каморка папыВлада
журнал Советский экран 1973-24 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.08.2017, 01:18

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

идут съемки...

«СИБИРСКИЙ ДЕД»

Эпизод должен был получиться веселым. Или, вернее, должно было обнаружить его внутренний юмор, возникающий от несоответствия истинного положения вещей и того, как это положение расценивают. Штабу белых ситуация кажется если и не превосходной, то, во всяком случае, не внушающей серьезных опасений. Иркутск в их руках, продуманного с точки зрения стратегии отпора они не ждут, и единственно, что беспокоит начальника разведки полковника Рогова,— это отряды рабочих Черемхова и в какой-то мере анархисты.
На самом же деле штаб окружен, сопротивление парализовано, и пройдет минута-другая, как они узнают об этом. В круглую, с камином, хранящую следы былого уюта залу войдет человек в распахнутом меховом полушубке и молча протянет сидящим пакет; в пакете — требование безоговорочной капитуляции.
Человек в полушубке — Нестор Каландаришвили, личность в свое время едва ли не легендарная, но в то же время и типическая. Не по характеру, разумеется, но по тому, как прослеживаются в его судьбе исторические закономерности. Начав с анархического бунта против властей предержащих, Каландаришвили из Грузии попадает в Сибирь, а из учителя становится полководцем, героем гражданской войны. «Сибирским дедом» называли, его в отряде, а он себя считал рыцарем революции и погиб коммунистом. Незадолго до смерти он был назначен командующим войсками Якутии.
Картину о Несторе Каландаришвили снимает «Грузия-фильм», режиссер ее Георгий Калатозишвили, оператор Давид Схиртладзе, сценарист Сулико Жгенти, в главной роли народный артист республики Давид Абашидзе. Сценариям С. Жгенти всегда присущ лиризм: о чем бы он ни писал, в ткань его повествования всегда входит тема добра, сочувственного отношения к людям. И для Давида Абашидзе не чужд этот мотив, хотя в его творчестве он не выражен так впрямую; его «сопутствующая» — мужественность. Что же касается режиссера, то две его предыдущие работы, «Смерть филателиста», «Я, следователь...», позволяют судить о нем как о приверженце острых ситуаций, операторская же его практика — фильмы «Белый караван», «Я, бабушка, Илико и Илларион» — дает возможность говорить и об ином воплощении замысла — углубленном, психологически обоснованном. В новой картине и то и другое могло и должно было найти себе место — это предопределили события и характер героя.
И вот мы на съемке — в том самом круглом зале, то ли библиотеке, то ли курительной, где на столе и на стенах военные карты, над которыми склонились пятеро: генерал Самарин, полковник Рогов, лидеры эсеров Яковлев и Чичинадзе, представитель союзнической армии англичанин Ботт. Поначалу эпизод ладится трудно: актеры встречаются едва ли не в первый раз, друг к другу они не «притерлись». Исполнители пока еще не чувствуют тона эпизода и, чтобы он не получился скучным, так усердно «расцвечивают» слова, что каждое из них приобретает самодовлеющее значение.
Тут бы и проявиться режиссерскому «диктату», но Калатозишвили до странности спокоен и лишь просит начать все сначала. Вскоре, однако, понимаешь, что в этих повторах да еще в коротких «подсказах», которые даются словно бы невзначай, и заключается его тактика. Исполнители осваиваются с текстом, друг с другом, а просьба режиссера к Д. Орловскому — генералу Самарину — не втолковывать обстановку, а доложить ее оказывается адресованной не только ему, но и остальным тоже. Совещание приобретает деловой, информационный, что ли, характер, и это оказывается как раз тем, что нужно.
Внезапное появление Каландаришвили и людей из его отряда воспринимается в силу абсолютной уверенности в победе как нечто вполне естественное: гонцы принесли весть о капитуляции. Пакет, который Нестор протягивает Яковлеву, подтверждает уверенную догадку белогвардейцев.
А теперь довольно легко и, главное, органично выстраивается и остальное. Давид Абашидзе, как бы он ни старался глядеть грозно, глядит вместе с тем заинтересованно и с любопытством. Кроме того, что скрывать, он доволен, что дерзкая операция по внезапному окружению штаба им удалась и удалась почти без потерь. Его герой не то чтобы благодушен, но и не пылает ненавистью. Режиссер его в этом настроении поддерживает: ты на них прикрикни, но не со злостью, а напугай их. Вошедший вслед за Каландаришвили комиссар отряда Асатиани (в его роли Гурам Пирцхалава) такого рода игру охотно принимает. Она отвечает внутреннему состоянию людей, сумевших найти выход из, казалось бы, безвыходного положения. «Здание полностью в наших руках»,— докладывает он не столько командиру, сколько тем, кто в зале. «Сдавайтесь, нечего ерепениться»,— таков подтекст.
Эпизод снят.
А в заключение — три коротеньких интервью. Первое — с режиссером.
— Какую картину вы хотели бы сделать?
КАЛАТОЗИШВИЛИ. Максимально приближенную к истории. Если нет интереса к тому времени, о котором собираешься рассказать, бессмысленно браться за работу. Человек и история, их прямая и обратная связь — вот то, что нас больше всего интересовало. Незаурядная личность Нестора Каландаришвили делала эту связь особенно отчетливой — время как бы «просвечивало» его характер, формируя его и позволяя, в свою очередь, пристально наблюдать себя.
— Что за человек ваш герой и почему вы согласились сниматься в этом фильме? — спрашиваем мы Льва Дурова, который играет если не антипод Каландаришвили — масштабы его героя не те,— то, по сути, нечто весьма этому близкое.
ДУРОВ. Для меня главное — найти драматизм роли. Если он есть — есть и смысл и характер,— тогда можно работать. Нечестные, неблагородные поступки штабс-капитана Филина вызваны не только тем, что он белогвардеец. Он еще и плебей духовный, кулацкая кровь и плоть. Во всех его жестокостях есть желание утвердиться: на него могут смотреть просто, а он ждет «подковырки». Он страшный человек и не глуп, но не умом, не сердцем, а ненавистью.
— А ваш Нестор!
АБАШИДЗЕ. У А. Манфреда в книге о Наполеоне про одного из генералов сказано: «Счастливое дитя победы». Тот генерал был убит молодым, Нестор тоже погиб в бою, но он был счастлив. Выше всего он ставил справедливость и служил ей. Такого человека я и хочу сыграть.
Н. Георгиева

В штабе отряда Нестора Каландаришвили
Нестор Каландаришвили (Д. Абашидзе), адъютант Кура-Мухажед (А. Кадеишвили)
Штабс-капитан Филин (Л. Дуров), поручик Тихомиров (Ю. Назаров)


на киностуднях страны. Рига

С МАРКОЙ РИЖСКОЙ СТУДИИ

Советской Латвии 33 года. Ее киноискусству столько же. За эти годы на Рижской киностудии поставлено свыше 60 художественных картин и более сотни документальных. В нынешнем году студия завершит работу над двумя телевизионными игровыми и пятью полнометражными фильмами: два из них — «Прикосновение» и «Шах королеве бриллиантов» — уже вышли на экраны.
Режиссер Алоиз Бренч, поставивший кинодетектив «Шах королеве бриллиантов», уже приступил к съемкам другого фильма в том же увлекательном жанре по сценарию С. Александрова и В. Кузнецова. «Свет в конце туннеля» расскажет о борьбе сотрудника милиции Крастиньша (его играет Улдис Пуцитис) с опасными преступниками.
Современной тематике посвящен фильм «Ключи от города» сценариста Л. Бридака, съемки которого завершают режиссер И. Кренберг и оператор Р. Пикс. Рассказывая о взаимоотношениях женщины — председателя горисполкома с дочерью, авторы раскрывают проблему личного и общественного долга, показывают сложную судьбу матери-одиночки, которая, став руководителем маленького городка, сумела завоевать любовь и уважение окружающих. Главные роли в этом фильме играют Дина Купле и Гунта Виркова.
В редком для нашего кинематографа жанре эксцентрической комедии задуман фильм «Подарок одинокой женщине». Комедиографы всех времен не раз прибегали к приему переодевания своих героев для того, чтобы достичь особо смешных ситуаций. В комедии «Подарок одинокой женщине» таким персонажем стала... лейтенант милиции Гита, которая переодевается в старую женщину для того, чтобы выявить и разоблачить шайку мошенников, угоняющих автомашины. Получив на время операции государственную «Волгу», Гита, выдавая себя за свою престарелую тетушку Кнепиене, распространяет слух о неожиданно свалившемся счастье — выигрыше автомашины по лотерее. На эту приманку клюют воры с уголовными кличками Корона и Роза. Внешне респектабельные, хотя и несколько суетливые молодые люди в исполнении Левана Криванса и Эгона Майсакса, попадают в ловушку и оказываются разоблаченными. Правда, до этого они вовлекают в водоворот комических ситуаций многих персонажей, в том числе и некоего типа с восточным лицом, желающего во что бы то ни стало достать машину (этот тип не расстается со своим чемоданчиком, набитым деньгами, ни в бане, ни в реке). Несмотря на то, что у «тетушки» в самый напряженный момент операции от горячего воздуха финской бани отклеивается парик и расползается старушечья одежда, преступникам не удается уйти.
Режиссер Эрикс Лацис, ставящий эту картину (сценарий Лаймониса Вацземниекса), не претендует на серьезное раскрытие проблем борьбы с преступностью. Его цель — создать веселую, красочную картину, на которой зритель хорошо бы отдохнул и посмеялся. Художественный руководитель картины — Леонид Гайдай; это залог того, что фильм будет смешным. В фильме снимаются популярные актеры Вия Артмане и Эдуард Павулс, которые, исполняя главные роли, на этот раз выступают в необычном для себя комедийном амплуа. Композитор Раймонд Паулс написал для фильма песенки, которые в исполнении Виктора Лапчонка и Норы Бумбиере звучат задорно и современно.
Впервые за годы своего существования Рижская студия обратилась к наследию великого латышского поэта — Яна Райниса и из его произведений выбрала самое известное — «Вей, ветерок!». Спектакль с этим названием неоднократно ставился не только в Латвии, но и на сценах многих театров нашей страны. За прошедшие годы сложились определенные традиции сценической постановки этой пьесы, и, приступая к ее экранизации, авторы — сценаристы Имант Зиедонис и Гу-нар Пиесис — столкнулись с дилеммой: следовать ли привычным канонам или попытаться заново осмыслить пьесу. Так, например, театральные постановщики считали, что время действия пьесы — конец XIX века. Отсюда вытекали и все особенности оформления спектаклей, костюмы, детали быта. Вчитываясь в тексты Райниса, авторы сценария усмотрели в них более ранние истоки, что дало им возможность трактовать действие пьесы как происходящее в далекие языческие времена. На экране герои Райниса предстали в старинных одеждах, в окружении девственной, не тронутой цивилизацией природы; Гатынь приплывает свататься к гордой красавице Зане на былинной ладье; под звуки статуле и трейдекшне — подобных древнерусским рожкам и свирелям — инструментов, малознакомых нынешним латышам, происходит старинный свадебный обряд; затем в мирную идиллию вторгается незваная любовь Гатыня к красавице Байбе, и оскорбленная пылкая Зане пытается вернуть своего жениха с помощью колдовства. Многое написано и придумано для фильма нового, чего нет ни в пьесе «Вей, ветерок!», ни в театральных постановках.
— Нам казалось правомочным,— говорит режиссер фильма Гунар Пиесис,— создать такие сцены в фильме потому, что мы искали экранную версию произведения. Как пьесу Райниса питали народные песни, легенды и этнография, так и мы выбирали недостающий материал из этих же источников. Мы старались, чтобы наши нововведения не были чужеродными пьесе и отвечали ее стилю.
Две главные роли в этом фильме играют непрофессиональные актеры. На роль Байбы после большого конкурса была отобрана ученица 10-го класса Эсмеральда Эрмалэ, семнадцатилетняя застенчивая девушка из крестьянской семьи, никогда до этого не игравшая даже в школьных спектаклях. Роль Гатыня играет также дебютирующий в кино студент медицинского института Петерис Гаудиньш.
Зрители уже увидели на своих голубых экранах в постановке Александра Лейманиса фильм «Олег и Айна», повествующий о современном заводе коммунистического труда. Это последняя работа одного из лучших латышских операторов, Мариса Рудзитиса, недавно безвременно умершего. Кадры этой картины, как и предыдущих его работ («Сын рыбака», «Повесть о латышском стрелке», «Рита», «Тобаго меняет курс»), отличают тонкое стилистическое решение, своеобразие изобразительного почерка, высокий профессионализм.
Второй телевизионный фильм, недавно законченный на Рижской студии,— «Цыплят по осени считают» режиссера Ольгерта Дункерса — перенесет зрителей в профессионально-техническую школу механизаторов Латвии. Главные герои картины — молодые парни и девушки и их наставники, которые ненамного старше своих воспитанников,— показаны в первый год учебы. Формирование характеров молодых людей, пришедших из-за школьных парт в трудовую жизнь, и составляет основное содержание этого фильма.
Теперь о планах Рижской студии. Два дебютанта — сценаристка Аустра Зиле и режиссер Болеслав Руж — создадут фильм на морально-этическую тему «Не бойся, не отдам». Впервые выступит в качестве режиссера известная актриса Дзидра Ритенбергс. По сценарию М. Красавицкой она поставит фильм «Хозяйка», о женщине — председателе латышского колхоза, чья судьба тесно переплетена с судьбой ее народа, о новом поколении хлеборобов Латвии. Революционно-историческая картина «Нападение на префектуру» будет поставлена О. Дункерсом по сценарию Альберта Бэла. Речь в ней пойдет о событиях 1905 года в Латвии, о яркой жизни революционера Яниса Лютерс-Бобиса, которого высоко ценил В. И. Ленин.
В планах студии не забыт и детский зритель. Ему будет посвящена кинокартина «Верный друг» сценариста Юрия Яковлева и режиссера Яниса Стрейча.
Ю. Сокол

На съемках фильма «Вей, ветерок!».
Режиссер Г. Пиесис и исполнительница роли Байбы актриса Э. Эрмалэ


идут съемки...

ЦВЕТА ОСЕНИ

Съемка начнется не скоро. Снимать сегодня предстоит в «режим», в тот короткий — всего двадцать—тридцать минут — промежуток, когда вечер приглушит опустившееся к горизонту солнце, смягчит прозрачной тепловатой дымкой яркие цвета осени — голубизну леса и озерной глади, рыжую, золотую и прозрачно-желтую листву леса на том берегу, темную хвою прорезавших его елей, невыгоревшую зелень травы.
Место съемки — Карелия, деревня Гомсельга, километров на сорок севернее Петрозаводска. Название фильма — «Рябина нежная ягода». Режиссер (он же автор сценария) Андрей Смирнов. Киностудия «Мосфильм».
Пока все готовятся к будущей съемке. Ассистенты оператора выкладывают рельсовую дорожку для камеры, постановщики вкапывают по кадру фонарный столб с криво болтающейся над лампочкой жестяной тарелкой, осветители прилаживают за окном ближней избы приборы (это будет еще одна светящаяся точка на погруженном в вечерний сумрак экране). Вблизи колодца оператор Александр Княжинский вместе с рабочими водружает какую-то стальную конструкцию с высокой поперечиной — из нее во время съемки на актеров будет лить дождь. Где-то поодаль реквизиторы подогревают на костре ведро с водой — по сценарию из этого случайно подвернувшегося у колодца ведра Илья (Леонид Кулагин) должен будет плеснуть в и без того мокрое от слез и дождя лицо Саши (Наталья Рудная): погода сегодня к водным процедурам явно не располагает, пусть уж хоть вода будет потеплее.
Эти кадры — конец сцены, начало ее потом доснимут в Москве, в павильоне. Там будет построена декорация чайной. Ее заполнят пришедшие погреться, перекусить, попить чаю или чего-то покрепче механизаторы и шоферы, студенты из строительных отрядов, шабашники, девушки-скотницы, милиционеры. Здесь Саша найдет Илью, будет сидеть с ним рядом, прихлебывать пиво, слушать разговоры случайных застольных знакомых, слушать, как Илья читает вдруг пришедшие на память стихи:
Сквозь прошлого перипетии,
И годы войн и нищеты,
Я молча узнавал России
Неповторимые черты...
И, внезапно для самой себя, гордая, резкая Саша бухнется перед Ильей на колени и скажет громко — так, чтобы слышали все вокруг: «Илюшенька, милый, не бросай меня, пожалуйста!.. Я с собой не знаю что сделаю, только будь со мной!»
Они знают друг друга с юности. Любили друг друга. Может быть, тогда он — больше, чем она. Она вышла за другого. Потом они десять лет не виделись. За эти годы многое изменилось. Он стал врачом, она — инженером. Он женился, впрочем, семейная жизнь его уже давно дала трещину. Она с мужем рассталась. Предпочла жить одна, чем согласиться на полулюбовь, на видимость счастья. Характер у нее максималистский, трудный, неудобный для окружающих и для нее самой тоже.
Потом они снова встретились. Случайно. И поняли, что нужны друг другу. Поняли, что им сейчас надо многое передумать вновь, разобраться в себе, в своих чувствах. Сценарий фильма охватывает восемь дней их жизни — семь из них они проведут вдвоем в далекой деревне, наедине друг с другом, с прекрасной и строгай северной природой. Это совсем неидиллические дни — они полны для героев напряжения чувств и мысли: только так можно прийти к нелегкому, но единственно сейчас возможному для них решению.
Итак, фильм о любви?
— Не только,— отвечает Андрей Смирнов.— Я убежден, что любая любящая пара, вне зависимости от наличия штампа в паспорте, представляет собой модель семьи и, как следствие, в миниатюре и модель того общества и того времени, в котором они живут. На протяжении тех дней, что охватывает сценарий, герои выясняют не только отношения друг к другу, но к жизни, к своему месту в ней, к сегодняшнему дню своей страны. В маленькой капле — любви двух людей — отражается большой мир.
...К съемке все готово. Актеры уже сделали техническую прикидку: сколько шагов пройти здесь, и как тут опуститься на землю, каким движением ему снять ведро с крышки колодца, и как ей повернуться к аппарату, чтобы край кадра не срезал лица. И теперь самые ответственные предсъемочные минуты.
Режиссер уединяется с актерами в тонвагене. Они о чем-то тихо говорят, молчат, слушают начерно записанную музыку, которую сочинил для этой сцены Альфред Шнитке. Они погружаются, входят в то необходимое сейчас состояние, к которому должна была бы подвести их пока еще не прожитая сцена в чайной.
Смирнов — это доказал его «Белорусский вокзал» — режиссер актерский. Он всегда скрупулезно доискивается сути сцены, психологической правды в каждом жесте, движении, интонации. Он по многу раз проверяет и перепроверяет каждую мелочь, нюанс, обсуждает их с актерами, внимательно прислушивается к их мнению, убеждает в обоснованности своего — он подводит актера к ощущению внутренней органичности, необходимости, правильности всех экранных действий, слов, поступков.
...Ассистенты оператора проверяют по шкале приборов свет солнца: время снимать. Зажигаются синие линзы дигов, тарахтя и захлебываясь, начинает качать воду насос, косой искусственный ливень обрушивается на землю. И у колодца насквозь вымокшая, всхлипывающая, счастливая от обретенной любви женщина говорит мужчине усталые и нежные слова:
— Чего смотришь? Где ты раньше был?.. А теперь я старая.
Третий дубль приходится снимать без дождя. Нет воды. Насос высосал весь колодец. До дна...
А. Липков

Фото автора
Саша (Н. Рудная)
Тракторист Эдик (Л. Фатюшин)
Дуся, жена Эдика (Н. Гундарева)
Саша и Илья (Л. Кулагин)
Перед съемкой: режиссер Андрей Смирнов и актриса Наталья Рудная
У камеры оператор Александр Княжинский


У НАС В ГОСТЯХ БОЛГАРСКИЙ ЖУРНАЛ ФН
списание ФИЛМОВИ НОВИНИ

В этом году на экраны Болгарии выйдет восемнадцать полнометражных игровых отечественных фильмов.
Это значительное увеличение производства позволило болгарскому кино наконец вплотную обратиться к современной теме. Результаты не заставили себя ждать. Урожай прошлого года принес фильмы «Вольная птица», «Как песня», «Любовь». Закончены производством «Пути-дороги» Ивана Терзиева, «Бабье лето» Младена Николова, «Перепись зайцев» Эдуарда Захариева, «Самый добрый человек, которого я знаю» Любомира Шарланджиева.
Однако современная тема вовсе не отодвинула в сторону традиционно популярный в Болгарии жанр военного фильма. Бинка Желязкова, лауреат одного из первых московских фестивалей, закончила работу над поэтической драмой «Последнее слово». Зако Хеския снимает двухсерийное эпическое полотно «Зарево над Дравой», рассказывающее об участии болгарских войск в заключительной фазе борьбы с фашизмом. Закончена двухсерийная лента Николы Корабова «Иван Кондарев» — о первом в Европе антифашистском восстании 1923 года. Гриша Островский, тоже лауреат одного из московских фестивалей, завершает работу над исторической драмой «Усадьба на границе».
Ждет своего режиссера сценарий о партизанской борьбе против фашизма, написанный известным поэтом Веселином Андреевым. Однако более всего болгарское кино сегодня обращено к современности — над фильмами о нынешнем дне социалистической Болгарии работают режиссеры Владимир Янчев, Методи Андонов, Маргарит Николов, Януш Вазов, Леон Даниэл. Но рассказ об этих фильмах еще впереди.
РЕДАКЦИЯ «ФИЛМОВИ НОВИНИ»


СОАВТОРСТВО АКТЕРА

С точки зрения актерской биографии дебют Ивана Кондова кажется запоздалым. Когда его впервые пригласили на пробы, ему уже шел тридцать третий год. В таком возрасте в кино обычно раскрываются характерные актеры или мастера эпизодических ролей... Но в болгарском кино это был один из наиболее своевременных дебютов. В 50-е годы оно переживало период бурного роста, а в актерском плане переходило от плакатной монументальности к раскрытию характеров в их внутренней динамике и сложности.
Однако, несмотря на своевременность, дебют Кондова в кино был отнюдь не легок.
О Кондове — Докторе из кинофильма «На маленьком острове» один мой коллега говорил: «Каким организатором побега может быть этот человек с усталым взглядом и движениями стареющего ювелира?» Если оставить в стороне точность сравнения, думаю, что здесь достаточно непосредственно отражалась предубежденность по отношению к этому образу. По сравнению с предшествовавшими фигурами, обладавшими мощным телосложением, отрывистым, чеканным голосом и экзальтацией, мягкая приземленность героя Кондова, его деликатное, казалось бы, лишенное взрывов поведение порождали ощущение внутренней монотонности образа, некоторой нерешительности.
Но нельзя не понять, что усталость и замкнутость Доктора, его легкий скептицизм были только предпосылкой раскрытия внутренней сущности образа. Благодаря Кондову мы оказываемся перед сложной ситуацией, требующей именно трезвого, «ювелирного» осмысления того, что происходит. Сила и цельность характера тут уже не измеряются масштабами и динамикой внешнего действия.
В те годы к актерской игре в болгарском кино все еще подходили с ограниченными мерками. Возможно, это и не позволило своевременно оценить дебют Кондова, который не просто «исполнил» роль Доктора, но косвенно отразил в ней самые существенные стороны своего творческого «я».
В фильме «На маленьком острове» Кондов превращает анекдотическую, по существу, ситуацию, вызванную нелепой ошибкой, в подлинную драму. И хотя герой его гибнет, смерть эта пробуждает светлое чувство благодаря тому, что мы познаем истину, ради которой он жил, боролся и погиб.
Эта внутренняя тема его творчества особенно одухотворенно прозвучала в картине «Игрек-17». Болгарская критика справедливо отмечала, что только участие Кондова превращает этот рассказ в своеобразный «гимн усталому разведчику». Тут любопытство зрителя разжигается не только загадками криминальной интриги, но «загадками» внутренней динамики образа.
Игрек Кондова с точки зрения чистой криминалистики человек небрежный. Но это только с виду. В действительности он не просто учитывает внешние действия своего противника, но старается открыть за ними его характер. Долгожданная победа застает его в момент откровенных размышлений о пережитом, ибо удовлетворение и радость успеха окрашиваются грустным сознанием, что это, наверное, его последняя крупная операция. (Когда верстался этот номер, жюри кинофестиваля в Варне присудило Кондову премию за лучшую мужскую роль в фильме «Игрек-17».)
Кондову удавалось следовать своему кредо даже в тех случаях, когда драматический материал, казалось бы, лишал его такой возможности.
Кондов не прибавляет и не отнимает реплики, режиссеры не помнят случая, когда бы он предлагал или настаивал на каких-либо импровизированных изменениях в сюжете. Но, будучи точным и правдивым в предлагаемых обстоятельствах, Кондов никогда не придерживается сюжета буквально.
До недавнего времени в нашем кино было модно говорить об интеллектуальном актере. Мода проходит, но оценка остается. И поскольку я недавно прочитал нечто подобное о творчестве Ивана Кондова, мне хотелось бы поделиться некоторыми соображениями.
Я бы сказал, что для «интеллектуальных актеров», для актеров типа Ивана Кондова, самое характерное заключается в том, что они учат людей самостоятельному мышлению, учат улавливать сложные взаимосвязи между явлениями.
Иван Кондов сыграл более пятидесяти ролей за четырнадцать лет работы.
По меркам нашего кино в данном случае можно было бы говорить об идеальной актерской судьбе. Но на сей раз цифры могут обманывать, ибо частенько обаяние Кондова эксплуатировалось для «облагораживания» сомнительных сценарных и режиссерских решений.
Важнее тут другое: за этой ритмичностью ощущается непрерывный творческий подъем, неудовлетворенность достигнутым и стремление к еще более полному раскрытию собственных возможностей. Это уберегает актера от самоповторения и открывает в границах его индивидуальности новые, более яркие черты. И только это заставляет меня думать, что истинная и большая роль Кондова в кино все еще впереди...
Иван Дечев

«На маленьком острове»
«Игрек 17»


КАТЯ ПАСКАЛЕВА

«На следующее утро она проснулась знаменитой». Эта фраза с полным правом относится к Кате Паскалевой. После премьеры «Козьего рога» она сразу же оказалась одной из немногих болгарских кинозвезд. Правда, и сейчас никто не оборачивается, когда она идет по улице, и коллекционеры автографов не окружают ее толпой, ибо в жизни Катя не бросается в глаза. Но, даже не узнавая ее в лицо, люди ценят дарование актрисы. А это куда дороже дешевой шумихи...
Однако роль Марии вовсе не первая и тем более не единственная киноработа Кати. Еще студенткой Софийского высшего театрального училища она снялась в эпизодических ролях в «Отклонении» и «Скорпионе против Радуги». А с суровым и эпическим миром писателя Николая Хайтова — одного из создателей «Козьего рога» — познакомилась еще в первой экранизации его лирического произведения «Конец песни», где сыграла роль Найме, совершенно непохожую на образ Марии.
Кстати говоря, не следует забывать, что в «Козьем роге» Катя Паскалева играет две роли. В начальных кадрах мы видим ее в роли матери, спокойной и уравновешенной женственной хозяйки дома.
Проходят годы, и подрастает ее маленькая дочурка, в памяти которой навеки запечатлелись сцены насилия над матерью. Отец воспитывает ее так, чтобы однажды она отомстила насильникам, старается подавить в ее душе все женское. В жестоком и суровом мире она должна быть тверда, как мужчина, чтобы в момент мести у нее не дрогнула рука.
В этом неожиданном и сложном перевоплощении от мягкости первых кадров фильма не остается и следа. От Марии веет дикостью, грубостью, мальчишеской дерзостью.
Однако истинная сила дарования Кати раскрывается дальше, там, где ее героиня преодолевает отцовское воспитание и отдается непреодолимому зову матери-природы. Здесь начинается подлинная драма — драма борьбы между долгом и естественной жаждой нормальной жизни.
Роль Марии в «Козьем роге» была по достоинству оценена зрителями.
Однако незаслуженно осталась в тени другая героиня Кати Паскалевой, ее Вела в драме «Вампир» классика болгарской литературы Антона Страшимирова, поставленной на сцене театра города Пазарджик. Эта роль еще раз подтверждает, что успех «Козьего рога» не случаен, что Катя Паскалева — актриса больших творческих данных и возможностей.
Ей нравится маленькая провинциальная сцена, но в последнее время она все реже появляется на ней, потому что кино полностью захватило ее.
Недавно Катя Паскалева снялась в двух фильмах — «Белая Одиссея» и «Большая победа», а только что закончила играть в экранизации романа Эмилия Станева «Иван Кондарев». Роль Кристины и на этот раз совершенно непохожа на все, что актриса делала до сих пор. Но именно это ей особенно нравится. Как-то она сказала, что больше всего не любит повторений. «Это смерть для искусства. И потому я всегда готова идти на риск. Движение — это шаг в неизвестность».
Атанас Свиленов

«Конец песни»
«Пути-дороги»


«И ГРЯНУЛ ДЕНЬ»

Георгий Дюлгеров сделал свой первый полнометражный фильм по сюжету, рассказывающему о недавнем революционном прошлом. Чем вызвано стремление наших молодых режиссеров, которые не были сами свидетелями первого дня Свободы, еще и еще раз поделиться своими мыслями о том поколении, чья борьба привела к победе правого дела? Георгий Дюлгеров объясняет свой выбор желанием поставить фильм об отцах от имени сыновей.
Большинство героев — сверстники сегодняшнего молодого поколения. И авторы ленты «И грянул день» хотят показать своим ровесникам, как выстрадали идею свободы и справедливости герои фильма. Ситуации, в которые они попадают, становятся для них высшим испытанием нравственности, силы характера. Один из них, Мустафа, в свои 18 лет устанавливает народную власть в селе, становится ответственным за больницу, экспроприирует имущество предателей и тут же, едва простившись с любимой девушкой, уходит на фронт.
В лихорадке новых задач Мустафа мучительно переживает первое потрясение — расплату с фашистскими полицейскими, когда его друг, художник по призванию, становится исполнителем приговора во имя справедливости.
Герои фильма находятся в исключительной ситуации, но по своему духу и стремлениям они похожи на наших современников, и смысл фильма заключается в том, что нынешнее поколение молодых людей наследует энтузиазм и силу своих отцов и сделает все, чтобы защитить достижения революции.
Главные роли исполняют Пламен Масларов, Елена Мирчовская, Асен Ангелов, Вылчо Камарашев и другие. Оператор Радослав Спасов.
Светла Гераскова

«И грянул день»


«ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО»
Экран словно охватывает огненно-красное пламя. Цвет борьбы, цвет пульсирующей крови, цвет самопожертвования... Шесть женщин с разным прошлым, с разными судьбами встречаются в тюрьме, в камере смертников.
Антифашистская тема не раз приносила успех болгарскому кино. Фильм «Последнее слово» по-своему обращается к этой теме, исследуя антифашистскую борьбу и сопротивление как бы изнутри человека.
В тюрьме, вдали от близких, шестеро женщин создают свой замкнутый мир. Молодая девушка, которую предали, рисует на стенах пестрые цветы. Учительница снова и снова в мыслях возвращается к своим ученикам. Мать, попавшая в тюрьму, чтобы спасти своих сыновей, каждый вечер мысленно проделывает путь к себе домой.
Постановка фильма «Последнее слово» осуществлена режиссером Бинкой Железковой по собственному сценарию. В нем снова проявляется ее пристрастие к теме антифашистской борьбы, с таким мастерством проявившееся когда-то в картине «Как молоды мы были». В «Последнем слове», как и в предыдущем фильме, повторяются мотивы героизма, доверия, предательства. Но тут события разворачиваются в трех временных отрезках — сегодня, в годы сопротивления и в воспоминаниях героинь.
«Последнее слово» — фильм о насилии и о воле к жизни, которая ему противостоит. Полицейский следователь-садист (артист Николай Бинев) допрашивает смертниц. Надзиратели приказывают замазать мир цветов, нарисованный на стенах камеры. А одна из женщин, над головой которой уже нависла петля, корчится в родовых муках... Родится ребенок: этот маленький человек начинает свой жизненный путь в тюрьме, в камере, где прожили свои последние дни шесть радующихся ему женщин, шесть матерей...
«Последнее слово» знакомит нас с большой группой болгарских актрис, среди которых Цветана Манева (Учительница), Доротея Тончева (Девушка), Белла Цонева (Крестьянка), Леда Тасева (Худая), Аннета Петровска (Черная).
В фильме участвуют также чехословацкая артистка Яна Гирова, Ицхак Финци, Катя Динева и другие.
Елена Василева

Кадры из фильма «Последнее слово»


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz