каморка папыВлада
журнал Юный натуралист 1991-04 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.07.2019, 00:55

скачать журнал


Ловя ДУНОВЕНЬЕ

Еще лежит пластами серый снег в оврагах. По утрам хрустит под ногами тонкий ночной ледок, еще не набухли листовые почки на ветках, а деревья и кустарники в лесу уже цветут. Первой среди них — ольха серая, любительница заболоченной поймы.
С голой ольховой ветки свешиваются многочисленные сережки — мужские соцветия. Чем ярче греет весеннее солнце, тем быстрее сережки растут, удлиняются, набухают, желтеют, становятся рыхлыми — и пылят... К этому времени на других ветках той же ольхи созревают женские цветы, небольшие и неприметные. Ольха торопится зацвести и отцвести до появления на дереве зеленых листьев, чтобы густая крона не помешала ветру перенести мужскую пыльцу на женские цветы, опылить их. Как только в сухую погоду ветер качнет ольху, в воздух поднимается желтоватое облачко, окутывая ветки с женскими цветами — и готово дело: цветы опылились. Из этих опыленных цветочков вырастают потом округлые темные ольховые шишечки, которые ценятся в медицине, а главное — из них рассеиваются по лесу ольховые семена.
По той же причине, что и ольха, рано цветет лещина, или орешник. Сережки лещины похожи на ольховые, тоже длинные, желтоватые, а женский цветок, хотя и мал, но ярок: из него, как кисточка, торчит малиновое рыльце. Когда присмотришься, увидишь, что малюсенький женский цветок орешника очень мило сверкает на сером голом суку.
Есть у нас в средней полосе один раноцветущий кустарник, к которому и присматриваться не надо, так он бросается в глаза своими красивыми цветами. Небольшой кустарничек, высотой около метра. Это волчье лыко. Его малиновые цветки с приятным запахом растут прямо на стебле и расположены обычно по два-три вместе. Кустик, как бы охваченный малиновым пламенем, притягивает к себе всеобщее внимание. Но это яркое растение таит в себе большую опасность для человека. Его корни, листья, ветки, плоды очень ядовиты. Будьте осторожны, не трогайте ядовитое волчье лыко. Его не следует трогать еще и потому, что этот кустарник редко встречается теперь в лесу, его охраняют.
Вообще все весенние цветы и травы легко ранимы и трудно восполнимы. Не мните и не рвите их. Оставаясь на полянке, в овражке, они больше приносят нам радости своей свежестью и естественной красотой, чем находясь в рюкзаке, измятые и задохнувшиеся. От нас с вами зависит, чтобы раноцветущие растения не попадали не только в рюкзаки, но и в списки редких и охраняемых, как это уже произошло с немалым количеством видов.
Давайте лучше внимательно посмотрим на ранневесенники, поразмыслим, узнаем, например, о том, почему пушицу влагалищную называют пушицей.
Она растет на верховом болоте, на высоких кочках. Прямо из-под снега, словно серые ежики, торчат ее ранние соцветия. По мере стаивания снега побеги пушицы удлиняются и выносят соцветия вверх, на высоту 30—35 сантиметров. К началу лета цветы отцветают, во все стороны торчат пушистые белые волоски семянок. Каждый созревший цветок похож на пучок белого пуха, отсюда и название растения.
В отличие от ветроопыляемой ольхи с серыми цветами, у растений, опыляемых насекомыми, цветы яркие, видны издалека. На них охотно летят первые шмели, мухи, пчелы. В противном случае цветы рисковали бы остаться неопыленными, а этого природа допустить не может: для того и цветет цветок, чтобы растение вскормило и рассеяло по земле семена, продолжив таким образом свой род.
У ранневесенников есть общая черта: все они еще летом запасают к весне провизию. Как в хорошей кладовой, питательные вещества хранятся в луковице, или в корневище, или в клубне. Но растут и развиваются эти растения по-разному. У одних — как у мать-и-мачехи — сначала появляются яркие цветы, а затем буйно разрастаются стебли и листья. У других — хохлатки, ветреницы лютичной — и цветы, и побеги с листьями вырастают одновременно. У третьих — калужницы, например,— сначала растут стебель и листья, а уж потом расцветают цветы. Есть и такие растения — копытень европейский, печеночница благородная,— которые зимуют с зелеными листьями. Среди зеленых листьев печеночницы распускаются голубые цветки чуть ли не на снегу. Но если еще зимой раскопать снег, можно увидеть в середине листовой розетки печеночницы порядочную почку с зеленоватыми бутонами. Они-то и расцветают, когда пригреет солнышко.
Хорошо пройти в апреле вдоль ручья, вытекающего из болота. По берегу, в лощинках, очень заметны округлые темно-зеленые листья калужницы болотной. Зацветет она попозже, в начале мая. Среди ярких листьев засверкают крупные, собранные в соцветия желтые цветки.
Н. ХАРИТОНОВ

Фото Р. Воронова и Е. Дунаева
Калужница болотная.
Сон-трава.
Печеночница благородная.
Селезеночник.


ОКАЗЫВАЕТСЯ

Четыре года назад в заповеднике Кестертон (США, штат Калифорния) впервые были отмечены сотни случаев врожденного уродства у водоплавающих и околоводных птиц — обрубки вместо крыльев и лап, неправильно изогнутые клювы, полное отсутствие глаз и т. п.
Опыт показал, что такие деформации организма могут возникать в случае загрязнения среды обитания трассирующими элементами. В результате обследования выяснилось, что в водоемах района Кестертона скопилось большое количество селена, входящего в состав некоторых удобрений. Установлено, что именно селен вызывает врожденные уродства у птиц.
Далее случаи таких деформаций стали наблюдаться и в других районах Юго-Запада США — в штатах Невада, Юта и во всех новых округах штата Калифорния. Так, недавно в одном из заповедников штата Невада был отловлен двухмесячный птенец пеликана, у которого клюв был уродливо изогнут. Анализ его тканей показал, что они содержат селен. Ранее здесь же был отмечен массовый замор рыбы и гибель примерно 1500 различных птиц, что было объяснено вспышкой холеры. Сейчас специалисты пришли к выводу, что организм жертв был ослаблен накоплением в нем таких трассирующих элементов, как селен, ртуть, бор и мышьяк. Ртуть, вероятно, скопилась в осадочных породах долины местной реки еще более столетия назад, когда она применялась при промывке драгоценного металла во времена калифорнийской золотой лихорадки. Остальные вещества могли поступить в воду в результате активной ирригации полей.
Первые меры борьбы с этим явлением приняты в заповеднике Кестергон, где будут сняты и вывезены верхние 15 сантиметров почвы. На это ассигновано 50 миллионов долларов. Однако слой земли, содержащий небольшой процент селена, все же останется на месте.
Почвовед из университета штата Калифорния установил, что три вида существующих в природных условиях безвредного грибка обладают способностью превращать токсичные виды селена — селенат и селенит — в нетоксичный газ, который рассеивается в воздухе. Добавляя в почву углерод в форме пектина, солому или навоз, а также активаторы — цинк, никель или кобальт, удается ускорить этот процесс. При этом необходимо аэрировать почву, а грибки поддерживать во влажном состоянии.

У рыб некоторых семейств глубоководных удильщиков развилось необычное сожительство иолов, у других рыб (и вообще позвоночных) неизвестное. Взрослый самец этих удильщиков значительно мельче самки, и живет он, присосавшись к ее животу или голове.
У молодого самца развиваются особые зубы-щипчики. Обнаружив самку, он впивается в нее этими зубчиками. Вскоре его губы и язык срастаются с телом самки, а челюсти, зубы, глаза и кишечник постепенно редуцируются. Кровеносные сосуды самца сливаются с сосудами самки. Остаются только жабры и жаберные отверстия.
Описан случай, когда на самке удильщика церации длиной 119 сантиметров и массой 7 килограммов паразитировал самец длиной 16 миллиметров и массой 14 миллиграммов.
Более того, иногда на одной самке обнаруживали сразу трех прикрепившихся самцов. Конечно же, такие необычные отношения вызваны тем, что на большой глубине найти для размножения особь другого пола не всегда просто. Гораздо удобнее быть всегда при ней.

В последние десятилетия в пресноводных бассейнах Скандинавских стран наблюдаются крупные заморы рыбы, которые происходят сразу после зимней оттепели и с первым наступлением весны. Исследователи связывают их с резким повышением в это время кислотности воды, но причина явления оставалась до конца не выясненной.
Теперь она, вероятно, вскрыта в результате работ, предпринятых гляциологами из Британского управления антарктической съемки (Лондон) и научными сотрудниками Ланкастерского университета (Англия).
Исследователи подвергли химическому анализу структуру льда, содержащегося в колонках, полученных бурением в Антарктиде. Они сделали микросрезы, чтобы определить границы отдельных ледяных «зерен», и изучили их электронно-микроскопическими и рентгеновскими методами.
В некоторых точках они обнаружили высокую концентрацию серы и ее кислоты. Эта концентрация настолько высока, что кислота не замерзает. В условиях Антарктиды сера появляется почти исключительно в ходе естественных процессов. Так как здесь лед практически не тает, сера и образуемая ею серная кислота остаются скованными в леднике постоянно.
В Северном же полушарии значительная часть серы вместе с промышленными отходами поступает в атмосферу, а оттуда — в осадки. Кроме того, здесь обычны зимние оттепели и ежегодное таяние снегов и льда весной.
С наступлением тепла скопившаяся серная кислота сразу и в весьма больших количествах поступает в талые воды. Это сразу же приводит к повышению кислотности окружающих пресноводных бассейнов.
Это происходит весной, в ответственный период жизни рыб, когда только что отложена икра или недавно появилась молодь. Повышенная кислотность водной среды для них губительна.

Геохимики из университета Уотерлу (провинция Онтарио, Канада) и Ливерпульского университета (Великобритания) изучили распространение поваренной соли, которая применяется в Канаде для обработки автострад зимой.
Известно, что растительность на прилегающих к дорогам участках, подверженная воздействию соли, гибнет, а засоленная вода, стекающая из кюветов в ручьи, реки и озера, приводит к замору водных организмов.
Изучению подвергались местности, по которым проложены пять автострад. Ограничения скорости на них различны.
Оказалось, что при наиболее низкой предельной скорости следы соли наблюдаются не далее 28 метров от дороги. Там же, где машинам разрешено развивать скорость 100 километров в час, соль разбрызгивается на расстояние до 37 метров. В отдельных случаях, когда автомашины, очевидно, превышают установленные пределы скорости, «соляная полоса» достигает 50 метров по обе стороны автострады.
Это объясняет массовую гибель придорожных посадок и естественных зарослей кустарников, деревьев, цветов.

Горгоноцефал в переводе с греческого значит «голова Горгоны»: у древнегреческой Медузы Горгоны вместо волос были змеи. Но наш горгоноцефал не медуза, а иглокожее класса офиур, или змеехвосток.
Он устраивается там, где проходит подводное течение, его длинные руки захватывают проплывающий мимо зоопланктон, а затем подносят его к обращенному вниз рту.
Известно, что молодые горгоноцефалы паразитируют на коралловых полипах, поедая их мягкие ткани. Когда «руки» их начинают ветвиться, детеныши устраиваются на спине у взрослых особей и некоторое время подъедают мелкую пищу, которая застревает у тех в разветвлениях «рук». Иногда они даже соскабливают кожу со взрослого горгоноцефала, нанося ему повреждения.

Французские орнитологи Национального исследовательского центра в Бовуаре снабдили миниатюрными радиопередатчиками шесть альбатросов, обитающих в юго-западной части Индийского океана. Дальнейшие наблюдения за передвижениями этих крупнейших морских летающих пернатых осуществлялись при помощи искусственного спутника Земли.
Оказалось, что самец-альбатрос, покидающий самку, высиживающую яйца, способен пробыть в пути до 33 суток. В одну такую «отлучку» он может покрыть расстояние от 3600 до 15 тысяч километров. Птица легко передвигается со скоростью около 56 километров в час, покрывая без передышки более 800 километров.
Подобные «рекорды» возможны лишь благодаря поразительному умению альбатроса пользоваться попутными ветрами, галсами преодолевать встречные потоки воздуха.
Каждый из жителей побережья Флоридского залива, к которому прилетает по утрам большая белая цапля, считает, что она прилетает только к нему одному. Он кормит ее рыбой и зовет по имени.
Точно так же, но под другим именем цапля кормится и на соседнем дворе. Она облетает несколько дворов по очереди, считая их своими и прогоняя при этом соперников. Подачки такая цапля может ждать часами. Кормильца она призывает тем же кличем, что и свою пару, иногда даже просовывает клюв в окно и теребит жалюзи, пока к ней не выйдут с подкормкой.
В мелководном Флоридском заливе обитает большая часть оставшихся в мире больших белых цапель (осталось 2 тысячи в США и еще меньше в бассейне Карибского моря). Обычно птицы этой популяции охотятся ночью на сардин, сельдь и кефаль, а днем отдыхают в мангровых зарослях на островах. Двести или триста птиц залетают еще и подкормиться к людям.
Все дело в том, что рыбы в заливе для цапель осталось слишком мало. И как выяснилось, только попрошайки могут еще выводить столько птенцов, сколько нужно для воспроизводства.

Рис. Г. Кованова


СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Уже около тридцати лет и пытаюсь изучать так называемого снежного человека. Наименование этого существа (ученый Б. Ф. Поршнев предложил называть его реликтовым гоминоидом) чисто условное. И говоря о нем, не следует думать, будто мы имеем дело с человеком. Без этого понимания никто никогда не достигнет истины. Так как мне приходилось видеть это существо, то могу утверждать, что речь идет именно о животном, может быть, самом высокоорганизованном.
Последнее время я работаю с группой естествоиспытателей-единомышленников на Кольском полуострове. И вот в 1989 году после очередного полевого сезона, когда я вернулась в Москву, получила письмо от моего давнего товарища по экспедиции Юры Губенко: «Я, Сергей Б., Андрей П. и Саша У. пошли в горы посмотреть на озеро сверху и посталкивать с каменных языков валуны. Дошли до основания гор. Я остался внизу, а они двинулись вверх. Вот их уже не стало видно. И тут спиной я почувствовал чей-то взгляд. Обернулся, но никого не увидел. Посидел еще минут пять, как бы что-то доказывая себе. А потом не выдержал и побежал к водопаду, где ребята сбрасывали огромные камни. Присоединился к ним. Минут через пятнадцать говорю: «Пошли к избушке!» Но они не захотели. В конце концов я пошел вниз с Сергеем. Андрей и Саша остались. Когда мы спустились в долину, до нас донеслись звуки падающих камней. Потом они прекратились.
Минут через пятнадцать или даже десять оставшихся ребят привезли на лодке. Оказалось, что их подобрали напротив ближайшего острова. Они пронеслись от водопада за пятнадцать или десять минут. А расстояние там, как Вы знаете, не менее трех километров. Когда ребят привезли, лица их были красными и возбужденными. Одежда оказалась насквозь сырой. Руки и ноги у Саши разодраны. Было заметно, что он плакал. Они оба с ужасом стали рассказывать, что, когда перестали бросать камни, решили вернуться за куртками, оставленными чуть ниже. Так-то Саша и увидел Афоню. Он стоял метрах в тридцати от мальчика и задумчиво смотрел туда, откуда мальчишки скатывали камни. А потом повернулся в их сторону. Андрей ринулся бежать, Саша за ним. Бежали очень быстро. Несмотря на неровности и обрывы. Часто падали, вскакивали и бежали дальше.
Могу Вас заверить, Майя Генриховна, все это было на самом деле. Я им поверил». И я им верю, Юра. Такие встречи небезразличны для детей, подростков и даже взрослых. Поэтому искать животное могут только хорошо подготовленные для этого люди.
О встречах «снежного человека» и детей, случайно происходящих, есть много сведений. Им, если можно так сказать, везет больше, чем взрослым. Наверное, потому, что дети видят мир по-иному, нежели взрослые. Хотя бы с иной высоты. Дети очень подвижны, они легко и постоянно нагибаются, да и распрямившись, все равно смотрят на все окружающее с другой, более близкой к земле точки. Вот и получается, что существо, о котором мы сейчас рассуждаем, они могут увидеть чаще (например, спящее, как изображено на рисунке, или сидящее). В местах, где такое животное еще водится в количествах, позволяющих рассчитывать на подобную встречу. Так, на монгольском Алтае отмечено несколько случаев встречи детей со «снежным человеком».
Монгольский охотник Джугдэрийн Дамдин в 1967 году прислал в Москву профессору Б. Ф. Поршневу свои записи, сделанные в течение четырех лет начиная с 1962 года. Речь в них шла о путешествиях по стране в поисках сведений о «снежном человеке» и рассказов очевидцев о встречах с ним. 312 машинописных страниц! С большим количеством фотографий самих очевидцев, местности, где развивались события, рисунками, выполненными не только художниками, но и свидетелями. Монгольский охотник надеялся тогда, что записи можно будет издать в нашей стране. Но, к сожалению, этого осуществить не удалось. Ведь только сегодня наконец стало возможным публиковать сведения о «снежном человеке» как о реальном, а не фантастическом животном.
А теперь вспомним вновь о почтенном 68-летнем охотнике Д. Дамдине. Узнав об участившихся встречах в Баян-Олгийском аймаке с таким существом — в Монголии его зовут алмас и хун-гурэсу,— он отправился в путешествие. И прежде всего постарался выяснить, что думают сами местные жители о появлении зверя. Оказалось, что он, по их предположениям, возник не из неизвестности и не с другой планеты, а просто пришел из мест своего прежнего давнего обитания — из соседнего Синьзяна. Причиной таких передвижений обычно бывают либо частные, либо глобальные изменения климатических условий.
Массовые встречи со «снежным человеком» здесь начались в 1964 году, хотя и до этого многие знали о его существовании. 10 мая ученицы второго класса Дуланджаб и Дарьсурэн, а также шестилетняя Коляка во время сбора хвороста наблюдали вблизи человекоподобное существо. Оно было покрыто шерстью, напоминавшей шерсть бурого верблюда. Дарьсурэн отметила, что у существа был неприятный взгляд (алмас покосился на нее) и красные брови. Ценно, что это же существо заметили одновременно и взрослые... А через неделю второклассница Лиза, возвращаясь из гостей, около 10 часов повстречала на открытой местности алмаса буро-сероватой масти. В обоих случаях дети убежали от странного двуногого животного. Они утверждали, что алмас махал им рукой.
А позже, 5 июня около 16 часов, одиннадцатилетняя Авзи и пятилетняя Олокшо, идя со стреноженным верблюдом по ивовой роще, заметили алмаса красноватой масти — он сидел. Всего в этом месте записано более десяти таких сообщений.
Только не подумайте, что при подобной встрече человека ожидает захватывающее приключение! Дыхание перехватывает — так необычен сам факт невероятного.
Существо давным-давно живет рядом с нами, людьми, и тем не менее знаем о нем мы немного. Ясно одно, это умное, если можно так сказать, и самое приспособленное к жизни на Земле животное. Об этом говорят его многотысячелетняя история и самые малопригодные для человека места обитания. У него две руки, две ноги, на каждой по пять пальцев, плоское лицо и никаких рогов, нет и длинных ушей, хвоста и копыт. Существо и правда во многом походит на человека. Но встречи с ним, как правило, избегает.
Случилось так, что совсем недавно одна из молодежных газет для того, чтобы заинтересовать своих читателей и, возможно, получить какое-либо вспомоществование для организации поездки в дальние края за «снежным человеком», бросила примерно такой клич: кто хочет поймать «снежного человека», пишите нам, срочно формируем команду!
Следует сказать, что такая постановка вопроса не нова, а главное — не умна. Ловить того, кто в принципе вряд ли может быть пойман, не стоит. Да и в нравственном отношении вряд ли в такой ситуации все обойдется благополучно. Он хоть и зверь, но незаурядный. Его нельзя ловить. В него нельзя стрелять.
Интересуясь много лет вопросом существования «снежного человека», организуя общественные экспедиции в разные географические точки, я никогда не могла и помыслить о том, что когда-нибудь увижу объект своего исследования. Из миллиона жителей Земли вряд ли один человек может надеяться на подобное.
Тем не менее оказалось, что при целенаправленном поиске такое возможно. Один и тот же экземпляр я дважды видела в Западной Сибири в местах активного освоения природных ресурсов, что, казалось бы, противоречит самой природе скрытного зверя. И дважды в Заполярье.
Первая встреча в 1987 году позволила мне полной мерой пережить то, на что, как правило, жалуются очевидцы. Чувство, которое можно сравнить со страхом, но все же не совсем стандартным. Ибо тело пронизывает дрожь, сердце стучит так, что слышно рядом стоящим, ноги становятся ватными. Но при этом голова остается ясной, мысль работает четко, заставляя отмечать для себя все, что сопровождает встречу. Я даже успела про себя считать в соответствующем секундам ритме, чтобы выяснить, сколько же длится встреча. Мои данные подтверждают, что практически она длится около минуты, если обстоятельства не помешают. В нашем случае она была прервана появлением щенка Бокса, зашедшегося даже не в лае, а в каком-то чудовищном вое (он был первый раз в тайге, и еще ни разу не видел даже обычных крупных животных).
В следующем году мы с товарищем наблюдали за охотой этого существа (оно нас не заметило) на болоте почти три четверти часа. Обо всех моих впечатлениях подробно можно прочитать в первой на русском языке научно-художественной книге «Легенда для взрослых», изданной Государственной публичной научно-технической библиотекой осенью 1990 года.
Не раз приходилось мне беседовать и со многими другими очевидцами этого необычного существа. В заполярных местах я встретила Юрия Анатольевича Е., который совсем недавно, в 1989 году, столкнулся со «снежным человеком». Когда Юрий Анатольевич отправлялся на субботу и воскресенье на речку, то совершенно не думал ни о каких приключениях. Но у подножия гор он увидел, правда издалека, необычное двуногое существо и долго, минут десять, наблюдал за ним (поверьте, это и в самом деле очень долго). По его словам, «снежный» вел себя очень спокойно, с остановками шел вверх: «Я бросил свои вещи на берегу озера и поехал на лодке в село за фотоаппаратом. Вернувшись, начал поиски. Около полуночи (ночи на Севере светлые.— М. Б.) примерно километрах в четырех-пяти от озера я вдруг в упор столкнулся с этим существом. Гоминоид стоял у большого валуна, опершись правой рукой о камень, и как будто ждал. Еще минуту назад я так хотел увидеть его, но тут при встрече нос к носу от неожиданности просто остолбенел. Ощущение труднопередаваемое».
Рассказчик продолжает: «Мне удалось его рассмотреть: мощный торс и плечи, покрытые седоватой шерстью. Ярко выраженные мышцы. Голова посажена глубоко в плечи. Необыкновенно высокого роста. Когда он повернулся и спокойно ушел, я некоторое время еще не мог сдвинуться с места».
Мне дороже всего в новом случайно обретенном мироощущении бывшего охотника вот что: теперь он не просто очевидец необычного животного, не просто очевидец «снежного человека», а убежденный его защитник! Природа подарила ему частицу сокровенного видения, свою тайну. И он это понял. Вот что ценно.
Хочется верить, что новые поколения ученых, которые придут на смену моим современникам, с должным уважением отнесутся к материалам о «снежном человеке», накопленным гонимыми дилетантами-энтузиастами. Может быть, даже протянут ему руку и введут в гуманную страну — Зоологию. А скальпели пригодятся лишь после естественной смерти животного.
М. БЫКОВА

От редакции.
Этой публикацией нам бы вовсе не хотелось ставить точку в разгадке «снежного человека». Вероятно, в скором будущем появятся новые гипотезы и открытия, проливающие свет на происхождение этого загадочного существа. И может быть, совершать их придется кому-либо из вас, наши читатели.


И снова в воду...

Само название этих животных — земноводные — говорит о том, что они с успехом приспособились к жизни и в воде, и на суше. Но как только солнце начнет растапливать снег, где бы они ни зимовали, какие бы излюбленные места обитания ни выбирали потом (под землей или в почвенной подстилке, на деревьях и кустарниках или в реках и озерах, в лесах или на лугах), их неудержимо влечет к водоему. Для жаб и лягушек, тритонов и саламандр, квакш и чесночниц наступает самый важный период в году — откладка икры.
Весной земноводные (или амфибии) настолько увлечены этим, что забывают обо всем. После выхода из «зимовочных квартир» они так спешат, что готовы откладывать икру даже в воду со льдом, когда и снег-то еще полностью не растаял. Низкие температуры помогает им переносить содержащееся в их теле особое вещество — глицерол.
Подбор пар у амфибий — дело ответственное. Наверняка вы замечали, что в одном водоеме обитают земноводные разных видов. При этом у них иногда возникают ошибки в выборе партнера для спаривания, а отложенная после икра не способна развиваться, все старания в итоге оказываются напрасными. Чтобы подобного не происходило, земноводные стараются подбирать себе пары только своего вида. Причем у разных амфибий этот подбор происходит по-разному. Самцы бурых остромордых лягушек, например, для того, чтобы самкам было проще их узнать и не перепутать с другими видами лягушек, обретают голубой цвет. Другие земноводные «не додумались» до такой смены «одежды» и приспособились издавать звуки разной частоты, громкости и тембра. Озерная и прудовая лягушки усиливают эти звуки особыми мешкообразными кожными выростами — резонаторами, раздуваемыми во время кваканья. Жабы и квакши используют для этой цели горловую кожу. Крики их звучат глуше, чем лягушачьи концерты (громкость которых достигает 100 децибел, что соответствует силе звука проходящего поезда). Но самки этого вида хорошо слышат и узнают самцов.
Сроки откладки икры у многих амфибий разные. В широтах средней полосы России первыми из зимовок выходят бурые лягушки (остромордая и травяная), затем — жабы и чесночницы, а уже в конце мая — зеленые лягушки (озерная и прудовая). Это тоже помогает избежать путаницы в подборе пар.
В брачный период самцы чрезвычайно возбудимы. Они бросаются на любой движущийся предмет, принимая его по случайности за самку.
Бывало, что второпях, не разобравшись, они нападали и на некрупных жаб, и даже на неодушевленные предметы (если теми немного поводить по воде рядом с очень активным самцом). Хватка у них, что называется, мертвая. Удается это самцам благодаря брачным мозолям на пальцах, которые развиваются только весной. Они-то и позволяют удерживать скользкое тело самки.
Если самцу по ошибке «достается» самец или самка, не готовая по каким-то причинам к размножению, то «пленник» или «пленница» издает крик высвобождения, а нападавший самец великодушно расслабляет свои объятия. У некоторых земноводных (например, у американских филломедуз) есть даже особый звуковой сигнал — приказ начать икрометание.
Хвостатые земноводные (тритоны, углозубы) при выборе партнера устраивают настоящие брачные игры. Их «танцы» представляют собой последовательность разнообразных движений. У самцов тритонов весной на спине вырастают гребни, которые снабжены густой сетью мелких кровеносных сосудов (капилляров). Через них из воды интенсивно всасывается кислород, особенно необходимый тритонам в брачный период.
Кладка различных земноводных выглядит по-разному. Жерлянки откладывают отдельные округлые икринки, у тритонов они вытянутые. Кладка лягушек и квакш состоит из шарообразного скопления икринок, а у жаб представляют собой длинные шнуры. Углозубы откладывают икру в особый мешок, который подвешивают на подводных предметах.
У лягушек, квакш и некоторых других бесхвостых земноводных каждая икринка окружена сильно разбухающей в воде слизистой оболочкой. Отложенные одновременно икринки слипаются, а их полупрозрачные оболочки выполняют роль линз, которые концентрируют солнечные лучи. Благодаря этому температура внутри икряного комка на 5—7 градусов выше температуры воды и воздуха. А это часто бывает важно, так как земноводные приступают к размножению ранней весной, когда вода еще очень холодная.
Обычно амфибии откладывают много икринок, но особой заботы о них, как правило, не проявляют. Из сотни или тысячи выживают лишь несколько десятков. Вылупившихся личинок подстерегает множество опасностей: хищники, холода, сильные течения, пересыхания водоемов. Но род их все равно будет продолжен.
Немногие земноводные, правда, заботятся о потомстве: строят гнезда, защищают от врагов, вынашивая икринки и личинок на спине или во рту. Но встречается такое не часто.
Если вам доведется увидеть кладку земноводных в природе, отнеситесь к ней бережно: обойдите лужу с икрой, не наступайте в нее, перенесите головастиков из заполненной водой колеи проселочной дороги в любой безопасный для них водоем. Этим вы сохраните десятки, а то и сотни жизней удивительнейших по биологии животных.
Е. ДУНАЕВ

Фото автора
Гибридная съедобная лягушка с резонаторами.
Квакша обыкновенная с горловым мешком.
Травяные лягушки.


САМ СЕБЕ АГРОНОМ

СМОРОДИННЫЙ ПОЧКОВЫЙ КЛЕЩИК

Садоводы с огорчением замечают, как из года в год становится все меньше ягод на кустах смородины, число вздутых почек увеличивается. Многие пытаются обрывать их, наивно полагая, что так можно спасти урожай. Иногда кусты опрыскивают, но это не помогает. Не разобравшись детально в особенностях биологии и экологии вредителя, успеха вы не добьетесь.
Смородинный почковый клещик, главный виновник гибели урожая,— весьма распространенный вредитель смородины в центральных районах. Трудно найти приусадебный участок, где кусты смородины не были бы им повреждены. На зараженных растениях уменьшается листовая масса: поврежденные почки образуют слаборазвитые побеги, часть почек отмирает. Кроме того, клещ переносит вирусное заболевание под названием «махровость», известное перерождением генеративных органов и отсутствием ягод.
Этот вредитель скрыт от глаз садовода. Всю свою недолгую жизнь он проводит между чешуйками почек, высасывая соки. Почка под влиянием введенной слюны разрыхляется и резко увеличивается в объеме. В таком виде она вмещает сотни и тысячи клещей. От поколения к поколению идет накопление вредителя, а когда становится тесно, часть молоди уходит из материнского галла и пускается в длинный, полный опасностей путь, чтобы поселиться в свободной почке. И может наступить момент, когда на кусте не останется ни одной незаселенной почки. И молодой куст, который мог бы еще по возрасту плодоносить, надо выкорчевывать, так как урожая он не даст.
Зимуют самки обычно внутри деформированной почки на кустах черной, реже красной и белой смородины. С началом вегетации клещи не сразу покидают материнские почки. Прежде чем произойдет расселение по соседним почкам, они успевают оставить в зимнем убежище два-три поколения. Когда образуются соцветия смородины, клещи покидают старые почки и переселяются в новые, формирующиеся в пазухах листьев нового прироста. Учитывая, что переселение растягивается на 2—3 недели, опрыскивание приходится повторять с некоторыми интервалами.
До конца цветения продолжается миграция и расселение клещей в пределах куста и активно, что называется, «своим ходом», и пассивно, когда этому помогают ветер, птицы, насекомые, перенося их на соседние кусты. Внутри почек клещи начинают высасывать соки и быстро размножаются. Всего насекомые дают 5—6 поколений за сезон. К концу сезона поврежденные почки под влиянием слюны клещей деформируются, становятся округлыми и заметно отличаются от здоровых.
Для того чтобы произошла деформация, в почке должно присутствовать большое количество вредителей. Если в ней живет 10—20 особей, форма ее не меняется, а значит, отсутствуют чисто внешние признаки наличия клеща. Такая скрытая форма вводит в заблуждение многих садоводов. В этом случае нужна консультация специалиста-энтомолога, который может обнаружить живых клещей только под микроскопом.
Чтобы избежать неприятностей, связанных с почковым клещом, нужно очень строго подходить к подбору посадочного материала. Ни в коем случае нельзя использовать черенки и саженцы от знакомых и приятелей. Они должны быть выращены в специальных питомниках, где гарантируется отсутствие клеща. Самостоятельно вы не сможете определить, здоров ли посадочный материал.
Посадив у себя на огороде здоровые кустики смородины из плодопитомника, разместите в междурядьях лук или чеснок, осенью не выкапывайте их, а оставьте под зиму. Считается, что выделяемые ими фитонциды отпугивают клещей. К повреждениям смородинным почковым клещом устойчив сорт «Память Мичурина».
Из наиболее активных защитных мероприятий можно рекомендовать в период выдвижения соцветий 2—3 обработки свежеприготовленной суспензией чеснока (50—100 граммов растолченных в ступке зубчиков на 10 литров воды из расчета на 100—150 квадратных метров площади).
Яблоню повреждают десятки вредных насекомых, видовой состав и численность которых определяются прежде всего возрастом деревьев. На молодых деревцах встречаются тля, высасывающая соки из листьев и побегов, щитовки, живущие на коре ствола и ветвях. Позже, когда деревья начинают плодоносить, появляются такие вредители генеративных органов, как яблонная плодожорка, яблонный пилильщик, яблонный цветоед и другие. Сильно объедают листья в течение всего лета гусеницы боярышницы, яблонная моль, садовые листовертки. Все это ослабляет деревья и снижает урожай.
Для успешной борьбы с вредителями необходимо знать примерную последовательность их появления в саду. Раньше других, в период распускания почек, появляются яблонная медяница, зеленая и красногалловая тля, яблонный цветоед.
Н. СЕЛИВАНОВА,
кандидат биологических наук


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz