каморка папыВлада
журнал Костёр 1988-02 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 16.09.2019, 13:08

скачать журнал

страница следующая ->

КОСТЁР
2 ФЕВРАЛЬ 1988

КОСТЁР
2
ФЕВРАЛЬ
1988
Ежемесячный журнал ЦК ВЛКСМ

ЖУРНАЛ ПЕЧАТАЕТ:
Комиссар Невельского полка очерк В. Суслова 1
Урманские гости повесть М. Семеновой 3
Стихи Н. Егорова 11
Делегаты слета принимают решение репортаж С. Цымбаленко 12
Барабан 14
Новая рубрика — «Знак вопроса» 18
Мастер механического искусства очерк Ж. Яновской 21
Наш дом очерк В. Соловьева 24
Хозяева острова Кинг-Джордж заметка М. Киселева 26
Стихи твоих ровесников 27
Зеленые страницы 28
Киноклуб 30
Хлеб великанов сказка М. Дюричковой 32
Беседы о музыке 34
Загадка любви рассказ Н. Федорова 36
Мир, в котором мы живем 40
Морская газета 42
Веселый звонок 44
Стихи Л. Фадеевой 46

На обложке рисунок В. Лебедева


КОМИССАРЫ НЕВЕЛЬСКОГО ПОЛКА
В. Суслов

Есть в Ленинграде на Выборгской стороне две старые улицы. Одна из них когда-то называлась Симбирской, другая — проспектом Безбородкинским. В честь графа Кушелева-Безбородко, чьи земли простирались от Невы далеко за этот самый проспект. Одну улицу от другой отделяли два небольших поворота: влево да вправо. Если этот зигзаг у небольшого сквера не принимать во внимание, то одна улица как бы продолжала другую.
Сейчас эти улицы носят другие имена. Не захотела Выборгская сторона сохранять имя барина-графа, назвала проспект именем рабочего паренька Саши Кондратьева.
Они лежат рядом: улица Комсомола и Кондратьевский проспект. А в зеленом скверике возле зигзага стоит памятник молодому комиссару гражданской войны Александру Кондратьеву. Комиссар на нем в бронзовую кожанку одет, на боку — кобура с маузером.
Ох и мечтал же когда-то Саша об этой кожанке, об этом маузере!..
Никак ему без них нельзя было. Без кожанки Сашу и замечать-то никто не хотел, не то что слушать. А ему надо было каждый день с буржуями воевать.
Еще весной 1918 года он, активист Социалистического союза молодежи, подал заявление о приеме в партию большевиков. И хотя молод был — восемнадцати еще не исполнилось, — в партию Кондратьева приняли. И поручили серьезное дело: работать в рабоче-крестьянской милиции, бороться с контрой, помогать переселению рабочих из подвалов в хозяйские дома.
Не просто это было. Придут рабочие с ордером своего заводского комитета, а хозяева перед ними двери на засов: знать, мол, ничего не знаем, бумажки ваши — нам не указ!
Тут-то и появлялся Саша Кондратьев.
— Именем народной власти — отпирай! — требовал. — Ишь, прихвостни буржуйские! Позапирались! Не желаете с пролетариатом жить? Можем предоставить место на «Спициной даче».
Хозяева сразу мрачнеют, рабочие хохочут. «Спицину дачу» тогда знали все. Была такая на Тимофеевской улице хибара из двух комнат, «Дачей» ее в насмешку прозвали, а может, с горя, от беспросветной нужды рабочей. Жило в ней более тридцати человек. Каждое место на двоих приходилось, пока один работает — другой спит.
Только не всегда дело смехом кончалось. Посмотрит иной домовладелец на Кондратьева — и за топор: «А ну сгинь отседова! Молод еще распоряжаться тут!..»
Конечно, без кожанки какая у Саши солидность?
Сжалился над ним начальник отделения, отдал свою старую потертую кожанку. В автомобильном отделе Красной Армии Саша еще портупею выпросил, кожаную фуражку со звездочкой.
И верно — другим стал. Контра сразу на него внимание обратила: два раза в Сашу стреляли из-за угла. А Саше и ответить нечем...
Снова пошел к начальнику милиции:
— Дайте какой-нибудь револьвер.
Дали наган.
— А маузера нету? — спросил на всякий случай.
Маузера не нашлось.
Ну да хоть наган есть! С ним спокойнее.
Время-то крутое шло, тревожное. На молодую Страну Советов со всех сторон враги лезли: с запада — немцы, с юга — французы, с севера — англичане с американцами. Белый адмирал Колчак двигался из-за Урала и Волге. Сколько же своих друзей проводил Саша на разные фронты!
Саша пошел в райвоенкомат. Вытянулся в струнку перед военкомом.
— Желаю вступить добровольцем в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Посмотрел на него военком — улыбнулся, документы почитал, погрустнел.
— Не могу, — говорит, — не имею права. Исполнится восемнадцать — тогда приходи.
— Так всего несколько месяцев осталось, — насупился Саша
— Стало быть, и ждать недолго. — подвел итог военком.
Ждать... Как это ждать, когда товарищи дерутся?! И часа не прошло — пожаловал Саша на Симбирскую, 22, — в Совет рабочих депутатов Выборгского района.
— Требую содействия, — говорит,
— Требуешь? И какого же?
— Прикажите военному зачислить меня в армию.
— Не берет?
— Не берет.
— Правильно делает. Тебе же восемнадцати нет?
— Да что вам дались эти восемнадцать?! — взорвался Саша. — Я большевик или нет? Вы же мне сами партбилет вручали. А раз большевик, сколько лет — не играет роли. Он — солдат партии. Значит, и я солдат.
Добился-таки своего Кондратьев: отправили его в Москву, в распоряжение Реввоенсовета республики. Там опять с возрастом заминка вышла, но опять Саша своего добился: получил назначение ехать на Восточный фронт комиссаром 235-го Невельского полка.
Вскоре в лихой разведке отличился. Где-то под Казанью пробрался он с несколькими бойцами в тыл к белым. Ползли долго. Полверсты, поди, на животе пропахали. Зато и вышли — прямо на пулемет. С тыла. Беляки, разумеется, отсюда их не ожидали. Строчат по нашим наступающим цепям, не оглядываются. Саша знак рукой подал — навалились на беляков неожиданно, перебили, а пулемет — новенький «максим» — к себе увезли.
— Ай да подарочек! — обрадовался командир полка. — Ну что ж, комиссар, за такое боевое дело и ты подарок держи! — И протянул Саше маузер в деревянной кобуре.
Когда шел бой, комиссара Кондратьева надо было искать только в первых цепях. По тылам не околачивался, Сам бойцов в атаку вел. За что и пользовался их большим уважением.
Наступила осень. Поля, дороги развезло так, что телеги проваливались по ступицу, ноги вязли, каждый шаг давался с трудом. Но полк все-таки шел вперед, гнал колчаковцев к Уралу.
10 октября 1918 года под Бугульмой белоказачий отряд отрезал от полка группу красноармейцев. В ней оказался и комиссар Кондратьев. Попытались было прорваться через кольцо — не получилось. Больно уж много было белых.
— Что ж, — сказал комиссар, — будем драться до последнего патрона. Занять круговую оборону!
Патронов было мало. Поэтому огонь вели только прицельный: чтобы наверняка. Казаки накатывались волнами. Под меткими выстрелами пятились обратно, теряя своих в сыром поле. Но и красноармейские ряды редели. В пулемете, за которым лежал Саша, оставалась последняя лента. Вскоре и она кончилась. Саша из пулемета замок вытащил, разобрал его быстренько, разбросал железки по кустам. Вытащив из кобуры заветный маузер, притаился за бугорком, пересчитал в маузере патроны: четыре. И тут же услышал:
— Этого, в кожанке, взять живым!..
Саша выстрелил на голос. В ответ донесся стон. Значит, не промахнулся. И еще три патрона в маузере!
Всего три...
Молчит Сашин маузер. Казаки все ближе.
— Да без патронов он! — вскочил на ноги какой-то бородатый. И свалился на землю. Уже навеки.
— Сдавайся! — пронеслось над полем.
«Рано», — прикинул Саша. Еще один патрон можно по врагам разрядить.
Остался последний...
И снова крик:
— Сдавайся! Куда тебе деваться?
И тут Саша встал во весь рост. Казаки тоже встали, ждут, когда он маузер бросит, поднимет вверх руки.
— Большевики не сдаются! — прокричал Саша.
И снова грохнул выстрел, не дал осечки. Последний патрон Саша оставил для себя.
Когда подошли основные силы полка и прогнали белоказаков. Сашу нашли на месте его последнего боя. Он лежал, глядя в небо широко открытыми глазами.
Далеко от Бугульмы до Петрограда. Но бойцы Невельского полка постановили: похоронить комиссара на его родной Выборгской стороне. Тело Саши доставили в Петроград. А немного спустя донеслась до полка весть: их комиссар Александр Кондратьев награжден только что утвержденным первым орденом Советской Республики — орденом Красного Знамени.


НИКОЛАЙ ЕГОРОВ

ДОБРОВОЛЕЦ
Тревожной ночью
Фронтовою
Добрался до передовой
И с атакующей братвою
Скатился в омут огневой.
Кричал.
Стрелял.
Но через сутки
Неумолимый старшина
На уходящей в тыл попутке
Отправил с фронта пацана.
Вдогонку крикнул: «Салажонок,
Смотри не вздумай удирать!»
И начала среди воронок
Попутка прыгать
И вилять.
Она металась под бомбежкой,
Ушла на Ладоге ко дну,
А он знакомою дорожкой
Опять явился на войну.

НА РАССВЕТЕ
Осенний лист вальсирует,
Снижается к волне.
Речной рубеж форсирует
Парнишка на бревне.
Струится струйка алая
Плывущему во след.
Погоня запоздалая
Шлет пули в белый свет.
За школьный вальс,
растоптанный
Фашистским сапогом,
Войной уже потрепанный,
Он счеты вел с врагом.
Нырнуло тихо бревнышко
В осоку с пареньком,
И заиграло солнышко
Волнистым плавником.

РЯБИНА
Пули не притормозили,
Паренек не сбавил бег,
И они его сразили
В тихо падающий снег.
Не ходил он к партизанам
За опасный перевал.
Он рябины по полянам
За околицей нарвал.
И бежал,
Как с флагом,
С нею
Вдоль поселка своего.
Полицаи, сатанея,
Дали очередь в него.
Окропила снег рябина,
Ало гроздьями горя.
В сорок первом это было,
В день седьмого ноября.

Рисунки О. Недзвецкой


Пионеры восьмидесятых

Делегаты съезда принимают решение.

«По-моему, самое главное — дать пионерам больше свободы, не принуждать, не навязывать своего мнения. Это ведь наша организация» (Оксана Акулецкая, г. Витебск).
«Сейчас за нас все делают учителя, а завтра, когда станем взрослыми?» (Люба Герасимова, г. Магнитогорск).
Это строки из писем, которые пришли в Центральный Совет Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. Накануне IX Всесоюзного слета пионеров была объявлена общепионерская дискуссия, чтобы каждый мог сказать, какой должна быть его организация, что для этого нужно сделать.
«Я буду следить за работой слета. Он интересует меня не с парадной, а с деловой стороны», — написал Юра Лоскутов из Красноярска.
Давайте и мы заглянем на слет не с парадной стороны. Главной его задачей было выработать такое решение, которое помогло бы пионерской организации стать более самостоятельной и боевой. Как оно рождалось?
В отряде дружины «Янтарная», где я оказался, все началось с обычных отчетов, как будто мальчишки и девчонки собрались похвастать горами собранного металлолома или макулатуры да заодно пожаловаться, что это ценное сырье плохо вывозится. Потом вспомнили и про учителей, которые буквально «не дают жизни» пионерам.
— Стойте, разве за этим мы собрались в Артек? — спохватился кто-то из делегатов. — Ребята, которые нас послали на слет, ждут ответов на многие трудные вопросы. Так давайте думать и искать.
— Нужны конкретные дела. Не бесполезные, конечно, — сказала Аня Архипова из Ленинграда.
— Разведка пионерских дел! (Таня Петренко из Харькова).
Кто-то предложил: организовать бюро по трудоустройству пионеров при райкомах комсомола. И принимать на работу мальчишек и девчонок с 10 лет.
Такие дискуссии проходили в каждом отряде. Высказался каждый из 3700 делегатов.
— Я живу в Иваново, так вот при фабрике «Красная Талка» есть наш комбинат, где ребята работают с шестого класса (Маша Кислакова из дружины «Хрустальная»).
— Мне кажется, что мы путаем производительный труд с пионерским предприятием (Лариса Мартынова, Курск). Производительный труд это тот же урок, где главные на нем все равно взрослые. У нас работает пионерский завод, который выпускает циркули. Там все делают сами ребята: заключают договора с организациями, распределяют работу, распоряжаются деньгами...
На то и дискуссия, чтобы обсудить разные мнения и прийти к общему решению.
— Я считаю, что Всесоюзный марш юных ленинцев не нужен. Его маршруты просто повторяют Законы пионеров. Получается, что мы сами в своих делах не в состоянии разобраться, что нам обязательно нужна подсказка. (Эдик Кедык из Белоруссии).
После окончания дискуссий в отрядах и дружинах все самые важные и ценные предложения были собраны в общеартековский дискуссионный центр, из них составили проект решения слета.
А дальше было так. Дружина «Янтарная» не согласилась с этим проектом и выдвинула свои пункты, которые отстаивала на заключительной линейке. Мальчишки и девчонки добились того, что многие их поправки были учтены в окончательном тексте решения.
Больше всего споров на слете возникло о разновозрастных отрядах, которые предлагалось создавать вместо отрядов-классов. Не случайно в решении появился об этом специальный раздел.
Ленинградец Иван Соловьев работал в штабе дружины «Озерная».
— Я дружу с двумя братьями-четвероклассниками: Эдиком и Максимом Новиковыми. Учу их играть на барабане. Смешные они. Во время проведения «Зарницы» я подтянулся 26 раз, братья прибежали в пионерскую и стали наперебой говорить, что меня надо принимать в комсомол, раз такой сильный. Они радуются моим, а я их успехам. И мы огорчаемся, когда кому-то из нас плохо, приходим на помощь друг другу. Вот почему я за отряды, где старшие и младшие связаны общей жизнью, делом.
Чтобы проверить свою точку зрения, Иван специально разыскал первого заместителя председателя Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации Лидию Николаевну Тимофееву и осудил с ней конкретный план периода своей дружины на разновозрастные отряды. Он не просто говорил, а начал действовать.
У москвички Кати Солягиной тоже свое мнение:
— Хоть я и не сторонница таких отрядов, но я за то, чтобы пробовать новое.
Так в спорах, столкновении мнений рождалось решение слета. Находить и оценивать самое главное, обмениваться идеями слету помогал пионерский пресс-центр. Юнкоры центральных и областных пионерских изданий, радио, телевидения и их помощники выпускали ежедневно стенную и радиогазеты, организовали агитбригаду, которая выступила во всех дружинах Артека.
Если вы внимательно перечитаете решение IX Всесоюзного слета пионеров, то увидите результаты этих споров, работу делегатов и участников. Обратите внимание на слова:
«Слет одобряет итоги общепионерской дискуссии и считает, что надо и в дальнейшем проводить дискуссии для обсуждения важных для всех пионеров проблем».
Готовы ли вы к этому, в своем отряде, дружине, городе, районе?
Какой быть пионерской организации — теперь зависит от каждого.
С. Цымбаленко


БАРАБАН № 2

журнал юнкоров печатает твои заметки, стихи, рисунки

СЛУШАЙТЕ ВСЕ!
В январе 1918 года Совнарком принял декреты о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Красного Флота. 22 февраля вышло ленинское воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!». Началась массовая запись добровольцев в Красную Армию.
Так написано в учебнике истории СССР. Что стоит за этими строчками! Какие люди! Чьи судьбы! Об этом рассказывают юные историки Ленинграда.

Военный билет № 283
В нашем школьном музее хранится папаха героя гражданской войны А. А. Самойло, командующего 6-й армией Северного фронта. Уже больше 20 лет наша школа собирает материалы о боевых действиях этой армии. Папаху командира нам подарил его друг и соратник комиссар штаба 6-й армии товарищ Кучеров.
Мы очень рады, что довелось познакомиться с ним. Ведь этот человек — живая история Красной Армии, Советских Вооруженных Сил.
Родился Кучеров в конце прошлого века. Юношей работал на заводе «Айваз» в Петрограде. В сентябре 1917 года вступил в партию большевиков. В дни Октября охранял Смольный. Потом его командировали на фронт под Ригу, чтобы проводил агитацию среди солдат старой армии. В 1918-м он одним из первых вступил в Красную Армию.
Сначала не было красноармейских книжек и выдавали первым красным бойцам специальные билеты. Копию такого билета (№ 283) Кучеров подарил нам.
После гражданской Кучеров учился в Военно-технической академии, участвовал в сражениях Великой Отечественной войны и после победы продолжал служить в рядах Советской Армии, передавая свой опыт молодым воинам.
На весенних каникулах готовимся поехать в Вологду, где располагался штаб 6-й армии.
Наташа Рыжикова,
председатель совета музея.
Света Гирдюк,
старший экскурсовод
497-я школа

Солдат Октября
Одна из улиц и площадь Петродворца носят имя Аврова. К сожалению, написано об Аврове мало, а ведь он похоронен на Марсовом поле.
Нам удалось познакомиться с братом Дмитрия Николаевича, который передал нам копии документов и фотографий, свои воспоминания.
Родина Аврова — село Липовка Ардатовского уезда Симбирской губернии. В наследство от деда Мите досталась скрипка, на которой он сам выучился играть. Со скрипкой не расставался до конца своих дней, но музыкантом не стал. Он мечтал стать врачом и поступил в петербургский психоневрологический институт, который тогда возглавлял всемирно известный ученый Бехтерев.
В 1914 году началась мировая война. Дмитрия Николаевича отправили учиться в школу прапорщиков. Через год Авров уже на фронте.
Когда грянула Февральская революция, штабс-капитана Аврова солдаты избирают в полковой комитет: свой ведь, из крестьян.
Осень 1919 года. В опасности Красный Петроград. Белогвардейские части Юденича у Пулковских высот. Реввоенсовет республики назначает Аврова комендантом Петроградского укрепленного района.
Сражение у Пулковских высот закончилось победой красных воинов, и в этом была огромная заслуга Аврова. Его адъютант Н. С. Николаев писал: «Имя его становилось легендарным, оказывало магическое действие в решении сложных вопросов обороны. Для Аврова не существовало непреодолимых препятствий, но не все знали, какое адское напряжение выдерживал 29-летний начальник обороны, сутками лишенный возможности соснуть 2—3 часа...»
Оля Маркова,
Аня Поломская,
красные следопыты 412-й школы

Такой, каким мы его любим
Слышали, что в Ленинграде есть памятник Чапаеву. На другом конце города, где-то на Выборгской стороне. Решили поехать посмотреть.
Вышли из метро «Политехническая», стали расспрашивать прохожих — никто не знает. Неужели все вокруг приезжие?
Наконец нашли — на Тихорецком проспекте, неподалеку от Военной академии связи. Чапаев оказался точь-в-точь таким, каким мы его представляем и любим. На неудержимом коне, с шашкой наголо, рядом бойцы в стремительной атаке.
Но еще поразительнее история памятника. Он был открыт зимой 1943 года! В блокадном Ленинграде! Чапаев встал рядом с жителями сражающегося города.
Наташа Данченкова,
Настя Огурцова,
7-б класс, 27-я школа

Улицы славы
В Петрограде были улицы, имевшие названия рот. В 1923 году они были переименованы в честь Красной Армии — в Красноармейские. В Ленинском районе их двенадцать.
Есть Красноармейские улицы в Невском и Красносельском районах. А в Смольнинском есть улица Красной Конницы. Ведь в период гражданской войны конница была одним из главных военных подразделений.
Красные следопыты
4-а класса 138-й школы

Семейный архив
Все поколения нашей семьи тесно связаны с Красной Армией. Дядя моей бабушки в годы гражданской войны сражался в авиации. Тогда это была редкая военная специальность.
Бабушкин младший брат ушел на фронт в 1942-м. Он защищал Ленинград и погиб на Синявинских высотах. Ему было 19 лет. Звали Костей, как и меня.
Мой дедушка во время войны с фашистами воевал на 1-м Белорусском фронте. Участвовал в освобождении Варшавы и брал Берлин. У бабушки бережно хранятся его боевые награды, фронтовые письма, фотографии и даже вещи, в которых он вернулся с войны.
Костя Козлов,
3-а класс, 105-я школа

МУСТАНГ-ИНОХОДЕЦ Валя Арасланова, Красноярск.

ПИОНЕРЫ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ
Кондитерские изделия на любой вкус покупают жители села имени Полины Осипенко Хабаровского края. Сладкую продукцию пекут юные кулинары школьной кондитерской «Ромашка».
Ребята из заполярной Дудинки стали участниками выставок в зарубежных портах. Экспозиция «Рисуют дети Таймыра» открылась на советском судне «Гижига», совершающем рейсы а разных широтах Мирового океана.
Бахтияр Султанов и Бисенбай Утамбетов из поселка Караузяк Каракалпакской АССР награждены медалью «За отвагу на пожаре». Мужественные школьники вынесли из горящего дома троих малышей.

НАШ КИД
Хочу рассказать про случай, который произошел недавно в нашем классе. Председатель совета отряда раздавала адреса для переписки со школьниками зарубежных социалистических стран.
Саша спросил у Андрея:
— Ты будешь брать адрес?
— Да! Ведь марки будут присылать! — ответил Андрей.
А я спросила у него:
— Ты только из-за марок будешь переписываться?
— А из-за чего же еще? — удивленно спросил он.
Конечно, не все переписываются только из-за корысти — чтобы получить марки, открытки. Большинство ребят хочет узнать больше о жизни наших ровесников за рубежом. Что они делают? Как отдыхают? О чем мечтают, к чему стремятся? Мы им тоже рассказываем о нашей жизни, о пионерских делах. И стыдно за тех ребят, которых ничто это не интересует.
Катя Верченова,
6 класс,
школа № 22.
Куйбышев

Где работать школьнику
В начале учебного годе нам объявили, что мы будем работать на почте. Нашему классу предложили быть телеграфистами.
Когда я в первый раз пришла на телеграфный пункт, меня поразило множество аппаратов. А я представляла телеграф не так: думала сидит телеграфист в наушниках и выстукивает «морзянку». Но оказалось, что принимают и передают текст машины.
Сначала мы только разносили телеграммы. Но не думайте, что это скучное занятие. Иногда несешь телеграмму с поздравлением и сама радуешься. Но бывают в телеграммах и плохие известия. Их несешь с неохотой. Чувствуешь себя виноватой в чем-то.
Больше всего нам нравится общение с людьми. За время работы мы приобрели много новых, хороших знакомых.
Мы уже научились отправлять телеграммы. Умные машины легко подчиняются нам, и работа приносит только радость.
Оля Вялеева,
пос. Пораньга
Марийской АССР

Спасайтесь: мальчишки!
У мальчишек нашей школы новая мода — брызгаться из самодельных брызгалок. Причем не только на переменах, но даже на уроках. А ребята из 6-а брызгают даже в учителей. Классный руководитель 6-а забрала у всех мальчишек «оружие», а потом раздала его родителем на собрании. Но ведь не только учителя, а сами ребята должны бороться с дурными поступками своих одноклассников, а они молча проходят мимо: «Лишь бы меня не облили». Бывает — с ног до головы обольют, а что делать — не знаешь. Ведь девочке у мальчика брызгалку не отнять!
Мария Кузнецова.
6 класс, Миасс

„БАРАБАН " бьет тревогу!
Нашей школе всего шесть лет. Но посмотрели бы вы, во что она превратилась! Линолеум, сколько бы мы его ни скребли лезвиями и наждаком, все равно из желтого превратился в черно-красный. Потолок в аварийном состоянии. Однажды на уроке алгебры от потолка отвалился здоровый кусок штукатурки... Парты и стулья исписаны.
...Рядом построили новую школу. Из классного окна видно, как она блестит на солнце стеклами окон. Как не хочется, чтобы она стала такой же, как наша.
Игорь Федюкин,
6-а класс,
школа № 748.
Москва

Мир, в котором мы живем

ФОТОКОНКУРС

ГАМБИТ
Чермен Кокоев, Грузинская ССР
ПИСЬМО ИЗ ДОМА
Виталий Смолич, Минская область
НАС ВОДОЙ НЕ РАЗОЛЬЕШЬ
Дима Пономарев, Прокопьевск

Сбор при свечах
В классе царила атмосфера враждебности. И не только между мальчиками, но и между девочками. Мы разделились на группки, соперничая во всем друг с другом, сплетничали. А ведь нам еще учиться вместе 5 лет, работать каждое лето в колхозе, а без дружбы и взаимопомощи разве можно жить и трудиться? Но потом кто-то предложил провести откровенный разговор при свечах, как это делают в «Орленке». И вот мы сидим в тесном кругу, горят свечи, мы говорим друг о друге все, что думаем. Никто не кривит душой, не говорит красивых слов, которые никогда не превращаются в дело. Все говорят честно, открыто не только о других, но и о себе.
Но одного откровенного разговора недостаточно, чтобы уничтожить все злое, что накопилось и осело в наших сердцах за это время. «Побольше бы таких разговоров!» — говорят мальчишки.
Если мы не забудем все, что говорили, то, может быть, сможем стать настоящим отрядом, в котором царит дружба, взаимопонимание и взаимопомощь.
Наташа Бердникова.
6-в класс
школа № 48, Владивосток

ЗИМНЯЯ ПРОГУЛКА
Оксана Рокщектаева, Кемеровская область


Литературная страничка

Лена Ухова живет в городе Вятские Поляны Кировской области. Лена сочинила сказку, которая называется

СОЛНЕЧНАЯ БЕЛКА
Однажды Павлик заболел, и мама сидела с ним целыми днями. Наконец мальчику стало лучше. Наступил день, когда Павлик остался дома один.
Он лежал в своей постели, когда от окна вдруг отделилось солнечное пятно и село на тумбочку. «Солнечный зайчик!»— улыбнулся Павлик.
— Да не зайчик я, а белка! — раздался вдруг голосок. Павлик посмотрел и засмеялся: на кровати сидела маленькая огненно-рыжая белочка.
— Солнечная белочка, посиди со мной немножко! — попросил Павлик.
— Сидеть мне будет скучно! Пойдем лучше погуляем! — сказала белочка, помахивая пушистым хвостиком.
— Как? Я же больной! — воскликнул мальчик.
— Ты просто слабый после болезни. А я тебе помогу, дам солнечный витамин. Принеси чашку.
К чашке протянулся длинный луч, и там забурлил напиток золотисто-желтого цвета. Мальчик попробовал напиток и сразу почувствовал, что у него прибавились силы.
— А теперь идем на улицу, — сказала белочка. — У тебя есть велосипед?
Через минуту Павлик катил но улице, а на плече у него сидела белочка.
— Ну вот, ты и выздоровел, а мне нужно помогать другим детишкам, — сказала белочка, покатавшись с Павликом
— Не уходи! — попросил мальчик.
— Я буду к тебе приходить, когда тебе будет грустно, — сказала белочка, — а если заболеешь, то позови меня так: «Привяжись хоть сто ангин — поможет солнечный витамин!» И я появлюсь.
Когда мама вернулась с работы, Павлик уже сидел за столом и уплетал борщ.

страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz