработайте концепцию, а мы примем решение — принимать или не принимать», чтобы, базируясь на этом материале, можно было осуществлять ответственные или, как принято у нас теперь говорить, «судьбоносные» решения.
— В заключение беседы вернемся, с чего начали: к самым насущным, повседневным нуждам людей. В связи с этим вопрос: с чем идут ленинградские коммунисты на выборы в республиканский и местные Советы?
— У нас есть две стратегические задачи. Первая, с моей точки зрения, является относительно простой и в то же время очень сложной. Это помочь людям выбрать из многих сотен тысяч ленинградских коммунистов и беспартийных, в том числе и членов «фронтов» и т. п., тех лидеров, которым можно доверить управление самым сложным обществом. Это первое. А мы эту работу делать еще толком не умеем.
Второе. Это хорошо выявилось на II Съезде народных депутатов СССР. Без наведения порядка, без заметно ощутимых сдвигов в торговле, без насыщения прилавков магазинов товарами — мы убеждены — на выборы мы можем не ходить: будем биты. Поэтому опять повторюсь, но скажу: надо работать.
Что же, позиция руководства ленинградских руководящих партийных органов ясна. Важно, чтобы теперь она была подкреплена конкретными делами, направленными на улучшение жизни людей. Время властно требует четких позиций и решительных действий.

Беседу вел В. АЛЕКСЕЕВ


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz