каморка папыВлада
журнал Профи 1997-02 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.06.2019, 19:41

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

РАЗДЕЛ: ГЕОПОЛИТИКА

Эркебек Абдулаев
Эта статья была написана еще весной 1996 года. Та часть, в которой описывается "атомный призрак", прошла через военную цензуру и даже побывала в Главном штабе РВСН. По их просьбе мы убрали из текста район развертывания боевых железнодорожных ракетных комплексов.

ОХОТА ЗА АТОМНЫМ ПРИЗРАКОМ

Предисловие
Подразделение "Вымпел" было создано в начале 80-х годов Юрием Андроповым для задействования на территории противника в "Особый период". В представлении многих разведчик-диверсант выглядит эдаким киношным суперменом, с мешком тротила, подползающим или подплывающим к мосту через Гудзон. А то и вовсе в тельняшке с "Калашниковым" наперевес, штурмующим Пентагон. Разумеется, таким делам нас тоже учили. Но не это главное. В будущей войне мы могли сыграть роль четвертой стратегической силы, не менее грозной чем баллистические ракеты, ядерные подлодки или бомбардировочная авиация. Причем не подменяя их, а занимая отведенную для себя нишу, органично вписываясь в стройную, единую систему безопасности. Представьте себе группу, вооруженную управляемыми или самонаводящимися ядерными ракетами "размером с самогонный аппарат", где-нибудь на ранчо, в нескольких километрах от вражеских шахтных пусковых установок. Такие ракеты могут быть доставлены в чемоданах туристов куда угодно и размещены где угодно, а запускаться по команде из космоса или по радио хоть из Московской квартиры. Они могут стартовать из под земли, из под воды, с чердака дома, с окна небоскреба. Их полетное время исчисляется не минутами, как у "Першингов", а секундами! Разумеется, ни одна система ПВО или ПРО просто не успеет среагировать. А доводилось ли Вам когда-нибудь стрелять из бесшумных гранатометов? Знаете ли Вы, досточтимые судари, что существуют ракеты, которые могут передвигаться под водой и даже под землей? Слышали Вы что-нибудь о бесшумных ракетах? Приходилось ли Вам где-нибудь читать о лягушках-биороботах, способных по узким канализационным системам добраться до Вашего унитаза, и много дней терпеливо дожидаться с зарядом взрывчатки именно Вас, не обращая внимания на других посетителей гальюна?
Подозреваю, что некоторым зарубежным спецслужбам об этом давно известно. Иначе зачем так было беспокоится по поводу международного терроризма?
Несколько слов о возможных каналах утечки конфиденциальной информации из Особо режимных НИИ: среди ученых были представители многих национальностей. С развалом Советского Союза одни уехали на историческую родину, другие в страны дальнего зарубежья. К тому же с личной санкции последнего "руководителя" органов КГБ доступ к совершенно секретным материалам спецлабораторий получили несколько десятков человек, которые в прежние времена мягко говоря, не внушали доверия этих самых органов. Так что передача американцам системы подслушивающих устройств их Посольства не самый тяжкий его грех.

Наземное СОИ
Между прочим, администрация Рейгана еще с середины 80-х годов наряду с общеизвестной космической программой СОИ приступила к разработке программы "наземной СОИ", направленной в первую очередь для нейтрализации наших разведывательно-диверсионных подразделений. Помните шумную пропагандистскую кампанию в Америке по поводу ливийских террористов? На самом деле это было сделано для обработки общественного мнения и проталкивания в бюджет финансирования "наземной СОИ". У нас такой программы не было и теперь уже вряд ли будет. Образно говоря, американцы на сегодняшний день обладают щитом и мечом. В Советском Союзе в качестве щита была сильная контрразведка, а в лице "Вымпела" острый меч. В сегодняшней России органы контрразведки раздроблены на несколько самостоятельных и хилых учреждений. Разведкой занимаются кроме СВР и ГРУ еще несколько самостоятельных силовых структур. А "Вымпел" просто ликвидирован. Чтобы восстановить хотя бы прежний уровень нашего щита и меча потребуется много сил и средств. У нынешнего Российского Руководства нет ни того ни другого.
Кто сильнее, разведка или контрразведка? Группа диверсантов или мотострелковый полк? А пусть они подерутся. На полном серьезе. Но для того, чтобы в чистом поле расчехвостить группу диверсантов, достаточно одного пехотного отделения. Если диверсанты укроются в большом городе, для их нейтрализации не хватит целой дивизии. Легче спалить весь город. Поэтому вопрос поставлен неправильно. Это все равно, что спрашивать: кто сильнее кит или слон? Просто они действуют в разных средах. Разведчики и диверсанты действуют на чужой территории, а контрразведка - на своей. Буденновск и Кизляр тому наглядная иллюстрация. Я уважаю чеченцев как крутых вояк, однако еще в 1988-м году, задолго до рейда Шамиля Басаева на Буденновск, на учениях две наши группы общей численностью 15 человек раздолбали Ставропольское УКГБ вместе со всей краевой милицией и приданными войсковыми частями, потеряв всего двух бойцов. Соотношение сил составляло 1:1000 (!) Одну группу возглавлял я лично. К сожалению, урок не пошел впрок. Но писать об этой операции что-то не хочется. Лучше расскажу как мы охотились за атомным призраком.

Учения
В начале января 1990 года нашей группе внезапно объявили учения. Очертили на карте район действий и дали команду на поиск мобильных ракетно-ядерных комплексов на железнодорожных платформах. Сроки на подготовку и проведение операции определили жесткие. О комплексах мы имели самое смутное представление, поскольку в ту пору любая информация о них шла с двумя слонами*. Удалось лишь установить, что в НАТО они называются СС-24. Группа собралась в классе и начала мозговой штурм.
* "Два слона" на оперативном жаргоне означает гриф "Совершенно секретно"
- Несомненно одно: они ездят по рельсам - задумчиво начал первым бывший пограничник.
- Потрясающая осведомленность!- хохочет командир группы.
- В эшелоне имеются ракеты с ядерными боеголовками, - ничуть не смутившись продолжает развивать тему пограничник.
- Тоже понятно. Только мы не знаем, в каком виде возят ракеты: то ли готовыми к немедленному запуску, то ли с отстыкованными ядерными боеголовками. Если в разобранном - должны быть специальные базы - отстойники, где их собирают и ставят на стартовые столы.
- Логично.
- Кстати, кто знает, каковы размеры межконтинентальных ракет?
- За основу, видимо, следует брать баллистические ракеты атомных подлодок. Они вполне могут уместиться в пассажирском вагоне.
- Сколько ракет в одном поезде? Никак не менее двух.
В разговор подключается оперативник, в прошлом обслуживавший железную дорогу:
- Видимо эшелон тянет электровоз, однако в сцепке должен быть резервный тепловоз на случай отключения электричества. Обслуживают атомный поезд в основном офицеры, им нужно создать комфортные условия для проживания; что-то вроде купейных пассажирских вагонов. Плюс платформы со стартовыми сооружениями, подъемными кранами, ремонтно-восстановительной техникой и пожарным оборудованием. Все это хозяйство требуется прикрыть бронезащитой и упаковать в соответствующий камуфляж. Скорее всего наш эшелон состоит из пятивагонных секций, внешне похожих на рефрижераторы.
- Почему именно пять?
- С одной стороны для конспирации. Потому что в рефрижераторной секции 5 вагонов. С другой стороны пять - это оптимально. Посудите сами: один вагон с ракетой, второй - командный пункт управления, третий - спальный, четвертый - бытовой, пятый - технический.
- По-видимому, атомные эшелоны раскатывают по ночам, а днем прячутся. Они должны где-то заправляться водой, получать продовольствие и почту. О прохождении литерных эшелонов наверняка осведомлены диспетчеры и персонал АСУ узловых станций. Возможно, их иногда встречали машинисты ночных поездов.
- Охранять эшелон должен бронепоезд, - подает реплику один из молодых офицеров.
- Ты бы еще тачанки с пулеметами "Максим" по бокам поставил и аэропланы сверху! - ржут ребята.
- Интересно: возможно ли запустить стотонную межконтинентальную ракету с железнодорожной платформы и сколько времени понадобится для ее приведения с транспортного положения в боевое? Дело в том, что срок жизни БЖРК с началом войны, если ее первыми начнем не мы, исчисляется от 7-8 минут (подлетное время "Першингов" и "Трайдентов") до 50 минут, когда на наши головы обрушатся тяжелые ракеты из шахтных установок, что в Скалистых горах.
- Возможно, часть ракет в постоянной боеготовности находится на станционарных базах, часть - гуляет между ними в эшелонах.
- А в чем суть поставленной задачи?- спрашивает офицер-десантник. - Допустим, что нам удастся добыть всю необходимую информацию по БЖРК. Дальше что? Пустить эшелон под откос? При крушении поезда ракеты выйдут из строя. Их можно в конце концов расстрелять из гранатометов или подорвать кумулятивными зарядами. Но ядерные боеголовки могут при этом не сдетонировать.
- Может нам следует захватить ядерную боеголовку? Это было бы здорово!
- Исключено, начальство не позволит. И охрана БЖРК не допустит, рискованно.
...Через несколько часов командир группы подводит итог:
- Мы в общих чертах определили возможные разведывательные признаки атомного поезда. Главное для нас - добыть график прохождения БЖРК через узловые станции. Затем подготовить крушение поезда без применения боевых диверсионных средств. Вспомним Чернобыль: если к трагедии мирного атома добавится катастрофа с ядерным оружием в густо населенном регионе, это приведет к бурной болезненной реакции общественности против ядерных вооружений. Политические последствия могут оказаться гораздо серьезнее нанесенного военного, экономического, или экологического ущерба. Такую акцию могут провести не только террористы, но и пацифисты или спецназ потенциального противника. Материалы учений позволят органам безопасности усовершенствовать систему мер защиты ядерного оружия.

Легенда
Каждый разведчик готовит индивидуальную легенду пребывания в районе поиска. Я решил сыграть роль экспедитора Райсельхозтехники из Киргизии. Командировочные документы с соответствующими печатями одолжил у земляка экономиста. Нашел в своем гардеробе потрепанный доперестроечный пиджак с большими лацканами. Одел пеструю рубашку и галстук с огромным узлом. На голове - тюбетейка. Буду предлагать местным коммерсантам на бартер помидоры, лук и редиску взамен автозапчастей. Поскольку свежую зелень из Средней Азии везти долго, нужны вагоны-рефрижераторы. Это позволит зацепиться за железную дорогу. А там война план покажет.

Командировка
Внезапных двухсторонних учений крупного масштаба у нас прежде не бывало. Контрразведка обычно готовились к ним долго и скрупулезно. Потому что по результатам учений высокое московское Руководство выносило заключение о состоянии дел на местах. Разумеется, головомойку контрразведчикам устраивали чаще. Поэтому иногда они пускали в ход и запрещенные приемы. Например, был случай, когда у ворот нашей части несколько вечеров дежурила бригада наружного наблюдения и фотографировала всех выходящих. Это позволило "противнику" впоследствии опознать на учениях двух бойцов. Наше начальство за потерю бдительности влепило им по выговору.
Предыстория атомных учений нам не известна. Возможно, поспорили два генерала, разведчик и контрразведчик: чьи ребята круче. Как бы там ни было, нужно быть готовым к тому, что нас будут ждать там с распростертыми объятиями не только чекисты, но и вся милиция.
За пару дней до начала учений в район действий выехал посредник.
...Ранним январским утром я вышел из вагона в городе "N-ске", сел в троллейбус и отправился в центр, который предварительно изучил по карте. Для подкрепления легенды побывал на заводе, выпускающем запчасти к сельхозмашинам и отметил командировочное удостоверение. Потом весь день мотался по городу. Поздно вечером снял квартиру в частном секторе. Хозяин квартиры, одинокий мужичок на костылях, принял меня как родного. На следующее утро я выяснил поразительную вещь: оказывается, поселился неподалеку от областных управлений КГБ и МВД (они размещаются в одном здании). Напротив - прокуратура. Совсем рядом - горком. А через стенку в этой же бревенчатой избе, оказывается, проживает участковый милиционер! Позвонил посреднику и сообщил свой адрес. Он присвистнул от удивления:
- Нас с тобой разделяет какие-то сто метров! Я нахожусь сейчас в управлении КГБ.

Разведка
Весь день прошел в хлопотах. Нужно было изучить подходы к железной дороге. Следовало подготовить операцию связи с командиром группы, отработать проверочные маршруты и места отрыва от наружного наблюдения. Не забыть о работе по подтверждению легенды, а также на всякий случай подготовить запасную квартиру.
Вечером с гудящими от усталости ногами возвращаюсь на квартиру. В прихожей какой-то старший лейтенант внутренней службы беседует с несколькими бородачами. На моей койке спит пьяная женщина. А на кухне хозяин допивает бутылку с мужиком неопределенного возраста. Они молча ставят на стол третий стакан и отливают из своих бокалов. Опрокидываю стопку и занюхиваю горбушкой. Они проникаются ко мне доверием. Оказывается, мой благодетель успел похвастать друзьям, что у него поселился богатый бизнесмен. Делать нечего, нужно угощать. Жертвую 25 рублей. Хозяин хватает костыли:
- Сколько брать?
- На все.
Меня беспокоит наличие старлея в соседней комнате. Однако выясняется, что опасности для меня он не представляет. Просто бывшие соседи довольно часто собираются в этом доме оприходовать бутылочку-другую, иногда приводят и зазнобушек.
Возвращается с добычей хозяин, и застолье разгорается с новой силой. Вскоре мы уже обнимаемся и распеваем лихие казацкие песни. Один из собутыльников шепотом предлагает мне резину для легковых автомобилей. Я отказываюсь, дескать приехал я не за этим, а за шинами для тракторов, грузовиков и прочих сеялок-веялок. Он задумчиво чешет небритый подбородок. Интересуется, сколько резины мне нужно? Отвечаю:
- Один вагон. Мне важно не количество, а объем груза. Денег у нас в районе все равно нет. Поэтому придется рассчитываться ранними овощами.
Мужичок уводит меня в сени для конфиденциального разговора:
- Прости, браток, я сперва принял тебя за лоха. Такие к нам ездят много, у тебя размах шире. Давай будем работать вместе.
Выясняется, что он имеет надежный канал поставки резины. Может предложить по дешевке сотни две дефицитных колес для "Жигулей" и "Волг".
Спинным мозгом чую криминал. Отказаться невозможно. Меня просто не поймут. Азиаты от такого предложения не отказываются. Одно слабое утешение, что имею дело с настоящими жуликами, а не с подставой местной контрразведки.
Старший лейтенант внутренней службы оказался для меня сущей находкой, поскольку работал фельдъегерем и развозил секретную почту. Он пил дармовую водку и хвастал высокими связями. Остальные заискивали и льстиво заглядывали в глаза. Я в свою очередь жаловался на собачью жизнь экспедитора, с которого каждая сволочь-чинуша норовит содрать взятку. Не дашь - наведут рэкет. Потому и приходится мыкаться по углам, часто меняя квартиры, а не жить как белый человек в гостинице.
Собутыльники как люди порядочные, тут же предложили свои квартиры. Старлей утирал мои пьяные сопли, и покровительственно хлопал по плечу, а я соображал, стоит ли закрепить такую удачу, пожертвовав еще четвертаком и прикидывал по какой статье расходов потом буду списывать казенные деньги.
На следующее утро он познакомил меня со своей подругой, секретаршей управления железных дорог! Она отвела меня к первому заместителю начальника управления. Внимательно выслушав, он передал меня на попечение отделу рефрижераторных установок. Там предложили сцепку из пяти вагонов, меньше не могут. Я хотел всего один. Проявляя ангельское терпение, они целый час объясняли туповатому азиату прописные истины. Откровенно говоря, я был бы весьма рад, если бы они затеяли бюрократическую волокиту. Это позволило бы регулярно появляться в управлении и решать свои разведывательные задачи. Но, к сожалению, попались деловые и обязательные люди. В конце концов злоупотреблять их терпением становилось неприлично. Поэтому придумываю новую уловку: прошу два стандартных железнодорожных контейнера. Рефрижераторщики, обрадованные тем, что наконец от меня избавились, чуть ли ни за руку отводят в отдел контейнерных перевозок. Там спектакль повторяется, они готовы помочь, хотя удивляются: с какой стати помидоры возить в контейнерах? Приходится объяснять, мол ради экономии. Отсюда повезу в свой район автозапчасти и резину, а обратно отправлю свежие овощи. Железнодорожники недоумевают, почему я затеял такую сложную комбинацию, когда проблема решается гораздо проще. Начинают подробно объяснять. Я плохо понимаю по-русски. Они терпеливы. В конце концов я выдыхаюсь и беру тайм-аут. Догадываюсь, что они столь любезны из-за моего протеже - секретарши начальника управления.
Улучив момент, когда остаюсь в коридоре один, с Доски почета списываю фамилии нескольких симпатичных девчонок - Ударниц коммунистического труда и рационализаторов по автоматическим системам управления и средствам связи. Как раз то, что нужно! На них нужно будет навести других бойцов группы, специалистов по амурным делам.
Кстати о "птичках": как-то на учениях в Туле контрразведчики подставили нашему бойцу девицу, засняли все их гостиничные выкрутасы на видео и попытались было шантажировать его. "Вымпеловец" расхохотался:
- В соответствии с Приказом начальника ПГУ номер такой-то, общение с "птичками" для нас не является компроматом. Спасибо ребята за чудесный подарок!

Группа в действии
Хотя все наши разведчики работали в автономном режиме, командир группы и посредник имели возможность контролировать наши действия. Связь между собой поддерживали через тайники. Лишь пару раз выходили на общий сбор.
На одной из встреч командир группы похвастал, что познакомился с начальником железнодорожной станции. Считай БЖРК у него в кармане! Однако впоследствии выяснилось, что он попался на элементарную уловку местной контрразведки.
Реальная удача сопутствовала двум нашим бойцам: Анатолию, молодому симпатичному лейтенанту, служившему в "Вымпеле" недавно, и бывалому подполковнику Курбану, уроженцу солнечной Туркмении.
Лейтенант на первый взгляд подготовил себе довольно сложную легенду, играя роль учителя истории ленинградской железнодорожной школы, приехавшего во время зимних каникул в "N-ск" по просьбе красных следопытов своего класса. Толик копался в архивах, обивал пороги официальных учреждений и потихоньку подбирался к цели. Вскоре он вышел на нужный источник информации по БЖРК. Как и на кого вышел - не принципиально. Можно лишь сказать, что в этом деле не обошлось без женщины. Тут возникли новые сложности. Пару дней он ломал голову, гадая как перевести разговор в нужное для него русло. Наконец, придумал. Новой знакомой поведал душещипательную историю о том, что его сестренку соблазнил прощелыга-офицер, служащий в каком-то секретном эшелоне в этом городе. Толяну хотелось бы этому дон-жуану просто взглянуть в глаза и поздравить с тем что он стал папой. Тем более, что сестренка-дура до сих пор его любит.
Вскоре график прохождения БЖРК через узловую станцию лежал у него в кармане. Ночью с моста он зачарованно смотрел на состав, медленно выползавший из-за товарняков. Под тяжестью атомного монстра стонала земля.
Контрразведка чуть не свихнулась, получив от Анатолия этот совершенно секретный график.
Курбан поступил проще, сняв дачу с видом на железную дорогу. Днем отсыпался, а по ночам в окошко считал поезда. Через несколько ночей увидел нужный эшелон. Утром на электричке двинул в ту сторону, куда укатил поезд. Ему удалось обнаружить не только БЖРК но и кое-что другое, не менее интересное.

Тайниковая операция
Меня не покидает ощущение, что нахожусь под колпаком контрразведки. Возможно, просто шалят нервишки? На всякий случай часто меняю квартиры, заплатив хозяевам за проживание на неделю вперед и оставляя какие-нибудь личные вещи. Возможно это в какой-то мере распыляет силы "противника", вынуждая отвлекать часть сотрудников для наблюдения за всеми моими пристанищами.
Сегодня у меня по плану тайниковая операция. Проверочный маршрут и место отрыва от наружного наблюдения подготовлены. Из пластилина изготовлен камуфляж для контейнера с запиской.
Почти три часа слоняюсь по городу. Обнаруживаю хвост. Отрываюсь от слежки очень грубо. Один сотрудник местного УКГБ чуть не попал под поезд, другому едва не откусило ногу автоматической стрелкой. Разъяренные чекисты через посредника пообещали обломать мне ноги. (Извините ребята, я ведь не дипломат-разведчик а диверсант. Нашему брату в ваши руки лучше не попадаться. Лучше уж сразу пулю в висок). Как бы там ни было, благополучно добираюсь к месту закладки тайника. Заворачиваю в укромный уголок за пивнушкой и обнаруживаю там двух подпитых баб.
- Мужчина, дайте пожалуйста, закурить, - игриво обращается одна из них. Ее левый глаз украшает роскошный фингал. Я затравленно озираюсь, затем с поникшей головой и с обреченным видом, молча спускаю брюки и присаживаюсь на корточки под забором. Не ожидавшие подобного, дамы хохочут и стыдливо удаляются. Достаю из кармана пакет с пластилиновым изделием, не отличимым (пардон) от фекалии.
... Через несколько минут после моего ухода, посредник приводит на место закладки тайника контрразведку. Народ брезгливо зажимая носы со стороны наблюдал, как осторожно перешагивая через зловонные кучи, он пробирается к забору. Однако даже бывалые опера опешили, когда посредник уверенно взял в руки мое произведение и вытащил оттуда контейнер с шифровкой.

Посредник закладывал нас!
По возвращении в Москву состоялся разбор полетов с участием представителей территориального УКГБ. Тут мы узнали неожиданную новость: оказывается, посредник постоянно закладывал нас! Этот нехороший человек, не только опознавал нас по предъявленным фотографиям, но и передавал контрразведке адреса квартир и схемы тайниковых операций. Так вот почему командир нашей группы был схвачен с поличными! Нам показали видеозапись как ему, бедолаге заламывают за спину руки.
Руководство едва успокоило возмущение ребят:
- Так было заранее задумано. Нам было интересно понаблюдать, как поведете себя в стрессовой ситуации.
Представитель территориального УКГБ выразил благодарность за то, что гоняясь за нами, они разоблачили крупных расхитителей социалистической собственности, действовавших на заводе:
- Мы отслеживали их около года и никак не могли подступиться, а ваши ребята за одну неделю сумели внедриться в самое их осиное гнездо!

Неожиданный конец учений
Я шел по проверочному маршруту на место операции, строго выдерживая график. И вдруг на промежуточной контрольной точке вижу группу в полном составе:
- Что стряслось?
- Кончай свои игры, в части объявили тревогу. Немедленно выезжаем в Москву. Личные вещи заберем позже.
На следующий день, 15-го января в полном боевом снаряжении мы погрузились на борт ИЛ-76 и взяли курс на Кавказ.

Послесловие
Нашу незавершенную работу через некоторое время закончила другая группа из "Вымпела", обнаружив и условно уничтожив атомный поезд. Материалы учений о возможных последствиях диверсии легли на стол Кремлевского Руководства. С учетом наших рекомендаций, конструкторы - разработчики БЖРК усовершенствовали некоторые системы защиты, и даже не пожалели для натурных испытаний настоящий эшелон. Он был пущен под откос. Разумеется, без ядерных боеголовок.
Между прочим, вскоре один БЖРК в стране был реально захвачен демонстрантами. Слава богу, что это был учебный комплекс. Боевые системы защиты БЖРК в срочном порядке пришлось дополнить полицейскими. Летом 1993 года мне довелось участвовать в разработке и испытаниях некоторых из них. Но об этом писать пока рановато.

Из архива редакции
МОГЛА ЛИ УКРАИНА СОХРАНИТЬ СТАТУС ЯДЕРНОЙ ДЕРЖАВЫ?

Для того, чтобы компетентно, без журналистских передержек рассмотреть вопрос о том, могла ли Украина сохранить в своем распоряжении ядерные боеприпасы, оставшиеся на ее территории после распада СССР, необходимо принимать в расчет некоторые физико-технические принципы, на основе которых действует ядерное оружие.
Все боеприпасы, которые находились на территории Украины (это 1272 боеголовки межконтинентальных баллистических ракет PC-18 и РС-22 и 670 боезарядов авиационных крылатых ракет большой дальности РКВ-15А и РКВ-15Б) относятся к классу термоядерных боеприпасов.
Принципиально, каждый термоядерный боеприпас (на ракетах он называется боевым блоком) состоит из двух основных элементов: электронной аппаратуры управления срабатыванием боеприпаса и собственно термоядерного заряда. Сам заряд в свою очередь состоит из двух ключевых элементов: так называемого шарового заряда и термоядерного узла. Шаровой заряд - это классическая атомная бомба небольшой мощности, которая выполняет функцию запального устройства, вызывающая срабатывание второго элемента заряда - термоядерного устройства, Масса одного боевого блока ракет РС-18 и РС-22 составляет порядка 300-400 кг; боеприпасы крылатых ракет весят несколько меньше. Вес их электронной начинки составляет порядка 5-6 кг.
Уровень инженерного и технического развития Украины на сегодня достаточно высок для того, чтобы в течение сравнительно небольшого времени она могла успешно освоить производство практически всех узлов, необходимых для поддержания в работоспособном состоянии и даже производства электронных блоков ядерных боеприпасов. Ситуация облегчалась тем, что все наиболее ответственные узлы в электронных схемах боеприпасов задублированы или даже затроированы, что серьезно повышало надежность электронного оборудования боеприпасов не только в процессе нормальной эксплуатации, но даже в нештатных ситуациях.
Поэтому основные проблемы, с которыми пришлось столкнуться Украине, были связаны не с электронной начинкой боеприпасов, а собственно с термоядерными зарядами. Именно им и уделим основное внимание. Прежде всего разговор должен идти о шаровом заряде.

Атомная бомба - принцип работы
Физики открыли явление деления ядер урана в 1938 году, цепной реакции деления в 1939-м, а явление спонтанного деления ядер урана в 1940-м. И тогда стало ясно, что существует реальная возможность извлекать внутриядерную энергию вещества.
Цепная реакция в уране-235 обеспечивается тем, что в одном акте деления образуется в среднем 2,56 нейтронов, каждый из которых способен привести к делению другого ядра. Плутоний-239 дает в среднем около 3 нейтронов. Полное деление всего лишь 75 миллиграммов урана выделяет столько же энергии, что и взрыв 1000 кг тротила.
Однако уран нельзя просто подорвать. Взрыв произойдет лишь в том случае, если масса урана достигнет критической.
Добиться лавинообразной цепной реакции в делящемся материале возможно тремя способами.
Первый: путем быстрого соединения нескольких кусков расщепляющегося материала, масса каждого из которых в отдельности меньше критической, а в сумме превосходит ее. Этот способ реализуется в так называемой "пушечной" или "ствольной" конструкции атомной бомбы. В этом случае на закрепленный подкритический образец урана по направляющему стволу силой взрыва обычного взрывчатого вещества обрушивается другой подкритический образец. Обе части заряда имеют форму полусферы.
Второй: быстро удалить из объема надкритической массы предварительно помещенные туда поглотители нейтронов.
Третий: нужно достаточно быстро и равномерно сжать образец расщепляющегося материала, повысив его плотность до критической для данной массы значения. Этот способ наиболее привлекателен для создания атомной бомбы по той причине, что требует меньшего количества расщепляющегося материала. По такой схеме, за редким исключением, и создаются все современные атомные заряды.
Как видим, основные принципы действия атомного оружия вполне элементарны. Но тем не менее, создание атомной бомбы - чрезвычайно трудное дело. Связано это с техническими допросами, без решения которых не удастся претворить идею в металл.
Для создания заряда необходимо получить требуемую чистоту и концентрацию расщепляющегося материала. В природном уране концентрация урана-235 составляет в среднем 0,7 процента. Для атомного заряда его нужно довести по крайней мере до 20%. Острота вопроса при создании атомных зарядов была во многом снята решением использовать плутоний-239, открытый в 1942 году. Плуто-ний-239 в природе не встречается, но может быть получен в ядерных реакторах при облучении нейтронами изотопа урана-238. Важно то, что в начале работы реактора накопление плутония-239 происходит линейно во времени, и тем быстрее, чем меньше исходное обогащение урана изотопом урана-235 (при фиксированном выгорании урана-235). Критическая масса для плутония в случае чистой сферы равна 11 кг, в то время как для урана-235 составляет 47 кг.
Для плутониевых зарядов не подходит "пушечная" конструкция. Это связано с тем, что такая конструкция обеспечивает сравнительно невысокую скорость соединения двух половин заряда. А входящий в состав оружейного плутония изотоп плутония-240 (оптимальным считается вариант, когда его содержание не превышает 6 процентов) дает очень большое количество нейтронов, и поэтому при использовании "пушечной" схемы цепная реакция может развиться еще до полного соединения половин заряда. Как результат - недостаточная мощность взрыва.
Большая, чем в "пушечной" конструкции скорость прохождения критического состояния может быть достигнута имплозией - сжатием материала под воздействием сходящегося внутрь взрыва. Как быстро и равномерно сжать расщепляющийся материал? Дело в том, что в процессе лавинного деления уран расширяется со скоростью порядка 10 в седьмой степени см/с. Так произойдет ли действительно взрыв, не получится ли, что результатом соединения докритических масс будет лишь "хлопок" (правда эквивалентный взрыву 1... 10... 100 кг тротила), в результате чего вся конструкция окажется разбросанной в разные стороны, а усилия конструкторов - напрасными? Ответов на эти вопросы даже глубокое знание принципов действия атомной бомбы не дает.
Шаровая уран-плутониевая сборка со всех сторон окружена пирамидальными блоками взрывчатого вещества, плотно прилегающими друг к другу и к поверхности расщепляющегося материала. Блоки состоят из быстровзрывающегося ВВ, а в центре объема каждой пирамиды помещен полусферической формы заряд медленновзрывающегося ВВ. Блоки отделены друг от друга металлическими пластинами, детонаторы установлены в "быстром" ВВ.
По сигналу электронного взрывателя детонаторы строго одновременно взрывают "быстрое" ВВ. При этом от детонатора распространяется сферическая взрывная волна, которая огибая "медленную" взрывчатку и складываясь с его взрывной волной, фокусируется и превращается в сходящуюся к центру систему волн сжатия.
Конструкция блоков взрывчатки, обеспечивающая такое развитие взрыва оправдывает свое название - "взрывная линза".
Волна сжатия, дошедшая до поверхности уран-плутониевой сборки, приводит к повышению плотности и урана и плутониевого сердечника, который переходит порог критичности. В плутонии начинается цепная реакция. Нейтроны, выходящие из сердечника, частично поглощаются в урановом слое и приводят либо к делению урана, либо к образованию плутония-239 с его последующим делением, повышая таким образом выход энергии. Атомная бомба готова!
Однако бесконечно наращивать сверхкритичность (а значит и мощность) атомного заряда мешают во-первых, технические трудности достаточно быстрого соединения большого количества докритических образцов и, во-вторых, - экономические трудности: используемые в производстве оружия расщепляющиеся материалы чрезвычайно дороги.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz