каморка папыВлада
журнал Мурзилка 1987-08 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.04.2019, 21:30

скачать журнал

<- предыдущая страница

Нуры Байрамов
РАССКАЗЫ О ТУРКМЕНИИ

КАКОГО ЦВЕТА ТУРКМЕНИЯ

Глобус в детстве я видел только издалека. Зато у меня была карта. Разноцветная, большая. На ней помещался весь Советский Союз со всеми республиками, и я гордился, что живу в стране, где люди равны, все трудятся, а вражде и обиде места нет.
Разложив карту на полу, я внимательно рассматривал её — города и реки, горные хребты и низменности. И обязательно находил Туркмению.
В детстве я часто думал: почему на карте Туркмения жёлтая? Наверное, тот, кто раскрасил её в жёлтый цвет, любит наши жёлтые дыни, решил я.
Когда я повзрослел, то понял: дело не в дынях. Почти всю землю Туркмении занимают пески.
А пески, как известно, жёлтые. Точней — серо-жёлтые.
Правда, самую обширную нашу пустыню издавна именуют — Каракумы. Чёрные пески.
На западе республики, недалеко от Каспия, они действительно вроде бы темноватые, черноватые, если на них смотреть сверху, с самолёта.
А как это могли обнаружить в старину, ума не приложу. Верблюды были, ишаки были, а самолётов не было.
Возможно, наши предки хотели сказать, что пустыня чёрная, то есть мрачная, бедная. Ведь жилось здесь тяжко, голодно.
Но эти времена миновали.
Была Туркмения сонной черепахой, жившей в нищете, в невежестве. Была краем отсталым, а стала цветущим, зажиточным. Дорогу к свету ей открыла Великая Октябрьская социалистическая революция, ленинская партия.
Любимый цвет туркмен — красный. На улицах наших городов и сёл вы увидите женщин, одетых в кетени. Это широкое и длинное платье. Кетени обычно красные. Красную краску для тканей добывают из корней пустынной травы марены.
Сверху, из космоса, первым Туркмению увидел Юрий Гагарин. «Туркмения — зелёная!» — воскликнул он удивлённо. Это было 12 апреля. В это время вся наша земля расцветает.

БАРСА-ГЕЛЬМЕС

Есть такая сказка. Шли три брата. Увидели перекрёсток. И уже не одна, а три дороги. И три камня. На одном написано: «Пойдёшь — вернёшься». На другом: «Неизвестно, вернёшься ли». А на третьем и вовсе безнадёжная надпись: «Пойдёшь — не вернёшься». Или по-туркменски — «Барса-Гельмес». Старшие братья, трусливые пройдохи, недолюбливали младшего за прямоту, отвагу... Вот и послали его по этой третьей дороге.
А младший преодолел все препятствия. Старая сказка пришла мне на ум, когда я приехал в гости к моим друзьям, нефтяникам. И узнал, что новое крупное месторождение нефти в нашей республике называется Барса-Гельмес. Был здесь когда-то безжизненный уголок Каракумов. Люди погибали от жажды. Одни шакалы бродили и выли в песках.
Нынче меня встретили в Барса-Гельмесе крепкие, загорелые, весёлые парни и девушки. Земля здесь точно раскалённая сковорода: шипит и паром прыскает. Здесь добывают нефть и газ. За сутки по огромному газопроводу «Средняя Азия — Центр» в европейскую часть страны поступает более ста миллионов кубических метров «голубого топлива» — дара туркменской земли.
Вот тебе и Барса-Гельмес! Праправнуки младшего брата из сказки живут неподалёку — в зелёном, уютном Небит-Даге, городе нефтяников. А сюда приезжают на работу. И удивляются, наверно, что чудесное место, где столько сокровищ, называется «Пойдёшь — не вернёшься».

БЕЛЫЙ И ЦВЕТНОЙ ХЛОПОК

Половина всех наших посевов — хлопчатник. Пьёт он много. Вешнего дождика ему не хватает, приходится поливать раз в неделю с весны до самого октября. Хлопотно, конечно, но без хлопчатника не проживёшь. Хлопчатник — это твоя рубашка, это растительное масло, картон, киноплёнка, это рыбацкие сети — всего не перечислишь! Хлопок такой ценный, что его сравнивают с золотом. Говорят: белое золото. А почему белое? Потому что волоконца в коробочках белые.
Я вырос в колхозе и всегда слышал разговоры про хлопок. И сам о нём часто думал. Жаль, что нету цветного хлопка. Вот бы вырастить! Тогда не надо раскрашивать ткани. Шей — кому красное, кому — синее платье. Может, подмешивать краску в воду и этой цветной водой поливать хлопчатник?
Или подсыпать краску в землю, где он растёт?
Когда я поделился своими мечтами с мамой, она сказала:
— Фантазёр!
Однажды к нам в школу приехал гость. Хлопковод с опытной станции Иолотань. Он сказал, что во всей Средней Азии сегодня сеют сорта хлопчатника, которые вывели иолотанские селекционеры.
— А можно вырастить цветной хлопок? — спросил я. Думал, учёный удивится такому вопросу. А он не удивился. Вынул из портфеля три круглых комочка — голубой, розовый, жёлтый. И показал нам.
— Хей-джан! — закричали ребята.— Чудеса!

КОЛОДЦЫ

У всех туркменских колодцев есть имена. «Гундорар» — «солнце встаёт». «Гунорта» — «солнце в зените». «Гунбатар» — «солнечный закат».
Сказка о любимом народном герое — маленьком, да удаленьком Ярты-Гулаке начинается с описания колодца в тени трёх высоких шелковиц. Там на отдых останавливались караваны. Скрипело деревянное колесо, и поднимались из глубины большие кожаные вёдра. Вода была прозрачна, как стекло.
Называли этот колодец Ак-су — Белая вода.
Колодцы измеряли локтями. Есть колодцы глубиной в двести двойных локтей. А это двести метров! Трудно поверить, что их вырыли человеческие руки.
Профессия колодезника редкая и уважаемая всеми.
Есть сладкие колодцы с пресной водой — суйджи-кую. Есть горькие с солёной — аджи-кую.
Бывает, что пресная и солёная вода в одном и том же колодце. Вы спросите: как так? Солёная вода плотней, тяжелей пресной, поэтому они не смешиваются. Сверху пресная, внизу солёная. На самом дне — горько-солёная.
Поздней осенью, когда пресную воду вычерпают, колодцу полагается отдых. Устал колодец. Вот пройдёт зима со снегами-дождями, прошумят вешние воды. Подымешь из колодца ведро и с наслаждением пьёшь: вода сладкая.
От колодца к колодцу проложены дороги. Ни ветры, ни ураганы не засыпают эти дороги. Не зарастают они травой. Не стираются от времени.

ПРО ВЕРБЛЮДА

Ныне по нашим пескам ездят и перевозят грузы на машинах и поездах, летают над песками на самолётах, плавают среди песков на судах — по каналу. А в старину проходил через Каракумы караванный путь. На «кораблях пустыни» — верблюдах везли купцы перец и шёлк, рис и железо, драгоценные камни и фарфор.
Верблюд — верный помощник человека. Он с чабанами и сегодня.
Верблюда можно оставить в песках одного: на него не нападут волки. К вечеру он сам придёт к водопою. Нынче за большими верблюжьими стадами иногда наблюдают вертолёты.
Верблюд может долго обходиться без воды, напивается, как многим кажется, «про запас». Но не думайте, что ему без воды приятно. Он тоже теряет силы, мучается от жажды. Однако он терпеливый, выносливый. Выносливее других домашних животных.
У нас распространена местная порода — арвана. Верблюд арвана одногорбый.
Помню, как во время Великой Отечественной войны, когда я был мальчиком, колхоз поручил мне выкормить чахлого, больного верблюда. Сперва заморыш топтал в огороде лук, ел и лечился. Потом стал жевать яндак — верблюжью колючку. Окреп, поправился.

КОВРЫ

Пригласили меня на фабрику ковров. Я вошёл и услышал стук, похожий на топот. Словно скакал где-то рядом лошадиный табун. Ковры ткут с помощью особых гребёнок — дараков. Стучат дараками, крепко подгоняя друг к другу узлы, из которых состоит ковёр.
По соседству с цехами зал, где стоит огромный глобус. И на глобусе флажки. Они указывают города, где были выставки туркменских ковров, и страны, где их покупают. А на стенах почётные дипломы, призы и грамоты. Уголка в мире, где не дивились бы искусству наших ковровщиц, пожалуй, не найдёшь. Туркменские ковры яркие, радостные. Я уже говорил, что мы любим красный цвет. И узоры ковров составлены из разных оттенков красного.
Посмотрите на герб нашей республики. Звёзды, серп и молот, колосья пшеницы... Солнышко... Плоды хлопчатника... А вот и туркменский ковёр.
Представить себе Туркмению без ковров невозможно.
Выше всего ценятся ковры ручной работы. Руки моей матери выткали немало ковров. Она рассказывала мне, что начала ткать с семилетнего возраста.
Сейчас мама старенькая, видит плохо. А то бы ещё соткала много прекрасных ковров.

КАРАКУМСКИЙ КАНАЛ

Немало на земле каналов, но нет канала длиннее Каракумского. От Амударьи идёт он к далёкому Красноводску — к самым берегам солёного Каспийского моря.
Сперва старожилы не верили, что вода придёт в пустыню: «Пески не пустят сюда Амударью».
Старожилы ошиблись.
Строителям приходилось нелегко. Особенно докучали горячие летние ветры, песчаные бураны. Такой песчаный буран, летящий с юга, у нас называется афганцем. Когда дул афганец, он подымал песок целыми тучами, обрушивал его со свистом на кабины экскаваторов, на ленту канала, на людей. Зной сжигал, казалось, не только землю, но и небо. Горизонт заволакивало туманом, солнце становилось белым.
А работа не прекращалась.
И поплыли в пустыню амударьинские воды. Благодаря голубой Каракум-реке, как по волшебству, запестрели сады, огороды, поля пшеницы, хлопчатника — самого лучшего, тонковолокнистого.
Я люблю стоять на берегу канала — широкого, красивого и уже, пожалуй, привычного. Мы смотрим друг на друга и беседуем.
Пересказал с туркменского Владимир ПРИХОДЬКО

Туркменский дворик.
Пустыня Каракумы.
На Каракумском канале земснаряд расчищает русло.
Памятник туркменскому поэту Махтумкули.
Рис. Л. ТОКМАКОВА


Игорь МАЗНИН

ТЫ ВОЗИ, ВОЗИ, ОЛЕНЬ!

Ты вози, вози, олень,
Нас по тундре целый день,
День полярный долог-долог,
И кататься нам — не лень!
Покажи нам сто озёр,
И отроги древних гор,
И речные перекаты —
Всей родной земли простор!

НА ПРАЗДНИЧНОМ БАЗАРЕ

Как на праздничном базаре
Два весёлых молодца
Друг у друга торговали
Молодого жеребца.
Жеребец был чёрный-чёрный,
Золотыми — удила,
И лишь звёздочка под чёлкой
Белой-белою была!..

В ПУСТЫНЕ

Шёл барханом я и вдруг
Вот такой услышал звук:
— З-з-з!
А потом совсем другой,
Напряжённый и тугой:
— Ж-ж-ж!
Третий звук напомнил мне
Шелест листьев в тишине:
— Ш-ш-ш!
А ведь это всё — песок
И звенел и пел, как мог.
Подавал мне голос свой,
Еле слышный и сухой:
— З-з-з!
— Ж-ж-ж!
— Ш-ш-ш!..

Рис. В. ХЛЕБНИКОВОЙ


ОЛИМПИОНИК

ЗДОРОВЬЕ ВЫХОДИТ ПУДАМИ, А ПРИБЫВАЕТ ЗОЛОТНИКАМИ

Однажды мы получили такое письмо:
«Я решил стать моржом. Напустил в ванну холодной воды, бросил в неё кусочки льда из холодильника и сидел-закалялся пятнадцать минут. Мне было холодно, но я терпел. А потом заболел и пролежал с температурой пятнадцать дней. Мама сказала, что я закаляюсь неправильно. А как правильно? Подскажите! Серёжа Горбунов».
Взяла я это письмо и поехала к знаменитой лыжнице, мастеру спорта международного класса, участнице Олимпийских игр Фаине Фёдоровне Салимжановой. В самом деле, уж кто-кто, а лыжники знают, что такое настоящая закалка.
— Серёже повезло, легко отделался,— сказала Фаина Фёдоровна, прочитав письмо.— Он мог проболеть гораздо дольше. Есть такая пословица: «Здоровье выходит пудами, а прибывает золотниками». Пуд равен шестнадцати килограммам, а золотник четырём граммам. Понятно, что больше? Закаляться нужно постепенно, медленно приучая себя к сильному ветру, крепкому морозу, холодной воде, горячему солнцу.
Вот вам, ребята, несколько советов по закаливанию.
1 НАУЧИСЬ ПРАВИЛЬНО ДЫШАТЬ! ДЫШИ ЧЕРЕЗ НОС!
Когда идёшь в школу, попробуй считать дыхания. Сначала делай на два шага вдох, на два шага выдох. Не думай, что это так легко! Чтобы привыкнуть к ритмичному дыханию, потребуется месяца два. Привыкнешь — ставь новый рубеж: на три шага вдох, на три — выдох. Помни: правильное дыхание — основа закалки.
2 ОДЕВАЙСЯ ПО ПОГОДЕ
Не кутайся, не завязывай рот и нос тёплым шарфом, не перегревай шею и голову. Осенью как можно дольше ходи в вязаной шапочке, меховую ушанку надевай только в сильный мороз. Дома носи лёгкую спортивную одежду. Не сиди в квартире в валенках, шерстяных носках.
Начни с температуры 32 градуса, снижай её на один градус в неделю, пока не доберёшься до 28. Лучше всего водные процедуры проводить так: налей в таз воды, намочи губку и оботрись до пояса. Затем разотри кожу сухим жёстким полотенцем. Делать это нужно по утрам, после зарядки. Вечером вымой ноги холодной водой.
Пройдёт месяц-другой, и ты заметишь, что стал менее чувствителен к холоду, сделался выносливее, не так быстро устаёшь на уроках.
Да вообще песня:
Ни мороз мне не страшен, ни жара,
Удивляются даже доктора,
Почему я не болею,
Почему я здоровее
Всех ребят из нашего
двора? —
стала песней про тебя!
Корреспондент «Олимпионика» Ирина СЕМЁНОВА

УТРЕННЯЯ ГИМНАСТИКА
Рис. О. ВЕЛЬЧИНСКОЙ, О. ТЕСЛЕРА


ОПАСНОЕ ЛЕТО
Туве ЯНССОН

Продолжение
Вторая глава
О ТОМ, КАК НЫРЯЮТ, ЧТОБЫ РАЗДОБЫТЬ ЗАВТРАК
Но вот начало рассветать. На горизонте появилась узкая полоска, которая долго тлела, словно не решалась подняться выше.
Установилась тихая прекрасная погода.
В суматошной круговерти волны окатывали всё новые и новые берега, те, которые раньше никогда не омывались морем. Огнедышащая гора, виновница всего происшедшего, угомонилась. Она тяжело и устало вздыхала, время от времени выдувая в небо остатки золы.
В семь часов утра зазвенел будильник.
Семья муми-троллей тотчас проснулась и бросилась к окну. Малышку Мю поставили на подоконник, а Мюмла держала её за платье, чтобы она не вывалилась в окно.
Весь мир изменился. Не стало жасмина и сирени, не стало моста и целой реки. Лишь часть крыши дровяного сарая возвышалась над водой. Какая-то продрогшая компания, видимо лесных жителей, судорожно цеплялась за конёк крыши.
Деревья росли прямо из воды, цепи гор, окружавшие Муми-дален, распались на множество каменных островков.
— Мне больше нравилось, как было раньше,— сказала Муми-мама. Она жмурилась от солнца, которое всё-таки выкатилось, несмотря на все эти бедствия,— красное и огромное, как луна в конце лета.
— Да и утреннего кофе тоже нет,— сказал Муми-папа.
Мама посмотрела в сторону крыльца, ведущего в гостиную. Крыльца не было, оно скрылось в беспокойной воде. Она подумала о своей кухне. Ей вспомнился навесной шкафчик, где хранилась банка с кофе. Однако она засомневалась, удастся ли ей попасть в свою кухню. Мысли мамы всё время возвращались к этому шкафчику.
— Давай я нырну за банкой с кофе? — предложил Муми-тролль, думавший всегда точь-в-точь как мама.
— Но ты же не сможешь надолго задержать дыхание, детка,— озабоченно сказала мама.
— Не разрешайте ему, милая, добрая Муми-мама,— в страхе умоляла фрёкен Снорк.
— Нет, почему же,— ответила мама.— Если ему интересно, пусть ныряет.
Муми-тролль какое-то мгновение стоял молча, стараясь дышать как можно ровнее, а потом нырнул в кухню.
Он подплыл к буфету и открыл дверцу. Вода в нём была белой от молока, в которой кое-где плавали островки брусничного варенья. Несколько караваев белого хлеба проплыли мимо в сопровождении целой флотилии макарон. Муми-тролль поймал маслёнку, схватил, проплывая мимо, каравай белого хлеба и обогнул шкафчик, где хранилась банка кофе. Затем он вынырнул и перевёл дыхание.
— Нет, вы только посмотрите! Оказывается, я всё-таки закрыла банку! — весело вскричала мама.— Какая удачная вылазка! А ты не можешь ещё прихватить нам кофейник и чашки?
Никогда ещё у них не было такого увлекательного завтрака.
Они выбрали стул, который никогда никому не нравился, и пустили его на дрова, чтобы сварить кофе. Сахар, к сожалению, растворился, зато Муми-тролль отыскал банку джема.
Время от времени Муми-тролль нырял в кухню, чтобы спасти ещё что-нибудь, и тогда брызги разлетались по всему помещению.
— Сегодня мне не придётся мыть посуду,— радовалась мама.— Кто знает, может, мне вообще не придётся этим заниматься? Но, голубчики мои, не вытащить ли нам мебель из гостиной, пока она не развалилась?
Солнце на дворе грело всё сильнее, и волны на море успокоились.
Компания, сидевшая на крыше сарая, постепенно пришла в себя и принялась возмущаться непорядками в природе.
— Ничего подобного здесь не случалось во времена моей мамы,— сказала фру Мышка и одним махом расчесала свой хвостик.— Этого бы никогда не допустили! Но времена теперь, естественно, другие, и молодёжь совсем распустилась.
Маленький серьёзный зверёк шустро придвинулся к остальным и сказал:
— Я не думаю, чтобы молодёжь нагнала эту огромную волну. Мы, разумеется, слишком малы для этой долины и не можем поднять волны, разве лишь в ведре, кастрюле, ковше или даже в стакане воды.
— Да вы что, смеётесь надо мной? — обиделась фру Мышка и вопросительно вскинула брови.
— Ну что вы,— сказал серьёзный маленький зверёк.— Но я думал и думал об этом всю ночь. Откуда мог появиться этот огромный вал, ведь ветра не было!
— Позвольте узнать, как вас зовут? — прервала его фру Мышка.
— Хомса,— ответил маленький зверёк.— Если бы мы только поняли, как всё это случилось, то и вал казался бы нам вполне естественным.
— Естественным! — пропищала маленькая толстая Миса.— Хомса ничего не понимает! Всё у меня пошло вкось и вкривь, буквально всё! Позавчера кто-то положил шишку в мой ботинок, чтобы посмеяться над моими большими ногами. Вчера какой-то хемуль расхаживал под моими окнами и многозначительно хохотал. А сегодня ещё и это.
— Значит, вал обрушился, чтобы досадить вам, Миса? — уважительно спросил другой озадаченный зверёк.
— Я этого не говорила,— чуть не плача ответила Миса.— Кто станет думать обо мне, да ещё что-то сделает ради меня? А уж насылать огромный вал...
Муми-мама свесилась через перила балкона и крикнула:
— С добрым утром!
— С добрым утром! — радостно отозвался Хомса.— Можно прийти к вам в гости? Или ещё слишком рано? Может, лучше зайти после обеда?
— Приходите сейчас,— сказала Муми-мама.— Я люблю, когда гости приходят утром.
Хомса выждал, пока не подплыло большое дерево с торчащими из воды корнями. Он зацепил его хвостом и спросил своих собеседников:
— Пойдёмте со мной в гости?
— Нет, спасибо,— ответила фру Мышка.— Что нам там делать? У них и без нас хлопот хватает.
— А меня и не приглашали,— угрюмо добавила Миса, наблюдая, как отчаливал Хомса и как дерево заскользило по воде. Внезапно Миса почувствовала себя страшно одинокой и, прыгнув, в отчаянии ухватилась за ветки дерева. Хомса, не сказав ни слова, помог ей взобраться на ствол.
Они медленно подплыли к крыше веранды и влезли в дом через окно.
— Добро пожаловать! — приветствовал их Муми-папа.— Разрешите представить: моя супруга, мой сын, фрёкен Снорк, Мюмла и малышка Мю.
— Миса,— сказала Миса.
— Хомса,— сказал Хомса.
Вдруг послышалось слабое журчание. Вода снова начала подниматься, маленькая волна плеснулась через подоконник. Одна, другая, третья. И вот целый водопад обрушился на ковёр.
Мюмла поспешно сунула крохотную сестрёнку в карман и сказала:
— Как здорово, что эта семья любит плавать!

Третья глава
О ТОМ, КАК ЗНАКОМЯТСЯ С ДОМОМ, ГДЕ ВОДЯТСЯ ПРИВИДЕНИЯ
Муми-мама сидела на крыше в обнимку с сумкой, шкатулкой, кофейником и семейным альбомом. Время от времени она отодвигалась от подступающего к ней моря — ей не нравилось, что хвост её плавал в воде. Особенно теперь, когда у них в доме были гости.
Вывороченные с корнем кусты и деревья проплывали мимо них. Телеги, корыта, детские коляски, садки для рыб, причалы, изгороди — одни пустые, другие с потерпевшими кораблекрушение — плыли по воде.
Вдруг папа сдвинул шляпу на затылок и уставился на горловину бухты, в которую превратилась долина Муми-дален. Со стороны моря приближался какой-то странный предмет. Солнце слепило папу, и он не мог разглядеть, таит ли этот предмет в себе какую-нибудь опасность. Во всяком случае, предмет этот был вполне достаточен для более многочисленной семьи, чем семья муми-троллей.
Вначале казалось, что это огромных размеров банка, затем предмет стал напоминать гигантскую раковину, лежащую на боку.
Наконец необычный предмет подплыл ближе. Он был похож на дом. На самом верху крыши, напоминавшей большую раковину, были прикреплены две золотые маски: одна плакала, другая смеялась. Под гримасничавшими масками виднелась во мраке полукруглая комната, затянутая паутиной. Наверное, одну стенку смыло волной. По обе стороны зияющего проёма свешивались красные бархатные портьеры, печально волочившиеся по воде.
Муми-папа с любопытством вглядывался во мрак, пытаясь что-нибудь разглядеть.
— Есть тут кто-нибудь? — неуверенно спросил он.
Никто не ответил. Они слышали, как от качки хлопали открытые двери.
— Надеюсь, жильцам удалось спастись,— озабоченно сказала мама.— Бедное семейство. Интересно, каким оно было? Ужасно вселяться в чужой дом таким образом.
— Голубушка,— сказал папа,— вода поднимается.
— Да, да,— ответила мама.— Тогда, пожалуй, мы переедем.
Они перебрались в новый дом и осмотрелись. Прежние жильцы собрали целую коллекцию разных старых вещей. Какая жалость, что одна стена рухнула. Правда, летом это не имеет значения...
— Теперь от нашего дома остался лишь флагшток,— мрачно сказал папа.
Мама похлопала его по лапе.
— У нас был замечательный дом,— сказала она.— Гораздо лучше этого нового. Но ты увидишь, скоро всё будет, как прежде.
Дорогой читатель, Муми-мама глубоко ошибалась. Уже ничего не могло быть, как прежде, ибо дом, куда они попали, был необычный дом, а семья, жившая в нём до сих пор, была крайне необычной.
Продолжение в следующем номере
Перевели со шведского Л. БРАУДЕ и Е. ПАКЛИНА
Рис. В. КАНЕВСКОГО


ПАУТИНА
Г. ГРАУБИН

У природы пауки
Взяли чудо-челноки
И работают всё лето
От рассвета до рассвета
В хвое, в листьях бересклета,
На опушке, у реки.
Еле видимую пряжу,
И проворны, и быстры,
Ткут они не на продажу,
А для ловли мошкары.
В лес вхожу я на рассвете,
Хитроумно сплетены,
Всюду маленькие сети
Серебрятся, чуть видны.
Где ж охотник? Вот же он:
Спит и видит сладкий сон.
От ловушки тонкий тросик
Прямо к лапке проведён!
Тронул сеть я — и паук
Побежал в свой ловчий круг.
Но его я успокоил:
— Это я, прости уж, друг.
Раз не каждый верит в слово,
Пусть все видят, кто не слеп:
У охотника любого
Очень-очень трудный хлеб.

Рис. Л. САЯДЯНЦА


КУЧА МАЛА

Ю. Могутин
НЕУДАЧНИК

Мне опять не повезло.
Где же вы, опята?
И маслята, как назло,
Спрятались куда-то.
Филин ухает в бору:
«Экий неумеха!»
Я в бору наберу
Два лукошка эха.

В. Мусатов
ЗАГАДКА

Лето житель луговой
Встретил в шапке меховой.
/Одуванчик/

ДОСКАЖИ СЛОВЕЧКО
В. Нестеренко

Шубу тёплую в колечках
Носит тихая...

Сладок он, друзья, на вкус,
А зовут его...

В летний день
Вкусна всегда
Родниковая...

Н. Голь

Вот на грядке новая загадка:
Сто листов, а вовсе не тетрадка.
/Капуста/

Мурзилка: "Ну и фантазия! Я подобного существа никогда не встречал... А вы, ребята...?"

Может ли быть такой вид транспорта?

Ю. Жаркой
Скороговорка

К полудню Поля полполя прополола.

Не везёт
Асфальт заблестел. Зашуршали кусты.
И вновь на прогулку выходят зонты.
Ворчат недовольно: — Когда
ни пойдёшь,
Всегда угодишь почему-то под дождь...


ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С МАЯ 1924 ГОДА
Главный редактор Т. АНДРОСЕНКО
Редколлегия: Я. АКИМ, С. АЛЕКСЕЕВ, Г. ВИЕРУ, Н. ЕМЕЛЬЯНОВА, И. ЗАРАХОВИЧ /зам. Главного редактора/, М. КОРШУНОВ, В. ЛОСИН, Г. МАКАВЕЕВА, В. МАТВЕЕВ, А. МИТЯЕВ, К. ОРЛОВА /ответственный секретарь/, Е. РАЧЁВ, Н. СТРЕЛЬНИКОВА, В. ЧИЖИКОВ
Редактор отдела художественного оформления В. ШЛЯНДИН
Технический редактор Г. БЕЛОВА
Сдано в набор 11.06.87.
Подписано в печать 24.06.87.
Формат 84X108 1/16.
Печать офсетная.
Усл. печ. л. 3,36.
Усл. кр.-отт. 13,44.
Уч.-изд. л. 4,0.
Тираж 5 500 000 экз.
Цена 15 коп.
Заказ 124.
Адрес редакции журнала «Мурзилка»: 125015, Москва, Новодмитровская ул., д. 5а.
Телефон 285-18-81
Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».
Типография ордена Трудового Красного Знамени изд-ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 103030, Москва, К-30, ГСП-4, Сущёвская, 21
Макет М. ЖУРАВСКОГО
Рисунок на обложке В. ДУВИДОВА

Индекс 70553
Цена 15 коп.

Впиши в клеточки первые буквы названий картинок, и ты прочтёшь, что написано на этой странице.
Рис. О. ЭСТИСА


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz