каморка папыВлада - газета Атмода 1989-51 текст-2
каморка папыВлада
газета Атмода 1989-51 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 30.03.2017, 21:41

скачать газету

<- предыдущая страница следующая ->

Миф о народе щедром и народе неблагодарном

(По поводу статьи Г. Иванова-Смоленского «Уроки языка» («Известия» № 300, 26 октября 1989 г.)

Однажды я уже имел случай взглянуть на безответственность как позицию, предлагаемую автором газетной статьи для «маленького человека» («Атмода», № 35/36 — 1989 г.); но оказывается, что такая позиция используется и самими авторами указанной газеты «Известия».
Читаем (после рассуждений, что Закон о языке стал «реальностью на бумаге»): «Эти сорок процентов всего населения республики (речь идет о лицах, для которых эстонский язык «неродной» — В. К.) производят шестьдесят процентов ее национального дохода. И, как правило, трудятся на наиболее сложных работах...» Простейший арифметический подсчет приводит к цифре 2,25 — именно во столько раз, оказывается, производительнее работает русскоязычное население в целом по сравнению с эстонским коренным населением. Автор не приводит какого-либо обоснования или источника. И это понятно — такой информации нет, ее не публикуют и (насколько известно) даже не разрабатывают органы Госкомстата, а достоверных методик определения вклада национальных групп в производство национального дохода не существует вовсе. Значит — учитывая весь тон статьи — это дезинформация, намеренная и безответственная. Рассчитанная на вполне определенную реакцию. Удивительно работающая на известный миф о щедром и трудолюбивом народе и народах других, готовых-де вечно и неблагодарно пользоваться плодами его труда.
Не стоит разбираться с этой «информацией» подробнее. Но стоит требовать от автора и газеты объяснений и обоснований, стоит задуматься... Во-первых, можно ли вообще количественно подсчитать такое для экономики, где многое устроено как в королевстве кривых зеркал (цен)? Во-вторых, над тем, что экономическая самостоятельность Эстонии — выражение чаяний эстонского народа, реализация воли к суверенитету в хозяйственной сфере. В-третьих — независимо от любых количественных оценок (всегда следующих из той или иной экономической модели) — неужели можно сравнивать трудовой и нравственно-культурный вклад эстонского народа в создание национального богатства страны Эстонии на протяжении десятков поколений с пусть даже самым производительным трудом недавних переселенцев за немногие десятки лет?
Надеюсь, что эта дезинформация получит и соответствующую оценку профессионалов-экономистов, ибо недостойно и опасно манипулировать общественным мнением, используя в роли фактов утверждения, для которых нет никаких оснований. А автор статьи — ну что ж, это дело его человеческой и профессиональной этики.

В. КАГАНСКИЙ
Москва


«За забором»

Сейчас их несколько тысяч. Сколько точно — неизвестно, ибо союзные ведомства, которым подчинены находящиеся на территории Латвии высшие технические, высшие военные и средние специальные учебные заведения, не разглашают численность своих учащихся. А ведь сегодня это — один «полновесный» Рижский Краснознаменный институт инженеров гражданской авиации, «полуинститут» — филиал Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта, 3 высших военных училища — Рижское высшее военно-политическое Краснознаменное училище имени маршала Советского Союза Бирюзова С. С. (кстати, названия-то, кажется, возрастают с повышением «нужности» заведения!), Рижское высшее военное авиационное училище им. Якова Алксниса, Даугавпилсское высшее военное авиационное инженерное училище им. Яна Фабрициуса. Со средними учебными заведениями дела обстоят так: Лиепайское МУ им. К. Янсона принадлежит Минрыбхозу СССР, Рижское МУ — Морфлоту СССР, МГА СССР руководит Рижским летно-техническим училищем ГА.
Мы можем лицезреть колонны молодых людей в одинаковых форменных шинелях, демонстрирующих поддержку Интерфронту под кумачовыми знаменами, которые, по-моему, дороги им так же, как и мне (то есть, в сущности — им наплевать), но если снимают с занятий, то весь курс во главе с профессорами и доцентами следует по улицам города, променяв благородный сопромат на сомнительную акцию. Имея многотысячный контингент молодых людей, «призванных» на учебу сроком на 4—5 лет, их руководство с помощью насажденной во всех подобных учебных заведениях военизированной дисциплины (я не имею в виду военные вузы, сутью которых она является) пытается полностью изолировать ребят от политической, культурной жизни их сверстников «за забором», привлекая их кроме «демонстративных» еще и к «патрульным» функциям. Я хорошо помню 18 ноября 1987 года, когда с милицией, гэбэшниками в оцеплении по всему центру Риги стояли курсанты из авиационного училища (гражданской авиации).
Наши ребята тоже попадают «за забор». Вот свежие впечатления закончившего в 1989 г. Лиепайское мореходное училище Минрыбхоза СССР ЖАНИСА СИЛАРАУПСА, жителя Риги.

— Что из себя представляет сегодня система средних специальных учебных заведений ММФ и МРХ? Сталкивался ли ты во время учебы с проявлениями военизации, муштры и т. д.?
— Лиепайская мореходка МРХ — учебное заведение закрытого типа. Курсанты носят единую форму одежды, в распорядок дня входят строго обязательные ежедневные утренние, дневные и вечерние построения, строевая подготовка, дисциплинарный устав мореходных училищ.
— Понятно, умение чеканить шаг обязательно пригодится на траулере в неспокойной по осени Атлантике. А как проходит политработа? Что думают рыбаки (ведь ты больше года работал на Балтике, Северном море и Атлантике) об институте первых помощников?
— Курсант, который должен получить визу, необходимую для работы за границей, обязан быть «политически грамотным». У нас за этим следят строго — еженедельные политинформации, аттестация знаний о политической обстановке и т. д. А насчет помполитов — конечно, они никому не нужны. Это — общее настроение.
— Да, судя по вашим порядкам, не видать чужих берегов члену ДННЛ, например. Все-таки, как проходила ваша загранпрактика?
— Какое может оставить впечатление работа восемь через восемь часов в рыбцеху? Почти уверен, людей, которым такая работа нравится, — нет. Мы готовились стать штурманами, закатывая банки с сельдью. А столь желанный берег рыбак видит только в облике прекрасных и недоступных витрин. Буэнос-Айрес, Монтевидео, Копенгаген — все «бегом-бегом», группами, под команды помполита. Самовольная отлучка — и твоя виза уже «накрылась». Или если привез что-то «не то» — книжку или журнал какой-нибудь. И, конечно же, зарплата — в валюте ее хватает на заход в буфет аэропорта, не более.
— Кстати, средняя зарплата американского рыбака — 12 тысяч в месяц...
— Я получал около трехсот. Сегодня подавляющее большинство из тех нескольких сотен ребят, что окончили ЛМУ и РМУ, получили внутрисоюзное распределение. Имея визу, рабочий диплом, большинство работает ремонтниками. На судах — очень немногие. Я вообще по специальности работы не получил — выполнял задание Вентспилсского порта по перегону яхт, опоздал на распределение. Тем более, наверняка кому-то не понравилось наше участие в пикетах, сборе подписей под призывами прекратить загрязнение моря в Лиепае. В результате опять же работа ремонтника в яхт-клубе. Конечно, труд связан с морем, но стоило ли 4 года учиться ради такой перспективы? К тому же, призыв в армию. После 4-х лет муштры — 3 года службы в ВМФ, где порядки и отношение к латышам и вообще ребятам из Балтии весьма ненормальные. Не пора ли решить вопрос о том, что нас не должны брать в армию, на флот? Ведь то, что мы прошли, с лихвой уже перекрыло т. н. альтернативную службу. Конечно, ребят уже не соберешь. Пусть хотя бы будущие курсанты и выпускники задумаются о том, что надо изменить в этой системе.

Я беседовал с окончившими и учащимися из «Бирюзы» и РКИИГА, ЛИИЖТа и ЛМУ. Интересно, что все недовольны. Но почему же многие до сих пор так дружно маршируют? Открыто проявились недавно настроения студентов-механиков РКИИГА, забастовавших в ответ на нежелание ректората отремонтировать разваливающееся общежитие. Активность уже растет, и задача молодежных организаций Латвии — вести диалог. Надо всеми силами помешать тому, чтобы на улице Бривибас, которая пока еще Ленина, на пути у молодых демонстрантов встали такие же молодые курсанты.

НИКОЛАЙ КАБАНОВ


К вопросу о РГИ

Опыт показывает, что самые серьезные ошибки нами допускались в тех случаях, когда крупномасштабные проекты осуществлялись без всестороннего демократического их обсуждения общественностью, без рассмотрения квалифицированными экспертными комиссиями. Сегодня такого тщательного обсуждения требует проект предполагаемого республиканского гуманитарного института (РГИ).
Дискуссию вызвало отнюдь не удручающее отставание в гуманитарной сфере. Резкое расхождение во взглядах возникает при рассмотрении путей ее развития и укрепления. Вопрос действительно непростой, и поэтому при его решении необходимо учитывать сегодняшнее положение: не ликвидирован бюджетный дефицит, увеличивается дефицит необходимых материальных ресурсов, уже существующие в нашей республике вузы и средние специальные учебные заведения испытывают крайний недостаток помещений, оборудования, общежитий, транспорта, другого рода материального обеспечения.
Стратегически наиболее разумным вариантом, по всей видимости, может быть только сбалансированность нужд и реальных ресурсов и использование этих ресурсов для укрепления существующих структур, в данном случае — для пополнения материальной базы и организационного совершенствования существующих учебных заведений. Раздробленность усилий в сфере высшего образования в нашей республике может надолго законсервировать отставание в материальном обеспечении учебных заведений и таким образом тормозить совершенствование и расширение гуманитарного образования в существующих вузах Латвии.
Решение должно быть найдено на пути широкой гуманитаризации среднего образования, а также путем создания Народных университетов гуманитарной направленности. Имеющиеся же средства надлежит использовать для радикального укрепления вузов, расширить подготовку в них специалистов-гуманитариев как на латышском, так и на русском потоках, даже читать спецкурс на белорусском, украинском, польском и литовском языках. В случаях особой необходимости — командировать молодежь в вузы других республик и за границу.
Для разумного и окончательного решения сложного вопроса о создании РГИ, на мой взгляд, необходимо незамедлительно создать нейтральную, но очень компетентную экспертную группу с участием Академии наук и Союза ученых Латвии.

Профессор
ЯНИС ПОРИЕТИС


Где взять учителя?

Невзирая на то, что латышский язык объявлен государственным, ситуация в школах с русским языком обучения все еще внушает тревогу. В доме Народного фронта регулярно раздаются звонки отчаявшихся директоров школ, выдвигающих одно-единственное требование — дайте учителей! Очень многие преподаватели латышского языка сократили нагрузку в школах или вообще оставили школу, остановив свой выбор на работе в кооперативах по преподаванию латышского языка или на курсах языка при учреждениях, поскольку зарплата там гораздо выше. Кроме того, следует учитывать и проблему адаптации учителей латышской национальности в коллективах, где не говорят по-латышски.
Полагаю, что выход из создавшейся ситуации один — необходимо кардинально изменить оплату труда преподавателей латышского языка. Естественно, возникает вопрос о том, где взять деньги — ведь скудость казны Министерства народного образования общеизвестна.
Во-первых, следует упразднить военобуч в средних учебных заведениях. В условиях современной армии военобуч в школах — чистейший анахронизм. Пора марширования с винтовкой безвозвратно ушла в прошлое. Оппоненты утвреждают, что военобуч существовал и в учебных заведениях независимой Латвии. Но если в 1919 году противника еще можно было разбить винтовками и штыками, то в 1940 году мы уже оказались бессильными перед танками Красной Армии.
Во-вторых, число уроков русского языка в латышских школах чрезмерно. Было бы вполне достаточно, если бы обучение русскому языку начиналось не с первого, а с четвертого класса. Сама среда — ТВ, радио, прямые контакты — весьма способствует овладению русским языком. Если число уроков сократится, часть учителей, свободно владеющих латышским языком, могла бы пополнить ряды учителей в школах с русским языком обучения. Следовало бы отменить и 15%-ную надбавку для преподавателей русского языка в латышских школах, коль скоро недостаток кадров по этому предмету не наблюдается. Министерство народного образования должно руководствоваться реальной ситуацией. Ведь не русским языком не владеет большинство руководителей рижских предприятий, и не при звуках русской речи большая часть членов ЦК Компартии Латвии надевают наушники.
На мой взгляд, должны быть приняты следующие решения:
1. Начиная с 1990 года учителям латышского языка в школах с русским языком обучения выплачивать надбавку — по меньшей мере 30% от зарплаты.
2. Способы изыскания этих средств:
а) начиная с 1990 года упразднить 15%-ную надбавку преподавателям русского языка в школах с латышским языком обучения;
б) начиная с 1990 года упразднить военобуч в средних учебных заведениях;
в) ликвидировать не оправдавшие себя учебно-производственные комбинаты (если за ликвидацию высказывается большинство родителей учащихся);
г) с 1990/91 учебного года в школах с латышским языком обучения начать постепенный переход к обучению русскому языку с четвертого класса.

ДЗИНТАРС АБИКИС,
референт Комитета по образованию НФЛ


Демилитаризировать школу

В ответ на призыв конференции организаций учащейся молодежи НФЛ во многих средних учебных заведениях Латвии начался бойкот занятий по военной подготовке. Требование демилитаризации учебных заведений содержится в Программе НФЛ. Недоумение вызывает позиция, занимаемая многими учителями — членами НФЛ. Вместо поддержки бойкота они всячески пытаются заставить ребят отказаться от него, утверждая, например, что юноши, не имеющие в аттестате зрелости оценки по военной подготовке, не будут приниматься в вузы. Для выяснения этого вопроса я связался с проректорами по учебной части некоторых вузов Латвии. По словам проректора ЛГУ Яниса Ниедритиса и проректора РПИ Игоря Ильина, для поступления в эти вузы вполне пригодным будет аттестат и без оценки по военной подготовке.
Призываю министра просвещения издать приказ об отмене военной подготовки в средних учебных заведениях Латвии, начиная с 1990 года.
Прошу всех заинтересованных в решении этого вопроса лиц, в первую очередь работников системы образования и учащихся средних учебных заведений, известить о своей точке зрения Комитет по образованию при НФЛ.
Письма направляйте по адресу: 226250, Рига, ул. Вецпилсетас, 13/15.

ДЗИНТАРС АБИКИС


20 ноября состоится прямая телепередача «Виедоклис» («Точка зрения»), посвященная проблемам образования. В ее подготовке принимает участие Латвийское общество просвещения. В передаче будут участвовать также и руководящие работники системы образования.
Вопросы к участникам передачи просим направлять по адресу: 226050, Рига, бульв. Аспазияс, 34, Латвийское общество просвещения. Тел. 210459.


В Даугавпилсе и Литене

Латышский народ вновь обрел возможность привести в порядок свое историческое наследие. Один за другим свои старые места занимают некогда безжалостно уничтоженные памятники борцам за свободу Латвии. Вернулись памятники в Иерики, Лиепаю, Айритес, Каугурциемс, Рушеницу, Эргли, Цесис, Инчукалис, Медзулу. Из 40 полностью или частично уничтоженных памятных мест восстановлено 11. Восстанавливается 21 объект. А для восстановления еще восьми необходима помощь общественности. Четыре таких места находятся в Даугавпилсе: захоронение польских воинов с памятником работы А. Бирзниекса, а также памятники павшим в освободительных боях бойцам Кавалерийского полка, 10-го Айзпутского полка и еврейским солдатам.
Для встречи с представителями общественности Даугавпилса и местных властей, обсуждения возможности ухода за памятными местами 20 октября в город прибыли представители возобновленного Комитета Братских кладбищ — искусствоведы, историки, члены НФЛ и ЛОРК Р. Чаупова, И. Козакевича, П. Циелавс, Р. Елевич, Э. Пелкаус, Э. Упманис, Ю. Добелис. Гостей радушно встретили работники и активисты местного музея. С представителями национальных культурных обществ города, военного комиссариата, исполкома обсуждалась дальнейшая деятельность. Не обошлось без дискуссий, тем не менее все согласились с тем, что восстановление могил и памятных мест павших в разных войнах солдат — дело нужное, оно послужит духовному сближению представителей различных организаций.
Гости из центра посетили и Гулбене. В этом городе вот уже 7 лет с завидной энергией действуют сотрудники местного музея И. и Я. Зейбарты. В Гулбене восстанавливается памятник, посвященный освободительным боям 1918 года.
Близ Гулбене есть место, название которого не может оставить равнодушным ни одного латыша. ЛИТЕНЕ. Бывший летний лагерь Латвийской армии, место, откуда многие ушли в никуда. Об известных трагических событиях свидетельствует одинокая могила и поставленный литенцами деревянный крест. Тропа к литенскому лагерю не должна зарасти, нужен уход. Но гулбенцам одним это дело не по плечу. Литене — боль всей Латвии, наше тяжкое историческое наследие. В первую очередь должны встретиться историки, художники, другие специалисты. Договориться о главных направлениях работы. Гулбенский музей мог бы взять на себя организацию субботников, воскресников.
Во время посещения литенского лагеря состоялся первый обмен мнениями о том, каким быть этому памятному месту.
Бывший литенский лагерь должен стать священным для народа местом.

ЮРИС ДОБЕЛИС

P.S. Желающие помочь могут обращаться к сотрудникам Гулбенского музея И. и Я. Зейбартам.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz