каморка папыВлада
журнал Наука и жизнь 1967-05 текст-18
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2019, 11:40

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

«КОВАРНАЯ РОЗА»

Редакция журнала получила от инженера Н. Немова из г. Каменск-Уральского письмо:
«Уважаемые товарищи! В газете «Уральский рабочий» за 14/II-67 г. под рубрикой «В мире интересного» помещена заметка «Коварная роза». Вот ее содержание: «Роза ветров» (направление господствующих потоков воздуха), доставляющая немало хлопот градостроителям и дорожникам, вторглась также и в область энергетики. Недавно в диспетчерской Кузбасской энергосистемы заверещал телефонный звонок. «Электровозы останавливаются, мала тяга», — подняли тревогу железнодорожники. «Не может быть, — парировали энергетики,— отпускаем норму».
Вскоре вместе проверили подвижной состав — все оказалось в порядке. Разгадка пришла неожиданно. Оказалось, что потери тока случались лишь в те дни, когда ветер дует поперек дороги. Видимо, происходит активное сдувание электронов в окружающий воздух».
Вызывает сомнение последняя фраза, где идет речь об активном сдувании электронов в окружающий воздух.
Я прошу вас сообщить, действительно ли возможно такое сдувание электронов, или нас, мягко говоря, неправильно информируют?»
Аналогичные письма и вырезки из газет «Красное знамя», «Вечерний Ленинград», «Индустриальное Запорожье», «Путь к коммунизму», «Призыв» и других газет получены от читателей Харькова, Ленинграда, Запорожья, Тулы, Владимира и других мест.
Отвечаем на эти письма.
Действительно, имеется некоторая связь между сильным ветром, оказывающим боковое давление на железнодорожный подвижной состав, и потреблением электроэнергии локомотивом. Однако объяснение, которое дано в заметке «Коварная роза», совершенно неправильное. Ни о каком «сдувании» электронов с проводов не может быть и речи.
Рассмотрим подробнее, что происходит при обдувании проводов ветром. Частицы воздуха — молекулы азота, кислорода и других газов — сталкиваются с веществом провода — медью. Медь, как известно, является твердым телом и имеет кристаллическое строение. Ионы меди образуют кристаллическую решетку. В пространстве между узлами решетки находятся электроны, совершающие хаотическое тепловое движение. Это так называемый электронный газ. Электроны как бы плавают в электрическом поле ионов решетки, и для выхода из этого поля они должны совершить работу, называемую работой выхода (для меди эта работа выхода равна 4,3 эв = 6,9 • 10 -12 эргов). Когда частицы воздуха ударяются о провод, то они могут передать часть своей энергии электронам. Если даже считать, что они передадут всю свою энергию электронам, а не атомам решетки, то и тогда этой энергии будет недостаточно для вылета электрона. Простой подсчет показывает, что скорость налетающих частиц должна быть по порядку величины такой же, как и скорость электронов после столкновения. Скорость, которую должен иметь электрон для вылета из металла, определяется по формуле-mv / 2 = А, где А — работа выхода. Эта скорость оказывается равной 10-6 м/сек.
Таким образом, налетающие частицы воздуха должны иметь скорость порядка 1000 км/сек. Это почти в тридцать раз больше, чем скорость движения Земли по ее орбите вокруг Солнца.
К счастью, таких ветров на Земле не бывает.
Причину падения напряжения в линии следует искать в другом. Например, в увеличении сопротивления движению поездов при сильном поперечном ветре, которое может вызвать повышенный расход электроэнергии.


• НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ НАУКИ
Исследования, проведенные читателями

ТАЙНЫ ТАЙНОПИСИ
Кандидат исторических наук Е. ПОДЪЯПОЛЬСКАЯ.

В первом номере нашего журнала мы предложили читателям прочесть довольно интересное письмо из дипломатической переписки П. А. Голицына, русского посла в Вене начала XVIII века, адресованное в Россию. Первые строки письма написаны, по-видимому, писцом, за ними следует зашифрованная часть послания Голицына, конец (автограф Голицына) написан скорописью, оказавшейся для чтения более трудной, чем самый шифр.
Многие наши корреспонденты не совсем верно поняли задание: они расшифровали лишь тайнопись — часть послания П. А. Голицына, оставив без внимания остальное содержание, иначе говоря, сделали лишь часть работы.
Правильный текст всего послания первыми прислали: Н. Н. МУХАНОВ, В. А. КИНКУЛЬСКИЙ, А. ШУМИЛОВ из Ленинграда, в. К. ШОВКОПЛЯС из Днепропетровска, В. И. КОЛТУН из Саратова, москвичи О. И. НИКИТИН, А. Б. ИВАНОВ, И. ГАРАЕВСКАЯ, Ф. В. КАЛМЫКОВ из г. Красногорска, В. Ф. СТОЛЯРОВ из Ивантеевки, В. КРЕСТЬЯНОВ из Волгограда, В. А. ЧЕРНОВ из Свердловска.

ПРИВОДИМ ПОСЛАНИЕ П. А. ГОЛИЦЫНА В ПОДСТРОЧНОМ ПЕРЕВОДЕ, А ТАКЖЕ ОБЪЯСНЕНИЯ К ТЕКСТУ.
1. О здешних ведомостях ныне, государь, милости вашей доносить что
2. не знаю, понеже, государь, остатные дни корновала не толко в министе-
3. рии, но и сам старик всегда в забавах застает.
4. Доношу, государь, милости вашей. Мое намерение дав-
5. но есть, чтоб Александра Даниловича Менши-
6. кова учинить графом венгерским, на что
7. и цесарское величество по моему прошенью пово-
8. лил. Толко я о том двожды писал г брату
9. князь Борису Алексеевичу: естли б ему то было
10. угодно, того б часу к нему прислал. А ныне
11. с повеления милости вашей, конечно, пришлю.
12. Писмо, государь, которое надлежит отослать в Пориж
13. к Петру Посникову, отослал в пакете Андрею
14. Матвееву, чтоб он от себя немедленно послал.
15. А мне, государь, отсюдя явно послать невозможно —
16. Могу потерять здесь при дворе свой кредит.
17. И того гораздо смотрят на всех подчах, чтоб
18. нихто корошпанденцу с французом не имел.
19а. Из Вены 6 февраля
20а. 1703 году.
19б. При сем застою во всегдашных
20б. услугах милости, государь, ваших,
21. Князь Петр Голицын.
Это письмо печатается впервые. Оно любопытно тем, что его зашифрованная часть как будто не касалась важных дипломатических тайн, — шла речь о том, чтобы выхлопотать А. Д. Меншикову титул венгерского графа. Почему была зашифрована такая, казалось бы, невинная часть письма? П. А. Голицын занимал пост русского посла в Вене с 1701 года. Он регулярно писал в Москву Федору Алексеевичу Головину, руководившему внешней политикой, обо всем, что происходило в «Империи», то есть в Австрии, в состав которой входило Венгерское королевство. Большую часть в его донесениях занимало детальное описание хода борьбы венгерского народа за свою независимость. Письмо было зашифровано на тот случай, если бы оно попало в руки венгерских повстанцев, ибо просьба Голицына о присуждении Меншикову титула венгерского графа могла вызвать волнения.

ОБЪЯСНЕНИЯ
Строка 7 ...и цесарское ... прошенью. Значок в начале строки (у) обозначает (также, как i) — букву и. Титул цесарское величество применялся к австрийскому императору. В слове прошенью мягкий знак обозначен точкой внутри слова (хотя в то же время в тайнописи Голицына твердые и мягкие знаки в конце слов были опущены).
Строки 7—8 — поволил, то есть приказал. Теперь этот глагол вышел из употребления.
Строка 8. Особые трудности вызвало слово двожды (дважды). В нем, согласно правилам тайнописи, повторяющаяся буква написана по-разному: шифром и без шифра. Неудачные расшифровки данного слова доказывают, что этот прием, видимо, был неизвестен многим читателям.
Слова г брату (г вместо к) также были неверно прочтены.
Строка 10. Последние четыре буквы почти все читатели прочли — Анне, не заметив вверху титла, с помощью которого текст читается - А ныне. Трудности прочтения письма Голицына оказались не только в тайнописи, которую некоторые читатели справедливо назвали примитивной, сколько в неразборчивом почерке Голицына и в верхней строке письма, где крупные выносные буквы и витиеватые завитки намеренно запутывали читателя. В неразборчивых строках Голицына не поддавались прочтению слова с выносными буквами, например, строка 17: гораздо смотрят на всех подгах или погдах. Следует читать: почтах.

Примечания
Несколько слов об исторических деятелях, упомянутых в письме П. А. Голицына.
Леопольд I, император Австрии («цесарь»), он же король Венгрии; «старик», так как ему было за 60, а императорский престол он занимал уже 45 лет.
Меншиков А. Д., любимец Петра I, отличился в конце 1702 г. при взятии крепости Нотебург, за что был произведен в чин поручика и в 1703 году получил от Леопольда I титул графа Римской империи. Это был первый титул Меншикова, вскоре он стал князем Римской империи и всероссийским князем Ижорской земли с титулом «светлейшего».
Голицын Б. А., брат П. А. Голицына, главный руководитель Петра I в борьбе с царевной Софьей, наиболее влиятельный из членов правительства при Петре в 90-х годах XVII в.
Посников Петр Васильевич, первый русский доктор медицины и философии, учился в Московской академии, в Падуанском университете, совершенствовался в Париже и Лейдене.
Матвеев Андрей Артамонович, русский посол в Голландии, крупный дипломат. Из-за того, что Австрия и Франция воевали между собою, П. А. Голицыну приходилось вести переписку с русскими представителями в Париже через Матвеева.


• ГИПОТЕЗЫ, ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ, ДОГАДКИ

РОБИНЗОНАДЫ ЖИВОТНЫХ

В 1419 году после изнурительной борьбы со свирепым штормом и сильным течением моряки португальской каравеллы наконец увидели землю. Но это не были берега западной Африки, куда послал их принц Генрих-мореплаватель. Открытая земля оказалась небольшим островком, честь открытия которого отныне принадлежала их начальнику — капитану каравеллы Хауну Гонзалесу Зарко.
Через 37 лет португальцы вторично посетили остров. Корабли доставили сюда колонистов, которые возлагали большие надежды на богатые земли Порту-Санту — так назвал остров Гонзалес Зарко. Но планам поселенцев не суждено было сбыться. Необыкновенно многочисленные зверьки размером с крысу уничтожали запасы продовольствия, посевы, портили пастбища. В конце концов колонистам пришлось покинуть остров.
Почему ни Гонзалес Зарко, ни его спутники никогда не упоминали об этих полчищах грызунов? Очень просто!
Начало этому грызущему племени положила крольчиха с крольчатами, выпущенная на остров моряками самого Гонзалеса. В течение 37 лет кролики не только чудовищно размножились (этому способствовало полное отсутствие хищников), но и неузнаваемо изменились.
Чарлз Дарвин в своей работе «Происхождение домашних животных и искусственный отбор» продолжает эту любопытную историю о метаморфозе домашних кроликов.
Спустя четыре столетия он исследовал несколько грызунов и пришел к выводу, что они отличаются от всех других кроликов прежде всего необыкновенно маленькими размерами. Кролики-островитяне были даже мельче дикого европейского кролика. А ведь предками обитателей Порту-Санту были крупные домашние животные.
В Лондонский зоопарк привезли двух порту-сантовских лилипутов. Оба оказались самцами. К ним подсаживали самок других пород, но потомство получить не удалось. Это поразительный факт — обычно кролики различных пород легко скрещиваются между собой.
Дарвин писал, что если бы история этих кроликов не была доподлинно известна, то большинство натуралистов возвело бы их в отдельный вид.
Похожие превращения происходили и с лошадьми. На новые земли, разбросанные в океане, колонисты-скотоводы привозили среди прочих домашних животных и верховых лошадей. Сменялись поколения, и потомки завезенных скакунов уже мало походили на своих рослых резвых предков. Животные поразительно мельчали. Так, потомство лошадей, завезенных испанцами на Фолклендские острова, через сто лет настолько измельчало, что скотоводы вынуждены были завезти «свежих» коней с материка.
Интересно, что на островах Корсика и Сардиния, заселенных человеком с древнейших времен, существуют свои давно сложившиеся породы лошадей — малорослые пони.
Это происходит не только с домашними животными. Обитающие на «малых землях» дикие звери часто мельче материковых форм того же вида.
Например, северный олень. Это животное обитает и в Канаде, и в Аляске, и в приполярной Азии, и в Скандинавии, и на Алтае. Естественно, что «жители» каждого района чем-то отличаются от своих сородичей. В каждой местности — свой подвид. И самые мелкие представители — опять-таки островитяне. Их родина — архипелаг Шпицберген.
Разнятся размеры благородного оленя с островов Средиземного моря и живущего на материке. Олени-островитяне в три раза мельче европейских.
На островах Мальта, Кипр, Сардиния и Сицилия палеонтологи находят кости слонов. По размерам эти ископаемые слоны едва превосходили обыкновенных лошадей. Дикие миниатюрные кабаны и бараны до сих пор встречаются в горах Сардинии.
Кто не помнит буйвола Раму, воспетого Киплингом в «Маугли». На спине этого могучего зверя мальчик чувствовал себя в полной безопасности. Ему не страшен был даже тигр.
Такие рослые буйволы обитают на материке. А на Целебесе — самом восточном из Больших Зондских островов — водится буйвол-лилипут. Его рост не превышает одного метра.
Итак, травоядные, живущие на островах, мельчают. Известен и обмельчавший хищник. Тигр, еще недавно встречавшийся на индонезийском острове Бали, был почти в три раза меньше бенгальского.
В чем же дело? Почему мельчают животные, обитающие на островах? Действием каких закономерностей можно объяснить подобные явления?
Прежде всего следует уточнить: далеко не все животные, приспосабливаясь к островному существованию, уменьшаются в размерах. Многие островные птицы и пресмыкающиеся гораздо крупнее своих материковых родственников. Например, именно на островах обитают наиболее крупные виды голубей. Никобарский голубь, получивший имя своей родины — Никобарских островов Индийского океана, достигает в длину 36 сантиметров. Еще крупнее (до 75 сантиметров в длину) венценосный и веероносный голуби, обитающие на Новой Гвинее. Совсем недавно на Маскаренских островах (Реюньон и Маврикий) водился голубь-гигант — дронт. Его габариты были весьма внушительны: около полуметра в длину и до 16 килограммов весом. Из-за своей тяжести дронты не могли летать. Это способствовало истреблению дронтов.
Для сравнения вспомним размеры голубей, обитающих на материках: длина их тела обычно не превышает 32 сантиметров. Исключение составляет вяхирь: 43 сантиметра,— но и ему далеко до венценосного голубя и до дронта.
Гигантские страусы тоже жили на островах — в Новой Зеландии. Вымерший страус моа имел почти четырехметровый рост и весил около четырехсот килограммов.
Некоторые пресмыкающиеся также достигают на островах предельных размеров, достаточно вспомнить самых больших ящериц-варанов с острова Комодо (Индонезия) и черепах, обитающих на Галапагосском архипелаге и острове Альдабра из группы Коморских островов.
Пока трудно ответить однозначно, почему млекопитающие на островах с течением времени уменьшаются, а птицы и рептилии увеличиваются. Можно рассуждать о целесообразности размеров вида, ссылаться на роль хищников, способствующих возможному отбору определенных форм. Но проблема яснее не становится.
Может быть, ее можно решить другим путем. Совершить кругосветное путешествие, измерить «параметры» коз, кроликов и свиней, завезенных пару веков назад колонистами, и построить сложнейшие графики зависимости соотношения между размерами островов и величиной обитающих там четвероногих. Но как быть с полуостровами? С островами, равными по площади, но с различной длиной береговой линии? Или, в случае обратной зависимости, длина береговых линий одинаковая, а площади неравны? Все это существенно меняет кривые графиков.
Видимо, на этом пути знаков вопроса пока значительно больше, чем оснований для ясного ответа.
Но намечаются «тропинки» поиска.
С аналогичными явлениями встречаются гидробиологи. Маленький прудик или озерко можно считать островом по сравнению, скажем, с системой американских Великих озер. Рыболовам хорошо известно, что карась из маленького пруда во взрослом состоянии гораздо меньше карася из большого озера. Соотношение веса карасей может достигать в этом случае 10 : 1. Ученые считают, что существует зависимость размера карася от площади воды данного пруда или озера.
Можно у себя дома экспериментально проверить эту зависимость. Для этого нужен аквариум или банка на два-три литра. Налейте воду из озера или пруда, бросьте ил, взятый со дна водоема, и пустите несколько прудовиков — больших улиток с завитой раковиной. Их можно найти в любом пруду. Запаситесь терпением: придется ждать пару лет. За это время сменится несколько поколений прудовиков, и вы убедитесь, что потомство значительно мельче, чем прабабушки и прадедушки.
Возможно, за эти же два года будет найдено и однозначное решение «островной» проблемы, ведь два года — срок немалый в наш век скоростных темпов развития науки, немалый даже для таких «старых» наук, как зоология.
И. РЯБОВ.


ВЕТРЫ ТРЕХ ОКЕАНОВ НАПОЛНЯЮТ ПАРУСА
В. ВОЙТОВ.

В ЧЕСТЬ «КАТТИ САРК»
«Катти Сарк» — одна из достопримечательностей английской столицы. В свое время она справедливо считалась лучшим клипером в мире. В ее создание вложено все лучшее, чем располагали кораблестроители эпохи парусного флота. Теперь клипер навечно поставлен в сухой док в Гринвиче.
«Катти Сарк» — корабль легкой, стройной формы с наклонными мачтами и огромной поверхностью парусов — был спущен на воду в 1869 году для плавания на самых скоростных линиях. Сначала «Катти» была «чайным» клипером, затем перешла на австралийские рейсы — шерсть с зеленого континента срочно требовалась быстро растущей текстильной промышленности Англии.
В 1885 году клипер совершил 75-дневный переход из Плимута в Сидней с заходом в Кейптаун, а полное кругосветное плавание — за 115 дней.
XIX век — век пара, и пароходы практически вытеснили парусники с коммерческих линий. И хотя быстрокрылая «Катти» еще долго достойно поддерживала престиж паруса, неоднократно побеждая в гонках пароходы, но и ей в конце концов пришлось отступить на второй план. Не раз уж так бывало в истории: прекрасное творение человеческого гения, достигнув своего совершенства, вдруг оказывалось оттесненным новым детищем инженерной мысли.
После четверти века громкой славы и побед в сверхмарафонских гонках «Катти Сарк» стала каботажным кораблем, плавала под португальским флагом. Постепенно о клипере забыли. Но во время первой мировой войны «Катти Сарк» снова заставила заговорить о себе. Осенью 1915 года на клипере спаслись 700 человек с английского корабля, торпедированного немецкой подводной лодкой. Проявив изумительную маневренность и скорость, «Катти Сарк» сумела уйти от залпов всплывшей на поверхность океана лодки и доставить спасенных на родину.
В 1922 году над «Катти Сарк» вновь поднялся английский флаг. Один из патриархов парусного флота, капитан Доумен, израсходовал на покупку клипера — национальной гордости Англии — все свои сбережения и взятые в долг деньги. После смерти капитана его вдова передала клипер морскому училищу торгового флота, и он стал учебным судном. И только после восьмидесяти трех лет службы шедевр кораблестроительной техники прошлого века был водворен в сухой док. Сейчас это музей парусного флота и училища морских кадетов.
Почти столетняя романтическая история «Катти Сарк» вдохновила известного мореплавателя Фрэнсиса Чичестера — он решил совершить кругосветное плавание в честь «Катти Сарк» по ее маршруту.
Чичестеровское суденышко, 18,5-тонный кеч «Джипси-Мот IV», конечно, проигрывает в сравнении с почти 1000-тонной «Катти Сарк». Шестьдесят моряков управляли ее парусами, поверхность которых составляла 3 350 квадратных метров. Чичестер же — единственный член экипажа «Джипси-Мот IV», несущей 260 квадратных метров парусов. При попутном ветре «Катти Сарк» неизменно «печатала» семнадцать узлов, покрывая 360 миль в день. Такая скорость не по плечу «Джипси-Мот IV», но Чичестер полагал, что соперничать с рядовым «шерстяным» клипером она все же сможет, если будет идти со скоростью 137 миль в день. Тогда переход от Плимута до Сиднея займет 100 дней, а все плавание вокруг света — 210—220 дней.
И еще один штрих, вытекающий из сравнения «Катти Сарк» и «Джипси-Мот IV». Многолетний капитан «Катти» Вуджет изучил все возможности своего клипера и был спокоен, что корпус с тяжелым железным набором и тиковой обшивкой устоит под натиском самого сильного шторма, тогда как Чичестер вверил свою жизнь «темной лошадке», настоящий экзамен для которой был еще впереди.

ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ
Итак, 27 августа 1966 года «Джипси-Мот IV» вышла в плавание. Впереди Атлантический океан. Трижды пересекал его Чичестер на яхте «Джипси-Мот III». Первый раз — в 1960 году, когда были организованы первые в истории трансатлантические гонки яхт-одиночек из Плимута в Нью-Йорк.
«Я должен признаться, что сильно ошибся в своих предположениях об этой гонке. Я совсем не думал, что мне придется менять паруса каждый час в течение столь продолжительного времени, и если кому-нибудь требуются физические упражнения, я рекомендую свертывать 35 м2 паруса из толстого терилена во время шквала. Все время, пока я нахожусь на палубе, я должен оставаться в ременной сбруе, прикрепленной к страховочному лееру,— я обещал это жене. Кто-то великодушно подарил мне великолепный красно-белый спасательный буй. Но беда в том, что, если бы я упал за борт, мне нужно было бы сперва добраться до яхты, вскарабкаться на борт и бросить самому себе этот буй».
Чичестер вышел победителем в этих гонках, в которых участвовало пять яхт. Для того, чтобы преодолеть путь в 4 004,5 мили, «Джипси-Мот III» потребовалось 40 дней 11 часов 30 минут.
В следующих трансатлантических гонках 1964 года яхта Чичестера пришла второй, опередив 13 яхт. В промежутке между гонками в 1962 году Чичестер еще раз пересек Атлантику...
И вот теперь «Джипси-Мот IV» предстояло пройти Атлантический океан с севера на юг. Чичестера ждала встреча с пассатами и штилями тропической Атлантики, с порывистыми ветрами и циклонами умеренных широт.
Чичестер «вживался» в «Джипси-Мот IV», открывая все новые ее возможности. Был он доволен и ее скоростью. «Я горд,— передавал он по радио,— что почти 5 000 миль удерживаюсь наравне с «Катти Сарк», правда, эта часть пути была для клипера самой медленной...»
Полосы штилей тропической Атлантики... Их боялись и не любили моряки парусного флота. В знойном воздухе, будто бы навечно застывшем, паруса бессильно обвисали. Люди страдали от духоты и с надеждой ждали ветра. Но «Джипси-Мот» с чуть раздутыми парусами уверенно 6—7-узловым ходом пересекала зоны штилей. Оставалось удивляться и восхищаться «чуткости» ее парусов к малейшим движениям воздуха.
Однако в зоне переменных ветров «Джипси-Мот IV», естественно, стала уступать в гонке с призраком «Катти», и к 55-му дню разрыв составил более 2 тысяч миль.

ПЕРВЫЙ ШТОРМ
55-й день плавания Фрэнсис Чичестер встретил на меридиане мыса Доброй Надежды. Его яхта прошла за это время 7 857 миль. Впереди Индийский океан, который предстоит пересечь в «ревущих сороковых» шпротах. Они опоясывают земной шар сплошным водным кольцом примерно между 40° и 50° южной широты. Здесь господствуют свежие западные ветры со скоростью до 100 и более километров в час, разгоняющие крупные волны высотой почти до 20 метров. Плавание в «ревущих сороковых» — далеко не прогулка и для большого парусного корабля, а для 18-тонной «Джипси-Мот» — настоящее сражение со стихией океана. Любая оплошность может стать роковой.
Некоторое время при сильном попутном западном ветре «Джипси-Мот IV» шла под голым рангоутом. Но огромная волна развернула яхту, а другая с яростной силой ударила в корму. Когда Чичестер пришел в себя, то увидел, что поврежден флюгер автоматического управления — с его помощью устанавливается руль, и яхта все время удерживается под определенным углом к направлению ветра. С невероятным напряжением сил на пляшущей по волнам яхте Чичестеру кое-как удалось починить флюгер. И вовремя!
Надвигался шторм. Ветер усиливался. Океан покрылся почти сплошной белой пеленой. Боясь, что яхту снова развернет, Чичестер попытался отдать плавучий якорь, но трос толщиной 1,5 дюйма лопнул, словно тонкая бечевка. Оставалось положиться на счастье и на свое мореходное искусство. Больше суток бушевал океан, и лишь утром 22 октября ветер заметно стих. К полудню сквозь разрывы в облаках даже появилось солнце.
Но за первым штормом последовали другие.
29 октября Чичестер сообщил: «Волны, кругом волны, пожалуй, не менее 100 футов высотой. Чтобы увеличить скорость, я должен пытаться войти в «ревущие сороковые», но ужасными штормами и шквалами яхту выбрасывает оттуда. Поэтому следую по самой северной кромке этих штормовых широт. Во время недолгого пребывания в «ревущих» основательно потрепало паруса. Многие детали такелажа «Джипси-Мот IV» находятся сейчас на дне Южного океана».
Серое, покрытое тучами небо. Какая гнетущая атмосфера в Индийском океане! Никогда Чичестера не угнетало чувство одиночества, а здесь «схватило за горло своими железными пальцами». Хорошо, что встречаются морские птицы: альбатросы, буревестники, чайки. Чичестер старается подкармливать мелких морских птиц. Когда он бросает в воду пищу, то стучит жестянкой о борт яхты. Ему кажется, что птицы его понимают.
67-й день путешествия. До Австралии еще 4 тысячи миль. Обычному «шерстяному» клиперу чичестеровская яхта уступает лишь 2 дня хода.
Стала беспокоить нехватка питьевой воды. Хорошо, что в ночь на 1 ноября пошел сильный дождь, удалось набрать около 27 галлонов воды. Пользуясь относительно хорошей погодой, мореплаватель не покладая рук приводит в порядок паруса. Для отдыха и еды почти не остается времени.
Хорошая погода баловала недолго. Опять разразился шторм. «Джипси-Мот» в то время находилась в самом центре Индийского океана, близ островов Сен-Поль и Новый Амстердам. В кромешном аду, в сплошном кипении воды яхту бросало, как щепку. Чичестеру удалось поставить плавучий якорь, и яхта удачно привелась к ветру, хотя потоки воды продолжали с грозным шумом перекатываться по палубе.
Пять суток длился шторм, пять суток горообразные волны сотрясали яхту. «Я лежал на спине совершенно измученный, ожидая, что следующая волна захлестнет яхту и разобьет ее на тысячу кусков. Временами я чувствовал, что теряю рассудок. Как много поводов у одиночного мореплавателя, чтобы сойти с ума...»
Но «Джипси-Мот IV» выдержала натиск шторма так же хорошо, как когда-то это делала «Катти Сарк». Однако цепь злоключений продолжается. На 80-й день пути, в 3 тысячах миль от Сиднея, вышло из строя автоматическое рулевое управление. Теперь Чичестеру приходилось туго: он должен был сам управлять яхтой, времени на сон почти не было.
Стало ясно, что уложиться до Сиднея за 100 дней ему вряд ли удастся. Может быть, благоразумнее идти во Фримантл? И Чичестер поворачивает яхту к Западной Австралии. Но, пройдя около сотни миль, снова меняет курс на прежний. «Я буду бороться до конца»,— сообщает он по радио жене.
Близость цели придала Чичестеру силы. Под конец пути удалось-таки войти в «ревущие сороковые», и он уже считал дни до своего прибытия в Сидней. Но чаша испытаний, оказывается, была выпита еще не полностью. В проливе Басса, отделяющем Тасманию от Австралии, опять налетел шторм. Очень трудным оказался и отрезок пути между Порт-Кембела и Сиднеем, где коварное течение и порывистый ветер отбрасывали «Джипси-Мот IV» на юг. «Мне казалось, что я так и не приближусь к берегу и «Джипси-Мот IV» разделит участь блуждающей по морям «Марии Целесты»...» — говорил впоследствии Чичестер.

НАГРАДА ЗА МУЖЕСТВО
В Сидней «Джипси-Мот IV» пришла 12 декабря, затратив на переход из Плимута в Сидней 107 дней. Всего на семь дней отстал бы 18-тонный кеч в гонке с рядовым «шерстяным» клипером.
В этот день на борту «Катти Сарк» заработала радиостанция. Она была установлена на старом клипере лишь на одни сутки, чтобы передать Чичестеру лаконичную радиограмму: «Поздравляю с победой».
Чичестер пересек два океана, преодолев в трудной борьбе со стихией 13 750 миль. Никто из мореплавателей-одиночек не проходил такого огромного расстояния без остановки. До сих пор рекорд принадлежал аргентинцу Вито Дюма, который более 20 лет назад прошел без остановки 7 400 миль.
Больше месяца пробыл Чичестер в Сиднее — приводил в порядок яхту. Перед самым его выходом в плавание из Лондона сообщили, что королева Елизавета II «в признание его мужества и исключительных успехов, проявленных в навигации и искусстве мореплавания на маленьком судне», возвела Чичестера в рыцарское достоинство, сделав его командором ордена Британской империи.
Журналисты немедленно обыграли совпадение имен, назвав Чичестера сэром Фрэнсисом Вторым. Первым во времена Елизаветы I был знаменитый мореплаватель Фрэнсис Дрейк.
Путешествие возобновилось 29 января 1967 года. Мореплавателю предстояло пройти 15 тысяч миль за 110 дней. Кульминационный пункт маршрута — мыс Горн, который получил у моряков название мыса Бурь.
Уже в ночь на 30 января «Джипси-Мот IV» попала в шторм, во время которого яхта чуть было не потерпела аварию. Штормовые ветры отнесли ее на север Тасманова моря, почти к островам Лорд-Хау, и Чичестеру пришлось огибать Новую Зеландию с севера. Через три недели яхта вошла в «ревущие сороковые» широты Тихого океана. «Только здесь, в южной части Тихого океана,— радировал отважный мореплаватель, — понимаешь, как велик и необозрим океан...»
В конце февраля и в начале марта на маленькое суденышко опять обрушилась серия штормов. 4 марта Чичестер связался по радио с Веллингтоном: «Все семь штормовых дней шел с маленьким парусом в 60 квадратных футов... «Джипси-Мот IV» ведет себя прекрасно. Ее мореходные качества выше всяких похвал. Сейчас погода улучшилась, а «бравые» западные ветры делают свое дело — яхта идет со скоростью не менее 150 миль в день. Сегодня впервые удалось выпечь хлеб...»
19 марта «Джипси-Мот IV» вошла в пролив Дрейка. Навстречу ей, чтобы оказать в случае необходимости помощь, вышел английский военный корабль «Протектор». Чичестер просил корабль держаться на расстоянии: он был полон решимости в одиночку штурмовать грозный мыс Горн, и это ему удалось. В ночь с 20 на 21 марта он обогнул мыс Горн. «Еще не было времени отпраздновать событие. Погода была плохая. За два дня ел всего два раза, но завтра думаю отдохнуть. Я пережил эту ночь, но плавание в непроглядной тьме, когда вокруг торчат скалистые острова, — это настоящее испытание нервов...» — сообщал Чичестер в Буэнос-Айрес.
В конце марта Чичестер уже снова в Атлантическом океане. По ориентировочным подсчетам, 15—18 мая Чичестер должен будет войти в гавань Плимута. Муниципальный совет этого города готовит ему торжественную встречу.

На этой карте обозначен путь Фрэнсиса Чичестера.

Так выглядели бы эти два парусника — «Катти Сарк» и «Джипси-Мот IV», — поставленные рядом.

17 сентября Чичестер отпраздновал свое шестидесятипятилетие. Перед тем как принять по радио поздравления от родных и близких, он облачился в парадный зеленый жилет, который обязательно брал с собой во все океанские плавания.
«Великолепный закат, которым я любовался с кокпита, достойно увенчал этот торжественный для меня день. Но дьяволы тоже не дремали. Неизвестно откуда налетевший шквал пытался испортить мне настроение, тем более что я был после выпитого шампанского и коктейля не очень-то ловок при уборке парусов...»

ЯХТА - КЕЧ «ДЖИПСИ-МОТ IV»
Корпус «Джипси-Мот IV», окрашенный в белый цвет, выполнен из прессованной древесины. Ему придана наиболее целесообразная аэродинамическая форма. Иллюминаторы и потолок каюты изготовлены из прочного органического стекла. 1. Кубрик и парусный склад. 2. Туалет. 3. Каюта. 4. Отопление, поворотное сидение, стол. 5. Мойка. 6. Штурманский стол. 7. Хранилище штормовой одежды, туалет. 8. Отсек со спальным местом. 9. Дизель. 10. Танки для воды и горючего. 11. Кокпит. 12. Кормовой отсек. 13. Резиновая шлюпка. 14. Автоматическое рулевое устройство. 15. Бизань. 16. Грот. 17. Стаксель. 18. Кливер.

МАГЕЛЛАНЫ-ОДИНОЧКИ

• Завершив свое плавание, Чичестер встанет в шеренгу самых знаменитых мореплавателей - одиночек, совершивших кругосветное плавание. Родоначальником этой плеяды отважных мореходов был знаменитый капитан Джошуа Слонам. Он первый в одиночку обогнул в 1895—1898 годах земной шар на 12-тонном шлюпе «Спрей».

• Магнит романтики дальних плаваний притягивает людей и в наши дни.
Самый юный мореплаватель — это, конечно, Ли Грахэм. Он всего на два года был старше Дика Сэнда — жюльверновского пятнадцатилетнего капитана, когда 18 августа 1965 года начал свою одиссею из родного городка Сан-Педро на калифорнийском побережье. Долго хорошая погода была неизменным его спутником, пока у островов Самоа Грахэм не попал в жестокий шторм. Его яхта «Голубь» потеряла мачту. Но юный моряк не растерялся. Поставив временную мачту и лавируя между рифами, он привел яхту в Апию.
Переждав сезон ураганов, он отправился в мае 1966 года дальше, его маршрут — острова Тонга — Фиджи — Новые Гебриды — Новая Гвинея. Сейчас он готовится выйти в Индийский океан. За время кругосветного плавания, которое Грахэм намеревается закончить к 1968 году, он предполагает подготовиться для поступления в колледж.

• Самый же старший из кругосветных мореплавателей-одиночек — 72-летний Джон Гетцке, уроженец Виргинских островов.
С Гетцке в Южно-Китайском море произошло, казалось бы, невероятное для наших дней приключение. На пути из Манилы в Сингапур на его яхту «Валькирия» напало... пиратское парусное судно. После 39-дневного пленения основательно обобранный яхтсмен продолжил плавание. Побывав в Сингапуре, на Сейшельских островах и в Дурбане, Джон Гетцке пересек меридиан мыса Доброй Надежды и взял курс на Виргинские острова, откуда он вышел в плавание четыре года назад. Круг замкнулся.

• Если Ли Грахэма уместно сравнить с Диком Сэндом, то на роль современного Жака Паганеля вполне претендует Феликс Нобл, отправившийся в кругосветное плавание из Гонолулу на джонке. По сообщению из Таравы, на островах Гилберта его джонка, которую он назвал в свою честь «Феликсом», потерпела кораблекрушение у юго-восточной оконечности острова Рождества, к которому ее отнесло во время шторма.
Увидев остров, Нобл определил координаты и выяснил, что перед ним остров Рождества. Решив высадиться на нем, он опустился в каюту, чтобы взять крупномасштабную карту. И взял карту острова Рождества, но расположенного... в Индийском океане. Ориентируясь по ней, мореплаватель направился к северу, чтобы обогнуть мыс. А курс нужно было проложить как раз в противоположном направлении. Джонка налетела на подводную скалу, а огромная волна выбросила ее на рифы. К счастью, Ноблу удалось спастись. Отремонтировав джонку, Феликс Нобл продолжает плавание.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz