каморка папыВлада
журнал Костёр 1988-04 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 21.07.2019, 06:00

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

МЫ рисуем

СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ Лена Кулакова, пос. Крестцы, Новгородская обл.
КОСМОНАВТ Лера Бабичева

Ищу ответ
Получив очередной номер журнала, отложила его в сторону. Когда стало совсем скучно, все-таки взяла и начала читать. Из всего журнала понравился только один рассказ. Все остальное мне не интересно. Я ищу ответ на вопрос: как вытащить своего друга из плохой компании, отучить его от курения, сделать так, чтобы он ходил на уроки? Но вы пишете о птичках, об идеальном пионерском отряде, о замечательном КИДе, о роботах. А о том, что многих из нас волнует, не пишете, потому что не знаете, что писать.
Света,
Ленинград
Света, как жаль, что ты не сообщила свой адрес. «Барабан» очень хочет помочь тебе и твоему другу. Позвони в редакцию по телефону 271-49-91. Наверное, и ребята откликнутся на твое письмо. «Барабан» ждет.

Где я живу
Мой город — Голая Пристань. В первой половине XVIII столетия здесь, при впадении реки Конки в лиман Черного моря, существовал запорожский Голый перевоз через Днепр. В то время эта местность была пустынной, голой. В начале XIX века рядом с Голым перевозом возникло небольшое село — Голая пристань.
Сегодня это город садов и виноградников. На восточной окраине расположен санаторий «Гопри». Он славится своими целебными грязями. В 1902 году в Голопристанской грязелечебнице работал Дмитрий Ильич Ульянов. Тогда еще молодой врач, Д. И. Ульянов не только оказывал помощь больным, но и помогал Херсонской организации РСДРП установить тесную связь с ленинской «Искрой».
Война в наш город пришла 13 сентября 1941 г. В первые же месяцы оккупации в городе стали действовать подпольные группы. Много патриотов погибло, так и не дождавшись победы. Один из них — Юрий Игнатченко, именем которого названа наша пионерская дружина.
Юрий Чибирка,
5 класс, школа № 4

Подруга
Я хочу рассказать о Тане Сарки, с которой дружу. Ее дедушка был испанец, и Таня свой характер унаследовала от него: горячий, нетерпеливый, стремительный. Таня очень хороший товарищ. Когда я болел, она всегда приносила задания, занималась со мной. Таня отличница, учеба ей дается легко. Большим черным косам может позавидовать любая красавица. Брови вразлет, глаза горят, улыбка — такая она всегда. Мы часто не обращаем внимания на замечательных людей, а она именно такая.
Ребята надо мной смеются, дразнят меня, что мол, влюбился. Но я не обижаюсь. Они просто не понимают, что у меня есть настоящий друг.
Саша Ивняк,
6 класс. Рязань


ТАЙНА ПЕРСИКОВОЙ КОСТОЧКИ.
Маша Бычкова, Жанна Дорофеева
Продолжение. Начало в № 3 1988

К полету готовился прекрасный корабль. Экипаж состоял из 14 человек: семь опытных космонавтов и семь ученых, среди них — Алексей. Отец Алексея остался, здоровье не позволяло отправиться в путешествие. Алексей обучил всех членов экипажа языку, на котором им, быть может, придется разговаривать с обитателями другой планеты.
Полет проходил нормально. Через сто три часа они попадут в созвездие Кассиопеи. Ученые высчитали, что только две звезды могут иметь планеты. Эти данные значительно облегчили поиск.
И вот на экране возникло какое-то небесное тело. Вдруг заработала рация. Все услышали таинственные звуки — они были так красивы, что все сидели в недоумении. Первым опомнился Алексей. Рация передавала слова и звуки того самого языка косточки. Алексей на том же языке передал: «Идем на помощь!»
«На нашей планете живут только талантливые люди, — так начал свой рассказ один из инопланетян. — Но случилась беда: начали извергаться все вулканы, на равнинах стали появляться горячие источники. Правительство срочно решило эвакуировать людей на другую планету, которая движется по той же орбите, что и наша. Людей посадили на тысячи космических кораблей. Наш корабль был последним в строю. Уже когда мы начали посадку, по рации передали: «Здесь опасность... Ищите помощь. Всех парализовало...» Тут сообщение прервалось. Мы поняли, что люди растворились в воздухе, потому что их слух поразили грубые звуки. Ведь у нас, жителей Ирмы, слух очень тонкий, и при неблагозвучиях мы исчезаем. Мы полетели искать помощь и оказались на вашей прекрасной планете. Мы не знали, как завести знакомство с землянами и решили передать информацию немного необычным способом. Фоторобот помог распространить запись на все персиковые косточки. Остальное вы знаете».
Окончание следует


ДНЕВНИК МАШИ ЧАБУРИНОЙ

Ее зовут Маша Чабурина.
Маша — восьмиклассница, живет в Ленинграде. У нее много друзей и увлечений. Занимается в клубе юных экскурсоводов Дворца пионеров и в школьном драматическом кружке. Она — вице-президент клуба интернациональной дружбы, член совета дружины и редактор газеты, увлекается историей и литературой, любит рисовать и играть на пианино. А еще Маша уже несколько лет ведет дневник. Но это дневник не для себя, а для всех. Читая его, можно многое понять и над многим задуматься.
Несколько страничек из дневника мы решили напечатать.
До отхода поезда — считанные минуты. Входим в вагон и сразу «прилипаем» к окнам. Там, на платформе, наши родители дают нам последние указания.
Поезд уже тронулся, а я все не верю, что через несколько дней буду за границей — в Германской Демократической Республике.
... В Москве я уже не первый раз. И каждый раз мечтала побывать в Мавзолее. Сегодня эта мечта осуществилась. Чем ближе подходим к Мавзолею, тем тише становятся голоса людей, а лица — задумчивей и строже. По гранитным ступеням спускаемся вниз. И вот наконец Траурный Красный зал, звенящая в ушах тишина, почетный караул и Ленин. Шли как во сне, не отрывая от него глаз...
...Утро какое-то нервное, суматошное. Снова в руках сумки и чемоданы. И снова — вокзал, где мы садимся в поезд. В тот самый, что довезет нас до Берлина.
Вечером приехали в Брест. В каждом купе разговоры о таможенном досмотре. Но что это такое, никто толком не знает. Наверное, будут проверять чемоданы.
Но наши вещи пограничников не заинтересовали. Проверили нас по списку и пошли в другой вагон.
Перед самой границей все толпимся у окон, волнуемся. Вот уже видны четыре большие буквы: СССР. Впереди, за ними, река, мост и территория Польши...
Завтракали в вагоне-ресторане. Кто-то сказал: «Завтрак — в Польше, а обед будет в Берлине». И правда — в два часа дня мы уже были на берлинском вокзале.
По случаю приезда нашего «Поезда дружбы» в Трептовпарке состоялся митинг. С волнением смотрю на знаменитый памятник советскому воину-освободителю. Конечно, я его видела не раз в книгах и на открытках, которые мне присылает Катрин — моя немецкая подруга.
...Проснулась от стука в дверь. Открыла глаза и увидела нашу Кильку (не знаю почему, но это прозвище нашей руководительнице очень даже подходит). «Сколько можно спать? Немедленно вставайте! Это же безобразие!»
Смотрим на нее и ничего не понимаем: у нас в запасе еще уйма времени. Но раз кричит, надо вставать, одеваться. Когда встали, выяснилось: вечером она забыла нас предупредить, что завтрак будет не в восемь, а без пятнадцати семь.
Гостиница, где мы живем, называется «Эгон Шутц», в честь пограничника, погибшего при охране границы с Западным Берлином.
Первая наша встреча с пионерами-тельманцами была во Дворце пионеров. Потом смотрели концерт художественной самодеятельности. И, конечно, не догадывались, что пройдет еще несколько минут — и мы сами будем выступать.
Дело было так. После концерта хозяева предложили нам пройти на второй этаж. И когда мы туда пришли, нас встретил какой-то странный косматый человек. Он сразу забегал, засуетился. Затем принес откуда-то ксилофон и предложил одному из нас сыграть на этом инструменте. Когда желающий нашелся, на сцене появились огромный барабан и тарелки. И снова на вопрос: «Кто хочет поиграть?» — быстро нашлись желающие. Короче, не прошло и пяти минут, как у каждого из нас был какой-нибудь неожиданный предмет. У одних — пищалка или колотушка. У других — звонок или трещотка. А у меня в руках оказалась обыкновенная стиральная доска. Играя, мы подняли такой невообразимый шум, что в двери начали заглядывать посторонние.
Наконец наш дирижер (это был руководитель кружка импровизации) поднял руку и попросил тишины: «Все карашо. Очин карашо! Но можна еще лютше». И он стал поочередно играть на каждом из этих инструментов, и каждый из них был по-своему музыкален. Даже «моя» стиральная доска могла быть радостной и печальной, тревожной и задумчивой.
...Сегодня были на смотровой площадке берлинской телебашни. Ее высоту легко запомнить — 365 метров. Столько же, сколько дней в году. Весь город виден как на ладони.
Потом ходили в зоопарк, где кормили травой маленького олененка и никак не могли сосчитать, сколько рыбешек может положить в свою «сумму» розовый пеликан. Хорошо, что звери и птицы живут здесь не в тесных клетках, а в просторных вольерах, среди живой природы.
Вечером, во время прогулки по городу, на одной из улиц увидели настоящего зайца. Устав от жары, он принимал у фонтана прохладный душ. Мы подошли совсем близко. Кто-то пошутил: «Ну, заяц, погоди!» Но заяц даже не обратил на нас внимания...
...Еще до поездки в Германскую Демократическую Республику мы знали, что будем жить в пионерском лагере имени Клемента Готвальда. И вот сегодня приехали в этот лагерь. В честь нашего приезда на линейке рядом с флагами Польши, Чехословакии, ФРГ и ГДР был поднят флаг Советского Союза.
После линейки размещаемся по своим домикам. Их здесь называют бунгалами.
...Перед обедом решили пойти купаться. У нас это время считается тихим часом, когда все обязаны лежать в кроватях. А здесь можешь играть в спортивные игры или заниматься чем тебе хочется.
...Ребята из Федеративной Республики Германии пригласили нас к себе на праздник. Когда пришли к их бунгалам, там уже собралось множество гостей. И все толпились возле столика, на котором были разложены краски: синие, зеленые, красные, желтые, черные. Каждый здесь мог стать цветным и даже разноцветным. У одного мальчика руки были черные, как у трубочиста, на лице красовались синие веснушки, а голова была красно-зеленой.
Стать цветными или разноцветными нам не захотелось, и мы пошли к следующему бунгало, на стене которого красовалась надпись: «Здесь вам сделают новые волосы!» У порога нас встретила маленькая черноволосая девочка. В руках у нее баночка с деньгами, за новые волосы надо заплатить 20 пфеннигов. Выяснив, что «новые волосы» есть нечто иное, как завивка и укладка, спокойно поворачиваемся и уходим. Отойдя на порядочное расстояние, дружно хохочем. Идя в гости, никто из нас не взял с собой денег. Пришлось искать более доступное развлечение. Нашли — пионерскую «свадьбу». «Жених» и «невеста» сидели за столом. Сперва им было предложено расписаться в большой толстой книге, после чего они обменялись кольцами. Желающих «жениться» или «выйти замуж» было много. И мы тоже стали в очередь. Почему бы не выйти замуж, если на свадьбе можно даже не целоваться? Но когда подошла наша очередь, Лиза сказала, что она передумала и хочет быть «невестой». Волей-неволей мне пришлось стать ее «мужем». На целых пять минут.
После «свадьбы» решили посмотреть еще одну игру. Смысл ее такой. Все встают в круг и поют: «Арам шим-шим. Арам шам-шам». А в это время по кругу с галстуком в руках бегает мальчик. Улучив удобный момент, он должен накинуть свой галстук на приглянувшуюся ему девочку и вытащить ее к себе. Потом они становятся спинами друг к другу и по команде окружающих поворачивают головы в одну сторону. Тут мальчик и должен «чмокнуть» в щеку свою «пленницу».
...День проходит за днем, а у меня все еще нет настоящей подруги из ГДР. И времени ее искать тоже нет. Все знают, что я прилично владею немецким, и с утра до вечера обращаются за помощью. Вот и получается — помогая знакомиться другим, сама не могу ни с кем познакомиться. У кого же я буду жить, когда кончится лагерная смена?
...Разговоры о любимых писателях и художниках очень часто ставят наших собеседников в тупик. Некоторые мальчишки и девчонки не имеют понятия даже о своих классиках. Спрашиваешь: «Кто автор „Фауста"? „Сикстинской мадонны"?» — «Не знаю». И нам самим приходится рассказывать о творчестве Гейне, Гете, Рафаэля.
...Горы Саксонской Швейцарии — настоящая сказка. Поднимаясь по лестнице, любуемся окрестными пейзажами. Посмотришь в ущелье, а там зеленый лес, словно подводный мир. Кажется, стоит туда шагнуть — и сразу начнешь парить, как эти пылинки в лучах солнца. И здесь, среди живописных гор, есть маленький театр под открытым небом. В этом театре мы смотрели «Винетоу» — спектакль об индейском вожде и его бледнолицем друге, которые борются за свободу и независимость.
...Вернулись из двухдневного похода. По тропе «Красных альпинистов» нам предстояло пройти 23 километра. Я никогда не ходила по горам и не знала, какое это увлекательное занятие. Когда с одной из вершин увидели Эльбу, я подумала, что это какая-то глиняная дорога. Признаков синего цвета не было и в помине. Ночь провели в туристском лагере. Здесь нам рассказывали о красных альпинистах. Эти люди печатали в горах листовки, которые призывали к борьбе с гитлеровским фашизмом.
...Сегодня в лагере праздник — день Советского Союзе. На большой поляне состоялся праздничный концерт, проводились различные игры и конкурсы. Я проводила конкурс «По Стране Советов». В нем было десять вопросов. Каждый, кто ответит на вопрос, получает жетон. У кого будет больше жетонов, тот и станет победителем.
Первый вопрос: «Столица СССР» — никаких затруднений у собравшихся не вызвал. Но уже на втором вопросе — «Что произошло в Советском Союзе 12 апреля 1961 года?» — многие начали «спотыкаться»:
— Родился Ленин!
— Образовалась пионерская организация!
— Победила Октябрьская революция!
Наконец один мальчик догадался:
— В этот день Юрий Гагарин полетел в космос!
Праздник продолжался несколько часов. Все были довольны — гости и хозяева. Гостям понравились наши игры и конкурсы. Но больше всего — чай с блинами.
...Вечером был прощальный костер. Зажечь его получили право самые активные пионеры. От нашего отряда мы выбрали Юлю. Без нее не обошлось ни одно лагерное мероприятие. Кроме того, она научила многих ребят играть на гитаре. А я — я который уже раз! — должна была произнести у костра речь на немецком языке.
...Еще одна экскурсия. На этот раз в маленький городок Пусниц. Когда мы подъезжали к этому городку, с ужасом вспомнили, что забыли в лагере сувениры. В Пуснице мы провели весь день: были в школе и детском саду, в старинном замке какого-то князя и на кондитерской фабрике. Она знаменита своими пряниками. Это всевозможные кренделя и разноцветные домики, дамы в роскошных платьях и рыцари в латах. Тесто для некоторых пряников готовят целых два года. Точнее, не готовят, а выдерживают в специальных чанах, где оно пропитывается особыми приправами.
Пряник, на котором написано: «Сладкий привет из Пусниц», я решила привезти в Ленинград.
Когда вернулись с экскурсии, начальник лагеря сообщил нам, что уже несколько часов нас ждут пионеры из соседнего села и наводят в наших бунгалах порядок. Такого мы не ожидали! «Как они могут там хозяйничать?» Прибежали в свои бунгала и увидели, что у каждого на постели сидит «пионер» — небольшая симпатичная кукла.
...Утром мы попрощались с лагерем и приехали в Дрезден.
Девочка, у которой я буду жить, живет в новом районе, в трехкомнатной квартире. Как только Яна привела меня к себе домой, ее мама накрыла праздничный стол и включила магнитофон. После обеда фрау Малис — так зовут Янину маму — показала мне комнату, где я буду спать, и просила меня не быть такой стеснительной. Потом несколько часов гуляли с Яной по городу. Кажется, я понравилась Яниным родителям. Фрау Малис очень заботлива и гостеприимна. За ужином, когда я намазала на булку тонкий слой масла, фрау Малис встревожилась: «Почему так мало мажешь? У вас, в Ленинграде, наверное, оно дорого стоит». Я рассмеялась: «Нет, не дорого. Просто я его не люблю и стараюсь есть как можно меньше».
...Наконец-то я побывала в известной на весь мир Дрезденской картинной галерее. В ней представлены лучшие произведения немецких и итальянских художников. Долго стояла у «Сикстинской мадонны» Рафаэля. Женщина, несущая на руках младенца, легко ступает по облакам. В ее взгляде — любовь и затаенная грусть за сына. Сколько веков длится на Земле этот праздник — праздник любви и материнства, который подарил людям Рафаэль!
После встречи с мадонной не хочется писать ни о детской железной дороге, ни о «Музее Карла Мая». Конечно, Карл Май — великий этнограф и путешественник. Ему удалось собрать отличную коллекцию предметов домашнего обихода, одежды и оружия индейских племен. Но мадонна — это мадонна.
У выхода из музея меня встретила Яна. Как только ее увидела, сразу подумала: «Хождение по музеям кончилось. Пора собирать вещи и готовиться к отъезду домой...»
...И вот — все позади. Мост и река, где на берегу я снова увидела четыре знакомые буквы — СССР.
Здравствуй, Ленинград. Здравствуй, мама.
Медленно идем по перрону. Мама говорит: «Ну что, путешественница? Ты, кажется, даже не соскучилась. Почему молчишь?» Отвечаю: «Нет, мама, я очень соскучилась. Но сейчас я должна отдышаться и собраться с духом. А рассказывать я буду долго-долго, обо всем, что увидела и услышала».


Ескен ЕЛУБАЕВ

ЧТО Я ПОНЯЛ
Проснулся,
Умылся,
Поел
И с мячом
На улицу вышел,
Веселый причем!
Вокруг огляделся —
Не видно ребят:
В такое-то утро
Они еще спят!
Ну, думаю, ладно!
К Асану бегу,
Кричу:
— Выходи!
А в ответ:
— Не могу!
— Ты что — заболел? —
Задаю я вопрос.
— Да нет!
Собираемся
На сенокос!
К Усену иду,
Подаю ему знак.
Он вышел на свист:
— Не могу я никак!
— Ты что?! — говорю.
А Усен:
— Не кричи!
Саман1 замесил,
Буду лить кирпичи.
Совсем у меня
Настроенье не то:
Кого ни зову —
Не выходит никто!
Тому надо сено
Сложить на чердак.
А этот — рубанком
Строгает, чудак!
Отец Турсункула,
Увидев меня:
— Бездельник! — сказал, —
И не стой у плетня!
Людей отвлекаешь!
С лентяем таким
Несладко родителям,
Видно, твоим!
Краснел я,
В руках перекатывал
Мяч,
Как будто бы стал он,
Как уголь, горяч.
И улица наша
Была так пуста,
Что я провалиться
Готов со стыда!
Да-да!
Потому-то
И пусто на ней,
Чтоб каждый бездельник
Был людям видней!

1 Саман — смесь из глины и соломы.

ПЯТЕРКА И ДВОЙКА
Как пятерку он получит —
Так мальчишку не узнать.
И уроков он не учит,
И не слушается мать.
На кино попросит денег,
Опоздает без причин:
— Я же все же не бездельник!
Я ж пятерку получил!
И в курятник не заглянет,
И овец не напоит.
Поздно ляжет, поздно встанет,
На ходу до школы спит.
А как двойку он получит —
Все как раз наоборот:
То, гляди, уроки учит,
Двор на совесть приберет.
То насыплет курам проса,
То наколет кучу дров,
То очистит от навоза
Помещенье для коров.
Не нарадуется мама —
Исправляется Назым.
Как пятерка — горе прямо!
А как двойка — ай да сын!

КУДА ПРОПАЛ АППЕТИТ
Сено жевать
Коровенка не стала,
Лошадь пила,
А теперь перестала,
Куры клевать
Не желают пшеницу,
Кот на сметану
Брезгливо косится,
Даже на косточку
Пес не глядит.
Что же случилось,
Скажите на милость,
Что же случилось?
Пропал аппетит!
Вот он, смотрите,
Неряха стоит,
Тот, кто похитил
У всех аппетит:
В саже лицо,
Перемазан живот,
Хлюпает носом
И палец сосет!

Перевел с казахского Юрий КУШАК
Рисунок К. Почтенной


МАЛЕНЬКАЯ ПРОЛЕТАРКА

Ее фотографию я увидел на стенде пряженской районной газеты «Ленинское знамя», среди лучших рабочих и сельских корреспондентов. Взгляд внимательных глаз пожилой женщины был добрым и теплым.
— Большая наша помощница, — сказал кто-то из сотрудников редакции. — Ее знал Ленин...
Вот что писал об этом сам Владимир Ильич в работе «Удержат ли большевики государственную власть?».
«После июльских дней мне довелось, благодаря особенно заботливому вниманию, которым меня почтило правительство Керенского, уйти в подполье. Прятал нашего брата, конечно, рабочий. В далеком рабочем предместье Питера, в маленькой рабочей квартире подают обед. Хозяйка приносит хлеб. Хозяин говорит: «Смотри-ка, какой прекрасный хлеб. «Они» не смеют теперь, небось, давать дурного хлеба. Мы забыли было и думать, что могут дать в Питере хороший хлеб».
Меня поразила эта классовая оценка июльских дней».
Тем человеком был токарь петроградского завода «Айваз» Эмиль Георгиевич Кальске — отец хозяйки дома, в котором я находился.
— Рауха Эмильевна, — обращаюсь к ней, — а из чего видно, что в статье говорится о вашем отце? Ведь здесь не названо его имя.
— В целях конспирации Владимир Ильич и не мог назвать никаких имен. Но исследователи его биографии, сопоставив множество фактов, пришли к выводу: речь идет о моих родителях, живших на окраине Петрограда, на Выборгском шоссе. Дом этот сохранился, несколько лет назад я там была, на нем установлена мемориальная доска.
Трудно представить, какое мужество, какая изобретательность потребовались от этих людей. Ведь ни на один час не прекращались поиски Ильича, «за голову которого буржуазия ничего не пожалела бы и за укрывательство которого никого не пощадила бы». Так сказал о том страшном времени А. Шотман — связной Владимира Ильича. Вот только одна подробность: пятьдесят офицеров «ударного батальона» поклялись или найти Ленина или умереть.
Уже взрослой Рауха Эмильевна Кальске записала со слов отца его рассказ о встрече с Лениным:
«Эйно Рахья спросил, знаком ли мне этот товарищ. Я вгляделся в улыбающееся лицо моего гостя. Так как он был в шаге от меня, нетрудно было заметить, что растрепанная прическа не что иное, как искусный парик.
— Нет, — сказал я, — этот товарищ незнаком мне.
— Тогда знакомься, — ответил Рахья, — это Ленин!
— Вы совсем не похожи на того Ленина, каким выглядите на фотокарточках, распространенных юнкерами, — сказал я гостю. Он весело заметил, что сам себя перестал узнавать в этом обличье.
Когда мы сели пить чай, Владимир Ильич подробно расспрашивал меня о жизни рабочих «Айваза». Меня удивило, что Ильича интересовали даже мелочи из нашей жизни...»
— Утром я услышала голоса в соседней комнате, — рассказывает Рауха Эмильевна, — и побежала туда. Там увидела дядю Эйно — Рахья был нашим родственником, я его очень любила, — подошла к нему и спрашиваю, что он мне привез. Он ответил: «Ничего, привезу в другой раз». Второй дядя, незнакомый, сидевший на стуле, сказал: «А у меня есть шоколадка, иди сюда, познакомимся. Ты кто такая?» — «Пролетарочка», — ответила я. В те годы в рабочих семьях постоянно звучало слово «пролетарий». Владимиру Ильичу это очень понравилось, он звонко рассмеялся и посадил меня на колени, дал маленькую шоколадку. Думаю, мой ответ развеселил нашего гостя еще и потому, что я не выговаривала букву «р». Ведь мне было всего три года.
— Как же тогда вы запомнили этот разговор?
— Конечно, я его не запомнила. Только помню, как убежала на кухню и там съела шоколадку. Обо всем другом мне рассказывал отец, когда я выросла.
Поздно вечером 9 августа Ленин в сопровождении своих связных Э. Рахья и А. Шотмана ушел из дома Кальске. Вскоре он поднялся на паровоз № 293, в кабину машиниста Г. Ялава, и под видом кочегара пересек финляндскую границу...
— Отец очень тепло вспоминал эту встречу с великим вождем, — рассказывает Рауха Эмильевна. — Владимир Ильич был у нас и еще один раз — в октябре, когда возвращался из Финляндии на том же паровозе № 293. В этом вот сборнике — «С Лениным вместе» — помещены воспоминания отца...
Беру из рук Раухи Эмильевны книгу, читаю:
«В конце сентября т. Рахья сообщил мне день и час приезда В. И. Ленина и просил, чтобы я встретил его на станции Удельная. В назначенное время я был на станции, и когда подходил поезд, я увидел на паровозе т. Ленина. Поздоровавшись с ним и с т. Рахья, мы направились в мою квартиру, а через час Ленин перебрался на другую квартиру...»
— От нас, — говорит Рауха Эмильевна, — Владимир Ильич ушел на Сердобольскую, к Маргарите Васильевне Фофановой, а оттуда — в Смольный...
Как же сложилась жизнь Эмиля Георгиевича Кальске дальше? Он красногвардеец, участвовал в штурме Зимнего дворца. В первые месяцы Советской власти работал в Петроградском революционном трибунале, затем секретарем Российского бюро ЦК Финской компартии, а позже находился на партийной и советской работе в Карелии.
— В восемнадцатом и девятнадцатом годах при командировках в Москву отцу по служебным делам приходилось обращаться к Ленину, — рассказывает Рауха Эмильевна. — Каждый раз Владимир Ильич проявлял исключительную чуткость и внимание. Наряду с деловыми вопросами интересовался и жизнью нашей семьи. Он уже знал, что умерла моя мама, выразил папе соболезнование и спросил: «А как маленькая пролетарка живет?»
Свою жизнь Рауха Эмильевна Кальске посвятила воспитанию детей. Была учителем, директором школы, инспектором роно... И постоянно собирала материалы о Ленине.
Уже много лет Рауха Эмильевна руководит поисковой группой «Красная гвоздика», созданной при ленинском зале Пряженской средней школы имени Героя Советского Союза М. Мелентьевой.
— Мария Мелентьева, — поясняет моя собеседница, — была партизанкой. Ее, восемнадцатилетнюю, расстреляли оккупанты. В доме родителей Марии создан ее музей, я долгое время работала там. Ведь я помню Марию еще девочкой, в тридцать четвертом году была ее пионервожатой.
Слушал Рауху Эмильевну и думал о том, как спрессовано время, как прочны связи поколений. Дочь героев Октября стала воспитателем героев Великой Отечественной войны, а теперь на примере тех и других воспитывает новое поколение в духе верности идеям Октября.
А. КУБАРЕВ
Рисунки А. Лямина

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz