каморка папыВлада
журнал Смена 1994-05 текст-25
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 21.08.2017, 00:10

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ГЛАВА IX
Возвращение в пенаты

В середине июля 1550 года Нострадамус вернулся из Италии в Салон-ан-Прованс. Судя по довольному виду, он надолго избавился от болезненной страсти к дальним странствиям. Его возвращения ожидали встревоженная супруга Анна Понсар и дети — девочка Мадлен и мальчики Цезарь и Мишель.
(Цезарь Нострадамус станет видным общественным деятелем, первым консулом (должностным лицом) в Салоне, знаменитым литератором и опубликует популярные в те времена сочинения — «История и хроники Прованса», «Следы Святой Магдалины», сборники поэзии «Картина Нарцисса» и «Мартышка Сципиона», а также книгу «Въезд королевы Екатерины Медичи в свой город Салон». За литературно-общественную деятельность король Людовик XIII удостоит его почетного титула «ординарного дворянина королевских покоев» (камер-юнкер). Он проживет довольно долго, до 1630 года, и умрет от постоянного, давнишнего недруга своего отца — чумы.
Судьба оказалась менее благосклонной к его брату Мишелю. Тому не давала покоя слава отца-астролога, и он с юных лет хотел заниматься изучением звезд и прорицательством будущего. Однажды предсказал, что небольшой город Рузен, осажденный королевскими войсками, будет сожжен дотла, и, чтобы обеспечить достоверность своего пророчества, не ожидая вмешательства тайных природных сил, собственноручно поджег несколько домов. Однако был схвачен на месте преступления и убит разъяренными жителями. Так бесславно, в возрасте 24 лет завершилась жизнь еще одного астролога из семейства Мишеля Нострадамуса. Он, правда, оставил после себя довольно объемистый труд — «Трактат по астрологии».)
Нострадамус быстро вошел в обычный ритм повседневной жизни в своем красивом уютном особняке в квартале Феррейру.
После ужина, пожелав спокойной ночи жене и детям, он тяжело поднимался по крутой лестнице в свой маленький кабинет-спальню, куда вход был заказан многим друзьям и знакомым. Там на полках, хорошо замаскированные от чужого глаза, стояли древние книги, вывезенные евреями из Египта и исчезнувшие после разрушения Иерусалимского храма в 73 году. Держать их у себя было небезопасно, и, когда начались массовые религиозные волнения, он предал книги огню. Среди них был и том знаменитого византийца Михаила Пселла «О действиях демонов».
Мишель Нострадамус продолжал заниматься любимым делом, хотя страх перед инквизицией никогда не покидал его. Ради астрологии Нострадамус всячески демонстрировал вторую сторону своей научной деятельности — медицинскую,— охотно разговаривал с друзьями на эту тему, безропотно приходил на помощь больным, занимался благотворительностью. Ради «маскировок» он зашел так далеко, что предпослал своей шестой «Центурии» один катрен, в котором открытым, незашифрованным текстом предавал проклятию своих как нынешних, так и будущих собратьев, если им взбредет в голову неверно трактовать его предсказания: «Читающие эти стихи пусть здраво над ними поразмыслят. Пусть все астрологи, глупцы и варвары отойдут подальше от моих трудов. Те, кто поступит иначе, пусть будут прокляты по принятому обряду».
Нострадамус, конечно, притворялся, пытаясь отвести угрозу со стороны ненавистной ему инквизиции. Даже предаваясь простым медитациям, он не оставлял изучения звездного неба. Он был твердо уверен, что все части тела человека подчиняются влиянию звезд, что до самой его смерти они остаются под непреодолимым воздействием планет и созвездий.
«Головой руководит Солнце,— размышлял Мишель Нострадамус,— правая рука принадлежит Луне, левая — Венере, желудок зависит от воздействия Юпитера, половые органы находятся в ведении Марса, левая нога подчиняется Сатурну, а правая — Меркурию... Звезды определяют любую деятельность человека на этом свете. Сатурн доминирует над жизнью, войны возникают по воле Марса, любовь внушает нам Венера, болезни посылает Меркурий, душевные и физические травмы, эпидемии, сны — дело рук Луны. Как только планеты и звезды оказываются вновь на прежнем месте, начинается новый жизненный цикл».
Нострадамус чувствовал, что ближайшее будущее несет неисчислимые беды. Недаром 4 декабря 1553 года один крестьянин из Сенаса принес ему, перепуганный насмерть, своего сына, родившегося с двумя головами. Чуть позже другой местный житель продемонстрировал ему белую козочку, у которой тоже было две головы. Великий маг был озадачен такими неожиданными «подарками» природы. Он тщательно составил гороскоп и пришел к выводу, что приближается смутная пора, время религиозных войн, которые будут повсюду сеять разорение... Его предсказания сбылись, причем одно из них за два года до его смерти. В период с 1562 по 1598 год произошло по крайней мере восемь религиозных войн.
...В дверь кабинета постучали. Великий маг отвлекся от своих мыслей, вернулся к реальности. Поднявшись, он подошел к двери, чуть приоткрыл ее. С тревожным выражением на лице Анна молча просунула через щель плотный пакет. Это было послание, направленное ему графом Савойским. В нем с прискорбием извещалось, что старый друг юности Нострадамуса, блестящий философ-гуманист Этьен Доре, был повешен, а затем сожжен «как приспешник Сатаны» на площади Мобер.
Значит, инквизиция продолжает действовать, осуждая всех подряд — колдунов, посланцев Дьявола, магов и астрологов. Страшная казнь на костре или королевские галеры грозили «безбожникам»: некромантам, вызывающим души из ада, и леканомантам, наблюдающим за кипящим в колбе маслом; кристалломантам, которые угадывали будущее, глядя в зеркало; дактиломантам, использовавшим магические перстни; ониксомантам, читающим будущее по ногтю девственника юноши на ноге, смазанной маслом, перемешанным с сажей; цефалломантам, вопрошавшим о будущем у головы осла, зажаренной на горящих углях, а также острагаломантам, занимавшимся магией с помощью «бабок» и других костей; тиромантам, читающим будущее по дырочкам в куске сыра, а также тем, кто тщательно разглядывает фимиам, золу, расплавленный воск, чтобы попытаться угадать будущую судьбу.
Мишель Нострадамус понимал, что обстановка на юге Франции постоянно ухудшается из-за усиления ереси. И ему грозит смертельная опасность, если он не свернет свою тайную деятельность. Но солидная репутация ученого-медика, астролога, целителя, божественного предсказателя, провизора, мага не позволяла ему уйти в тень, переждать предгрозовую пору. Имя Нострадамуса не сходило с уст местных жителей.
Они выискивали любую, самую ничтожную, пустячную причину, чтобы только повидать мага, проконсультироваться с ним. Иногда их вопросы ставили его в тупик. «Какое имя, способствующее счастливому предзнаменованию, выбрать для моего будущего ребенка?», «Не посадить ли мне на земельном участке спаржу или же продолжать выращивать на нем виноград?», «Когда лучше всего сажать бобы?», «Доживу ли я до старости?», «Сохраняет ли моя жена мне верность?». Даже сам мэр Салона-ан-Прованса регулярно обращался к великому магу за предсказаниями накануне визита к нему какой-нибудь важной особы. За советами приходили все — нотабли, простолюдины, крестьяне, садоводы, домашние хозяйки.
Мишелю Нострадамусу приходилось тратить уйму времени на эти пустяки. Тогда ему пришла блестящая идея одним ударом убить двух зайцев: сэкономить время и ответить на вопросы страждущих.
В 1553 году появилась небольшая книжечка — «Альманах Нострадамуса на предстоящий год». Альманах имел громадный успех. Все стремились во что бы то ни стало заполучить заветную книжицу с весьма душеполезными сведениями. Удивленный небывалым успехом своего первого литературного опыта, Нострадамус решил выпускать такие альманахи ежегодно. Но ему все приходилось делать одному — писать пророчества, составлять гороскопы, вести дела с издателями, заниматься перепиской. Сколько раз он мечтал о толковом, смышленом помощнике, который взял бы на себя часть неотложных забот. И вот, словно подслушав его, небо откликнулось на невысказанную вслух просьбу...
...В феврале 1554 года в двери дома мэтра Нострадамуса робко постучал молодой человек приятной наружности. Он сообщил насторожившемуся магу, что хочет изучать астрологию, движения планет, дабы постичь тайну предсказаний. Нострадамусу сразу понравился искренний, пылкий юноша, и он предложил ему место секретаря.
Незнакомца звали Жан Эм де Шавиньи. Он станет самым близким помощником и доверенным лицом Мишеля Нострадамуса. А после смерти мага приведет в порядок все его бумаги, выпустит в свет большими тиражами книги предсказаний и напишет первую вполне достоверную биографию Мишеля.
Несмотря на молодость, Жан де Шавиньи многое повидал в жизни и ради сотрудничества с Нострадамусом поставил крест на своей многообещающей политической карьере. Он изучал теологию и право в Бонне, откуда родом (впоследствии даже стал его мэром), был учеником Дора.
Шавиньи — мужественный, не из робкого десятка человек. По заданию короля Франциска I он примкнул к экспедиции отважного французского мореплавателя Жака Картье, совершившей опасное путешествие в 1542 году к берегам Нового Света.
В Гаспе, омываемом водами реки Святого Лаврентия, Жан Эм случайно встретился с одним стариком индейцем, умевшим читать будущее по расщелинам скал и по звездам. Он правильно угадывал погоду, наблюдая за горными водопадами, лечил своих соплеменников, прикладывая к больному месту сырую землю. И еще утверждал, что способен извлекать души мертвых и переносить их в тех людей, которым предстояло родиться.
После этой встречи Жан Эм мечтал только об одном: как бы самому научиться читать по звездному небу и предсказывать будущее.
Возвратившись из Нового Света в Париж, он услыхал разговоры о Нострадамусе, о его чудесном странном даре мага и прорицателя. Под впечатлением услышанных былей и небылиц о чудотворце Жан Эм принял решение покинуть чопорный двор с его постоянными каверзами и интригами ради встречи с необычным человеком...
Жан Эм старательно исполнял обязанности секретаря. В большой книге с пергаментными страницами записывал все сообщаемые ему даже мимоходом сведения, факты, происшествия, воспоминания, все комментарии, работы, описывал его дни, привычки, жесты, приемы.
Жан де Шавиньи вел за великого мага постоянный дневник, так как Нострадамус, казалось, утрачивал память, когда речь заходила об обычной повседневной рутине.
Опасаясь потерять хотя бы малейшую деталь из его размышлений или брошенного на ходу замечания, Жан Эм все тщательно записывал в свой «гроссбух».
Только благодаря его усилиям в Ватиканском архиве сохранились наброски с чертежами двух работ Нострадамуса, посвященных эллиптическим орбитам планет, которые он применял при составлении своих гороскопов. До рождения великого немецкого астронома Иоганна Кеплера (1571 — 1630), опровергнувшего тезис, что орбиты планет представляют собой круг, еще оставалось восемнадцать лет. Один текст принадлежит руке Нострадамуса, а аккуратно сделанная копия — его прилежному ученику, Жану де Шавиньи.
После шумного успеха первого альманаха Нострадамус сообщил по секрету Жану Эм о фундаментальном замысле — собрании книг, в которых он предскажет различные варианты будущего для живущих на земле людей до скончания времен. Этот громадный труд, по его предположению, должен включать в себя десять книг под названием «Центурии». В каждой будет сто четверостиший — катренов, всего тысяча предсказаний, четыре тысячи стихов. Начнет их с переписывания катренов, сделанных во время путешествия по Италии, и тех, которые он посвятил коренастому коротышке в черной шляпе с могучим длинным носом, явившемуся ему в видении на Корсике, в Египте и на острове Эльба.
В марте 1555 года в лавке Бенуа Риго в Лионе появился небольшой томик «Истинных предсказаний мэтра», в котором вниманию читателей предлагались 642 катрена, разделенные на «Центурии». Стихотворным пророчествам было предпослано письмо, обращенное автором к своему сыну Цезарю. Это письмо он повторит позже в «Хрониках Прованса». По сути дела, в нем подробный рассказ о методах, используемых знаменитым пророком, и одновременно предостережение, обращенное к человеку, который станет в будущем его самым точным и аккуратным толкователем.
Первое издание «Пророчеств» быстро разошлось, и автор в том же году выпустил второе в издательстве Пьера Ру в Авиньоне. За всю свою жизнь Нострадамус написал 4680 стихов, которые включают в себя «Центурии», «Знамения» и «Шестистрочники».
Появление «Пророчеств» Нострадамуса стало громом среди ясного неба. Все словно ополоумели. Каждый стремился во что бы то ни стало завладеть заветной книжицей, предлагая за нее перекупщикам громадные деньги. Все страстно желали сверить свою нынешнюю судьбу с будущей. На протяжении всей жизни Нострадамуса его «Пророчества» выходили большими тиражами почти ежегодно. Но спрос на них постоянно превышал предложения.
Однако следует заметить, что вскоре читательский пыл несколько поостыл, так как чтение стихов Нострадамуса, не говоря уж об их понимании, было сопряжено с большими трудностями, требовало определенных знаний и прежде всего терпения и усидчивости.
В стихах Нострадамуса поражает язык, на котором они написаны,— невразумительный, странный, неправильный. Орфография, даже в именах собственных, удивляет своей фантазией. В них нет пунктуации, глаголы часто стоят во множественном числе, в то время как подлежащее в единственном, и наоборот. Прилагательное может быть женского рода, а существительное мужского. Все дело в том, что катрены написаны на старофранцузском языке, который в те времена еще не отошел от греческих и латинских корней. Можно даже предположить, что Нострадамус вначале составлял свои катрены и шестистрочники на латинском языке, а затем переводил на французский. Автор часто прибегает к символам, заимствованным из греко-латинской мифологии и Библии, и некоторые фразы представляет в виде анаграмм. Кажется, он нарочно преследует цель не быть сразу понятным, отпугнуть незрелого читателя.
Некоторые пророческие стихи Нострадамуса скрыты среди других, которые лишь заполняют пустое пространство, выполняя роль «литературного балласта». Только внимательное и глубокое изучение катренов и шестистрочников позволяет выявить присутствие этих открывающих истину стихов, их «изолированность». И тогда становится ясной их невероятная, подчас просто пугающая точность, Нострадамус предвидит все. Он предсказывает убийство герцога Генриха Гиза в городе Блуа, совершенное по приказу Генриха III 23 декабря 1588 года:
Король всемогущий теперь опечален,
Великий с Блуа его друга убил;
Законы страны и двора горевали,
Всю Францию на две гнев разделил.

Он даже приводит титул, которым два века спустя будут величать Филиппа Орлеанского:
Я знаю, как встретят военную славу
Неистовый регент на белом коне...

(Племянник Людовика XIV Филипп, герцог Орлеанский, нарушил завещание и заставил парламент передать ему регентство без всяких предварительных условий в 1715 году.)
Не скрыты от него и причины казни французского короля Людовика XVI 21 января 1793 года:
Хотя Бурбон и не осилит века,
И демонстрирует все признаки добра —
Но после своего поспешного побега
Несправедливость будет казнена.

(Отличавшийся слабостью, набожный французский монарх, не сумев утвердить свою власть в революционной Франции, был вынужден бежать 20 июня 1792 года в Варенну, где был схвачен, предан суду и казнен.)
Нострадамус предсказал и «Великий террор» во Франции:
Злодейство замучает женщин невинных,
Кровь вдов потечет от Красного зла,
Пожар от свечей угрожает иконам старинным,
И ярость народа в движенье пришла.
(3.)

(«Красным великаном» называли Робеспьера.)
Стихи, касающиеся личности Наполеона, тоже отличаются строгой точностью.
Рожден близ Италии дерзкий воитель,
Империя будет в мятежной стране!
Но сколько солдат за тебя перебито,
Чудесный мясник в безуспешной войне.
Нострадамус предрек вторую мировую войну и оккупацию немцами Бельгии, которую он называет страной фламандцев:
Во Фландрии реет военное знамя,
Во Францию сильный противник спешит.

(После захвата Бельгии немецкие армии устремились во Францию, к Парижу, и вскоре захватили его.)
Нострадамус также в своих «Пророчествах» предсказал возвращение Эльзаса и Лотарингии Франции, учреждение ООН и Лиги наций (возле озера Леман — Женевского озера), военную кампанию в Эфиопии, гражданскую войну в Испании, китайско-японскую войну и многое-многое другое.
Особый интерес представляют пророчества Мишеля Нострадамуса в отношении развития глобальных событий во всем мире до 2000 года, они-то и вызывают наибольшее удивление и недоверие. Но нельзя забывать, что люди с такой же предвзятой осторожностью и робостью относились к региональным предсказаниям великого мага, которые тем не менее осуществились на 80 процентов.
Так он утверждает, что в будущем между Францией и Италией возникнет серьезный конфликт. (В этой связи следует отметить, что конфликтов любого рода между этими двумя странами в прошлом было предостаточно.) По его представлениям, этот конфликт, вероятно, приведет к революции в Италии. В Англии тоже произойдет народное восстание, падет монархия и будет провозглашена республика. Коммунистическая доктрина изживет себя. (Мишель Нострадамус ошибся всего на полгода с предсказанием краха коммунизма в России.) Что касается Франции, то ей грозит сильнейший экономический кризис, из которого она выберется с большим трудом, ценой больших лишений. (В какой-то степени это предсказание сбывается уже сегодня.) В Европе, по его мнению, разразится новая война, в ней примут участие многие страны, в том числе и Франция. Как ни странно, в этой войне Италия выступит против Германии. Немецкая армия раздавит итальянские войска, а затем, преодолев гору Юра в Швейцарии, проникнет во Францию. Сражения будут проходить по рубежу Виль-Франш-сюр-Савон — Масон-Шалон-сюр-Савон — Мулэн. Противник проникнет далеко на запад, но все же будет остановлен и разбит при Пуатье. В конечном итоге окончательная победа все же ускользнет от Франции.
Во Франции, как и в Испании, установится монархия. На папском престоле окажется француз. В эти годы Франции будут сопутствовать счастье и процветание. Но в октябре 1999 года желтая раса через Испанию и Италию захватит всю Европу. Церковь как институт рухнет. Ее главного руководителя (папу) отправят в тюрьму, а затем убьют. Вновь восстановится храм язычества.
На протяжении следующих веков Европе грозит новое вторжение, на сей раз мусульман, поклонников Мухаммеда. Париж будет уничтожен огнем. Столицей Франции станет Авиньон.
Потом явится Антихрист, предсказанный еще в Апокалипсисе. Антихрист «родится с двумя зубами в горле», в «отверженной, темной семье». Его правление отмечено небывалым размахом коррупции.
Насилья, убийства и гнусные страсти
Враги совершенной и чистой любви,
Эпохи отцов, как и дедов,
не ведали злейших несчастий,
И тонут мечи и кинжалы в крови.

Так мир доживет до 7000 года. После чего наступит конец. Мертвые восстанут и выйдут из могил.
До смерти всей жизни семь тысячелетий,
Но трупы воскреснут в истлевших гробах.
Пред Страшным судом невзлюбившие света —
Пора на колени, и ужас и страх!

ГЛАВА X
Непредвиденная остановка по пути в Париж

Слухи о необычной книге Мишеля Нострадамуса вскоре достигли Парижа. Несколько ее экземпляров доставили во дворец. В высшем свете восприняли «Центурии» по-разному. Одни посчитали Нострадамуса необыкновенным пророком, другие отнеслись к его предсказаниям как к туманной и загадочной тарабарщине, галиматье, которая вышла из злобных уст самого Люцифера.
О диковинной книжке вскоре сообщили и монарху. Генрих II верил в астрологию и считал ее вполне точной наукой. В этом он находился под влиянием своей супруги, королевы Екатерины Медичи, проводившей ночи напролет в компании с придворным магом и астрологом Руджиери, изучая расположение звезд и вызывая духи умерших.
Пробегая глазами пророчества, Генрих II остановил свое внимание на 35-м катрене 1-й «Центурии». Он вызвал у него неприятное, смутное беспокойство.
Глаз в шлеме золотом, как в тюрьме или клетке,
Он выбит, падучею ставши звездой,
В турнире лев старый был менее крепким,
Чем хитрый, отчаянный лев молодой.

Эти четыре короткие строчки могли касаться его личности. Что за молодой лев, от руки которого на поединке погибнет лев старый? Ведь Генрих II, несмотря на свои сорок пять лет, часто принимал участие в рыцарских турнирах.
(29 июня 1559 года на рыцарском турнире, посвященном предстоящему бракосочетанию своей сестры Маргареты Французской с Филибером-Эммануилом, герцогом Савойским, Генрих II бросил вызов молодому графу Гэбриэлю Монтгомери, капитану его шотландской личной гвардии. Копье противника неожиданно сломалось, и острый конец проник ему в лоб над правым надбровьем. Через несколько дней король скончался. Епископ Троа в одном из своих писем свидетельствует, что участники поединка были наряжены львами.)
Генрих II захотел получить в этой связи необходимые разъяснения. Он отправил послание графу Савойскому, губернатору Прованса, с просьбой уговорить знаменитого прорицателя и врача пожаловать к нему с визитом в Париж.
Когда губернатор через нарочного сообщил Нострадамусу о монаршей воле, тот не скрывал охватившего его беспокойства. Он был убежден, что его «доброжелатели» при дворе не упустят шанса, чтобы расправиться с ним.
...Нострадамус вначале рассчитывал сделать первую остановку в Лионе, где у него намечалась встреча с издателем «Центурий», но обложенное грозовыми тучами небо заставило его изменить решение. Он остановился на пару часов в небольшом городке Турноне в департаменте Ардеш. Дурные предчувствия мага начинали оправдываться гораздо раньше — до Парижа было еще далеко. Вероятно, злая судьба подталкивала его, когда он велел кучеру остановиться возле харчевни Сент-Жульен.
Из-за предгрозовой духоты ему стало не по себе, и он решил присесть на открытой веранде за столиком. Любезный слуга с улыбкой на лице поставил перед Нострадамусом кувшинчик славного местного вина. Сделав несколько глотков, Мишель почувствовал, что ему стало легче. «Нельзя поддаваться спадам настроения,— убеждал он себя.— Нужно всегда следовать неслышным указаниям Божиим». Он бросил взгляд через нарядную городскую площадь, где возвышался храм с острым шпилем.
Наливая второй бокал, увидел, как двери храма внезапно отворились и оттуда высыпала группа крестьян. Двое из них несли стул с высокой спинкой, на котором сидела девочка лет пятнадцати — бледная, с растрепанными волосами, настолько красивая, что слезы невольно навертывались у всех при виде ее страданий. В больших черных глазах девочки застыла неизъяснимая, тяжкая грусть.
Рядом ковыляла старая женщина, вся в слезах. Это была ее мать. Нострадамус молча взирал на скорбный спектакль. Благостная улыбка исчезла, лицо его стало мертвенно-застывшим, руки задрожали. Чуть слышно он прошептал: «Страдание, ты одно правишь миром!»
Предаваясь невеселым мыслям, он внимательно разглядывал маленькую калеку. Затем, подозвав к столику хозяина харчевни, осведомился:
— Эта девочка, насколько я понимаю, разбита параличом?
— Да, месье,— ответил владелец.— Малышка пользуется покровительством монсеньора Турнонского. Он настоял, чтобы ее мать приносила калеку сюда, в храм, каждое утро и все усердно молились Богородице, которая непременно пошлет несчастной девочке исцеление.
Сообщение заинтриговало Нострадамуса.
— Кто такой монсеньор Турнонский?
— Наш сеньор, кардинал Турнонский, архиепископ Амрэнский. Сегодня в нашем городе праздник по случаю его назначения королевским наместником господина коннетабля де Монморанси. (Коннетабль — высшее должностное лицо в средневековой Франции, главнокомандующий армией в мирное время.— Прим. авт.) Вон его замок, в конце улицы, на берегу Роны,— взмахнул рукой трактирщик, указывая на большой квадратный замок из белого камня, окруженный рвом с водой и зубчатыми стенами с бойницами.— По его решению, маленькую Умберту принесли в храм, но вы сами видели, что Богородица не пожелала и сегодня исцелить ее.
— В настоящее время кардинал Турнонский пребывает здесь?
— Да, в своем дворце. Праздник пока проходит в городе — на улицах и площадях. Но главная его часть состоится сегодня вечером в замке нашего мэра. Приглашены музыканты из Швейцарии и певцы из Лиона. Жаль, что нежелание Богородицы исцелить несчастную девочку всем портит праздничное настроение.
Задумчиво разглядывая девичью фигуру, Нострадамус произнес:
— Значит, она парализована уже два года...
— Совершенно точно, месье. Но откуда вам это известно? Вы ведь чужестранец.
Великий маг не ответил.
Встав из-за стола, он направился к высокому стулу, который носильщики осторожно поставили перед входом в храм. Крестьяне и буржуа окружили несчастную страдалицу. К ней подошло несколько стражников, охранявших кардинальский дворец, чтобы удовлетворить свое любопытство. В разбухающей прямо на глазах толпе никто не приметил импозантной фигуры шефа королевской полиции Турнона мэтра Резенака. Почтительно изогнувшись, подчеркивая свое глубочайшее уважение и испытывая при этом благоговейный страх, он что-то нашептывал на ухо строгому монаху. Это был высокий, сухощавый человек с бледным, аскетическим лицом, ярко горящими лихорадочным блеском глазами, с благородными, величественными манерами. По умению держаться, уверенной походке в нем угадывался подтянутый, привыкший к дисциплине рыцарь, каковым он, вероятно, и был в далекой молодости.
Мать парализованной девочки опустилась на колени перед храмом. Ее примеру последовали почти все мужчины и женщины. На площади воцарилась полная тишина, все молча, воздев руки к небу, шептали молитвы.
Маленькая Умберта, прекрасная, как ангелочек, была в городе всеобщей любимицей. Ее развевающиеся на ветру кудряшки видели повсюду, во всех кварталах, везде она была желанной гостьей. Но однажды девочка по просьбе кардинала посетила одну парализованную женщину и передала от его имени деньги. Она настолько расстроилась, увидев тяжелое состояние женщины, что в результате и сама заболела какой-то странной болезнью. У нее одеревенели ноги и руки, наступила полная неподвижность.
Болезнь стала большим несчастьем для всех жителей Турнона, так объяснял начальник полиции причину сборища возле храма мрачному долговязому монаху, голова которого возвышалась над толпой.
Вдруг тишину нарушил голос несчастной матери.
— Превеликая Богородица, монсеньор Турнона велел нам обратиться к Тебе за заступничеством. Так услышь мою молитву, помоги моей дочери, исцели ее. Стоит Тебе только подать спасительный знак, и моя девочка снова начнет ходить! О добрая, всемилостивая Богородица, повелительница неба и земли, спаси нас, не оставь своими заботами!
— Спаси, спаси ее! — ревела толпа.
Женщины громко плакали. Парализованная девочка не отрываясь глядела на статую Девы Марии, отчетливо видневшуюся из раскрытых дверей в глубине храма. В ее взоре было столько страданий, мучений, немой мольбы, столько искренней веры в чудо, что даже сухопарый монах с непроницаемым лицом задрожал. А ведь такие люди, как он, давно закалили свое сердце, сделав его недоступным для страданий и бед.
Взоры всех были прикованы к девушке. Но, увы, чуда так и не произошло. Богородица не приняла молитвы. Умберта оставалась неподвижной. Долго еще стояла на коленях перед храмом ее мать, долго молились горожане. Наконец мать поднялась. Толпа начала редеть. Все кончено. Маленькой Умберте, вероятно, предстояло остаться калекой на всю жизнь.
В этот момент никому не известный бородатый человек, чужестранец, только что сидевший за бокалом вина на веранде трактира, с решительным видом подошел к носильщикам и резко бросил:
— Поставьте стул на землю!
Носильщики, невольно вздрогнув от мощного, властного голоса, повиновались. Толпа вновь начала разбухать.
Наклонившись над девочкой и взяв ее руку в свою, Нострадамус твердо, словно отдавая приказ, сказал:
— Дитя мое, посмотри на меня...
Девочка повиновалась. Около минуты она смотрела не отрываясь в глаза незнакомца. На ее бледном, худом личике появилось выражение бесконечного доверия к этому доброму человеку.
Повелительно, не терпящим возражения голосом он произнес:
— А теперь встань и иди!
Через несколько секунд толпа разразилась радостными криками. Люди громко скандировали: «Святой! Святой!» Мать девочки, схватив руку Нострадамуса, осыпала ее поцелуями. Никто не верил собственным глазам. Не может быть, невероятно!
Парализованная девочка послушно вняла приказу. С трудом встав со стула, она постояла, слегка покачиваясь на непослушных ногах, а затем, опираясь на руку Нострадамуса, пошла. Радости горожан не было предела. Здесь, в Турноне, произошло чудо. Настоящее чудо!
Увидев этот «спектакль», высокий монах побледнел, бросил несколько слов шефу полиции Резенаку. Тот подал знак стражникам. Шестеро вооруженных воинов подбежали к Нострадамусу, грубо заломили ему руки за спину и потащили в сторону кардинальского замка.
Стражники приволокли Мишеля Нострадамуса в замок монсеньора Турнонского. Без всяких объяснений бесцеремонно затолкали его в подвал. Руки приковали цепями к двум большим кольцам, торчащим из толстой гранитной стены.
Вскоре в темницу вошел высокий монах, одетый в черный широкий плащ с капюшоном. Осенив себя крестным знамением, он сказал:
— Молодой человек, если вы пожелаете быть откровенным со мной и потрудитесь объяснить, к какому способу колдовства вы прибегли на городской площади, то обещаю вам употребить весь свой авторитет, а он у меня, без ложной скромности, весьма велик, чтобы оказать вам помощь.
— Мессир,— ответил Нострадамус, пытаясь разглядеть худое лицо монаха,— не могли бы вы сказать, кто вы такой?
— Охотно,— отозвался тот.— Меня зовут Игнатий Лойола.
Услыхав это имя, Нострадамус задрожал, в глазах потемнело. Значит, до него все же добралась святая инквизиция!
Испанский монах Игнатий Лойола (1491 — 1556), стараясь отличиться на поприще борьбы с ересью, предложил папскому престолу создать мощное «воинство Христово», готовое любыми средствами — хитростью, коварством, обманом, ложью, кинжалом и ядом — свернуть шею новому антихристу, Мартину Лютеру.
«Цель оправдывает средства,— бросил он тогда звонкий, впоследствии подхваченный повсюду лозунг.— Главное — победить врага, а как — не важно».
Игнатий Лойола занимал пост комиссария-инквизитора, осуществляющего надзор за центральноевропейскими странами.
Вот какой человек предстал перед Нострадамусом в темном подвале замка кардинала Турнонского.
— Мне приходилось слышать об Игнатии Лойоле,— сказал Нострадамус.— Он весьма образованный человек, семь лет учился в Сорбонне, обладает интеллектом, позволяющим ему все понять, во всем разобраться. Я знаю на память его учебник по систематическим медитациям — «Духовные упражнения».
— Вы мне льстите, молодой человек.
— Отнюдь. Я благодарю небо за то, что попал к вам, а не к какому-то невежественному монаху. Но мне хотелось бы узнать, каким образом вы намерены употребить свой авторитет ради моего спасения?
Подумав, Лойола ответил:
— Только ад может наделить меня нужной силой, от неба, несмотря на набожность, я ее не получил. Если вы будете откровенны со мной, то я поговорю о вашей судьбе с королем и постараюсь лишить вас сомнительного удовольствия сгореть на костре, предварительно пройдя через жестокие пытки...
— Мессир, я не совершил никакого преступления. Разве вернуть радость жизни несчастному ребенку — не угодное Богу дело?
— Конечно, нет, но только в том случае, если благодеяние исходит от неба. В вашем случае оно исходит из недр ада. Признайтесь, как вам, простому смертному, удалось совершить чудо?
— Мессир, — Нострадамус тяжело вздохнул,— не было никакого чуда. Увидев девочку, я сразу понял, что у нее сильное воображение и она способна придумать для себя болезнь. Она не была парализована, иначе бы не пошла. Я просто постарался внушить ей уверенность в себе самой и во мне как лекаре. И когда приказал ей идти, все искусственные, воображаемые путы, околдовавшие ее, развязались сами по себе. И девочка пошла. Вот и все.
Главный инквизитор недоверчиво покачал головой.
— И вы считаете, что я поверю вашим выдумкам? Покажите мне договор, который вы заключили с Сатаной,— грозно потребовал он.— Предоставьте формулу колдовства, позволившую вам заставить ходить паралитиков. В противном случае вами займется святая инквизиция.
— Мне кажется, что сама суть вашего мерзкого учреждения чужда Богу и уж никак не имеет права именовать себя святой...
— Одумайтесь, молодой человек! Известно ли вам, что первым инквизитором был сам Бог? А первыми еретиками — Адам с Евой? Он прогнал их из рая, так как они провинились перед ним, предварительно учинив им строгий допрос и затем предав суду. И если Бог так жестоко поступил с прародителями рода человеческого, то его гнев по отношению к непокорным и строптивым потомкам не знал предела.
— Кого вы имеете в виду?
— Разве он не уничтожил, вызвав потоп, все человечество, пощадив только Ноя с семьей? Разве не сжег всех жителей Содома и Гоморры, пролив на них «дождем серу и огонь»? Не истребил 14700 человек, осмелившихся возроптать против Моисея во время странствий иудеев в пустыне? Не послал ядовитых змей на тех, что «малодушествовали в пути»? Не убил 50070 жителей Вефсамиса только за то, что те посмели заглянуть в «ковчег Господен»? По сравнению с этими массовыми побоищами, устроенными Богом, деяния нашего уважаемого брата Томаса Торквемады покажутся детскими забавами.
— Да, но вы говорите о библейском Боге. А ведь был еще и Иисус Христос, и он, несомненно, осудил бы вашу священную канцелярию...
— Ничего подобного, друг мой! Он был первым инквизитором Нового Завета, когда сообщил, что принес людям не «мир, но меч».
— Мне кажется, вы богохульствуете предо мной, а это не к лицу служителю Господню, причем такого ранга, как ваш! — возразил Нострадамус.
— Ладно! Оставим Христа... Ну а что вы скажете об Аврелии Августине? Он один из первых богословов обосновал принцип применения к еретикам силы вплоть до их физического уничтожения? Августин требовал еще и пыток, чтобы вывести еретика из «душевной темницы». По его мнению, лучше сжечь еретика, чем позволить ему «коснеть в заблуждении». Наказание — не зло, утверждал он, а акт любви! А пресвятой Иероним? Он считал, что казнь грешников является лучшей формой благочестия — через смерть оно ведет к спасению, к бессмертию души...
Очень хочется надеяться, что мне не придется добиваться вашего спасения таким способом. Намерены ли вы указать на колдовство, к которому прибегли, или вам будет угодно после этой небольшой лекции, прославляющей мою канцелярию, познакомиться с ней поближе?
— Мне больше нечего вам сказать,— твердо ответил великий маг.
Кровь бросилась в лицо Игнатия Лойолы. В раздражении он топнул ногой. Подойдя к массивной двери, постучал в нее кулаком. Ему открыли. Дверь захлопнулась за ним, и луч света, проникнув в темную камеру, тут же погас.
Нострадамус погрузился в кромешную тьму.

Окончание следует.

ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ПО НОСТРАДАМУСУ 1996-1999


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz