каморка папыВлада
журнал Вверх 2009-04 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.07.2019, 12:58

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ПРАЗДНИК

НЕБЕСНЫЕ ПОКРОВИТЕЛИ СЕМЬИ, ЛЮБВИ И ВЕРНОСТИ

Восьмого июля в нашей стране отмечается День Семьи, Любви и Верности.
Этот светлый радостный праздник приурочен ко дню памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских, которые особо почитаются на Руси, как покровители христианского брака. Удивительная история святых супругов, живших на рубеже XII-XIII веков, издавна известна в преданиях Муромской земли.

Некогда правил в городе Муроме князь по имени Павел. Однажды случилось в семье князя несчастье: к его супруге, княгине Марии, повадился летать нечистый дух - крылатый змей. Змей принимал облик князя Павла, посещал княгиню и соблазнял ее. Княгиня с каждым днем бледнела и чахла, будто в болезни. Павел заметил, что Мария похудела так, что кольца у нее с пальцев спадали, и стал расспрашивать ее. Княгиня все рассказала супругу, и вместе они стали думать, как избавиться от нечистого. Решили, что Марии надо хитростью выведать у змея тайну его смерти.
Когда змей прилетел в очередной раз, княгиня, якобы восхищаясь его умом и силой, спросила ненароком: «Что может угрожать твоему могуществу?» Самонадеянный оборотень ответил, что погибель ему «суждена от Петрова плеча, от Агрикова меча». Услышав об этом, младший брат князя, Петр, решился сразиться с чудовищем.
Но для битвы нужно было добыть таинственный Агриков меч. Ничего не узнав о нем от людей, Петр отправился в храм, надеясь обрести помощь в молитве. В храме подошел к нему незнакомый отрок и спросил: «Княже, хочешь, покажу тебе Агриков меч?» И, приведя Петра к стене, указал на расщелину меж камнями, в которой блестел длинный меч. Взял князь Петр оружие и повернулся к мальчику, чтобы поблагодарить, но того уже рядом не было.
Получив Агриков меч, Петр стал подстерегать врага, ежедневно приходя в княжеские хоромы, на поклон брату и снохе. И вот однажды, поздоровавшись с братом, прошел Петр в покои княгини и увидел князя Павла снова, сидящим рядом с Марией! Догадался Петр, что это змей в обличье брата пытается обнять княгиню. Подскочив к оборотню, молодой князь отсек мечом голову ложного князя, и тотчас же она превратилась в голову ужасного змея. Тело, поросшее чешуей, забилось на полу, а из перерубленной шеи хлынула струя черной зловонной крови и окатила Петра с головы до ног. Страшный смрад заполнил княжеский терем и расползся по городу. Слуги поскорее оттащили тело и голову чудовища в дальний овраг и завалили камнями.
Но недолго пришлось радоваться победе - объявилось новое несчастье: от змеиной ядовитой крови лицо и тело Петра покрылись язвами и нарывами. Все лекари оказались бессильны перед этой болезнью, не помогали ни мази, ни отвары, ни перевязки. Незаживающие раны и струпья причиняли Петру нестерпимую боль, а от былой стати и красоты юного князя не осталось и следа. Все новых и новых врачей и лекарей звал в Муром князь Павел, состарившийся раньше времени от забот и горестей. И вот однажды один из гонцов вернулся в город с радостной вестью о том, что в Рязанской земле все люди от мала до велика владеют искусством врачевания - стало быть, там надо князю Петру искать исцеления.
Ослабевшего от болезни Петра слуги привезли в рязанские земли. В селе Ласково княжеская свита разошлась по домам, ища среди сельчан лекаря для князя. Один из слуг зашел в дальнюю избу и застал там красивую девушку, ткавшую холст. Вместо приветствия хозяйка сказала: «Плохо дому без ушей, а горнице без очей». Удивленный слуга спросил, что это значит. «Вот ты зашел незван и застал меня неприбранною. А был бы у нас на дворе пес, услышал бы тебя и залаял - меня бы предупредил. Стало быть, собака - уши дома. А был бы у нас ребенок, увидел бы тебя и мне сказал: дитя - глаза дома!» - ответила девица. Удивился слуга еще более и спросил девушку, как ее имя и где ее родные. На что юная хозяйка ответила, что звать ее Февронией, отец и мать ее пошли плакать взаймы, а брат - сквозь ноги смерти в глаза глядеть. Княжеский слуга попросил растолковать и эти слова. Феврония объяснила, что ее родители пошли к соседям на похороны - покойника оплакивать, значит, плакать взаймы, а когда сами умрут - их оплакивать будут. А брат, как и отец - бортник, ищет в лесу ульи диких пчел и собирает мед высоко на деревьях, вот и приходится ему все время под ноги смотреть, чтобы не упасть и не разбиться - значит, глядеть сквозь ноги смерти в глаза!
Пораженный мудростью девушки, слуга рассказал, что ищет лекаря для князя. Оказалось, что Феврония знает о Петре и его победе над змеем и может его вылечить. Обрадованный слуга поспешил известить князя. Петр велел передать, что готов дать за исцеление большую награду. «Я хочу его вылечить, - ответила Феврония, - но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: не подобает мне лечить его, если я не стану ему супругой». Петр, услышав это, оскорбился - мыслимое ли дело: князю жениться на дочери простого бортника! Однако, сил терпеть боль у него уже не оставалось. И, надеясь слукавить, молодой князь решил так: обещание жениться он даст, но сначала пусть девушка вылечит его. Феврония зачерпнула хлебной закваски, дунула на нее и велела князю вымыться в бане и смазать закваской все язвы, кроме одной, напротив сердца. Не успел князь выйти из бани, как все струпья и нарывы чудесным образом исчезли, и его лицо и тело стали чистыми как прежде, только одна язвочка на груди против сердца осталась. Довольный Петр велел щедро наградить Февронию золотом и серебром, но девушка не приняла даров, сказав слуге Петра: «Отнеси это обратно господину твоему, ибо не устоял он в правде своей, а посему понадобятся сии дары ему самому, другим врачам давать, чтобы от той же болезни лечиться».
Молодой князь поспешил вернуться в Муром, но едва вошел в свои покои, как от той малой язвы, что несмазанной осталась, начали вдруг расходиться другие. И вскоре снова все тело Петра было покрыто гноящимися нарывами и ранами. Поведав без утайки старшему брату о случившемся, Петр получил от него укор: «Грех на тебе, брат. Пренебрег ты исцелившей тебя, обидел своим обманом, да еще и золотом откупиться от нее хотел. Знай, Петр, что у Бога не только милосердие, но и гнев на грешников». Устыдившись, Петр решил вернуться в Ласково и просить Февронию о прощении и исцелении. Не державшая зла на князя, Феврония вновь вынесла ему горшочек закваски и велела вымыться, как прежде, и на этот раз смазать все язвы до единой. Догадался Петр, что Феврония в первый раз знала о его обмане, и удивился ее прозорливости. Вновь исцеленный князь сдержал слово и послал к родителям Февронии сватов. Свадьбу было решено сыграть не откладывая, прямо в селе. И вновь юная провидица удивила жениха, его людей и своих соседей, велев вместо свадебных возков готовить сани посреди лета. Односельчане потешались над Февронией, пока в день свадьбы с неба не повалил густой снег, вмиг засыпавший деревню и дороги так, что сани пришлись как раз впору!
Прибывших в Муром молодых супругов встречали кто с радостью, кто с любопытством, а кто и с недовольством. Не всем знатным боярам и дворянам понравилось, что Петр женился на простой крестьянке без роду и племени. У князя Павла и княгини Марии не было детей, и поэтому наследовать княжение должен Петр, а не годится правителю Муромской земли иметь жену-простолюдинку. Вскоре так и случилось: князь Павел скончался, и власть перешла его младшему брату. Муромская знать благосклонно приняла нового князя и неприязненно - его супругу. Боярские жены злословили за спиной Февронии, распускали сплетни о ней, называя невежей и лапотницей. Молодая княгиня, не обращая внимания на эти разговоры, жила, как привыкла. Как-то раз на пиру стали бояре и боярыни вслух попрекать княгиню тем, что после еды собирает она хлебные крошки со стола в ладонь, как нищенка. Эти слова услышал князь Петр, улучил момент, когда Феврония смахнула остатки хлеба в руку, и попросил ее показать всем эти крошки. Княгиня, улыбнувшись, раскрыла ладонь: на ней лежали зерна благовонного ладана. Пораженные чудом, злоязычные бояре просили у князя с княгиней прощения.
Однако даже чудеса не всегда вразумляют чванливых и завистливых. Ополчились бояре уже на самого князя, принялись уговаривать его прогнать княгиню. Петру не по нраву были такие речи, но боярская знать стала угрожать бунтом, если Феврония не покинет город. За добровольный уход бояре обещали ей дать с собой все, что она захочет. Феврония же пожелала взять только одно - своего мужа. Бояре сначала опешили, а затем решили, что так даже лучше - уйдет из города князь, значит, можно будет выбрать между собой нового правителя. Петр предпочел отправиться в изгнание с женой, чем править в городе с неверными и злыми боярами.
Вместе с несколькими слугами князь и княгиня сели на ладью и отправились куда глаза глядят - вниз по реке Оке. Пришло и тут княгине испытание: кормщик-рулевой засмотрелся на красоту Февронии и не отводил от нее восхищенного взгляда. Разгадав без труда мысли сластолюбца, княгиня подозвала его к себе и попросила зачерпнуть и испить воды сначала с правого борта ладьи, а потом с левого. «Одинакова ли вода, или одна другой слаще?» - спросила затем Феврония. «Одинакова вода, госпожа моя, и единого вкуса», - ответил кормщик. «Так одинаково и естество женское. Чего же ради сие творишь? Позабыл про свою жену, а о чужой помышляешь?» - укорила княгиня незадачливого соблазнителя. Устыдившись великим стыдом, тот на коленях просил прощения.
Вечером ладья причалила к берегу и слуги принялись готовить ужин и обустраивать ночлег. Князь же Петр стоял поодаль и с грустью размышлял: что станется с князем-изгнанником и его верной супругой? Феврония же ласково утешала его: «Не скорби, княже, милостивый Бог, Творец и Заступник всех не оставит нас в беде!» После ужина княгиня подобрала с земли ветви двух молодых деревьев, срубленных для костра, и благословила эти обрубочки словами: «Да будут они утром большими деревьями». А поутру князь и слуги дивились двум могучим стройным деревьям, за одну ночь выросшим на кострище. Новое чудо прогнало отчаяние и вселило в сердца изгнанников надежду. И тем же утром нагнал княжескую ладью корабль с послами из Мурома. Упав в ноги Петру и Февронии, послы молили их вернуться в город: бояре перессорились из-за власти, устроили между собой побоище, а горожане требуют возвращения законного князя вместе с супругой. Петр и Феврония простили своих обидчиков и прибыли в город. Смута улеглась, а оставшиеся в живых бояре более никогда ни в чем не упрекали князя с княгинею.
Петр и Феврония жили долго и счастливо. Их княжение было отмечено справедливостью, мудростью и милосердием. А когда подступила старость, князь с княгинею оставили престол и, как было заведено в те времена, приняли монашество под именами Давида и Евфросинии и поселились в монастырях: он - в мужском, она - в женском. Единственное, о чем они просили Господа для себя - умереть в одно время. А похоронить себя завещали в заранее приготовленном едином каменном гробу с перегородкой посередине.
Когда бывший князь почувствовал приближение смерти, он отправил гонца к своей супруге в женский монастырь с таким посланием: «Сестро Ефросиние! Хочу уже отойти от тела, но жду тебя, чтобы вместе нам разрешиться». Евфросиния в это время вышивала воздух - покрывало для богослужения. Услышав послание, она ответила: «Подожди, господине, пока дошью воздух во святую церковь!» Лишь только окончила Евфросиния работу, как послала гонца сказать князю, что вместе преставляться будут. И, помолившись, благоверные супруги скончались одновременно.
Завещанием супругов люди пренебрегли, рассудив, что не подобает погребать монаха и монахиню в одном гробу. И решили похоронить Петра-Давида в городе у собора, а Февронию-Евфросинию в женском монастыре. Вечером после кончины супругов их подготовили к погребению, а утром вдруг обнаружили их тела в едином каменном двойном гробу. Удивились люди и переложили их в гробы в разных храмах, заперев на ночь. Но следующим утром снова оказались тела чудесным образом в едином гробу. Не посмели больше люди тревожить тела усопших и похоронили их вместе.

Через триста лет после кончины Петр и Феврония были причислены к лику святых. Мощи князя и княгини, сохраняемые в том самом каменном гробу, и в наши дни являют чудеса. Вот уже много сотен лет им молятся как Небесным покровителям брака, семьи и супружеской любви. Предание о Петре и Февронии, записанное в XV веке, на протяжении многих веков было любимым чтением всех сословий русского народа. В этот день принято молить Господа о даровании мира, гармонии и любви в семье и о сохранении Русской земли.
Жизнь Петра и Февронии - образец счастливой супружеской жизни и любви. Любви мужчины и женщины в ее самом высшем проявлении - христианском браке, союзе двух душ, основой которого являются, прежде всего, взаимное уважение и доверие. История о Петре и Февронии говорит о необходимости принимать другого таким, какой он есть, учиться уважению и ответственности за отношения двоих, предназначенных друг другу Самим Богом. Мудрость и открытость Февронии Божьему промыслу дают ей, простой дочери бортника, возможность предвидеть будущее и творить чудеса. А князь Петр, учась доверять ей, учится доверять Богу. Вместе они становятся единым целым и обретают такие гармонию и согласие, что даже смерть не может их разлучить. Ибо супружеский союз - это союз священный, установленный Самим Богом. «Не хорошо быть человеку одному» (Быт 2,18), - сказал Бог, когда создал Адама и сотворил Еву, и были они «одна плоть» (Быт. 2,24).
Автор статьи Юлия Семенова


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz