каморка папыВлада - журнал Человек и закон 1983-09 текст-6
каморка папыВлада
журнал Человек и закон 1983-09 текст-6
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 27.02.2017, 12:03

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

СОБЕСЕДНИК

читатель сообщает, предлагает, размышляет

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ

ВСЕГДА ГОТОВЫ ПРИЙТИ НА ПОМОЩЬ

Город наш молодой — здесь живут строители железнодорожной магистрали Сургут — Новый Уренгой. В основном это хорошие ребята, многие из них по комсомольской путевке приехали на Север, где ныне разворачивается настоящая битва за нефть и газ.
Но есть и такие, для кого главным мерилом в жизни является рубль. Как правило, к общественной дисциплине они относятся снисходительно и, к сожалению, успевают оставить о себе недобрую память.
Известно, какое беспокойство и возмущение трудящихся вызывают пьянство, хулиганство, тунеядство. И очень правильно говорилось на июньском (1983 года) Пленуме ЦК КПСС — для устранения этих уродливых явлений одной только постоянной пропагандистской работы мало, нужно усилить и меры правового порядка. Вот почему ежедневно десять — двенадцать человек с красными повязками выходят на улицы Ноябрьска. Это дружинники. Их часто можно видеть в молодежных общежитиях, клубах, на танцплощадках.
Добровольная народная дружина по охране общественного порядка состоит из передовиков производства строительно-монтажного поезда № 329, механизированных колонн № 15 и № 87, железнодорожников отделения временной эксплуатации, автоколонны № 7. В ее рядах 150 человек. Штаб дружинников находится в помещении общественного пункта охраны порядка.
Председатель совета общественного пункта коммунист В. В. Сизоненко рассказывает:
— Дружинники всегда готовы прийти на помощь человеку, попавшему в беду, непримиримо относятся к правонарушителям, стараются укреплять социалистическую законность.
...Дежурная по молодежному общежитию строительно-монтажного поезда № 329 производственного объединения «Тюменьстройпуть» дважды делала замечания жильцам комнаты № 13. Не в меру «веселые» постояльцы не унимались. На помощь пришли дружинники. Они предупредили Е. Устинкова, В. Липчинского о возможных последствиях нарушений правил социалистического общежития. Вроде поняли. Но через тридцать минут в комнате опять возобновились пьянка, шум, ругань. Дружинники доставили нарушителей в общественный пункт, где были составлены протоколы. Постановление народного судьи — 10 суток административного ареста.
...Старший оперативной группы В. К. Федосенков сразу понял двух взволнованных мужчин: десять минут назад неизвестные угнали грузовую автомашину. «Свои, наверно, подростки,— подумал Федосенков.— Может случиться беда». И дал команду:
— Перекрыть все дороги, ведущие из поселка!
Через несколько минут дружинники вышли на перекрестки. До глубокой ночи простояли посты дружинников. Но машина не появлялась. Утром ее обнаружили на таежной просеке. На кого подумаешь? И все-таки дружинники А. Чураков, И. Фонтаний нашли нарушителей.
А еще через некоторое время совет общественного пункта охраны правопорядка принял решение: разработать и прочитать для школьников, молодежи общежитий цикл лекций «Молодежь. Закон. Государство».
Сизоненко тепло отзывается о дружинниках, которые прилагают много сил и стараний для обеспечения отдыха строителей железной дороги. Это слесарь Ф. Клыков, моторист В. Конев, плотники Б. Максимчук, Д. Михно, столяр Ю. Тауснев, тракторист В. Ткаченко из строймонтажного поезда № 329, экскаваторщик Ю. Виговский, шофер И. Георгиу из мехколонны № 15, шоферы Н. Копошко, Э. Донсков из автоколонны № 7 и др.
У строителей железной дороги Сургут — Новый Уренгой пользуется авторитетом и стенная газета «Дружинник». Она выходит два-три раза в месяц. И главные ее корреспонденты — дружинники, работники милиции, прокуратуры, народного суда.
Общественный пункт охраны порядка, народная дружина Ноябрьска созданы три года назад. Нелегко было все это организовать в таежной глухомани, откуда до ближайшего города «большой» земли 250 километров. Но строители железной дороги решили: мы за все в ответе и сами в своем доме наведем порядок. И теперь работает, действует общественный пункт охраны порядка, ежедневно несут вахту дружинники. Об эффективности их работы говорит хотя бы такой факт — за три года количество нарушений общественного порядка сократилось в несколько раз.

И. АРСЕНЮК, монтер пути строительно-монтажного поезда № 329 объединения «Тюменьстройпуть»
г. НОЯБРЬСК, ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

КОРОТКО — О ВАЖНОМ

КОПЕЙКА НА МОРОЖЕНОЕ

Долг, ответственность, требовательность — это те нравственные категории, которые определяют наше отношение к жизни, к людям, наконец, к самим себе.
Да, мы много говорим о воспитании, о поведении в школе, дома, на улице, в общественном транспорте. Но порой за большим забываем о малом, о «мелочах», которые, к сожалению, не так редки в нашей повседневной жизни. А мелочи ли это?
Как-то вечером, возвращаясь домой после занятий, я невольно стала свидетелем вот такого случая. Впереди меня шла уставшая женщина, в обеих руках она несла сумки, полные продуктов. У палатки с мороженым стояли две школьницы, явно чем-то озабоченные. Когда женщина поравнялась с ними, одна из девочек подбежала и попросила: «Нам не хватает десяти копеек на мороженое. Одолжите, пожалуйста». Женщина взяла в одну руку обе сумки, стала искать мелочь в кармане, затем в кошельке и, не найдя, смущенно улыбнулась. А две девчонки, даже не извинившись, остались поджидать следующую «жертву».
Казалось бы, незначительный эпизод. Часто нам приходится видеть, как какой-нибудь мальчишка просит у прохожего дяди копейку «позвонить» или «на кино не хватает». И сердобольные взрослые не смеют отказать, если, конечно, находится мелкая монета. Складывается впечатление, что просить деньги у незнакомых людей стало чем-то вроде своеобразной игры.
Стоит задуматься, почему в наше время, когда благосостояние советских людей растет год от года, когда дети постоянно ощущают заботу взрослых, встречаются подобные случаи. Не оттого ли, что наши дети не знают цену этой самой копейки? Дело даже не в том, нужно ли отказать, или дать ребенку деньги. Гораздо важнее объяснить, что деньги, как свои, так и чужие, надо беречь, потому что они непросто достаются.
Есть и другая сторона вопроса. Эта на первый взгляд безобидная просьба может обернуться привычкой. А в будущем — желанием жить за чужой счет.
Из копеек складываются рубли, из маленьких привычек и поступков складывается характер.

В. ХОЛОДОВА, студентка
г. МОСКВА

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

СТЕРПИТСЯ - СЛЮБИТСЯ?

Внимательно слежу за всеми публикациями «Собеседника». И вот подошла такая минута, что захотелось и мне рассказать о своей жизни.
Начну с самого начала.
Вышла замуж рано, в 18 лет. Можно сказать, по расчету. Я имею в виду не деньги. Вышла за калеку. Думала, будет ценить больше, любить крепче. Да и с отцом у нас были разлады, хотя я у них единственный ребенок. Не видела отцовской ласки, лишь постоянные окрики, ругань, всю жизнь он был всем и всеми недоволен. Вот и хотелось мне поскорее уйти из дома...
С мужем жили дружно, понимали друг друга, уважали и всюду и всегда были вместе. Даже на работе старались выкроить минуту, чтобы встретиться — ведь работали на одном заводе, в одном цехе. Не замечала я его физического недостатка, не придавала ему значения, а люди удивлялись: что я хорошего нашла в этом человеке? Удивлялись и завидовали.
Но с рождением ребенка все переменилось. Я очень хотела стать матерью, а он считал, что еще рано детьми обзаводиться. Не послушалась я его, родила сына, и сразу же мы резко отошли друг от друга. Он решил, что сыном должна заниматься мать, я же считала, что эти заботы должны быть общими. Он стал злоупотреблять спиртным, а я озлобилась. Денег постоянно не хватало, и я пошла работать, не досидев до года, как положено кормящей матери.
А потом пришла любовь к другому. И с нею неприязнь к мужу, та самая неприязнь, которой я так боялась. Много пролила слез, многое передумала, прежде чем решилась уйти от мужа. Рассудила так: чем такой отец, лучше вообще без него. Но с тем человеком, которого полюбила, ничего не вышло. Промучилась, именно не прожила, а промучилась с ним шесть месяцев и уехала из родных мест. Вторично вышла замуж и снова не по любви. Сыну, рассуждала я, нужен отец, но ошиблась в выборе. Вышла за пьяницу в полном смысле слова, все надеялась, что пить бросит, но даже рождение дочери не заставило его удержаться от соблазна перед «зеленым змием». В итоге в 26 лет я осталась вдовой. На руках двое детей.
Нет, я не испугалась трудностей, да и люди вокруг не оставили в беде. Мне дали двухкомнатную квартиру, постепенно я купила всю обстановку, дочь устроила в детсад.
И вот живем мы и нужды не знаем, но ведь мне скоро тридцать стукнет, дети вырастут, разлетятся, а я останусь одна. Очень трудно в этом возрасте выйти замуж, тем более после вторичного замужества, когда испытала все муки. Боюсь опять ошибиться. А время идет. Встретила недавно человека. Любви к нему не ощущаю, но потянулась к нему всей душой. Предложил он мне выйти за него, а я и не знаю, как быть. Вдруг снова осечка? Говорят, стерпится — слюбится. А я все чаще прихожу к мысли, что без любви крепкий брак невозможен.
Написала, а сама и думаю: стоит ли это письмо отправлять? Кому нужно оно?
Но все же хочу узнать ваше мнение, мнение других читателей журнала по поводу дальнейшей своей жизни.

ОЛЬГА В.
г. НОВОСИБИРСК
• • •


Редакции отвечают

ПРОКУРАТУРА АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ССР. В редакцию журнала обратился рабочий совхоза им. М. Гулиева Кедабекского района Азербайджанской ССР М. Искендеров с жалобой на действия директора совхоза Т. Байрамова.
По поручению прокуратуры АзССР ревизором министерства плодоовощного хозяйства республики проведена проверка. Выяснилось, что М. Искендеров был отстранен от работы незаконно, заработная плата была ему выплачена несвоевременно. За допущенное самоуправство директор совхоза Т. Байрамов привлечен к дисциплинарной ответственности.

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КОМИТЕТ НАРОДНОГО КОНТРОЛЯ. Житель Яранского района Кировской области Г. Сауров в своем письме в редакцию сообщил о фактах небрежного хранения сельскохозяйственной продукции в совхозе «Высоковский». Как сообщил редакции Кировский областной комитет народного контроля, в период уборки урожая прошлого года в этом хозяйстве действительно была допущена порча зерна.
Решением бюро Яранского РК КПСС директору совхоза Г. Шевнину за проявленную бесхозяйственность объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку. В ходе проверки письма нашего читателя выявлены недостатки в содержании маточного поголовья скота. Областной комитет народного контроля обязал руководство совхоза принять меры к обеспечению его сохранности.

ПРОКУРАТУРА ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ. Работники Тейковского хлопчатобумажного комбината сообщили редакции о злоупотреблениях служебным положением заведующей детским садом А. Семеновой.
Письмо проверено прокуратурой Ивановской области. Факты подтвердились. По вине А. Семеновой, в результате ее халатного отношения к своим служебным обязанностям были испорчены продукты питания на сумму свыше 380 рублей. В дальнейшем, чтобы скрыть порчу, заведующая умышленно искажала отчетность о расходовании продуктов на питание детей.
За допущенную безответственность А. Семенова с занимаемой должности уволена, она полностью возместила нанесенный ею ущерб. Директору Тейковского хлопчатобумажного комбината внесено представление о необходимости усилить контроль за работой подведомственных учреждений.

СОВЕТ МИНИСТРОВ ТАТАРСКОЙ АССР. С письмом в редакцию обратился инвалид Великой Отечественной войны А. Шигапов. Он жаловался, что жители деревни Брек Верхнеуслонского района не имели возможности приобрести товары первой необходимости из-за отсутствия продавца в магазине. За серьезные упущения в работе директор Шеланговского районного торгового предприятия А. Фатхуллин отстранен от занимаемой должности. Работа магазина налажена.

СОБЕСЕДНИК


продовольственная программа - всенародное дело

Некоторые проблемы колхозного рынка, развитие и совершенствование его деятельности — вот что волнует ленинградского писателя Захара Дичарова, как и многих наших читателей. В публикуемых заметках писатель делится своими наблюдениями и предложениями, которые, по его мнению, помогут лучше наладить дело, а также усилить борьбу со злоупотреблениями разного рода.
Но разговор не только о рынке...
Итак, слово писателю ЗАХАРУ ДИЧАРОВУ.

ЛАЗЕЙКИ

Как каждому писателю, мне приходится часто бывать в командировках, посещать предприятия, колхозы, беседовать со множеством людей, одним словом, вторгаться в жизнь. А она далеко не однозначна и не всегда приносит одни положительные эмоции.
Конечно, душа радуется, когда видишь, как спорится работа, какую гражданскую активность проявляют труженики в борьбе за выполнение программ нашего экономического и социального развития, как внедряются и все решительнее пробивают себе дорогу принципы сознательного соблюдения государственной дисциплины, порядка во всех сферах жизни. Но, к сожалению, не всегда и не везде дела ведутся с достаточной эффективностью, не всегда и не везде дается бой расточительству, бесхозяйственности, стяжательству. Есть еще люди, в том числе и должностные лица, которые трудятся без интереса к получаемым результатам, ведут себя на производстве пассивно. Отсюда неисполнение или недостаточно полное исполнение служебных обязанностей, равнодушное отношение к потерям, к общенародному достоянию, неаккуратное, порой граничащее с преступлением, отношение к товарно-материальным ценностям.
А попытка некоторых нажиться за счет ближних, урвать побольше, дать обществу поменьше! А частнособственнические устремления! Разве они не мешают нам жить, не портят социальный климат, не действуют развращающе на ближайшее окружение? Конечно же, да.
На XXVI съезде КПСС, на ноябрьском (1982 года) и июньском (1983 года) Пленумах ЦК КПСС указывалось, что надо всеми организационными, финансовыми, юридическими средствами накрепко закрыть всякие щели для тунеядства, взяточничества, спекуляции, для нетрудовых доходов, любых посягательств на социалистическую собственность.
Так давайте сообща бороться за выполнение решений партии, давайте пристальнее осмотримся вокруг себя и открыто, нелицеприятно укажем — вон там непорядок, вот тот живет не в ладах с нашей моралью, с нашим законом, вот здесь надо то-то и то-то исправить. Это и поможет преодолеть инерцию бытующего порой равнодушия, привычку мириться с негативным.
В этих своих заметках я буду говорить о разном, и главным образом о том, что вызывает у меня протест. Может быть, «охват» замеченного мной покажется уж больно пестрым, но что поделаешь: не писать же по каждому поводу отдельные заметки.
Итак...
О безнравственности обогащения нечистыми способами, о преступности методов, к которым прибегают алчущие и жаждущие «красивой жизни» в стремлении набить карман крупными купюрами, не утруждая себя честным трудом,— писалось и говорилось уже много. Возникает вопрос: нужно ли стократно формулировать то, о чем уже не раз говорилось и что не только не свойственно нашей действительности, но и запрещено законом?.. Не слишком ли долго и усердно мы убеждаем, разъясняем, уговариваем там, где нужно пресекать, наказывать порок, разить его?..
Богатство, деньги и ценное имущество не сваливается само собой в «бриллиантовые руки». Его не всегда выигрывают по трехпроцентному выигрышному займу, оно редко достается в наследство от престарелой тетушки, которая будто бы собирала его по зернышку.
То богатство, о котором я веду речь и которое мы называем неправедным и нажитым неправомерно,— делают. Его выносят, вывозят, тайно составляют — может, по грошу, а может, и по сотняге сразу — через какие-то лазейки. И вот на эти-то лазейки и хочется обратить внимание.
Что же они собой представляют, и почему мы не можем крепко-накрепко их закрыть? Почему порой закрываем слабо, не заделываем прочно, а так, что остается все же щель, щелочка, через которую денежки или иные блага, имеющие немалую цену, текут да текут, притекая в некое прибежище с именем и фамилией. И адресом тоже.
В первую очередь хочется сказать о городских рынках. Кто бывает на них сравнительно часто, может приметить, что нередко одним и тем же товаром постоянно промышляют одни и те же лица. Проходит год, два... Спросить бы: где берут они столь неиссякаемые запасы фруктов, орехов или цветов?
Я разговаривал с работниками ленинградских рынков. Если проверить состав тех, кто здесь торгует, то окажется, что многие из них — либо лица пожилого возраста, выполняющие поручения других (эдакие современные «приказчики»...), либо люди, не имеющие определенных занятий, либо же деляги, обладающие «липовыми» справками. Часто эти «знакомые лица» — обыкновенные скупщики, перекупщики, имеющие хорошо налаженные связи с районами с теплым климатом. Товар доставляют самолетами. Посредники (они же, случается, продавцы) получают приличную мзду, а так как лазейка эта открыта круглый год, то и оседание солидных денежных сумм в карманах рыночных дельцов не прекращается.
Впрочем, видим мы на рынках и самих пришельцев из знойных регионов страны. Они подолгу проживают в Москве, Ленинграде, Киеве, снимают за солидную плату квартиры или без особых хлопот с бронью — номера в гостиницах, нигде не работают. Вся их «деятельность» сосредоточена на базарном «пятачке». Нередко помногу пьют, скупают ценности, ими же спекулируют. Среди них и молодые люди, чей труд мог бы быть использован с большей пользой там, где ощущается нехватка рабочей силы.
Однажды, находясь в командировке в Орле, я заглянул на тамошний рынок. Проходя вдоль «фруктового ряда», обратил внимание на молодого человека, торгующего мандаринами и грецкими орехами по ценам несусветным. Видимо, это обстоятельство вызвало известную реакцию покупателей, торгашом заинтересовалась милиция. Он оказался студентом вуза, который доставил с юга полную автомашину товара. Спросили:
— Откуда столько?
— Из собственного сада. Вот справка.
— У вас что — сад размером с небольшой совхоз?
— Ну-у... Соседи еще попросили.
В итоге выяснилось, что сад был государственным, и следствие это сумело доказать непреложно. Что же касается «справки», то она оказалась липовой, хотя дало ее официальное учреждение.
Не знаю, как у кого, а у меня создалось впечатление, что рынки, снабжая население продуктами, которые не всегда в должном качестве можно найти в магазинах, становятся иногда своего рода местом, где формируется некий слой «деятелей», паразитирующих на потребностях людей, «деятелей», никак не могущих быть названными трудящимися. Их доходы редко подвергаются проверке, никаких налогов, кроме одного рубля в день за право торговать, они не платят.
Не знаю, однако, кого за это упрекать. Ибо юридически мы так все обставили, такую развернули «рыночную демократию», что и упрекнуть никого не в чем! Как сказано в «Справочнике работника колхозного рынка» (М., 1980), местные органы власти не вправе устанавливать цену на сбываемый товар, то есть вводить тариф. Продающий может, используя конъюнктуру, запросить любую цену; покупатель волен брать товар или не брать. Сказано в правилах также, что никаких документов, позволяющих проверить законность происхождения товара (что товар — именно с личного приусадебного участка, а не перекуплен, не похищен), документов, устанавливающих личность продающего, требовать нельзя. Не положено.
Не знаю, как с установлением цен. Тут дело не за писателями, а за юристами и экономистами. А то сплеча можно так рубануть, что и вовсе рынок подсечется. Но насколько уж обоснована с точки зрения права «анонимность» товара и продавца? Может, все-таки спросить? Не кроется ли в этом раздолье для любых махинаций?
Но раздолье не только в этом смысле. Я зашел в службу перевозок ленинградского аэропорта «Пулково», и здесь мы подсчитали, что тому, кто хочет перебросить по воздуху 200 килограммов фруктов, скажем, из района Сухуми в Ленинград, это даже по самому повышенному тарифу обойдется в 1 рубль 22 копейки за килограмм. На рынке в нашем городе эти же фрукты, допустим, мандарины, идут по 8 рублей. Как видим, расход — 244 рубля, доход — 1600 рублей. Есть ради чего потрудиться, не правда ли?.. Однако справедливо ли, что перевоз, в том числе, скажем, и цветов, обходится столь дешево? Может быть, стоит подумать над совершенствованием цен за перевозку даров природы. И хорошо было бы, чтобы при этом хозяин груза документально подтвердил их происхождение именно с приусадебного участка или как полученного в оплату труда на колхозных полях. А возможно, следует на провоз мяса, фруктов, цветов и тому подобного устанавливать определенный весовой или количественный лимит, а если он превышен, то товар должен рассматриваться как средство наживы.
Далее. В настоящее время рынок обладает функциями только, так сказать, административными и в небольшой степени организационными: предоставить место для торговли, обеспечить инвентарем, средствами хранения, привлекать по договорам колхозы. В некоторых областях на рынках существует «Бюро услуг», которое принимает на себя реализацию излишков товаров у жителей деревни. Оно закупает товар по несколько более низкой, чем среднерыночные (высокие!), цены, и соответственно дешевле берет с покупателя. С владельца товара взимается небольшая плата за услуги.
Но таких бюро у нас недостаточно. Администрация рынков подчас не любит с ними возиться — помещение, персонал, ответственность. Дескать, пусть все складывается по принципу: «Твой товар — твои хлопоты». А между тем именно такие бюро могли бы как-то решить проблему цен. Любые товары, поступающие на рынок, им закупались бы, что не отрицает и индивидуальной торговли. Более того, рынок мог бы выступать в качестве торговой фирмы, которая располагает собственным транспортом, ведет закупку в разных областях и регионах мяса, овощей, фруктов и сама их реализует.
Кстати, уже есть в этом отношении определенные сдвиги. В печати сообщалось об инициативных, предприимчивых директорах рынков, которые взялись за это и многого достигли.
Конечно, могут сказать, что всем этим занимается потребкооперация. Да, занимается, но пока что не в полную меру и не столь оперативно, как хотелось бы. Так что будет не так уж плохо, если у нее появится конкурент, но не «частный», а государственный. Соперничество в торговле — хороший стимул ее развития!
Или еще такой вариант — артельная форма сбыта приусадебной продукции. Хорошее, но забытое слово (у Даля — «соглас», «братчина»). Мы радеем сейчас о развитии личного подсобного хозяйства. Радение это уже дает приметный результат. Уповать, однако, на то, что со все возрастающим потоком яблок, картофеля, ягод и прочим справится потребкооперация, не приходится. Добровольные товарищества — артели огородников, садоводов, тех, кто живет в деревнях, поселках, пригородах,— избавили бы многих из них от забот рыночных. Организованная закупка и сбыт снизили бы и рыночные цены на товары повышенного спроса.
Обо всем этом мне говорили на рынках. Есть в данных предложениях немало разумного. Стоит их обсудить, взвесить все «за» и «против» и, возможно, принять. Думается, что для хапуг, спекулянтов, перекупщиков мы поплотней в этом случае закроем лазейку.
Почему-то вспоминается призрачный миллионер Корейко из «Золотого теленка», призрачный, ибо он не знает, как и куда тратить доставшийся ему миллион. Конечно, Корейко — образ-гипербола, образ-анекдот. Но «маленький миллионер» нет-нет да и попадается и поныне. Он хапает все, что «плохо лежит», все, что можно использовать для материального преуспевания. И если оказывается в руках изрядная сумма, тут же начинает мозговать: как и куда ее вложить? Положить на сберкнижку? Мм... Опасно, тем более что деньги на книжке будут лежать без движения, доход от них невелик. Нет, денежкам нужно дать ход. Скажем, купить и перепродать автомашину с большой выгодой... То же проделать, допустим, с дубленкой или дачей. Скупать золото, драгоценности и прятать в надежном месте. Словом, пользоваться любой ситуацией и скупать, скупать, скупать... Потом — видно будет...
Дефицит, он, конечно, бывает разный. Книга Дюма «Королева Марго»? Ну, это так, мелочь, стоит ли хлопот? А вот ежели, скажем, металлические трубы небольшого диаметра, или два-три тюка стекловаты, или пара бочек пека — смолы для гидроизоляции. Полезные, знаете ли, вещи, и стоят недешево и всегда могут быть куплены хозяйственным дачевладельцем за хорошую цену. В магазинах это все, к сожалению, не продается.
...Вместе с коллегой по перу подъезжаем в район грузовой станции «Нева», расположенной на окраине Ленинграда. Тянутся вдоль путей железнодорожные пакгаузы, а еще чуть дальше, в стороне, видны какие-то склады.
Склады, хранилища товаров и различных материалов — вот где еще одна лазейка, через которую тайком обогащаются «бриллиантовые руки». В числе этих складов — средние и мелкие. Охраняются они иногда слабо, организация хранения, учет хозяйства не всегда на высоте. Отсюда «утруски»-«утечки».
— Гляди, вон какая лазейка,— сказал мой спутник и показал на какие-то сараи, штабеля, груды чего-то, огражденные забором. Впрочем, слово «огражденные» здесь излишне. Забор зиял множеством дыр, а металлические ворота, раскрытые настежь, были исковерканы, искривлены. Они повисли, осели к земле.
Заходим. Чего тут только нет: строительные материалы, пиленый лес, стекловата, коробки окон и дверей, прессованные древесностружечные плиты, сортовой металл, и еще, и еще...
Хожу по складу: нигде ни души. У въезда — ни сторожки, ни охраны. Подъезжай — грузи, бери что хочешь, увози, уноси. Наконец в глубине территории из хибары вылезает сонная, кое-как одетая фигура. Чей это склад, здешний грузчик объяснить не может. Почему склад не охраняется? А бог его ведает. Заведующий складом болен. Конечно, ежели начальство...
На столбе снаружи надпись: «Склад РСУ-25 ГРСТ № 5 УКР». Уже потом мне помогли ее расшифровать: «Ремонтно-строительное управление городского ремонтно-строительного треста Управления капитального ремонта Ленгорисполкома». Добра здесь не на одну сотню тысяч рублей. Брать его можно невозбранно.
А это ведь тоже зернышки, которые клюет «курочка» в образе обывателя-стяжателя, хищника-хапуги, жадная рука которого тянется к любому государственному или общественному добру, ежели оно лежит плохо!
Есть смысл поговорить и о такой лазейке, как торговля пивом и продажа кофе. Пиво... Сколько было писано-переписано о «манжетных королях», которые делают себе состояние на пивной пене! Правда, появились автоматы, в которых все было «по науке»: покупаешь жетон, опускаешь в щель, никакого недолива, пейте на здоровье. Но то ли они не прижились, то ли производят их в недостаточном количестве, то ли не пускают в дело, но факт налицо — автоматов до обидного мало. А, собственно, почему? Куда как меньше простора было бы для «манжетных королей».
Ну, а «чайная война»? Получить в кафе, в закусочной, в столовых, в вокзальных буфетах стакан чая становится порой проблемой. «Нет заварки», «Испортился кипятильник», и еще, и еще. «Чая нет — пейте кофе!» Но: чай стоит четыре копейки, кофе же черный — 15, с молоком — 23. Причем так: 23 копейки, это если со сгущенным молоком, а коли с натуральным, то дешевле. Но даже если в ход идет молоко несгущенное, все равно найдется такой, кто установит цену «сгущенную»... О качестве этого кофе говорить не будем: он сладок до приторности, сколько там истинного кофе, никто не ведает. Было время, когда выпускали брикетики: прессованный кофе с сухим молоком и сахаром. Удобно, гигиенично и, как говорится, «без дураков», без возможности злоупотреблять. Почему их перестали выпускать? Ведь на этом кое-кому нечистоплотному деньги текут в карман. И немалые.
В Ленинграде самопроизвольно возникающие книжные «толчки» милиция запрещает и ликвидирует. Но, прекратив свое существование в одном месте, они возникают в другом. И нет, пожалуй, такого крупного города, в котором бы их не было.
Правда, существуют ныне комиссионные магазины книжного обмена, они помогают борьбе со спекуляцией, но не в полной мере. Я не совсем понимаю, почему нельзя предоставить для продажи книг какую-то часть обыкновенного рынка. Были же когда-то книжные развалы. Плати за место — и продавай. В этом случае может действовать тариф, существующий в комиссионных магазинах. При продаже своих книг в таком магазине вы теряете до 27 процентов их номинальной стоимости, а здесь эта разница останется у вас. В известной степени такая мера может помочь борьбе с «книжными королями».
Признаемся честно: все ли мы используем средства, чтобы эти «всякие щели» закрыть? Нет. Вот, скажем, в магазинах, столовых существуют общественные комиссии, дело которых постоянно проверять — постоянно, а не при каких-то ЧП! — соблюдение государственной дисциплины в доверенных им объектах. Но часто ли мы видим на деле результат их работы? Не следует ли активизировать их деятельность и всем миром помочь им? С тем, чтобы каждый конкретный нарушитель правил торговли был строго наказан. И не стоит ли в связи с этим подумать, чтобы всякий, кто трудится в сфере обслуживания, имел личную книгу жалоб и претензий? Но отнюдь не благодарностей — их пусть записывают в общую книгу отзывов... И еще одно. На все записи в книге, которую лучше бы называть «Книга замечаний и предложений», должна отвечать не администрация «провинившегося» объекта. Пусть ответит тот, кто это предприятие курирует: представитель высшего звена, конторы, объединения, треста, управления. В этом случае известная часть ответственности за принятые меры ложится и на него, что тоже будет способствовать закрытию лазеек.
В этом деле важна гласность, в том числе и гласность приговора. Побольше витрин с информацией о борьбе с теми, кто мешает нам жить. Побольше выступлений об этом в трудовых коллективах. Покажем и докажем, что мы в силах, в состоянии раз и навсегда закрыть лазейки ворам, спекулянтам, растратчикам. Поставим их на то место, какого они заслуживают.

г. ЛЕНИНГРАД
• • •


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz