каморка папыВлада
журнал Костёр 1988-05 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 19:00

скачать журнал

страница следующая ->

ISSN 0130-2574
КОСТЁР
5 МАЙ 1988

285 ЛЕТ — ГОРОДУ НА НЕВЕ

КОСТЁР
5
МАЙ
1988
Ежемесячный журнал ЦК ВЛКСМ
Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина Союза писателей СССР
Издается с 1936 года
© «Костер», 1988


ЖУРНАЛ ПЕЧАТАЕТ:

Рассказы юнкора Сеньки 1
Мамба отрывок из повести В. Рыбина 3
Имени Андрея Коробицына 9
Барабан 10
Откровенный разговор 14
Лопата рассказ Т. Чинаревой 16
Восемь неизвестных из «Коллектива икс» очерк Г. Лисова 18
Антология таинственных случаев рассказ Э. Блиновой 20
История одной фотографии 22
Стихи твоих ровесников 23
Наш дом 24
Когда он вернется... рассказ В. Голявкина 26
Федерико Гарсиа Лорка к 90-летию со дня рождения 28
Морская газета 30
Домик Петра I 32
Республика детей стихи А. Крестинского 34
Спортклуб «Кузнечик» 38
Зеленые страницы 40
Шахиншах, его борода и усы сказка 42
Веселый звонок 44
Мир, в котором мы живем 46
Арчебек 47


РАССКАЗЫ ЮНКОРА СЕНЬКИ

И НАЗВАЛИ ГАЗЕТУ «ВПЕРЕД»
Самый первый номер артековской многотиражной газеты вышел без названия. Юнкоры решили, что не только они, но и читатели должны думать, как ее назвать.
И все думали и назвали «Вперед». Я сам слышал, как в редакции спорили:
— Когда-то так называлась большевистская газета. Она боролась против всего старого, отжившего.
— А мы с кем должны бороться? Ведь все одного хотят, чтобы пионерская организация стала лучше.
— Ну ты даешь. А что, среди нас нет формалистов или тех, кто только красиво говорить любит? Пусть и будет наша газета выступать против успокоенности и показухи, поддерживать все самое новое, передовое.
Сказать, конечно, проще. А вот разобраться, что на самом дело передовое и что надо поддержать, порой было нелегко.
«Наша областная пионерская организация поручила мне отстаивать на слете вопрос об изъятии из свободной продажи пионерских галстуков».
Дельное предложение? Многие скажут: да. Не зря оно вошло в решение слета. Но во многих областях и республиках добились этого, не дожидаясь слета. Почему-то многие делегации приехали в Артек с уверенностью, что стоит перестать продавать галстуки в магазине или побольше исключать нерадивых из пионеров, как пионерская жизнь сразу наладится.
«Ребята, давайте смотреть в корень. Неужели у нас, пионеров 80-х, нет больше никаких забот, кроме как о пионерском галстуке и вывозе макулатуры? Стоит ли просить министра, чтобы он наладил контакт с учителями, боролся за нашу самостоятельность?
«Может, пора за это взяться самим?» — предложил в своей заметке юнкор Саша Шомченко. Почему он об этом написал?
Вскоре должна была состояться встреча делегатов с представителями министерств и ведомств. И наша газета объявила конкурс деловых предложений и проектов, которые стоит обсудить вместе со взрослыми. Так редакция стала своеобразным штабом подготовки к этой встрече. Предложений было много:
— Где сегодня работать пионеру? Что этому мешает?
— Почему в 10—12 лет нельзя устроиться на работу, даже если этого очень хочешь?
— Почему пионерские дружины не могут иметь свой счет в банке или сберкассе, чтобы распоряжаться заработанными деньгами?
— Почему годами не могут достроить Дом пионеров?
— Можно ли сделать так, чтобы в каждой дружине, в каждом отряде был хороший вожатый?
— Почему бы не попробовать создать разновозрастные отряды?
И все эти вопросы обсуждались на встрече с министрами.
Правда, не всем взрослым и не всегда нравилось, что у юнкоров была своя точка зрения. И пытались одергивать ребят, если они высказывали собственные мнения. Мне и моим друзьям было обидно, что нашлись люди, которые не понимали: для юнкора главное — это позиции бойца, а не умение красиво писать заметки. У нас есть такая заповедь: «Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то другой, раньше меня».

КОМУ БЫТЬ РЕДАКТОРОМ?
Женьке Кузину из Пятигорска выпала нелегкая судьба — его выбрали главным редактором газеты и командиром всего пресс-центра. Если бы кто-то попросил меня познакомить с ним, я бы в ответ сказал: «Найдите самого спокойного и молчаливого юнкора. Это и есть Женька».
Почему-то считается, что редактором должен стать тот, кто лучше всех рисует или пишет заметки. Зачем, если для этого есть художники и юнкоры? А для редактора главное — это умение организовывать работу, разбираться в пионерских проблемах и помочь любому автору газеты.
У Женьки, как оказалось, большой опыт. Он — командир юнкоровского отряда «Пламя» в Пятигорске. У себя дома и на слете Женька не раз брал интервью. А вот давать интервью еще не приходилось. Дело было так.
Гари Ли, корреспондент американской газеты «Вашингтон пост», не раз был на конгрессах, симпозиумах и других солидных мероприятиях. Поэтому, придя в пресс-центр слета, он удивился, что у ребят, пробегающих мимо, такие же, как у него, карточки прессы. Короче, он не поверил, что газету слета делают сами пионеры. Захотел познакомиться с редактором. Узнав, сколько лет Женьке, поинтересовался, как он понимает гласность и есть ли она в газете «Вперед».
— Я думаю, гласность — это возможность говорить откровенно обо всем, что происходит, — ответил Женя. — У нас в газете так и есть. Все ребята пишут то, что думают, высказывают разные мнения, спорят. Пишут и о недостатках. А у вас школьники занимаются всерьез журналистикой?
Ли сказал, что таких пока не встречал. Знает ребят 15—16-ти лет, которые хотят стать журналистами и пишут в газеты. Но своих, да еще таких солидных газет, не имеют. А потом он увидел, что у стола главного редактора газеты «Вперед» выстроилась целая очередь мальчишек и девчонок с заметками и рисунками, и поблагодарил Женьку за его интервью.
Рассказы юнкора Сеньки записал журналист Александр ШКОЛЬНИК
Рисунок О. Филипенко
Фото Е. Кузина


МАМБА

Виктор РЫБИН
ОТРЫВОК ИЗ ПОВЕСТИ
Рисунки А. Борисенко

В 1981 году двенадцатилетний пионер, боец бригады народной бдительности Жоао Луконга вступил в бой с бандой контрреволюционеров. Факт кажется невероятным. Но так было. И сегодня гремят взрывы на ангольской земле, льется кровь мирных людей, а на борьбу с контрреволюцией рядом со взрослыми встают юные бойцы, мальчишки и девчонки.
АВТОР
ЗНАК ЗМЕИ
От неожиданного толчка Жоао слетел с мешка, на котором сидел, и больно ударился о борт грузовика. В голове стоял тягучий монотонный звон. Когда же способность соображать вернулась к нему, в кузове никого из спутников Жоао не было. Ни отца, ни дядюшки Антониу, ни его племянника Пайшау. Только голоса сквозь однообразный рокот мотора доносились из буша1.
1 Заросли кустарника. В Африке бушем называют также пустыри, заброшенные земли, отдаленную сельскую местность.
Мужские голоса перемежались унылыми женскими причитаниями.
Жоао приподнялся над бортом. То, что он увидел, потрясло его: в кювете неподалеку от их грузовика лежал перевернутый вверх колесами обгоревший остов автобуса «Тата». Вокруг автобуса лежали трупы.
Жоао стало жутко. В деревне Сакатенга, где жил Жоао, ему не раз доводилось бывать на похоронах, и, сидя у изголовья умерших сородичей, оплакивать их по обычаю предков. Но столько трупов сразу...
Превозмогая страх, Жоао спрыгнул на землю. Оглядевшись, он понял, почему водитель грузовика затормозил так резко. В этом месте дорога, которую скрывали заросли мзиту 1 и слоновьей травы 2, делала крутой изгиб.
1 Густой колючий кустарник, распространенный в Анголе.
2 Так называют африканцы один из видов травы (гипаррения). Слоновьи трава достигает 3-4 метров высоты.
Отец, дядюшка Антониу и Пайшау окружили женщину, сидящую у дороги. Женщина причитала, поднимая руки над головой. Она была немолода. Глубокие морщины изрезали лоб, но когда она вскидывала руки, морщинистым становилось все лицо.
Что здесь случилось? — спрашивал отец, склонившись над крестьянкой.
Женщина продолжала причитать.
— Да ответь же! Ответь, тебя спрашивают!
Крестьянка утерла ладонью лицо и заговорила, раскачиваясь, как на молитве, и потирая колени сухонькими кулачками.
— Я из деревни Кунатете. Это час ходьбы отсюда. Сегодня утром хотела поехать в Бие1. А к автобусу опоздала, решила пешком добираться. Авось по пути кто подвезет. Шла, шла, попутки все нет. А тут впереди как загрохочет... Я испугалась. Припала на колени и творю молитву... Когда все утихло, пошла крадучись. И вот какое горе...
Крестьянка всхлипнула, смахнув слезу краем читенги2.
— Всех поубивали, — добавила она глухо. — Из нашей деревни тут четверо... — Она как-то диковато покосилась на отца и прошептала скороговоркой, показывая рукой на обгорелый остов автобуса: — Я тоже там должна быть, с ними, пятой.
Отец с дядюшкой Антониу перекинулись несколькими словами и скрылись в кустах.
— Как ты думаешь, кто взорвал автобус? — спросил Жоао.
Пайшау недавно стукнуло четырнадцать. И он собирался поступать в военное училище. Никому еще из Сакатенги не доводилось стать офицером.
— Унитовцы 3 наверняка.
О бандитах из УНИТА Жоао слышал от отца, который еще в 1975 году столкнулся с ними в бою под Касендой. О том времени отец любит вспоминать в окружении стариков у дома собраний 4, неторопливо покуривая по обыкновению трубку.
1 Провинциальный городок в Центральной Анголе, центр провинции Бие.
2 Яркая хлопчатобумажная ткань. Африканские женщины наматывают кусок читенги в 2—3 метра на бедра наподобие юбки.
3 УНИТА (национальный союз за полную независимость Анголы) — контрреволюционная организация, которая стремится свергнуть в Анголе народную власть. Организацию содержат на свои деньги империалисты США и ЮАР.
4 Так называют дом в центре деревни, где происходят деревенские сходы.
Когда в Сакатенге создавалась бригада народной бдительности и его, Жоао Луконгу, не хотели записывать в бригаду, Жоао показал комиссару газету и сказал: «Правительство всегда доверяет пионерам. А вы, товарищ комиссар, не доверяете?!» Комиссар в ответ только махнул рукой: записывайте!
Но одно дело слушать рассказы об унитовцах или читать о них в газете, и совсем другое вот так — стать очевидцем.
— Звери! Звери! — исступленно прошептал Пайшау, опасливо косясь на буш.
У Жоао перехватило дыхание. Спокойный обычно Пайшау был в замешательстве. Жоао попятился, сделал шаг, другой... Под ногой что-то хрустнуло. Клочок бумаги. Нет, картонная карточка.
Жоао поднял ее. Черной тушью на ней была выведена не то подкова, не то змея. Ну да змея. Вот голова с разинутой пастью.
— Пайшау! — пробормотал в замешательстве Жоао. — Что это?..
Пайшау не сразу отозвался, растерянно передернул плечами.
— Я думаю, это условный знак бандитов, — сказал ом, повертев картонку в руках. — Видишь, буква «у». Унитовцы.
— А при чем тут змея?
Пока Пайшау с Жоао ломали голову над меткой бандитов, из зарослей мзиту вернулись отец и дядюшка Антониу. Оба встревоженные. Отец разжал потный кулак, и Жоао увидел на ладони три патронные гильзы.
— Думаю, они расстреляли автобус из гранатомета, — сказал отец. — Воронки на дороге нет, а взрыв был. Чем еще можно взорвать автобус?.. Выпустили гранату вон оттуда, — махнул рукой в сторону одиноко стоящего куста жимолости. — Когда автобус взорвался, они стали стрелять по нему из автоматов. Сначала из засады, а потом вышли на дорогу... Эти гильзы, — отец качнул ладонью, гильзы звякнули, — я нашел у самого автобуса...
— А Жоао нашел вот что... — Пайшау показал картонку с загадочной меткой.
Лицо отца дрогнуло, изумленно выгнулись брови.
— «Черная мамба»1, — глухо пробормотал отец, — Известная банда. Примерно час назад люди из «Черной мамбы» были здесь.
1 Одна из самых опасных ядовитых змей Южной Африки.
САМИ
Стайка ткачиков вспорхнула с куста акации и, со свистом разрезая воздух крыльями, устремилась ввысь. Грозно хрюкнул секач в зарослях папоротника, уводя выводок кабанов в места поспокойнее. Прошуршала в траве ящерица.
Самуэль прилег под куст дикого шиповника, прикрыл глаза, ощущая блаженство человека, устроившегося на привал после изнурительного пути. Где-то там, за синей дымкой горизонта, осталась его семья: отец, мать и трое сестер. Самуэль не видел их два месяца. Два месяца рыщет он с людьми капитана Стюарта, минирует дороги, нападает на крестьян, взрывает мосты... Что-то скажут ему отец, мать, сестры, когда узнают, чем занимался он все это время...
Гулко стучит сердце. Глухо ворочаются мысли в отяжелевшей голове. Отчаяние, столько раз охватывавшее Самуэля за последние дни, удушливой волной снова подкатило к горлу. Застрелиться бы, разом покончить с шакальей своей жизнью! Но даже этого он не может сделать, потому что не имеет оружия. Не имеет до тех пор, пока не выдержит проверку.
Беспокойно скользят мысли одна за другой. Уводят память в недавнее прошлое. И вспоминается жизнь в родном селении, на родной земле. Жизнь не всегда сытная, но добрая, светлая. Жизнь, полная приятных мальчишеских хлопот, радостей, приключений... Где она теперь, эта жизнь?
Однажды в их деревню пришли вооруженные люди. Здоровенные, наглые, самоуверенные парни в пятнистых комбинезонах. Они приказали всем жителям покинуть деревню и уходить на юг, за границу. И вот уже полгода мыкаются они на чужбине, за колючей проволокой в лагере дли беженцев.
Семье Самуэля повезло. Одной слашей 1 отцу и Самуэлю удалось раскорчевать клочок буша. Мать посадила маис, кассаву 2, кое-какие овощи.
Как-то раз в лагерь приехал белый офицер. Он приказал старосте собрать мальчишек. Спросил, кто из них хотел бы заработать. Выбор пал на Самуэля. Офицер тщательно осмотрел его, потрогал мышцы на руках и попросил Самуэля проводить его к родителям. Отцу офицер объяснил, что хотел бы дать Самуэлю работу.
Услышав о таком предложении, отец засомневался. Но когда офицер положил перед ним двести рандов 3, заверив, что это только аванс, согласился. За всю свою жизнь он впервые видел такие большие деньги.
Но спустя неделю Самуэль узнал, какая работа ему предстоит. С группой коммандос «Черная мамба» ему надлежало, проникнуть на территорию Анголы и в течение двух месяцев быть проводником, готовить лишу, нести снаряжение,.. — Эй, Сами, осталось мясо. Прикончи его!
Это голос Коротышки. Он единственный здесь относится к Самуэлю сочувственно, называет его Сами, как называла мать, помогает варить ншиму 4 — лучшей еды и не пожелаешь: горсть кукурузной муки — сыт весь день!
1 Длинный нож с подогнутым, наподобие хоккейной клюшки, концом. В Южной Африке слашей крестьяне обычно косят траву.
2 Съедобный корнеплод. 3 Денежная единица ЮАР.
4 Густая каша из кукурузной муки, традиционная пища коренных жителей Южной Африки, заменяющая им хлеб.
Коротышке лет сорок. Родом он из Бельгии. Механик по специальности, долгое время не мог найти работу. Пятеро детей. Когда его лишили пособия по безработице, с отчаяния завербовался в армию ЮАР, а потом даже изъявил желание участвовать в рейдах коммандос.
— Не буди, пусть спит. А то еще свалится по дороге...
Это голос Крота, длинноносого англичанина, и впрямь смахивающего на землеройку.
Четырнадцать человек в отряде, не считая Самуэля.
Воспоминания об автобусе бадью отозвались в сердце. «Проклятая жизнь...» — проскрипел зубами Самуэль, утер лицо курткой, огляделся. Неслышно догорал костер, на котором он час назад поджаривал мясо антилопы куду. Антилопу подстрелил Билл. Остатки ее — рыжеватую с белыми полосками шкуру и голову с острыми витыми рогами — густо облепили мухи и муравьи. Высоко в небе парил гриф.
Пятнистые Комбинезоны отдыхали после трапезы. Кто дремал, кто курил, кто таращился на небо, прикрыв лоб пятнистой панамой, кто чистил оружие.
Тонко пропитал сигнал портативной рации, у которой примостился на корточках капитан Стюарт. Капитан надел наушники и стал что-то быстро записывать в блокнот. Прием окончен. Капитан смотрит на часы, делает в блокноте последнюю пометку. «Подъем!»
Пятнистые Комбинезоны нехотя поднимаются.
Стюарт вынул из планшета карту, разложил ее на земле и медленно проговорил:
— Итак, мы здесь, — ткнул пальцем. — Ближайшая деревня — Сакатенга... — Обведя взглядом бандитов, решительно сказал: — Сакатенга — последнее задание. После нее уходим домой.
Одобрительный гул пополз по поляне. Повеселели их лица. Домой! Если повезет, через три дня —Форт-Луи!
— Гримироваться будем? — перекрывая гул, спросил Мясник.
— Да, — кивнул Стюарт.
Но зачем надо гримироваться — Самуэль никак не мог взять в толк. Маскарад.
Стюарт пошарил глазами по поляне, отыскал Самуэля.
— Ну, мой юный друг, — непривычно ласково сказал капитан. Но лицо его при этом оставалось холодным, а глаза смотрели пристально в упор. — До сих пор ты хорошо справлялся со своими обязанностями. Но пришел час испытаний и для тебя... Вот твое оружие! — Капитан сунул в руку Самуэлю небольшой черный браунинг. — Привыкай к нему. К оружию надо привыкнуть, как привыкают к одежде или к обуви. Завтра я тебе дам патроны.
Отчаяние охватило Самуэля. С каким трепетом встречал он каждый рассвет, надеясь, что новый день несет конец его мытарствам и приближает встречу с семьей! А вот теперь — остановить время! Впервые за долгие дни блужданий по бушу Самуэль молил бога, чтобы завтрашнее утро не наступало.
ПРИЦЕЛ 100
Проводить в Уамбо на митинг своих бригадмильцев пришли все жители Сакатенги. Понеслись в буш веселые голоса барабанов, женщины в нарядных читенгах пустились в пляс.
Подъехали два грузовика с высокими бортами и железными перегородками. Цепляясь за них, в кузов вскарабкались мужчины и молодые парни с карабинами и автоматами.
Влез в кузов и дядюшка Антониу. Улыбаясь во весь рот (он подбадривал мальчишек-музыкантов), Пайшау что-то кричал Жоао. Вожатый Силвиуш следил, как размещаются бригадмильцы в кузове.
— Ну, сынок, смотри! — К Жоао подошел отец. — Один остаешься охранять целую деревню! — Вынув изо рта трубку, подмигнул: — Да не казни ты себя так, подумаешь — остался!
Грузовики уехали. Барабаны отстучали и затихли. Возбужденные женщины побрели по домам.
Жоао обвел взглядом опустевшую площадь, постоял в раздумье у мешков с удобрениями. Пояс у него оттягивал подсумок с патронами, через плечо — автомат.
Ну почему он свалился с этого проклятого бревна, ставшего вдруг скользким и мокрым, будто его облепили улитки?
1 В бандитских вылазках против Анголы участвуют не только африканцы, члены контрреволюционной организации УНИТА, но и белые наемники и солдаты армии ЮАР. Они-то и гримируются под африканцев, обмазывая лицо и руки специальной черной краской.
При воспоминании о злосчастном падении в ступне снова проснулась боль. Может, к фельдшеру сходить? Или к знахарю?
Так, мысленно рассуждая, к кому же все-таки обратиться за помощью — к знахарю или к фельдшеру, Жоао вышел за околицу, постоял в раздумье у амбара для зерна, дивясь простоте и мудрости, с какой делали в их деревне амбары 1, и побрел по тропинке в буш.
Примерно в километре от селения над зарослями папоротников возвышалась гряда валунов. Валуны были редкой окраски — сиреневой, как цветущая джакаранда 2, а вся гряда походила на гигантскую агаму 3, пробирающуюся по бушу.
Вожатый Силвиуш говорил, что, когда Анголу очистят от контрреволюционеров, к Сиреневой гряде придут советские геологи. В Анголе много советских врачей, учителей, инженеров. У Сиреневой гряды Жоао решил передохнуть.
Распугивая крикливых ржанок, облюбовавших островки слоновьей травы, Жоао взобрался на один из валунов.
Отсюда широко простирался на все стороны буш. Рыжевато-желтый, с редкими зеленоватыми пятнами молочая и агавы, притихший под знойным солнцем. Через три-четыре месяца, когда обрушатся на него хлесткие ливни, станет сплошным ярко-зеленым, плотным и упругим, будто кора баобаба. Теперь же время желтых и рыжих красок.
Туманная зыбь нависла над бушем до самого горизонта. Земля под нестерпимым солнцем зашлась дымком и, казалось, вот-вот полыхнет, как сухой лист в костре. Это летнее марево. А в холодный сезон, в мае-июне, принесет сюда с океана «касимбо» — холодный, продирающий до костей туман. Такой же легкой дымкой поплывет он над бушем, заполняя его собой. Туман набухнет холодной росой, окропит траву и деревья, рыхлыми молочными облачками окутает каждый куст. И тоже будет казаться — земля дымится. Холодная луна дыхнула на землю. «Касимбо», — говорят старики.
Жоао захотелось прилечь, погреться на гладком, отполированном ветрами и дождями каменном ложе. Но вдруг он замер: по тропинке к Сиреневой гряде шла цепочка вооруженных людей в пятнистых комбинезонах, с автоматами на груди. У всех черные лица. У всех черные руки...
Африканцы? Неужели бойцы Народной армии возвращаются с задания? Но Жоао никогда не видел их в таких комбинезонах... И почему они идут со стороны Уамбо, когда бригадмильцы и армейские подразделении все сейчас только стягиваются туда на митинг?
Один из незнакомцев, будто уловив мысли Жоао, сдернул с себя шляпу-панаму и обмахнул лицо. Под шляпой оказалась копна рыжих волос.
1 Амбар для хранения зерна обычно представляет собой огромную корзину, обмазанную глиной и крытую соломенной крышей. Корзина устанавливается на сваях, чтобы в нее не могли проникнуть грызуны. Для того чтобы крестьянин мог доставать из амбара зерно, в крыше делается лаз.
2 Дерево из семейства акаций.
3 Распространенная в Анголе ящерица бордово-синей окраски.
Белый! Жоао понял, что за люди торопливо шагают по тропинке. Бандиты! Коммандос! Загримировались под африканцев!
Что делать? Мысли сбились в клубок, жгли виски.
Бежать в деревню? Но Пятнистые Комбинезоны легко настигнут его. Принять бой? Но врагов намного больше — пятнадцать! А он один... Сакатенга беззащитна. Он, Жоао Луконга — единственный на всю деревню, кто вооружен, и долг его остановить бандитов. Или задержать на время.
Пятнадцать и один...
Жоао снял автомат с предохранителя. Три рожка, девяносто патронов. Много это или мало? Самое главное — выдержка.
Пятнистые Комбинезоны приближались. Они шли уверенно, будто всю жизнь ходили по этой тропе.
Жоао осмотрелся. Густые заросли мзиту и слоновьей травы преграждали путь к гряде. Врагу укрыться негде, разве только за полуразрушенным термитником, у тропинки.
С трудом сдерживая волнение. Жоао установил прицельную планку на делении 100. Как только Пятнистые Комбинезоны подойдут на сто метров, он откроет огонь.
Пора! Жоао прижал приклад автомата к плечу, прицелился и плавно, как учил Силвиуш, нажал на спусковой крючок.
БОЙ
Автоматная очередь вызвала замешательство среди солдат капитана Стюарта. В какое-то мгновение все они замерли в оцепенении, но в следующую секунду веером рассыпались по бушу и залегли. На тропе остались лежать сраженные наповал двое.
Капитан Стюарт быстро оценил обстановку. Огонь вел один ствол. Правда, вел из выгодной позиции. Если этот парень тертый калач, то нервы он им пощекочет. Главное сейчас — подобраться к гряде вплотную и закидать его гранатами.
— Билл и Студент, за мной, к валунам! Остальным — прикрывать нас! — крикнул Стюарт и первым бросился вперед.
Но не успел он сделать и трех шагов, как острая боль пронзила бедро. Казалось, в него вошла раскаленная игла. «Проклятье, ранен!» — Стюарт повалился на бок.
Билл и Студент, как по команде, тоже упали на землю и лихорадочно застрочили из автоматов. Но напрасно Стюарт приказывал им прорываться к валунам. Они даже головы не повернули в его сторону.
Чертыхаясь, Стюарт отполз за полуразрушенный термитник, достал из сумки индивидуальный пакет и стал перевязывать рану. Что делать? Надо поджигать буш. Огнем и дымом выкурить того из засады. И за дымовой завесой ускользнуть самим.
Стюарт прикрыл глаза, ощущая, как от потери крови начинает слабеть. Когда же глаза открыл, то вздрогнул — он встретился взглядом с Самуэлем. Проводник сидел на корточках шагах в трех от Стюарта и целился в того из автомата. В глазах у него были слезы.
— Что ты делаешь?.. — ошеломленно выдохнул Стюарт.
— Шакал! — тихо, но внятно проговорил Самуэль и передернул затвор.
Сквозь треск горящего буша послышалось урчание. Звук мотора! Самуэль отвернулся, стараясь уловить, откуда он идет. И тогда, заметив это, Стюарт выхватил из-за пояса нож и метнул в проводника...
Ни голосов. Ни выстрелов. Ни шороха ползущего человека... Лишь трещал и пыхтел объятый пламенем кустарник да гуще и явственнее становился гул автомобильного мотора...
Стюарт перезарядил автомат, вскинул на плечо рюкзак и стал отползать в заросли папоротника. Главное сейчас — поскорее собрать отряд и убираться от этой проклятой гряды.
ТРОФЕЙ
Жоао сидел у своего дома под навесом из тростника и вслушивался в голоса мальчишек, гонявших на пустыре мяч. Пока не заживет нога, сказал фельдшер, никаких игр.
Двое суток прошло с тех пор, как у Сиреневой гряды прогремела последняя очередь и ослепленный болью Жоао повалился на камни. Фельдшер, в день боя он был в автобусе, который ехал из Уамбо и спугнул Коммандос, увидев его залитое кровью лицо, поначалу растерялся. Тяжелая рана? Однако спустя минуту он успокоил Жоао:
— Недели через две заживет!
Жоао лежит. Вот мать нарезала на стаде крупными ломтями папайю 1. Вот ей помогает Пайшау, ловко орудуя ножом. Вот из кухни расползается по всему дому терпкий запах капенты 2.
В углу, где на стене висела крокодилья шкура — отцовский охотничий трофей — и старый бельгийский карабин без затвора — трофей деда, — задумчиво стоит опрятный худощавый мужчина в очках, с папкой под мышкой. По виду — городской учитель.
— Это корреспондент из Луанды, — говорит о нем Пайшау. — Он хочет написать о бое у Сиреневой гряды. Пусть все пионеры Анголы узнают о нем.
...Неистово палит полуденное солнце. Забились в тень птицы, люди пережидали зной в домах за плотно завешенными окнами. Деревня казалась бы вымершей, если бы не мальчишки на пустыре, которые гоняют свой тряпичный мяч.
Давно рассеялись клубы красноватой пыли за рейсовым автобусом. Жоао и корреспондент сидят под навесом из тростника, пьют из калебасы 3 пронзительно-холодную колодезную воду и неторопливо разговаривают, как два давнишних приятеля.
1 Распространенное в Африке растение. Плоды папайи напоминают по форме и вкусу дыни.
2 Жареная или вяленая мелкая рыба. Капенту едят, густо сдабривая острым соусом из красного перца чиле.
3 Сосуд из тыквы. В калебасах хранят зерно, воду, масло. Вода в калебасах долгое время остается холодной.


ТВОЙ СТАРШИЙ БРАТ-КОМСОМОЛ

Имени Андрея Коробицына

Внимательно вглядываюсь в траву — такая же. И кусты совершенно такие же. И валуны, будто близнецы. Но все это уже там, по ту сторону, — за границей. А граница-то — вот она. Не красная полоса на карте, а линия столбиков, небольших, незаметных. С одной стороны — наш, красно-зеленый, с другой — финский, бело-голубой. А посередке — они, беленькие, скромные. Граница.
Защищая такой же вот рубеж, погиб пограничник Андрей Коробицын, именем которого названа эта застава. 60 лет исполнилось со дня его незабываемого подвига. Столкнувшись с группой вооруженных диверсантов, Андрей отважно вступил с ними в неравный бой. Он не размышлял, не ждал, когда подоспеет подмога, а бился до последнего патрона. Коробицын погиб на пограничном рубеже, но долг свой выполнил — врагов на родную землю не пропустил.
Сегодня на заставе имени героя-пограничника служат его ровесники, 18—19-летние ребята. Каждые очередные сутки начинаются для них с вечера, с 20.00 — именно в это время у бюста Коробицына определяются задачи каждого бойца на ближайшие сутки: когда выступить в наряд, как расположиться в дозорах и секретах. Людей на заставе немного, а пограничные будни строги.
Да, одно дело — проехать вдоль границы, вдоль контрольно-следовой полосы на машине, а другое — протоптать все эти долгие километры, вглядываясь и вслушиваясь — нет ли свежего следа, не затаился ли кто в дальних кустах?
Здесь-то, на заставе, из неумелых ребят и вырастают зоркие, сильные, целеустремленные. Здесь куются мужские характеры.
Вот они, солдаты в зеленых фуражках, выросшие в разных уголках великой страны, рубежи которой им теперь доверено беречь. И в этом строю — Андрей Коробицын, их нестареющий ровесник. Кажется, что он тоже слушает команду начальника заставы во время боевого расчета:
— Приказываю приступить к охране Государственной границы СССР!
Г. БЕЗЗУБОВ
Фото М. Ширмана


БАРАБАН № 5

Журнал юнкоров печатает твои стихи, заметки, рисунки.

С днем рождения пионерия!

После IX Всесоюзного слета пионеров прошел целый учебный год. Что изменилось в нашей пионерской жизни за это время? Слово — участникам и делегатам слета.

Класс командиров
В нашей школе ежемесячно в отрядах меняется командир. И все командиры составляют сменный совет дружины. А наш отряд ввел вообще полную сменяемость поручений. Класс поделен на группы, и все они по очереди становятся спортивной, трудовой, шефской и т. д. Каждый месяц у группы меняется задание и командир. И все из класса попробовали себя в разных поручениях.
Саша Марин,
6 класс.
Дружковка, Донецкая обл.

Как мы создавали клуб
У нас в городе много болтающихся без дела ребят. В доме пионеров им скучно, в спортивную секцию не всегда попадешь. У нас ведь как: если плечи широки — давай в лыжи, если длинный — в баскетбол, а в спортшколу берут только тех, кто может показать результаты в районе. И тогда мы, бесперспективные, решили организовать свой спортивный клуб. Нас было тридцать энтузиастов шестых, седьмых и восьмых классов. А дело возглавил Коля Горюнов, десятиклассник. Ну, как и везде, нам выделили подвал. Подвал был ужасный. Но мы взялись за ремонт. А что было дальше, лучше не рассказывать. Восемь кусков обоев выклянчивали год! А что говорить о досках, гвоздях, красках? Не воровать же! В общем, остался Коля один и сам же сорвал обои, которые мы все-таки наклеили, когда еще была надежда.
Ира Хомякова,
8 класс, школа № 1.
Подпорожье
Ленинградская обл.

Учитель
Как только она к нам пришла, мы сразу поняли: двоек будет больше. Но мы поняли и другое: эта пожилая и требовательная учительница — очень хороший человек. Раньше русский проходил скучно, зато теперь на урок все идут с удовольствием, знают, что будет интересно.
О Наталии Николаевне надо писать не заметку, а целую книгу. Мы благодарны ей за то, что она учит нас не только русскому языку. Она учит нас жизни. И мы теперь другими глазами смотрим на мир.
Лена Ладушкина,
7 класс. Боготол

Близнецы
Мне приходится часто бывать во многих школах. Диву даешься, до чего же наши отряды похожи один на другой! Отрядные уголки — близнецы, пионерские дела — тоже. Для них IX слета будто и не было. Вот и решили мы в городском пионерском штабе организовать сатирическую агитбригаду. Ведь сатира очень сильно действует на сознание, если она точна и остроумна. Сперва мы подробно знакомимся с делами в дружине, а потом устраиваем с ней встречу. Своими выступлениями тормошим ребят, заставляем их посмеяться над собой и хотя бы немного задуматься.
Антон Жаров,
член городского пионерского штаба, Москва

Живем, работаем, дружим!
В нашем отряде двадцать юнкоров и, конечно, главное дело отряда — юнкоровское. Но есть еще одно направление нашей работы — вожатское. На базе школы N9 206 мы организовали кружки досуга для малышей, которые остаются на продленный день. Члены нашего отряда раз в неделю приезжают из разных концов города и ведут здесь кружки: кукольный, морское дело, театральный, школу 6вра6анщ,икош.
К сожалению, у нашего отряда нет своего помещение* Мы собираемся в пионерской ком* нате школы N9 281. Еще нам нужны деньги. Ну хотя бы для того, чтобы купить фотоматериалы или сшить форму. Но заработать деньги невозможно. Школьники нигде не нужны. Обещали что-то на макаронной фабрике. Сказали: «Когда будет аврал, тогда возьмем»* И не почту не берут: «У нас деньги, переводы, нельзя».
Таи мы живем, работаем, дружим. И сдаваться не собираемся.
Володя Денисенко,
8 класс, школа М 206, Ленинград

Почему так?
У нас есть учительница, которая ставит отметки не за знания, а за поведение. Из-за этого выходят плохие оценки за четверть.
Галя и Юля Соколовы,
4 класс.
Свердловск

Передвижная выставка
В нашей школе нет ни краеведческого, ни следопытского музеев. Мы решили сделать выставку-передвижку о воинах-ветеранах и познакомить с ней ребят из всех четырех школ города. Для выставки мы написали биографии одиннадцати фронтовиков, собрали старые фотографии, копии документов, реликвии, записали их воспоминания о войне. Выставка имела успех. Она давно закончилась, а мы все навещаем наших ветеранов. Мы с ними по-настоящему подружились.
Наташа Курочкина,
6 класс, школа № 2.
Стрежевой, Томская обл.

Грустный подарок
Ко Дню Победы наш танцевальный кружок подготовил танец «Саласпилс». Он очень грустный, и когда мы танцевали его, многие ветераны войны плакали. После концерта они подарили Людмиле Даниловне, нашей руководительнице, много цветов.
Оля Седогина,
5 класс, Неман. Калининградская обл.

Бабушка
Это фотография нашей бабушки — Лидии Николаевны Аленцевой. В 1940 году она, окончив школу с золотой медалью, поступила в авиационный институт. А в 1942-м, пройдя курсы медсестер, добровольцем ушла на фронт. Много раз ей приходилось давать кровь раненым. В битве на Курской дуге была ранена сама. После войны заочно закончила институт и тридцать лет работала главным технологом на заводе. Она — почётный донор СССР. Мы гордимся нашей бабушкой. Нас у неё трое: я, Наташа и Серёжа.
Света Сумленская,
Одинцово, Московская обл.

Все цвета радуги
Самое начало мая. Первая радуга. Не так уж часто в Сибири выпадает такой день. Северо-восточный ветер гонит в чистом небе пухлые облака и сбивает их на юге в сине-серую массу. На фоне темного южного края неба радуга кажется еще ярче. Говорят, одни люди различают в радуге четыре цвета, другие — семь. Я попробовала сосчитать, получилось двенадцать!
Ветер кидает дождевые брызги в мое лицо. Я иду, а радуга все стоит перед глазами. Майская радуга.
Стелла Попова,
7 класс, Красноярск


СТАРЫЙ ДОМ
Сергей Приймук, Пенза
МОЙ ГОРОД
Оксана Рощектаева, Белово, Кемеровская обл.

Считаю, что...
...нашим ветеранам и летом нужна помощь. И те ребята, которые летом не уезжают, могли бы им помогать. Прошлым летом я ходила к трем бабушкам, живущим недалеко от моего дома. У них сыновья погибли на войне: у одной — двое, у другой — трое, а у третьей — единственный. Каждая из старушек называет меня внучкой. А настоящих внучек у них не было.
Света Мартынова, 6 класс, школа № 2.
Курск
У нас в классе почти все мальчики курят, потому что скорей хотят стать взрослыми. И на уроках им потому спокойно не сидится, что хочется подымить.
Они говорят: «Ты что, слепой, посмотри на улице — сколько взрослых курят!»
А я говорю: «Но Ленин же не курил!»
Саша Буланцев.
6 класс. Егорьевск

Мама, папа, я и компьютер
У меня много друзей, но один — необычный. Это домашний компьютер. Часто мы с подругами собираемся у нас, и папа нам набирает игру, какую мы захотим. Мы особенно любим игры, где развивается логика и реакция.
Но мой новый друг не только играть умеет. Он помогает делать расчеты маме, она экономист, папе и мне.
Влада Кимбер,
5 класс, Лиепая

ПОРТРЕТ ДЕВОЧКИ, КОТОРУЮ ОДНАЖДЫ Я ВСТРЕТИЛА В МЕТРО Ирина Мехтиева, Баку
МОЙ ДРУГ ОЛЕГ Давид Кутателадзе, Кутаиси

Встретились два письма
Оксана, девочка из нашего класса, увлеклась брейком. Я понимаю, что в этом ничего страшного нет. Но почему-то наша Оксана очень изменилась. Она считает себя необыкновенной, кумиром. Все должны ей подчиняться. Попробуй рассказать о своих затруднениях, услышишь: «А мне какое дело? Разбирайся сама».
Получается, что брейк портит людей?
Лена Ментух,
7 класс, пас. Червоный Донец, Харьковская обл.

Никого не удивишь днем химии или математики. А мы в школе провели день танца. Целый день звучала музыка — на переменах, конечно. Многие танцевали прямо в коридорах. Весь день было весело. А после уроков мы провели конкурс танцев. Все классы, даже малыши, подготовили по танцу. Вечером была дискотека, танцевали все, с первого по десятый. Восьмиклассники — брейк. Все, кто не умеет его танцевать, пытались научиться. Советую и вам, ребята, провести в школе такой чудесный день.
Эдита Емельянова,
8 класс, село Согнур, МАССР

страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz