каморка папыВлада
журнал Костёр 1987-01 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.04.2019, 11:26

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


Из истории революции

ФОТОГРАФИИ ИЗ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА

Мы пришли к дочери известного революционера Ивана Кадомцева Зинаиде Ивановне Кадомцевой в апреле, в день Ленинского субботника. Она сказала:
— Смотрите фотографии, — положила на стол старинный альбом в прочном кожаном переплете, а сама ушла во двор, и мы видели в окно, как эта пожилая женщина вместе с жильцами дома собирала прошлогодние листья, ветки деревьев, приводила в порядок старый московский двор.
Но без хозяйки альбом молчал. Мы едва дождались, когда она вернется, и тогда фотографии заговорили.

Уфа, где жила семья Кадомцевых, до революции была далеким от центра, окраинным городом. Туда часто отправляли политических ссыльных. Детей в семье Кадомцевых, как во многих татарских семьях, было много, тринадцать. Старший брат Ивана, Эразм, выбрал дорогу профессионального революционера и, зная, что в революции не миновать вооруженной борьбы, окончил военное училище и стал офицером. Сестра Инна тоже была членом большевистской партии, ходила на нелегальные собрания рабочих, распространяла листовки.
Иван сызмальства решил стать революционером. Закалял себя, чтобы не бояться холода, ходил в дальние походы, чтобы стать выносливым, вырабатывал в себе смелость, чтобы не дрогнуть в трудный час.
В 1905 году двадцатилетний Иван Кадомцев был уже членом Уфимского комитета РСДРП, вожаком уфимской молодежи. Вместе со старшим братом Эразмом он стал организовывать боевые дружины рабочих. Трудное это было дело, требовало смелости и осторожности. Незаметно, небольшими группами боевики собирались на берегу реки Белой, переправлялись на лодках и уходили в лес. От неожиданного нападения полиции их защищала бдительная охрана. На лесных полянах молодые рабочие учились стрелять из винтовок и маузеров, точно кидать бомбы, обучались сомкнутому и рассыпному строю, учились строить баррикады.
Вместе с братом Иван разработал Устав Боевых организаций народного вооружения. На основе этого устава на уральских заводах в Аше, Симе, Миньяре, Садке, Усть-Катаве, Златоусте, Нижнем Тагиле, Перми, Екатеринбурге были организованы рабочие дружины.
В дальнейшем большевики Петербурга и других городов переняли опыт уральских товарищей. Одобрил его и В. И. Ленин.
В октябре 1905 года началась настоящая боевая работа Ивана. После обнародования царского манифеста о даровании политических свобод, колонна рабочих Уфы пошла с красными флагами в Ушаковский парк на митинг. Но на одной из улиц города путь колонне преградила цепь солдат, отряды пешей и конной полиции. Полицмейстер зычно закричал:
— Разойдитесь, стрелять будем!
Колонна дрогнула, попятилась.
Но в этот момент Иван Кадомцев подал свою команду:
— Дружинники, вперед! Перед солдатами и полицией
плечом к плечу встали вооруженные боевики.
— Огонь! — заорал полицмейстер.
Но ни солдаты, ни полиция стрелять не решились.
Чтобы навести порядок, на пролетке прискакал разгневанный губернатор Уфы. Увидел большую колонну демонстрантов, увидел решительных, готовых драться боевиков, увидел нацеленные на него стволы винтовок, приготовленные к метанию бомбы... и струсил. Губернатор отпустил полицию, велел солдатам уйти в казармы и тут же дал обещание освободить из тюрьмы политзаключенных. Так боевые дружины Уфы одержали одну из первых побед.
Большевистской организации Урала была остро нужна типография, чтобы издавать свою рабочую газету. Но для этого понадобился типографский шрифт, а достать его никак не удавалось. Эту сложную операцию поручили Ивану Кадомцеву.
Иван завел связи с наборщиками губернской типографии, изучил все подходы, план и даже сумел устроить на работу туда одного из своих боевиков. Когда все было готово, предупредил рабочих. Боевики появились внезапно. Мгновенно связали охранников, оборвали телефоны. Приготовленные рабочими шрифты сложили в ящики и погрузили на подъехавшую к крыльцу телегу. Вся операция прошла в считанные минуты. Когда примчалась полиция, то ящики со шрифтами были уже далеко. Иван так много достал шрифта, что часть его даже отправили в подпольные типографии других городов.
Никто из боевиков во время операции не пострадал, да и с другой стороны не было жертв. Когда рядом с Иваном говорили о смелости, он молчал, а когда начиналась боевая операция, он в самой сложной ситуации не терялся и умел принять неожиданное решение.
На созыв V съезда партии, расширение тиража газеты «Казарма» нужны были деньги. Боевики во главе с Иваном Кадомцевым получили задание — экспроприировать из царской казны средства, которые вез почтовый поезд. Денег было много, но и охрана усиленная.
Ночью, на одном из перегонов боевики остановили поезд, ворвались в вагон, где хранились деньги, и обезвредили часовых. Боевики схватили баулы с деньгами и исчезли. В операции ни один из них не был даже ранен.
Полиция и шпики охотились за Иваном Кадомцевым. Однажды зимой, дом, куда он вошел, был окружен полицией. Казалось — арест неминуем. Иван поднялся на второй этаж, выглянул в окно и увидел поджидающего его стражника. Ударом ноги Иван выбил раму и тотчас прыгнул сам. Стражник отпрянул, а Ивану хватило этой минутной растерянности полицейского, чтобы перемахнуть через забор и скрыться на другой улице.
Чтобы избежать ареста, Иван Кадомцев с семьей эмигрировал за границу. В Женеве встречался с Лениным, по его рекомендации ездил на Капри, к Горькому, и рассказывал о революционерах Урала. Горький тогда собирался написать продолжение романа «Мать» под названием «Сын» и собирал для него материал.
Вернувшись на родину, Иван принял участие в революции. В бою за Кремль был ранен, уехал лечиться в Уфу. Там занимался национализацией Бельского речного флота, простудился и в январе 1918 года умер.
Большинство рабочих, прошедших в свое время подготовку в боевых рабочих дружинах, стали костяком Красной гвардии на Урале, составили ядро легендарной армии Блюхера.
А. ГОСТОМЫСЛОВ, И. КАРУСЕВА, научный сотрудник Государственного музея Великой Октябрьской социалистической революции

подписи к фото
Иван Кадомцев с семьей. Фото 1916 года. Публикуется впервые
Эразм Кадомцев, один из организаторов боевых дружин на Урале
Михаил Гузаков, руководитель боевых организаций Симского завода. Приговорен царским судом к смертной казни
Обучение боевиков стрельбе
Боевик Павел Гузаков /слева/ и И. Марков в Тобольской каторжной тюрьме. Осуждены за вооруженное восстание на Симском заводе. Фото публикуется впервые

ВСЕСОЮЗНЫЙ ШТАБ КРАСНЫХ СЛЕДОПЫТОВ

В прошлом году к нам обратились школьники деревни Мориахалом Венгерской Народной Республики. Они просили помочь разыскать родственников советских воинов, погибших во время Великой Отечественной войны и похороненных на их земле. Сообщение об этом было опубликовано в «Костре» № 6—7, 1986 г. На просьбу венгерских пионеров откликнулись красные следопыты «Костра».
И вот — поиск закончен. Найдены родные и близкие воинов 116-го стрелкового полка — Злобина Ивана Савельевича, Лавреки Наума Ивановича, Пышного Ивана Иосифовича и Задираки Дмитрия Тимофеевича.
Всесоюзный штаб красных следопытов благодарит всех пионеров, принимавших участие в этом поиске, а также начальника Степновского районного отдела внутренних дел подполковника милиции В. И. Дудникова, военного комиссара Степновского райвоенкомата Ставропольского края майора Шерстнева, начальника Северского районного отдела внутренних дел Краснодарского края капитана милиции А. Н. Сергеева, начальника Татарбунарского районного отдела внутренних дел Одесской области капитана милиции А. О. Гудзь, начальника паспортного стола Устиновского районного отдела внутренних дел Кировоградской области М. Комар.

Беседы о музыке

МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ПОТЕРЯТЬ ТО, ЧЕМ МЫ БОГАТЫ

В гостях у «Костра» народный артист СССР композитор Раймонд ПАУЛС

— Раймонд Вольдемарович, в последние годы Вы много пишете музыки для детских хоров. Чем это объясняется?
— Я — эстрадный композитор, но мне интересна также и хоровая музыка. Сейчас, когда многие в музыке увлекаются электроникой, острыми ритмами, есть масса людей, которые хотят слышать что-то другое, более естественное. Все-таки, в современной музыке многое зависит от техники, не правда ли?
И вдруг — представьте себе! — просто человеческий голос, без микрофонов и усилителей, детский голос, много детских голосов, создающих совершенно особое, неповторимое звучание. Меня это привлекает, поэтому сотрудничаю с хором мальчиков Рижской музыкальной школы. Эта работа очень важна для меня. Я могу проверить себя совсем в другом жанре. Кроме того, я работаю на радио — и тоже с детским ансамблем, причем входят в него дети разных возрастов.
— То, что Вы пишете для детских хоров, многим отличается от Ваших эстрадных композиций. В Ваших хоровых сочинениях ощутимо влияние латышской народной музыки.
— Возможно. Мы не должны потерять то, чем мы богаты. Это богатство — народная мелодика. Я пишу простые мелодии, которые может спеть любой человек. Дело ведь не в сложности, в песне нужно совсем другое — чтобы она запомнилась, чтобы звучала естественно. Как народная музыка. Я хочу, чтобы ребята-хористы, которые поют мои песни, делали это с увлечением, искренне. Значит, музыка тоже должна быть искренней, иначе ничего не получится. Повторяю, народная мелодика — великое богатство. Она есть у любого народа — у русского, армянского, эстонского. Она пережила столько веков, мы должны хранить ее, как жемчужину...
— Сейчас в нашей стране появляется много фольклорных ансамблей, в том числе и детских...
— Это очень нужное дело! Мы мало знаем о настоящей народной музыке. Кое-что, конечно, сохранилось, благодаря тем, кто когда-то ходил по Латвии — от хутора к хутору и собирал, изучал древнюю музыку. К сожалению, очень долгое время на народное пение смотрели как-то свысока. Мы много, очень много потеряли...
Я вспоминаю эпизод из фильма Никиты Михалкова, где женщина поет русскую народную песню, колыбельную, а девочка в это же время в наушниках слушает «АББУ». Никто не против «АББЫ» или какой-нибудь другой популярной рок-группы, но забыть свое, народное... я думаю, это преступление.
— Раз уж речь зашла о рок-группах... В нашем разделе есть рубрика «Советы начинающим». Что бы Вы посоветовали школьному ансамблю, который хочет играть популярную музыку?
— Есть период, с которого все начинают, — с подражания. У всех есть магнитофоны, все слушают лучшие ансамбли. И не только лучшие, а и плохие тоже. Магнитофоны, пластинки очень влияют на юных музыкантов, и вот они уже решают: «Пойдем по этому пути и все!» Но как подражать? Ведь даже для того, чтобы подражать кому-то, надо уметь владеть инструментом или голосом. А часто ведь как бывает? Выучат три — четыре песенки и сразу начинают думать, что вот сделаем концертную программу, будем выступать, в школе все кричат «ура» и так далее...
— Недавно в «Костер» пришло письмо от музыкантов начинающего ансамбля. Они как раз пишут, что недавно начали репетировать, но собираются в самом ближайшем будущем давать концерты, выступать в клубах, а вырученные деньги перечислять в Фонд мира.
— Ну вот видите! При такой спешке ничего путного не получится. А многие этого не хотят понять. Если мы учимся играть на рояле, нам надо лет пятнадцать, чтобы достичь приличного уровня мастерства. Это известно. А про гитару почему-то принято думать, что за два — три месяца можно научиться играть. Нет, гитара это такой же сложный инструмент.
— А барабаны?
— И барабаны. Вообще, нет легких инструментов! Надо уметь владеть любым инструментом, надо учиться владеть голосом. И уже потом, когда у тебя будет школа, можно начинать разговор о стиле, в котором ты хочешь играть.
Легкая музыка — это очень серьезное дело!
Вел интервью А. ГУНИЦКИЙ

ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ

ПЕСНИ — ИГРЫ

Они пели и улыбались. Они — это ребята из фольклорного ансамбля при Рижском Дворце пионеров. Все участники ансамбля — всего их двадцать пять — сами поют, танцуют и играют на куокла. (Куокла — это народный латышский музыкальный инструмент, очень похожий на русские гусли). Но главным в репертуаре этого дружного коллектива являются не сами песни, а старинные деревенские игры. Они всегда сопровождались музыкой. В эти игры играли все — юноши и девушки, взрослые мужчины и женщины и, конечно, дети. У каждой игры свои правила — иногда участники водят хоровод, иногда — выстраиваются цепочкой — как в «ручейке», или разделяются на два хора и становятся друг против друга. Почти любая игра, будь то «Жеребенок» или «Сапожная жига», напоминает маленький спектакль со своими персонажами и сюжетом.
Сознаюсь, сначала у меня мелькнула мысль, что все это, конечно, здорово — старинные деревенские забавы, и хороводы, и куокла. Но только в нашу эпоху компьютерных игр, дискотек, электронной музыки найдутся ли желающие смотреть фольклорное представление?
«Мы очень много выступаем, — сказала художественный руководитель ансамбля Марите Осе, — объездили буквально всю Латвию. А летом 1986 года побывали на гастролях в Болгарии. Нас везде очень хорошо принимают. Особенным успехом пользуются наши сельские игры...»
Ансамбль работает уже много лет. А принимают в него всех, кто захочет. Никаких особых требований. Главное, чтобы было желание и музыкальный слух.
И я подумал, что этим ребятам можно позавидовать. И вот почему: теперь нетрудно найти себе занятие по душе, миллионы их сверстников занимаются в эстрадных, хореографических, хоровых кружках. Но они выбрали фольклорный ансамбль. И помимо радости от постоянного общения с музыкой, они ощущают особое чувство ответственности. Это видно было буквально во всем, в каждом движении, поклоне, взгляде. Что это за ответственность?
Вот что ответила мне одна из главных солисток Ильза Розенберг, когда я спросил, почему она занимается именно в этом ансамбле:
— Очень важно, чтобы сохранились все эти песни, которые пелись в старину, чтобы мы не забыли нашу древнюю культуру, нашу историю.
И все остальные согласились с ее словами.
А напоследок мне показали «чертов» барабан. Им оказалась высокая, кривоватая палка, к которой были прикреплены несколько бубенчиков, — настоящий дорожный посох. Он меньше всего напоминал обычный барабан, да и играют на нем иначе: ударяют нижним концом в землю, для того, чтобы подчеркнуть ритм. Ребята, особенно мальчики, «играют» на нем с удовольствием. Ведь смешной «чертов» барабан — это тоже частичка национальной культуры.
О. ВАЛЬКО

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ВЕСТНИК

Тридцать пять учеников орджоникидзевской детской музыкальной школы имени П. И. Чайковского — авторы детской оперы «Доктор Айболит». Ребята сами написали и музыку, и либретто. Исполнили они оперу тоже сами. А помогли им артисты Северо-Осетинского музыкального театра.
В одном из классов пензенской школы № 10 зазвучал настоящий орган. Играл на нем учитель пения В. М. Кондрашов, который вместе с ребятами отреставрировал этот инструмент, сохранившийся у старожилов города.
Всесоюзная фирма «Мелодия» выпустила пластинку детских песен эстонских композиторов. Исполняет их семиклассник из Тарту Тоомас Уйбо. Тоомас — лауреат республиканского конкурса юных вокалистов.
В 813-й московской школе организован школьный оперный театр. На его счету уже несколько постановок. Среди них — «Гуси-лебеди», «Муха-Цокотуха», «Стрекоза» и другие. Солистка театра — семиклассница Ира Костарева.

КАК СОЗДАВАЛСЯ „ГАРГАНТЮА И ПАНТАГРЮЭЛЬ"

1532 год. Шумит ярмарка во французском городе Лионе, который славится ремеслами, университетом и книгопечатанием. В пестрой многоязыкой толпе обращает на себя внимание человек — худое лицо, борода, прядь волос выбивается из-под берета на широкий лоб, внимательные и в то же время грустные глаза. Кто же он? О-о, про него ходит много легенд: говорят, это знаменитый врач, приехавший читать лекции по анатомии; идет молва, что он (даже произнести страшно!) сам анатомировал труп повешенного; а еще рассказывают, что он беглый монах.
Человек тем временем останавливается у одной из лавочек, где бойко идет торговля книгами. Что предлагают? Вот, например, маленькая книжечка с длиннющим названием: «Великие и бесценные хроники великого и преогромного гиганта Гаргантюа...» Человек в берете останавливается и берет книгу в руки.
На самом деле все, что шептали ему вслед на ярмарке, — чистая правда. Он, действительно, славится как искусный врач, да к тому же занимается всеми известными науками, одних языков сколько знает — не счесть. Его зовут Франсуа Рабле, и до последнего времени он работал в Парижском городском госпитале — в том самом, где было по 200 человек в палате. Теперь он бакалавр медицины, но то, что он беглый монах, — это тоже правда. Так чем же могла заинтересовать его эта пустая книжонка про обжору-короля?
Как ни странно, он и сам пишет такие книжки — берет заказы у лионских печатников и сочиняет что-нибудь для продажи на ярмарке. Недавно выпустил «Пантагрюэлистическое пророчество». Правда, это пророчество было не таким, какими обычно торгуют на базарах. «В этом году, — писал Рабле, — слепые не прозреют, глухие не прослышат, немые не заговорят, богачи заживут лучше бедняков». Уже тогда стало ясно, что, кроме познаний в медицине, кроме способностей к языкам, у знаменитого врача есть еще одно качество, еще один верный помощник — смех.
И вот в том же 1532 году Рабле выпускает новую книгу, в которой использует народные рассказы о великанах-королях. Называлась она «Устрашающие и ужасающие деяния и подвиги знаменитейшего Пантагрюэля». Книгу сразу же заметили: в следующем же году богословский факультет Сорбонны осудил ее, и автору стала грозить опасность угодить в тюрьму.
Откуда же он взялся — этот странный человек? Считают, что он родился в 1494 году в маленьком французском городке Шиноне. О том, кем был его отец, легенда говорит разное — аптекарем, содержателем кабачка, адвокатом. Известно только, что лет семи Франсуа отдали в монастырь.
В монастыре не разрешалось заниматься науками, запрещалось даже читать книги, кроме богословских. Скоро ему стало ясно, что в монастырях ему не жить, и Франсуа Рабле бежал. Только через много лет, будучи доктором медицины, он получит у папы римского прощение за этот поступок, а до этого времени он был как бы вне закона.
Но он ничего не боялся. В течение двадцати лет он писал невероятную книгу, каждая из пяти частей которой подвергалась запрету за дерзкое свободомыслие. Не раз ему приходилось скрываться — ведь за любую из четырех частей книги его могли послать на костер (пятая вышла уже после смерти Рабле). Но он упорно возвращался к своим Гаргантюа и Пантагрюэлю. Так «книжка для продажи на ярмарке» превратилась в дело всей его жизни.
Вторая часть (она стоит в романе первой) вышла уже через два года — в 1534 году — «Бесценная жизнь великана Гаргантюа, отца Пантагрюэля». В этом же году, на несчастье Рабле, случилось вот что: в Париже и других городах на стенах домов появились плакаты с нападками на папу и вообще на католическую церковь. Король был в бешенстве. Церковники всполошились и даже требовали запретить книгопечатание — эту заразу, которая везде сеет преступное свободомыслие. По всей стране запылали костры инквизиции. Рабле пришлось бежать, и он выехал в Италию.
Только через двенадцать лет — в 1546 году — он осмелился опубликовать третью часть книги. Она была напечатана в Париже. Рабле на этот раз рисковал еще больше, чем раньше, ведь буквально за несколько месяцев до этого в столице Франции повесили гуманиста и издателя Этьена Доле. Только заступничество друзей Рабле перед королем спасло его.
Но, несмотря на все гонения, Рабле не сложил оружия, и хотя влиятельных друзей уже не было, через шесть лет — в 1552 году — он выпустил четвертую часть книги. Немедленно парижский парламент подверг ее судебному рассмотрению — темные тучи снова нависли над головой писателя. Теперь вряд ли ему удалось бы избежать тюрьмы или, хуже того, — костра. От этого его спасла кончина: в следующем, 1553 году Франсуа Рабле умер.
И вот перед нами объемистый том «Гаргантюа и Пантагрюэль» — книга, над которой Франсуа Рабле работал двадцать лет. Откроем ее и мы увидим панораму жизни Франции XVI века. Здесь есть все: все слои общества, все занятия, все профессии, от королей до крестьян. И главное — смех. Рабле смеется над трутнями-аристократами, монахами, тупыми судьями, бессмысленными учеными-схоластами, над королями, которые мечтают завоевать весь мир. Он громит все старое, отжившее, все, что мешает человеку вздохнуть свободно.
Не удивительно, что книга Рабле вызывала такую ярость — здесь досталось всем. Вот короли. О них писатель говорит устами Панурга: «Эти чертовы короли здесь у нас на земле, — сущие ослы: ничего-то они не знают, ни на что не годны, только и умеют, что причинять зло несчастным подданным...» Рабле, конечно, не мог представить себе государство без короля, он верил в просвещенного монарха. Именно такими: мудрыми, добрыми и образованными предстают у него старый Гаргантюа и его сын Пантагрюэль. Реальные монархи были, конечно, далеко не таковы.
А вот судьи. «Я наудачу бросаю кости и решаю дело в пользу того, кому на счастье выпадет больше очков», — заявляет судья Бридуа, который исправно служил сорок лет и вынес тысячу приговоров.
Не забывает Рабле и о школьной системе, построенной на бессмысленной зубрежке. В результате использования такого метода Гаргантюа за тринадцать лет выучил весь алфавит — от начала до конца и от конца до начала.
Но больше всего нападает Рабле на монахов, сказались, видно, годы, проведенные в монастыре. Монахами он населил остров Звонкий, и единственное, чем они там занимаются, — это бьют поклоны да звонят в колокола. «Монах не пашет землю в отличие от крестьянина, — читаем мы в первой книге, — не охраняет отечество в отличие от воина, не лечит больных в отличие от врача... монахи только терзают слух окрестных жителей дилимбомканьем своих колоколов».
Конечно, Рабле издевается не над религией как таковой, а над церковниками. Народ в те времена искренне верил в бога, но не мог же он не видеть, насколько дела «святых отцов» отличались от их слов. Они исповедовали бедность, а сами жили в роскоши, призывали к добру и занимались неблаговидными делами. Поэтому основное оружие Рабле направляет именно против католической церкви.
Но ведь он и сам был когда-то монахом, и знал, что и среди них есть честные, хорошие люди. Вот почему один из его любимых героев, брат Жан Зубодробитель — тоже из тех, кто носит рясу. Но он совсем не похож на тех бездельников, над которыми смеется Рабле: для него счастье — это труд. «Мастерю тетиву для арбалета, оттачиваю стрелы, плету сети... я никогда без дела не сижу»,— говорит о себе брат Жан. Но когда на его родину напали, он, не размышляя, идет на врага. Это настоящий народный герой.
Брат Жан, невозмутимый ученейший Пантагрюэль, старый мудрый Гаргантюа, Панург, остроумнейший насмешник и выдумщик и к тому же очень образованный человек — вот те герои, которых Рабле противопоставляет миру безделья, глупости, косности, нетерпимости.
Герои книги «Гаргантюа и Пантагрюэль» часто смеются, они даже хохочут. Смеется вместе с ними и читатель. А Франсуа Рабле этого и добивался. Именно смех был тем оружием, которым он уничтожал своих врагов и своих преследователей. Смехом он боролся с невежеством и тупостью и утверждал новые светлые идеалы. И вовсе не потому, что не мог бороться иначе, другими способами, а потому, что смех — достояние сильных, добрых и просвещенных людей.
Е. ПЕРЕХВАЛЬСКАЯ

АРЧЕБЕК

В АРЧЕБЕК ПРИНИМАЮТ ВСЕХ!
Ты хочешь получить спортивный разряд по шахматам (ШХМ)? По русским шашкам (РШ)? По международным шашкам (МШ)? Тогда вступай в АРЧЕБЕК!
Ты хочешь побеждать своих одноклассников? Стать лучшим игроком (ШХМ, РШ, МШ) школы? Тогда вступай в АРЧЕБЕК!
Ты хочешь завоевать приз? Диплом? Тогда вступай в АРЧЕБЕК!
А если ты еще не умеешь играть, можешь вступить в АРЧЕБЕК — в особый Отряд резерва, где получишь нужную подготовку.
Все вступившие в эту знаменитую Армию Разведчиков Черно-Белых Клеток будут под командованием шахмат-адмирала Ферзьбери сражаться —
в чемпионате АРЧЕБЕКа (в №№ 1 — 10),
в конкурсе «Майский приз» (в № 5),
в конкурсе «Я — композитор!» (составление задач, в № 7),
в конкурсе «Первый шаг» (в № 9),
в конкурсе «Новогодний приз» (в № 12).
Победители этих соревнований награждаются!
Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня: бери бумагу (а лучше — почтовую карточку), пиши: «Прошу принять меня...» и т. д. Укажи фамилию, имя, класс, разряд (если есть), свой адрес. И эту заявку отправь в «Костер» — 193024, Ленинград, Мытнинская, 1/20, «Костер», АРЧЕБЕК.
ОТКРЫВАЕТСЯ ЧЕМПИОНАТ-87!
Вот условия Чемпионата АРЧЕБЕКа.
1. Состоятся три турнира — по ШХМ, по РШ, по МШ. Включиться можно в один, в два или в три, но рапорты о выполнении заданий обязательно присылать раздельно.
2. В отборочных состязаниях («Костер» №№ 1—7) нужно набрать 40 очков, чтобы попасть в финал (каждая из 14 задач оценивается пятью очками).
3. Разряд, диплом, приз — все это удастся завоевать в финале (№№ 8— 10). Итоги для мальчиков и для девочек будут подводиться отдельно. Подробности о финале — в № 8.
Итак, если ты написал и отправил заявку, можешь вступить в сражение, а шахмат-адмирал Ферзьбери желает тебе успеха!
ЧЕМПИОНАТ — 1-й ТУР
Доблестные разведчики, принимайте боевые задания!
ШАХМАТЫ.
А. Белые: Kpf3, Фе6, Кс2; черные: Kpd1, Лс1, Ka1, п.d2.
Б. Белые: Kpg7, Фс1, Сс4, п.h7; черные: Кра2, Сb3.
Цель разведки: и в А (А. Андреев, Краснодар) и в Б (Н. Зиновьев, Усть-Каменогорск) объявить черным мат в 2 хода.
Разъяснение обстановки: задание «объявить мат в 2 хода» означает, что нужно за белых найти и сделать такой ход, который обеспечит черным мат при любом их ответе. Вот пример.
Автор задачи (кстати, бывший арчебековец) Александр Гришин из села Ермоловка предлагает объявить мат в два хода. Начинаем решать... После ряда других проб испытываем ход 1. Фа4. Годится? Посмотрим... При ответе 1... Кр:с3 даем мат — 2. Фb4Х; при ответе 1... Кре3 даем мат — 2. Фf4X; при ответе 1... Kpc1 даем мат — 2. Фс2Х; при ответе 1... Kpe1 даем мат — 2. Фd1Х. Выходит, решили? Нет! У черных есть еще ответ — ход пешкой 1... b5, а при нем мат не дать. Это значит, что ход белых 1.Фа4 задачу не решает и нужно искать другой. И тут возникает мысль испробовать ход 1. Фb5. Делаем и проверяем: теперь при ответе 1... Кр:с3 — тоже 2.Фb4Х; при 1... Кре3 2. Фd3Х; при 1... Kpc1 2.Cf4X; при 1... Kpe1 2.Фе2Х. Других ответов у черных нет, и потому — ура! Задача решена! Ее решает ход 1.Фb5! (В своем рапорте эти рассуждения писать не требуется).
РУССКИЕ ШАШКИ.
А. Белые: a1, b2, b4, с3, f2, g1; черные: а5, а7, b6, е5, g5, h6.
Б. Белые: d4, e1, е3, f6, g5, h4; черные: b4, b6, d6, d8, е7, h8.
Цель разведки: и в А и в Б (автор обеих — Н. Торопов) выявить пути белых к победе.
Разъяснение обстановки: ты должен будешь провести белыми комбинацию (а если не знаешь, что такое шашечная комбинация, спроси в отдельном письме у шахмат-адмирала Ферзьбери).
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ШАШКИ.
А. Белые: 32, 33, 34, 36, 41; черные: 11, 12, 21, 24, 27.
Б. Белые: 29, 40, 48, 49, 50; черные: 28, 35, 38, 39.
Цель разведки: и в А (Р. Келлер) и в Б (В. Монсма) показать, как белые могут быстро победить.
Разъяснение обстановки. В МШ запись ходов цифровая. Всем темным полям присвоены номера от 1 до 50. Счет идет от верхнего левого поля (1) — т. е. оттуда, где стоят черные, — к нижнему правому (50) — т. е. туда, где стоят белые. В МШ действуют три правила, отличающиеся от правил в РШ, но в сегодняшних заданиях они применения не находят.
КИОСК «МГНОВЕННАЯ СПРАВКА»
— На чем следует писать рапорт с ответами?
— На почтовой карточке или открытке. И посылать их, не вкладывая в конверт.
— Как разведчик узнает, верен ли его рапорт?
— Через «Бюро самопроверки» (начнет действовать в № 3). Письмом шахмат-адмирал будет отвечать только тем, кому необходима немедленная помощь.
ЗАДАНИЕ РЕЗЕРВУ
Эта рубрика для тех, кто еще не умеет играть.
А. Узнай, как называются фигуры и как они ходят.
Б. Узнай, что такое шах, мат, пат,
В. Придумай и нарисуй позиции — с шахом, с матом, с патом. Сделав это, получишь 5 очков.
ПРИКАЗ № 1
Я, главнокомандующий АРЧЕБЕКом, приказываю:
§ 1. Каждому разведчику выбрать для себя пароль (слово или фразу) и указывать его и номер тура в левом верхнем углу рапорта.
§ 2. Рапорт по первому туру отправить в течение двух недель со дня получения журнала.
  Шахмат-адмирал Ферзьбери


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz