каморка папыВлада
журнал Работница 1983-12 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.04.2019, 17:23

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ЕСЛИ НРАВЯТСЯ САЛАТЫ
Какой стол без салатов! А новогодний тем более. Для салата подойдут любые овощи — свежие, вареные, квашеные, фрукты — свежие, сушеные, консервированные. Салаты готовят перед подачей на стол, а заправляют буквально в последнюю минуту.

САЛАТ ИЗ БЕЛОКОЧАННОЙ КАПУСТЫ И ЧЕРНОСЛИВА
Нарежьте соломкой свежую капусту, посыпьте ее сахарным песком, потрите руками до появления сока, сок отожмите. Заранее замочите чернослив, когда он набухнет, выньте косточки, плоды нарежьте кусочками. Натрите на крупной терке свежую морковь. Капусту, морковь и чернослив соедините, перемешайте, добавьте разбавленную водой лимонную кислоту или сок лимона. Подавайте, украсив черносливом и ломтиками моркови.
400 г капусты, 100 г чернослива, 50 г моркови, лимонная кислота, сахар.

САЛАТ ИЗ ФРУКТОВ С ТВОРОГОМ
Растереть творог, добавив сливки, немного соли и сахара. Масса должна иметь консистенцию сметаны, если получится гуще, надо разбавить ее молоком или фруктовым соком. Изюм вымыть в теплой воде, дать набухнуть и высушить. Маринованные яблоки нарезать кусочками. У вишен вынуть косточки. Все компоненты смешать с творожным соусом и выложить в салатницу. Украсить фруктами.
200 г яблок, 200 г вишен (маринованных), 100 г изюма, 250 г творога, 150 г сливок, сахар, соль.

САЛАТ ИЗ СЫРА С ЯБЛОКАМИ
Очистить и нарезать яблоки, сельдерей, отваренный в соленой воде. Сыр нарезать мелкими кубиками. Смешать, заправить соусом, приготовленным из растительного масла, в которое надо добавить немного столового уксуса или вина. Выложив в салатницу, посыпать зеленью, украсить ломтиками яблок.
200 г сыра, 200 г яблок, 100 г сельдерея, 4 столовые ложки соуса из растительного масла, зелень.

САЛАТ ИЗ ЯБЛОК С ОРЕХАМИ
Очищенные от кожуры яблоки и сыр натереть на крупной терке и заправить соусом, приготовленным из сметаны, в который добавить немного сахара и фруктового сока. Посыпать любыми размельченными орехами.
300 г яблок, 100 г сыра, 100 г любых орехов, 0,5 стакана сметанного соуса.

ЭСТОНСКИЙ САЛАТ
Отваренный картофель, морковь и маринованные огурцы нарезать мелкими кубиками, добавить зеленый горошек, натертые на терке яблоки, майонез, все перемешать и выложить в салатницу. Украсить кильками и дольками вареного яйца.
6 килек, 2 крутых яйца, 3 картофелины, 2 моркови, 2 маринованных огурца, 2 столовые ложки зеленого горошка, 2 яблока, 0,5 стакана майонеза, при желании можно добавить 100 г ветчины или отварного мяса.

САЛАТ ПО-ТУРЕЦКИ
Картофель отварить, нарезать тонкими кружочками, которые потом разрезать еще и пополам. Так же нарезать и яйца, сваренные вкрутую. Выложить в салатницу слоями картофель и яйца, пересыпая каждый слой солью и перцем. Сверху выложить предварительно распаренный и высушенный изюм, любые измельченные и поджаренные орехи. Полить салат соусом, украсить орехами, изюмом и зеленью.
250 г картофеля (2—3 штуки), 2 яйца, 150 г орехов, 50 г изюма, 0,5 стакана сметанного соуса, соль, перец, зелень.

САЛАТ ИЗ ОГУРЦОВ, РЫБЫ, РИСА, ЯИЦ
Нарезать кубиками соленые огурцы (корнишоны) и сваренные вкрутую яйца, добавить 2 банки консервированной рыбы, стакан горячего отварного риса, очищенные от косточек маслины, тщательно перемешать, переложить в салатницу и запить смесью из растительного масла, соли, молотого черного перца и горчицы по вкусу.

САЛАТ ИЗ ФАСОЛИ
Фасоль сварить в подсоленной воде (если у вас мало времени, то можно прибавить к воде чайную ложку без верха сахара, тогда фасоль сварится быстрее), охладить. Добавить нарезанные кубиками огурец, яблоко, лук, крутое яйцо.
1,5 стакана мелкой фасоли, 1 соленый огурец, яблоко, маленькая луковичка, 200 г сметаны, чайная ложка горчицы, яйцо, соль, перец, чайная ложка красного перца, зелень петрушки.
Ж. ОРЛОВА

3
УНИКАЛЬНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ
...В ночь на 31 декабря 1942 года архитектор института «Челябоблпроект» Юка Эйленкри. по совместительству работавшая в одном из военных госпиталей, после дежурства задержалась вместе с подругами. Когда раненые поужинали, девушки заперлись в ординаторской, достали заранее приготовленные краски, кисти и бумагу, принялись за работу.
Им предстояло украсить большую пушистую елку, которую накануне привезли шефы. Из бумаги сделали длинные гирлянды, хлопушки, смешных зверюшек. Из картона склеили звезду, подвесили к веткам чудом сохранившиеся с довоенной поры тюбики губной помады и флакончики из-под духов. А когда утром больные пришли на завтрак, елка встретила их во всем великолепии.
В новогоднюю ночь все собрались в столовой слушали сообщения из далекой Москвы о положении на фронтах, пели веселые и грустные, берущие за душу песни. А когда куранты пробили полночь, на ветках загорелись тоненькие свечки, засверкали волшебным огнем незатейливые убранства. Под старый патефон закружились по залу девушки в белоснежных халатах и парни в больничных пижамах, бинтах..
Картонную красную звезду, венчавшую верхушку елки военной поры, и фигурку снегурочки с тех дней сохранила ленинградский архитектор, член Союза художников СССР Юка Эйленкри, Они занимают особое место в ее коллекции елочных игрушек, насчитывающей свыше 2 тысяч предметов.
— Всерьез заниматься своей коллекцией я стала с 1975 года, — рассказывает она. — До той поры я просто периодически покупала те или иные игрушки, привлекшие меня цветом и формой. В моем собрании — изделия из папье-маше, ваты, пластилина, пластмассы, полистирола, оргстекла, фольги и резины.
В коллекции Эйленкри — игрушки, отражающие историю нашей страны. Один пожилой человек принес ей целый выводок стеклянных птичек, изготовленных в начале века мастерами Гусь-Хрустального. Девушка-студентка подарила несколько ангелочков, которые, вероятно, украшали еще елку ее прабабушки. Еще один дар — елочные игрушки, рожденные после Октября. Среди них — красноармеец в длиннополой шинели и буденовке, работница в кумачовой косынке, шары с изображениями герба, пятиконечной звезды, серпа и молота. В годы первых пятилеток елки украшали серебристыми дирижаблями с ярко-красными буквами «СССР», моделями первых отечественных самолетов, тракторов, автомашин. Серебристый шар с надписью «Победа» на фоне праздничного салюта напоминает о завершении Великой Отечественной войны.
Оригинальные новогодние игрушки присылают ей друзья с Украины, из Молдавии, Казахстана, различных городов страны.
Самая большая игрушка в коллекции — стеклянный Царь-колокол, На его округлых синих боках новогодний пейзаж: Дед Мороз на лыжах мчит по заснеженному лесу к деревянной избушке, где его с нетерпением поджидают ребятишки. А вот редкая игрушка, на стержне внутри стеклянного шара порхает белоснежная бабочка. Характерами, одеждой, настроением отличается каждый из нескольких десятков дедов-морозов и санта клаусов, чинно выстроившихся на полках.
На письменном столе Эйленкри стоят златокудрый ангелочек и космонавт в скафандре - два елочных украшения, между которыми целая эпоха в жизни страны.
Э. ЗВОНИЦКИЙ
Ленинград.

4
о том, о сём
• Прежде чем мыть нож после селедки, лука или чеснока, подержите его над горящей конфоркой, а затем вымойте холодной водой с мылом.
• Терка снова станет острой, если вы «натрете» на ней наждачную бумагу,
• Кастрюлю с пригоревшей кашей, пюре и т.д. не чистите сразу — сначала залейте соленой водой и оставьте на ночь. На следующий день раствор соли вскипятите, после чего отчистить кастрюлю будет легко.
• Кухонные тряпки и полотенца перед стиркой замочите в теплой воде с небольшим количеством столового уксуса — они быстрее отстираются.
• Чтобы поваренная соль оставалась сухой, положите в нее немного рисовых зерен.
• Посуду, в которой было тесто или яйца, моют сначала холодной, а затем горячей водой.
• Рюмки из хрусталя и тонкого стекла не рекомендуется мыть горячей водой, содой и мылом — от этого они быстро теряют блеск. Их моют теплой водой с одним из средств для мытья посуды («Прогресс», «Посудный»). Используют мягкую капроновую щетку или мочалку, потом обязательно ополаскивают холодной водой. Можно добавить в воду немного уксуса.
• Можно вернуть первоначальный вид потемневшим ложкам, вилкам и ножам, если опустить их в отвар, оставшийся после варки картофеля. Несколько минут подержать, а затем вытереть досуха.

5
«ЧЕТЫРЕ ЛЕПЕСТКА»
«Косичка плюс фантазия» — так назывался конкурс на лучшую прическу из длинных волос, объявленный в № 9 нашего журнала. Мы приглашали принять участие в этом конкурсе профессионалов-парикмахеров и читателей. Читатели откликнулись, и очень живо. Каждый день почта приносит десятки писем с интересными предложениями, рисунками, фотографиями. Лучшие из них, отобранные компетентным жюри, будут опубликованы в журнале.
А вот профессионалы — художники и мастера — пока, к сожалению, молчат. Наверное, правы наши читательницы, утверждающие, что парикмахеры не любят «возиться с длинными волосами». Но конкурс продолжается, есть и у мастеров прически еще возможность выступить со своими идеями и предложениями.
Прическа «Четыре лепестка», которую мы предлагаем сегодня, выступает, так сказать, вне конкурса, потому что автор член нашего жюри, старший художник лаборатории парикмахерских работ Министерства бытового обслуживания РСФСР Людмила Дейкина, разработала ее как базовую модель, рекомендованную для парикмахерских страны на 1984 год. Выполнять ее обязаны везде, без отказа, А если немного потренироваться — можно научиться делать такой красивый, женственный пучок и самой.
Волосы, конечно, должны быть хорошо вымыты и расчесаны, кончики ровно подрезаны. Если волосы прямые — можно слегка подвить концы щипцами или феном, накрутить на бигуди — они будут лучше лежать в прическе. Спереди уложите волосы так; как вам идет, как вы привыкли — с пробором или без него, с челкой или гладко зачешите назад.
Итак, начинаем.
1. Собрать все волосы на затылке резинкой или шнуром.
2. Разделить их на четыре пряди, нижняя — самая большая.
3. Боковые пряди уложить в виде валиков-лепестков и закрепить изнутри заколкой-невидимкой.
4. Верхнюю прядь уложить так же или в виде ракушки, улитки — как вам больше нравится.
5. Нижнюю прядь оставить распущенной или тоже заколоть.
Для особо торжественных случаев можно украсить пучок гребнями, бусинками, брошками, белыми цветами.

6
ЛЕКСИКОН МОДЫ
На протяжении года мы постарались рассказать о современной моде с помощью ее лексикона. Мы выбирали термины, которые позволяли показать основные виды одежды, входящие в гардероб современных людей, назвали некоторые приемы использования этой одежды, детали и дополнения, применение которых дает возможность сделать костюм индивидуальным в рамках принятых сегодня модных направлений. Завершая этот рассказ, вопреки алфавитному порядку мы хотим, наконец, назвать термин, который объединяет все, что носит человек, делая костюм цельным, гармоничным.

АНСАМБЛЬ - буквально значит "вместе" Это набор одежды с соответствующими дополнениями — обувью, чулками, поясом, шляпой, шарфом, сумкой, перчатками и так далее. Чаще всего мы называем ансамблем подбор вещей, сочетающихся по цвету, материалам, а главное, по своему назначению. Иначе говоря, ансамбль — сочетание предметов, которое выражает стилевое единство костюма.

ДЕЛОВОЙ АНСАМБЛЬ - включает удобную для повседневных занятий (служба, учеба) одежду и обувь. Например, костюм (жакет или жилет с юбкой), туфли или сапожки на среднем или низком каблуке. В таком ансамбле уместна блузка рубашка, свитер или джемпер, вместительная сумка, скромная по форме шляпа или шапочка, шелковый платок или шерстяной шарф. Сочетания цветов спокойные, сближенные, хотя вовсе не обязательно все подбирать «в цвет» — не нужно, чтобы ансамбль выглядел монотонным.

МОЛОДЕЖНЫЙ АНСАМБЛЬ — самый произвольный, самый универсальный из всех сегодня модных. Здесь допускаются смелые, даже противоречивые сочетания — например, цветастая юбка и свободный свитер; «серьезный» жакет, напоминающий мужской пиджак, и короткие брючки; юбка-брюки или даже юбка с воланами, длинный свитер, а сверху короткая куртка или короткий жакет. Такие диссонансы рождены не прихотью фантазии, а реальной жизнью: ведь у молодых небольшой гардероб, и все имеющиеся в нем предметы должны быть постоянно в ходу, сочетаясь друг с другом
в самых разных ситуациях. Однако и здесь возможны решения ансамбля в едином стиле, чаще всего спортивном: майки, джемперы, свитеры, куртки, брюки, толстые рейтузы и вязаные гетры, трикотажные шапки и шарфы, теплые жилеты и, конечно, удобная «бес-каблучная обувь — все это прекрасно сочетается между собой.

ПРАЗДНИЧНЫЙ И НАРЯДНЫЙ АНСАМБЛЬ - неодинаков у молодежи и взрослых. Для взрослых женщин в любое время года такой ансамбль может включать легкое открытое платье и открытую обувь, в том числе золотого и серебряного цвета, блестящие чулки, изящную декоративную бижутерию. Для особого торжества, например, для встречи Нового года, — удлиненное или длинное платье Хорошее дополнение к такому наряду — тонкая шаль.
Молодежное нарядное платье может быть коротким, выше колен. В ансамбле его дополняют цветные чулки, туфли-тапочки (совсем без каблука) — лаковые, золотые или серебряные, цветы в волосах или на поясе. Юношам можно обойтись без пиджака, если рубашка из легкой светлой ткани решена в романтическом стиле — с низким воротником-стойкой, широкими рукавами, собранными на узкую манжету, вдоль застежки могут идти складочки.
И последнее. Создать из своего костюма ансамбль непросто — это требует вкуса и фантазии.
И. АНДРЕЕВА,
главный искусствовед Общесоюзного Дома моделей одежды

ДОМАШНИЙ КАЛЕЙДОСКОП
ОРИЕНТИРЫ:
1. Кулинария
2. Сделайте сами
3. В свободную минуту
4. О том, о сем
5. Прически
6. Лексикон моды


Без чего, скажите, ну просто не обходится новогоднее торжество? Конечно, без наряженной разноцветными игрушками елки. Вот и хотим мы познакомить вас с людьми, которые целый год трудятся, чтобы засверкали под праздник наши елки.
РЕПОРТАЖ С МОСКОВСКОГО ЗАВОДА ЕЛОЧНЫХ УКРАШЕНИЙ.
(Читайте на стр. 20—21).
«Игрушка сработана хорошо», — считает Лиля Шмелькова.
Главный художник завода Ю. Б. Макеев.
Фото Н. ПЯТКИНА и В. ВЕРТЕЛЕЦКОГО.

РАБОТНИЦА 84
Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
ЖУРНАЛУ «РАБОТНИЦА» — 70 ЛЕТ. 8 МАРТА 1914 ГОДА ВЫШЕЛ В СВЕТ ЕГО ПЕРВЫЙ НОМЕР.


Картинка

С каждым днем быстрей темнеет,
Позже рассветает.
Листья летние желтеют,
Желтые — слетают.
И тумана полоса
Тянется лениво.
Незеленые леса —
Грустно, некрасиво.
Нарисую я сама
Все зеленым цветом:
На дворе пускай зима,
На картинке — лето!
«КОЛОБОК»
Юстинас МАРЦИНКЯВИЧУС

Сладкий сон

Ночью видел я во сне,
Что гуляю по Луне.
— Что же видел на Луне ты?
— Там везде растут конфеты,
Там река из лимонада,
Там гора из шоколада,
А мороженого сколько —
Даже скользко, даже скользко!
Речка сладкая манила,
Сладкая гора...
Жалко, мама разбудила —
Завтракать пора.
Ночью видел я во сне,
Что гуляю по Луне!
Вот конфетные бумажки
Шелестят в моем кармашке.
Как прекрасно на Луне,
Как там сладко было мне!
Мама сыну руки мыла
И с улыбкой говорила:
— Не залез ли ты в буфет?
Что-то мало там конфет!
Я запру буфет на ключик —
На Луне свое получишь.
Вот тебе и на...
Где же ты, Луна?
Перевела с литовского А. ГЕРАСИМОВА.
Рисунок А. ОСТРОМЕНЦКОГО.


НОВОГОДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ

Кто из нас не помнит героев популярного телецикла «Следствие ведут Знатоки»: спокойного Пал Палыча Знаменского, энергичного, азартного инспектора Томина, обаятельную, острую на язычок Зинаиду Кибрит. По первым слогам фамилий их и прозвали Знатоками. Неразлучная тройка появилась уже в 25 полнометражных фильмах.
Авторы цикла, супруги Ольга и Александр Лавровы, несмотря на разные профессии (один — юрист, другая — журналист), всегда работают вместе: будь то педагогическая книга, посвященная проблемам воспитания детей в семье, или сборник детективных рассказов, сценарий телеспектакля или авторское участие в съемках художественного фильма...

— Скажите, — обратилась я к супругам Лавровым, — как в вашей семье принято встречать Новый год?
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА. Новый год — наш любимый праздник. Ждем мы его с большим нетерпением, а встречаем обычно здесь, в Переделкине, в кругу семьи и очень близких друзей. Елки не бывает. Сын, большой любитель природы, запрещает покупать ее, считая, что лучше деревья сажать, чем рубить. Иногда наряжаем одну из тех елок, что растут во дворе перед домом.
— А были ли исключения из правила?
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ. Ольга Александровна права: мы действительно стараемся быть на Новый год дома, но это не всегда удается. Так, однажды нам пришлось встретить его не где-нибудь, а в тюремной камере... Шли съемки документального фильма «Следователь по особо важным делам», главным персонажем которого был мошенник, вор, а как выяснилось позже, еще и убийца — некий Ладжун. Съемки велись скрытой камерой. И начались задолго до поимки преступника. Но вот Ладжун арестован и помещен в следственный изолятор. Туда же, получив соответственное разрешение, собралась «переселиться» и киногруппа. Один из служащих повел нас вниз и показал две смежные камеры, разделенные дверью со смотровым глазком. В одной можно было допрашивать, а в другой, узкой каморке без окна, разместилась наша группа.
Очень скоро выяснилось, что электричества в этой штаб-каморке зажигать нельзя: глазок светится, кашлять и в полный голос разговаривать тоже нельзя: слышно, в коридор рекомендуется выходить редко и осторожно и так далее... Словом, надо было набраться превеликого терпения, чтобы молча и пассивно фиксировать бесчисленные допросы... Так получилось, что один из них и выпал как раз под Новый год. Встретили мы праздник в полной темноте, боясь пошевелиться...
— Вы соавторы. Пишете вместе. И у вас не бывает разногласий? Как вы работаете?
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА. О! С рукопашными схватками и скандалами! Хотя в нерабочее время ничего подобного не бывает.
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ. Относительно «рукопашных схваток» Ольга Александровна, конечно, пошутила. Наши разногласия чаще всего строятся на чисто творческих моментах. Например, Ольга Александровна, обладая живой фантазией, иной раз стремится «додумать» тот или иной факт, что далеко не всегда поддается логике и правде жизни. Мне, как юристу, приходится в таких случаях отстаивать свое особое мнение...
— А какие новогодние подарки вы хотели бы сделать друг другу?
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА. Я знаю, кого хочет получить в подарок Александр Сергеевич! Щенка!
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ. В таком случае Ольга Александровна наверняка желает иметь котенка от своего собственного кота Полтинника, приобретенного нами когда-то именно за эту сумму на Птичьем рынке...
Шутки шутками, но однажды под Новый год у нас в доме появился «подарок», который нам никто не дарил. Он явился сам и притом самым неожиданным образом.
Мы заканчивали предпраздничные приготовления и вдруг услышали шорохи и писк в каминной трубе, а через несколько минут к нашим ногам плюхнулась вся перепачканная сажей белка. Надо признаться, что хлопот она в новогодний вечер доставила немало. К счастью, все кончилось благополучно, и мы еще долго потом встречали свой живой «подарок» на дорожках сада...
— Исполнилось ли ваше самое заветное желание, которое вы загадывали на прошлый Новый год?
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА. Да. У нас было общее желание: чтобы сын Гоша успешно защитил диплом на сценарном факультете ВГИКа. Кроме того, в прошедшем году в нашем доме впервые появилась невеста сына, и нам хотелось, чтобы у них все было хорошо...
— Ну, и, наконец, какие бы вы хотели предложить тосты?
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ. За здоровье всех чекистов! За их нелегкий труд! Деятельности сотрудников МВД СССР посвящена наша новая книга «Хроника уголовного дела», недавно вышедшая в московском издательстве «Юридическая литература».
К Новому году мы собираемся предложить телезрителям очередную серию «Знатоков», которая называется «Полуденный вор». Рассказ в ней пойдет о квартирных кражах...
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА. А я хотела бы предложить тост за здоровье и благополучие всех хороших людей.
Вопросы задавала А. БУЛАЕВА.


О СКОРОСТИ И О СОВЕСТИ

Письмо в редакцию
Здравствуйте, «Работница»! Несколько лет наша фабрика шила мужские рубашки. И вот из-за отсутствия нужной ткани мы перешли на выпуск ночных женских сорочек. Буквально на днях на базе забраковали 124 наших изделия: у горловины одна сторона выреза длиннее другой почти на сантиметр. Со всей бригады сняли 12 процентов прогрессивки, а с нас, окантовщиц, еще больше. Справедливо ли это? Надо еще хорошенько разобраться, почему возник брак.
Отделка горловины, то есть окантовка, — операция для нас совершенно новая. А как учили? Трем работницам технолог показал, а остальным — наша же швея Люба Макарова. Это потому, что мы тогда во вторую смену работали, а технолог не остался. А ведь должен был научить всех, обязан...
Новые приспособления к машинам, окантователи, шили плохо: мы то и дело механиков вызывали отлаживать. Да еще и сама бейка, которой горловину отделывали, была вся брачная.
Не раз били мы тревогу, но мер никто не принимал, а шить заставляли. Кого же надо наказывать за брак?
Рабочие бригады Брызгаловой швейной фабрики имени Крупской г. Мичуринска.

Ответ работницам бригады Брызгаловой
Письмо ваше понравилось: деловое, актуальное. Проблемы качества волнуют каждого. Да и ситуация, увы, знакомая: давай-давай, любой ценой побольше. Но кому, скажите, нужно сегодня это сверхплановое «кое-как»?
...Перед командировкой я побывала в Центральном научно-исследовательском институте швейной промышленности, познакомилась с техникой, которая у вас на фабрике вела себя так строптиво. Окантователем оказалось небольшое приспособление к швейной машине. Очень симпатичное, умное приспособление. «В умных руках — умное», — откорректировал мое заключение механик лаборатории промышленных методов изготовления платья Иван Иванович Савин.
С ним-то мы и приехали на фабрику, где нас ждали вы и совсем не ждали... ночные сорочки. Их выпуск прекратился: последняя партия, в которой обнаружен был брак, ушла из цеха почти за месяц до того, как вы обратились в редакцию с жалобой. Жаль, что в своем письме не предупредили об этом: в командировочной сумке Савина, кроме зубной щетки, мыла, бритвы, сигарет, были шесть новеньких окантователей собственноручного изготовления — на случай, если ваши, мичуринские, и впрямь не годятся.
Итак, вы уже второй месяц шили привычные, мужские рубашки цвета хаки, и наш с Иваном Ивановичем план — пройти по технологической цепочке изготовления сорочек, от закройного цеха до злополучной горловины, — безнадежно провалился. И все же... Кипы документов, десятки бесед — в итоге выясняется: факты, изложенные авторами письма, имели место, но в них действительно надо было хорошенько разобраться.
ФАКТ ПЕРВЫЙ: «КАК НАС УЧИЛИ?» На окантовку, операцию сложную и, пожалуй, самую ответственную, посадили восемь опытных швей. В первый день, возможно (точно установить не удалось), операцию показали не всем. На второй же, третий, десятый день технологи из цеха не выходили — помогали отрабатывать операцию. В этот первый месяц освоения нового ассортимента норма, по вашим же словам, была «курам на смех» — окантовать 19 горловин за день. Многие без усилий делали почти по тридцать. Время спокойно учиться было. И отлично все научились — полгода окантовывали без брака. А вот в последний месяц, когда вышли на отраслевую норму, когда даже ее перекрывали с лихвой, тогда пошла перекошенная горловина. Значит, дело не в обучении?
ФАКТ ВТОРОЙ: «ОКАНТОВАТЕЛИ ШИЛИ ПЛОХО». Вы правы. По словам главного механика фабрики Евгения Михайловича Алилуева, они, все десять, были хоть и новенькие, но «какие-то недоделанные». Савин извлек окантователи со склада, все опробовал и подтвердил: «Подгонять их к машинам было трудно: изготовлены с большими допусками. Но механики свое дело сделали, до ума окантователи довели и даже запасные сами смастерили. И потом ведь на тех же машинах бригада из другой смены шила без брака».
Профорг сменной бригады мастера Чусовой, окантовщица Татьяна Шиповская, сказала: «Конечно, и мы с окантователями помучились, тоже не все как по маслу шло, но ведь рубашку бракеру не окантователь сдает, а швея. Она-то видит, что из-под ее рук выходит».
Добавлю, что окантовщицы бригады Чусовой и к механикам за помощью обращались не так часто, как швеи вашей бригады. Выходит, окантователи у них лучше шли? «Любая новая техника терпения требует и даже ласки, — объяснил механик Сизов, самый опытный на фабрике. — А в бригаде Брызгаловой есть швеи — ну что автоматы строчат! Да в таких руках и робот задымится...»
ФАКТ ТРЕТИЙ: «БЕЙКА БЫЛА ВСЯ БРАЧНАЯ». О ней, о бейке бракованной, мы выясняли у всех — от швей до директора фабрики. «Здесь девчата что-то напутали» — вот, в двух словах, общее мнение. А разложить все по полочкам мы попросили мастера производственного обучения Нину Филипповну Титову, ветерана фабрики, человека, по вашим же словам, честного и принципиального.
— Был момент: бейку действительно неровно нарезали и сшили. Но партию эту мы переделали. Я сама в закройном на разбраковке стояла. Другое дело, когда на отделку нам пришла ткань пожестче. С ней, конечно, каждой швее хлопот больше: глаз не спусти. А к иной работнице подойдешь — гонит, ну, только что искры из-под лапки не сыплются. Говоришь: «Куда же ты! Остановись, рванешь по прямой — растянешь, брак будет». Мало я таких замечаний делала? У швеи ведь не только скорость, но и совесть должна быть.
Вот здесь давайте остановимся. Трудно было искать причины брака заочно, со слов. Но тот факт, что при «неудобных» окантователях и бейке одни могли шить без брака, другие — нет, натолкнул на мысль: а может, корень зла в технологии? Она ведь тоже была новой.
Помните, мы раздобыли на складе остатки ткани от ночных сорочек и ту самую, жесткую бейку? Иван Иванович поставил фабричные окантователи. Работницы вашей бригады сели за свои машинки и сшили несколько штук.
Когда технологи измерили стороны горловин, они получились... неравными! Хотя никто никуда не спешил: шили чисто, красиво. Савин даже языком цокнул: «Высокий класс». Откуда же лишний сантиметр? Оказалось, вытачки на спине разные, плечевые и кокеточные швы стачаны неровно. Вот и набралось. Выходит, брак возник на предыдущих операциях? Виноваты подруги по бригаде?
— Да, они сработали небрежно, — комментирует факт главный технолог фабрики Раиса Дмитриевна Ермилова. — Но окантовщики, по технологии, прежде чем приступить к обработке горловины, должны были тщательно вымерить ее стороны. То же и после окантовки. На это швеям специально дополнительное время выделили. Почему? Думали, новый ассортимент: мало ли где и когда возникнет брак, но мимо окантовки не пройдет. А вот и прошел. Значит, не вымеряли. Да не раз...
Не беру на себя смелость определять прямых виновников брака: не имею права, не видела. Но вы-то, бригада, те, кто работал рядом, почему этим правом не воспользовались? Или вам было, как выразилась одна работница, «всё до ниточки»? Может быть, поэтому жалобу в редакцию многие из вас «просто подписали», даже и не пытаясь разобраться в сути происшедшего? Ведь брак на окантовке возникал и раньше.
В книге вашего бракера Александры Поповой, где она ежедневно отмечает, кому и сколько раз возвращала небрежную работу на переделку, я нашла интересные цифры: «чемпионами» по возвратам у вас были самые быстрые окантовщицы. Причем в последний месяц выпуска ночных сорочек возвратов было больше всего. «Чемпионы» дали самый высокий процент выполнения плана и заработали больше всех. Их подписи под жалобой в редакцию стоят первыми. Подчеркну, что речь идет о том браке, который Александра Попова заметила и вернула. Но, кроме него, был и незамеченный, «выловленный» только на торговой базе. Почему бракер пропустила партию с перекошенной горловиной, вы знаете: ушла на больничный ее напарница, и Попова вместо тысячи рубашек просматривала по две тысячи. Все видели, что Александра головы не поднимала от вороха ваших «штук». И все же даже в такой момент кто-то старался «экономить» на проверке.
Ясно, садясь за машинку, вы не думали: «Эх, похалтурю!» Можно допустить, что в горячие дни перед отпуском (а уходили в отпуск всей бригадой) могли и не вспомнить о нас, покупателях: мы далеко, а отпуск вот, уже на носу. Но до сих пор понять не могу ваших упреков в адрес тех, кто якобы «не обучил», «не принял мер», «не обеспечил».
Ведь всем было трудно. Переход на новый ассортимент для коллектива вашей старой небольшой фабрики стал серьезным испытанием. Но люди сделали все, чтобы быстро наладить выпуск нужной продукции. За полгода фабрика получила солидную прибыль: ни одна ночная сорочка не задержалась на складе. Кроме тех, что вышли с вашего участка...
«Да если каждая такая, как наша, фабрика будет чувствовать себя пенсионеркой, провинциалкой, будет думать, что от нее ничего не зависит, мы ни одно дело с места не сдвинем», — говорила на собрании, где шло обсуждение истории с браком, директор фабрики Майя Тимофеевна Разумова. Жаль, что на это собрание из вашей бригады пришло лишь несколько человек. Честное слово, интересно было. Разговор начался с перекошенной горловины, но потом незаметно перешел на новую фабрику, фундамент которой уже заложен, как вы знаете, около городского вокзала. Работницы, технологи, механики — все говорили о том, как здорово, должно быть, будет в тех новых корпусах, как интересно можно все там обустроить, где и какие службы можно разместить...
И еще говорили о том, что новой фабрике очень нужны будут ваше мастерство, ваша скорость. И без вашей совести ей не обойтись.
По поручению редакции
Елена ЛОБОДА.


РАСТЕТ НА ЕЛКЕ ЯБЛОКО

— Так, не торопись, локти жестче держи. Крути трубку осторожно, не медленно и не быстро. Стекло расплавилось, видишь? Тяни понемножку... — Татьяна Афанасьевна Базанова, мастер стеклодувного отделения, стоит рядом и внимательно следит за каждым моим жестом. Вот так и учеников наставляет, тех, у кого опыта маловато, кому подсказать требуется.
В «ученицы» я сама напросилась. Понаблюдала за работой стеклодувов, и мелькнуло: ничего тут сложного, наверное, нет, так со стороны легко и просто все выглядело. Расплавил стеклянную трубку на пламени горелки, растянул в тонкую нить податливое стекло, дунул разок — и, словно мыльный пузырь, шар прозрачный... Так, да не так. Это у них, асов, расплавленное стекло послушное, а у меня утекает куда-то, так и хочется руками подхватить, подправить. Нельзя, раскаленное. И вышел мой шар каким-то продолговатым, стеклянная масса осела, повисла...
— Ничего, — успокаивает Татьяна Афанасьевна, — попробуй еще. Только постепенно дуй, осторожно. Стекло чувствовать надо, рукой чувствовать, хоть и дотронуться нельзя. На то и называется операция — ручная выдувка...
Но вот выдули бокастые, прозрачные шары в отделении ручной выдувки. Это хоть и немалая, но все же только часть продукции завода. Еще есть выдувка формовая — какую форму поставят, такой и получится игрушка: дед-мороз, ребристая шишка, задорный еж.
В отделении механической выдувки на полуавтоматах «работают» игрушки, которые, пожалуй, знают все, — набор «Малютка». Их делает только Московский завод елочных украшений, и больше никто. Правда, сейчас, когда горячие стеклянные шарики, прошедшие через пламя пяти горелок, так и сыплются в лоток, эти малютки еще совсем не похожи на «Малютку»: прозрачные, нераскрашенные, их так и называют — «гольё»; это потом покроют их краской, нанесут рисунок, и перед Новым годом такими игрушками украсят маленькую елку.
Из отделений ручной и механической выдувки прозрачные шары, большие и маленькие, верхушки, деды-морозы, фигурки зверей поступают в отделение вакуумной металлизации. Уж что там происходит, в этой большой закрытой емкости, доподлинно знают одни специалисты. Но только через двадцать минут игрушки уже не прозрачные, а серебристые. Как раз такой фон и нужен, чтобы переливались они всеми цветами радуги.
— Мы выпускаем около двухсот наименований изделий, — рассказывает начальник ОТК завода Любовь Михайловна Мозжухина. — Почти половина нашей продукции идет с государственным Знаком качества. Очень важно хорошо выдуть игрушку или сформовать на полуавтомате, ровно покрыть слоем алюминия. Но последние штрихи наносятся в отделении разрисовки. Здесь образ игрушки создается, осуществляется то, что задумали художники.
На минуту захотелось закрыть глаза, так много было тут красок! От мягких пастельных тонов до ярких, броских, буйных. Вот шары «Жар-птица», роспись на них мягкая, кистевая. А вот кони скачут во весь опор, только гривы по ветру вьются: шар сделан трафаретной росписью, и автор этой методики — Юрий Борисович Макеев, главный художник завода. А вот и будущий набор «Морозко»: рядками лежат суровые «мачехи», скромные «падчерицы», балованные «родные дочки»...
— Каждый год у нас на заводе проходит конкурс на лучшее изделие, — говорит Юрий Борисович Макеев. — Очень строго рассматривает конкурсные работы заводской художественный совет. Лучшие мы ставим на поток.
Пока шел разговор, я обратила внимание на молодую разрисовщицу. Мягкие мазки, неторопливые движения, шар за шаром, жар-птица за жар-птицей. А чуть в стороне, рядом, красный шар с черной точкой в центре.
— Что это?
— Яблоко, — ответила Катя Кирдей. — Хочу, чтоб получилось, как настоящее. А в отверстие, куда мы для нитки металлическую петлю с колпачком вставляем, хочу листья зеленые из бумаги прикрепить.
Вид у игрушки и сейчас вполне настоящий. Может, скоро и Катино яблоко предстанет перед художественным советом, а там, глядишь, и на елке «вырастет»?
— Не так-то это просто, — замечает Ю. Б. Макеев. — От замысла и даже от эталона, изготовленного художниками, до массового тиража у игрушки длинный путь. Несколько художественных советов — наш, заводской. Министерства просвещения РСФСР, «Роспромигрушки» — пройдет она. Но и это не весь путь. Игрушку должны посмотреть представители торговли. И непременный арбитр — санэпидемстанция, там игрушки придирчиво проверяют: красители должны быть безвредными.
На заводе изготавливают игрушки не только из стекла. Для больших, уличных елок делаются игрушки из лавсановой пленки — тоже красочные, объемные. Тут уж запрет организаторов: «из стекла никак нельзя» — налетит ветер, и посыплются с высоты осколки... Но зато на елке в Кремле или в Колонном зале Дома союзов вы игрушек из пленки ни за что не увидите — тут уж запрет пожарников: «из пленки никак нельзя...».
На скольких же елках московские игрушки? Никто, конечно, этого не подсчитывал. Но знают на заводе, что в новогоднюю ночь их игрушки порадуют жителей многих городов России.
Сейчас уже почти забыта пословица: «Это ему не работа, а игрушка», — значит, забава, легкое дело. Но если перефразировать старую пословицу в нашем новогоднем репортаже, то получится, наверное, так: «Игрушка — это работа».
Т. ВИРКУНЕН

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz