каморка папыВлада
журнал Семейное чтение 2006-06 текст-6
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.08.2017, 01:22

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Новые книги для подростков

Оксана КАБАЧЕК, заведующая отделом
социально-психологических проблем детского чтения Российской государственной детской библиотеки

Кэтрин Патерсон — для взрослых и подростков

Мост в жизнь?
(О кн. К. Патерсон «Мост в Теравифию»)

В связи с книжкой американской писательницы Кэтрин Патерсон, «Мост в Теравифию» автор послесловия, Ольга Брилева, написала: «Ничего нет прекраснее смерти». Так она поняла идею книги и вынесла в заголовок. Ведь смерть главной героини, десятилетней Лесли, сделала всех — и детей, и взрослых — лучше. И вообще, по мнению О. Брилевой, «взрослым их возраст и быт не менее досаден, чем детям, но взрослые слишком горды, чтобы на канате перемахнуть через овраг и открыть Теравифию». (Теравифия — придуманная детьми страна на манер Нарнии.)
Да только героям повести — друзьям-одноклассникам Лесли и Джессу — своя жизнь и быт нравятся! Потому что не мешают детскому воображению и походам вдвоем в «священную рощу», загадочную Теравифию, ни доение коровы по имени мисс Бэсси, ни школьные соревнования по бегу, ни занятия рисованием или ремонтом дома, ни посещение церкви на Пасху.
Замечательные, здоровые, умные и добрые дети. Нормальные фантазеры.
О. Брилева пишет: «Толкиен трижды прав: если из этого мира хочется бежать, значит, он — не дом, а тюрьма».
Да не тюрьма им дом родной и окрестные леса!
(И, кстати, как же со словами «Царство Божие внутри нас»?)
Автор послесловия начинает рассуждать: «Самая страшная и глупая ошибка, которую только может допустить детский писатель, — идеализация детей. ...Милосердие — слово не из их лексикона, и, увы, мы мало делаем для того, чтобы включить его в их словарь».
И тут же О. Брилева, порассуждав о «реальности первородного греха» всех без исключения деток («И поневоле приходишь в ужас: Боже мой, мы же никогда его этому не учили, откуда он нахватался?»), демонстрирует читателям урок милосердия.
«Искушение снобизмом, — пишет она о детях повести «Мост в Теравифию», — они проходят в школе». Вот суть такого «снобизма»: «В школе было правило, куда важнее директорских: домашние дрязги не рассказывают. Если родители бедны, или злы, или необразованны, хуже того — если они не хотят купить телек, дети обязаны защищать их. ... Да, у многих отцы — в психушке, а у кого — и в тюрьме. Но они своих покрывают».
И это автору послесловия совсем не нравится. Автор, надо полагать, не сноб, но «милосерд» на свой лад — не по десяти заповедям из Ветхого Завета («Чти отца своего и мать свою»). Когда герой повести К. Патерсон мальчик Джесс начинает вспоминать ветхозаветный сюжет — гибель фараонова войска, О. Брилева морщится: вместо веры — «культурный фон». (Нормальный путь, по О. Брилевой, прочитав «Сильмариллион» Толкиена, открыть впервые Евангелие и найти сходство.)
Но, все-таки, откуда ребеночек «нахватался» насилия? Детский психолог ответил бы: от милосердных на свой лад родителей. Никакой мистики; никакого первородного греха.
О. Брилева, не хуже проповедника, кидается на нравы общества потребления: не будь смерти Лесли, так бы и «потребляли», так бы и завидовали друг другу. Ни за что бы не подружились. Куда им.
А вот неправда!
Разве только смерть делает так, что «люди словно просыпаются и начинают видеть друг друга»?
А любовь?
Автор послесловия обильно цитирует Антония Сурожского, Дж. Р.Р. Толкиена и католического проповедника, св. Хосемарию Эскрива да Балагера, объясняя, что это «не потому, что своих мыслей у меня нет, а потому, что люблю подкреплять аргументы авторитетами».
Это правда: свои мысли у нее есть (вроде «самой страшной и глупой ошибки детского писателя»). «Почему, — философствует О. Брилева, — смерть детей представляется нам такой ужасной? Во-первых, потому, что дети кажутся нам невинными. Даже если мы прекрасно знаем, что это не так — но в данном случае слово «невинный» следует понимать как «человек, еще не причинивший никому столько горя, чтобы за это имело смысл карать его смертью». Два — оборвавшаяся детская жизнь, как короткая повесть... Ни одна смерть не бессмысленна. Каждая — соприкосновение с вечностью, и НИКОГДА становится точкой входа во ВСЕГДА. Лесли Бёрк ВСЕГДА будет королевой Теравифии и самой быстрой бегуньей пятого класса».
О чем это вы? Новой королевой теперь будет Мэй Белл, сестра Джесса. Именно этим завершается повесть К. Патерсон («Король умер, да здравствует король!»):
«Народ Теравифии привстал на цыпочки, чтобы увидеть тебя.
— Меня?
— Тиш-ш... Да, тебя. Прошел слух, что юная красавица, которая прибыла сегодня, — та самая королева, которую они давно ждут».
Жизнь продолжается, продолжается и детская игра в королей. «Да, там, в Теравифии, Лесли освободила его душу, — размышляет Джесс, — чтобы он увидел сияющий, страшный, прекрасный и хрупкий мир». Теперь он научит так видеть мир свою любимую младшую сестричку.
Но ниже резюме О. Брилевой: «Патерсон беспощадна».
А может быть, кое-кто другой?
Хорошая повесть американской писательницы о Жизни и о Смерти; и не надо их неумело противопоставлять. И уж тем более, «карать смертью» детей — от чьего бы то ни было имени.

Повесть-шлягер для подростков: почему бы и нет?
(О кн. К. Патерсон «Иакова я возлюбил»)

Следующая повесть Кэтрин Уолмендорф Патерсон «Иакова я возлюбил», в отличие от первых двух, не стяжала всемирной славы. И мне кажется, только потому, что издатели и переводчики — взрослые люди. Если бы эту книгу отбирали и издавали сами подростки, она стала бы мировым хитом — в подростковой среде, в соответствующей субкультуре.
Ведь эта книга написана не только про подростков, но и подростком в душе, точнее, взрослым талантливым писателем, разбудившим в себе память о той поре жизни, когда каждый взгляд кажется косым. Патерсон здесь пишет именно о себе самой, о своих мучительных переживаниях, а не о погибшей подружке сына (как в повести «Мост в Теравифию») и не о трудном подростке — собственной приемной дочери Мэри (как в повести «Великолепная Гилли Хопкинс»). Возникает эффект присутствия «внутри другой субкультуры», нечастый в искусстве (если не вспоминать, конечно, поточную литературу с грифом «для подростков»).
Вряд ли этот эффект планировался самим писателем. Так получилось. Подростковые обиды оказались сильнее писательского вкуса. Повесть неровна, нелогична, временами наивна и неуклюжа — как подросток. Возможно, «архетипические» счастливые концы Патерсон не особо удаются: слишком похоже на месть обойденной вниманием родителей одной сестры другой — более удачливой (Исава — Иакову).
Нет, конечно, повесть не об этом! Но это пролезает, хоть ты плачь.
И, кстати, книга стала бы шедевром, если бы автор сей факт осознал — и сделал бы литературным приемом (то есть Патерсон сумела бы подняться над своими давними, но не забытыми подростковыми комплексами уже в процессе написания повести).
Но вышло не совсем так: лишь когда написала, избавилась от теней прошлого. И подарила подросткам искренне-подростковую — идентичную — книгу. О том, как тяжело, когда с тобой родителям «никаких хлопот»: ты здорова и бесталанна (а сестренка-близнец — слабенькая и музыкально одаренная, и потому все с ней «носятся»). Монолог в сторону родителей: «Что они, не знают, что хлопоты — это заботы? Неужели так и не поняли, что без этих забот и хлопот я просто ничего не стою?».
Там, где автор отстраняется от обиженной героини-себя, получается искусство вне каких-либо национальных, конфессиональных, возрастных «субкультур», общечеловеческое.
Дивная фраза четырнадцатилетней девочки Луизы: «Думая о том, что я сумасшедшая и свободная старуха, я, можно сказать, радовалась».
Или воображаемый разговор ее же с президентом Рузвельтом — при вручении боевых наград, конечно:
«Сара Луиза! — при всех своих недостатках Франклин Д.Р. всегда называл меня полным именем. — Сара Луиза, ты это заслужила разумом и храбростью. Храни, а там — передай детям и внукам.
Я улыбалась чуть-чуть насмешливо и говорила:
— Мистер президент, неужели вы думаете, что при такой жизни я дождусь детей?
На эти слова Франклин Делано неизменно отвечал благоговейным молчанием».
Взрослым эта книжка нужна для того, чтобы понять подростков, вспомнить, каким угловатым ты был. Подросткам — чтобы упиться тоской и надеждой на хороший конец.
Особо порадуются протестанты: в повести много песенок-шлягеров о любви к Христу. Не о Христе, а исключительно о моих чувствах к Нему, то есть опять же подростковая, эгоцентристская позиция.
В финале, примиренная с жизнью, выросшая Сара Луиза, счастливая жена и мать четверых детей, уважаемый специалист, примиряется и с Богом. И детям своим она подарит не мифические боевые награды, а любимый шлягер: «Я гуляю и гадаю, не могу никак понять / Почему это Спаситель / К нам спустился умирать...».
Ну, что тут скажешь? Не противопоставишь же Бортнянского и Баха — этому? Неполиткорректно.
Спишем на подростковую специфику книги, на частичную неудачу таланта.
Каждый писатель имеет право на эксперимент.


Праздник в вашем доме

Марина КОРОТКОВА
«Носик круглый, пятачком, хвостик маленький, крючком...»

Зоологи утверждают: «Несмотря на укоренившуюся репутацию, дикие свиньи редко переедают и являются умными, легко приспосабливающимися к окружающим условиям животными».
Свинья давным-давно живет рядом с человеком, поэтому очень часто поросенок, кабан или свинья являются героями песенок, сказок, рассказов и стихотворений. Очень редко эти животные изображаются злыми, отрицательными персонажами. Чаще над ними подтрунивают, их критикуют. А многие «литературные» поросята очень симпатичны. Ниф-Нифа, Наф-Нафа и Нуф-Нуфа все любят. Любят и друга Винни-Пуха — милого Пятачка.
Конечно, всерьез считать определенный год принадлежностью какого-либо животного не стоит — ведь это всего лишь восточная сказка. А поговорить с детьми о животных, почитать замечательные книжки будет очень полезно и интересно.
Узнайте, какая свинья — самая маленькая в мире. Когда была приручена дикая свинья? Почему мордочка свиньи называется рылом или рыльцем? Есть ли памятник свинье?
В каких баснях Иван Андреевич Крылов изображал свиней, и свиньи ли это на самом деле: для того, чтобы понять, чьи пороки имеются в виду, надо внимательно прочесть эпилог басни, так называемое нравоучение (мораль).

СТИХИ, БАСНИ:

С. Маршак.
ПОРОСЯТА

Весной поросята ходили гулять.
Счастливей не знал я семьи.
«Хрю-хрю», — говорила довольная мать,
А детки визжали: «И-и!»
Но самый визгливый из всех поросят
Сказал им: «О, братья мои!
Все взрослые свиньи «хрю-хрю» говорят,
Довольно визжать вам «и-и»!
Послушайте, братья, как я говорю.
Чем хуже я взрослой свиньи?»
Бедняжка! Он думал, что скажет:
«хрю-хрю»,
Но жалобно взвизгнул: «И-и!»
С тех пор перестали малютки играть,
Не рылись в грязи и в пыли.
И всё оттого, что не смели визжать,
А хрюкать они не могли!
Мой мальчик! Тебе эту песню дарю.
Рассчитывай силы свои.
И, если сказать не умеешь «хрю-хрю», —
Визжи, не стесняясь: «И-и!»

С. Маршак
НЕ МОЖЕТ БЫТЬ

Даю вам честное слово:
Вчера в половине шестого
Я встретил двух свинок
Без шляп и ботинок.
Даю вам честное слово!

С. Маршак
ПЕСЕНКА ПОРОСЯТ
(из пьесы-сказки «Кошкин дом»).

Я — свинья и ты — свинья,
Все мы, братцы, свиньи.
Нынче дали нам, друзья,
Целый чан ботвиньи.
Мы по лавочкам сидим,
Из лоханочек едим.
Ай-люли,
Ай-люли,
Из лоханочек едим.
Ешьте, чавкайте дружней,
Братцы-поросята!
Мы похожи на свиней,
Хоть ещё ребята.
Наши хвостики крючком,
Наши рыльца пятачком.
Ай-люли,
Ай-люли,
Наши рыльца пятачком.
Вот несут ведёрко нам,
Полное баланды.
Поросята, по местам!
Слушаться команды!
В пойло раньше стариков
Пятачком не лезьте.
Тут десяток пятачков,
Сколько это вместе?
Ай-люли,
Ай-люли,
Тут полтинник вместе!

В. Борисов.
ПОРОСЁНОК

У поросёнка — аппетит:
В корыто он залез,
А там без дела не сидит
И набирает вес.

В. Борисов.
ЖЕЛАНИЕ

Хочу быть тигром полосатым
Назло соседским
Поросятам.
Чтоб, не срывая горло
Криком,
Их разгонять
Сердитым рыком.
Пускай резвятся
На природе,
А не на нашем
Огороде.

С. Михалков (Из Льва Квитко)
АННА-ВАННА БРИГАДИР

— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Мы их не обидим:
Поглядим и выйдем!
— Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят купать пора,
После приходите.
— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят
И потрогать спинки -
Много ли щетинки?
— Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят кормить пора,
После приходите.
— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Рыльца — пятачками?
Хвостики — крючками?
— Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросятам спать пора,
После приходите.
— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
— Уходите со двора,
Потерпите до утра.
Мы уже фонарь зажгли -
Поросята спать легли.

И.А. Крылов
СВИНЬЯ

Свинья на барский двор когда-то
затесалась;
Вокруг конюшен там и кухонь
наслонялась;
В сору, в навозе извалялась;
В помоях по уши досыта накупалась:
И из гостей домой
Пришла свинья-свиньёй.
«Ну, что ж, Хавронья, там ты видела
такого? -
Свинью спросил пастух. -
Ведь идет слух,
Что всё у богачей лишь бисер
да жемчуг;
А в доме так одно богатее другого?»
Хавронья хрюкает: «Ну, право, порют
вздор.
Я не приметила богатства никакого:
Всё только лишь навоз да сор;
А, кажется, уж, не жалея рыла,
Я там изрыла Весь задний двор»
Не дай Бог никого сравненьем
мне обидеть!
Но как же критика Хавроньей
не назвать,
Который, что ни станет
разбирать,
Имеет дар одно худое видеть?

И.А. Крылов
СВИНЬЯ ПОД ДУБОМ

Свинья под Дубом вековым
Наелась желудей досыта, до отвала;
Наевшись, выспалась под ним;
Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Дуба корни стала,
«Ведь это дереву вредит, -
Ей с Дубу ворон говорит, -
Коль корни обнажишь, оно засохнуть
может».
«Пусть сохнет, — говорит Свинья, —
Ничуть меня то не тревожит;
В нём проку мало вижу я;
Хоть век его не будь,
ничуть не пожалею,
Лишь были б жёлуди:
ведь я от них жирею».
«Неблагодарная! — примолвил Дуб
ей тут, —
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти жёлуди на мне растут».
Невежда также в ослепленье
Бранит науки, и ученье,
И все учёные труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

К.И. ЧУКОВСКИЙ
СВИНКИ

Как на пишущей машинке
Две хорошенькие свинки:
Туки-туки-туки-тук!
Туки-туки-туки-тук!
И постукивают,
И похрюкивают:
«Хрюки-хрюки-хрюки-хрюк!
Хрюки-хрюки-хрюки-хрюк»!

СКАЗКИ И РАССКАЗЫ:

• Андерсен Х.К. «Свинья-копилка»
• Балинт Агнеш. Гном Гномыч и Изюмка. Рис. В. Сутеева. (Жили-были в домике-тыкве Гном Гномыч, поросёнок Изюмка и хомячок Фадейка).
• Биссет Д. «Про поросёнка, который учился летать», «Почтальон и поросёнок».
• Дуров П. «Чушка-финтифлюшка», «Свинья в облаках».
• Кинг-Смит Дик. Поросёнок Бейб. (Хорошо знаком всем по х/ф).
• Маршак «Кошкин дом»
• Михалков «Три поросёнка».
• Михалков С. «Кабан на шее»: Басня в прозе.
• Милн А.-А. «Винни Пух и все-все-все».
• Русская народная сказка «Зимовье зверей».
• Хайне X. «Трое из Кукалау».
• Чуковский К. «Телефон».

А также:
• Андерсен Х.К. «Свинопас».
• Коваль Ю. «Приключения Васи Куролесова».
• Кэрролл Л. «Приключения Алисы в Стране Чудес».
• Русская народная сказка «Свинка — золотая щетинка».
• Чаплина В. Малыши с зелёной площадки.
• Чарушин Е. «Свинья».
• Чарушин Е. «Кабаны».
• Чехов А.П. «Каштанка».
• Чуковский К. «Доктор Айболит».

А Я ЧИТАЛ, ЧТО...

* На земле 8 видов диких свиней:
- карликовая свинья (обитает в Южной Азии);
- яванский кабан (Ява, Сулавеси/Азия/, Филиппины);
- калимантанский кабан (Калимантан, Филиппины);
- бабирусса (Сулавеси);
- бородавочник (Африка);
- кистеухая свинья (Африка);
- гигантская лесная свинья (Африка).

* Самый крупный представитель семейства — лесная свинья. Длина 1,3—2,1 м. Масса 130-275 кг. Обитает в Западной, Центральной и Восточной Африке. В отличие от близких родственников лесная свинья не роется в земле, а ощипывает растения почти до корня и срывает ветки с кустарников.
Самый маленький представитель семейства — Карликовая свинья. Длина 50-71 см. Масса 6,5-9,5 кг. Обитает в Южной Азии. У этого вида конусообразная форма морды, что облегчает передвижение в густом подлеске.

* Несмотря на укоренившуюся репутацию, дикие свиньи редко переедают и являются умными, легко приспосабливающимися к окружающим условиям животными. У всех представителей семейства свиных или свиней бочкообразная форма тела, тонкие короткие ноги, короткая шея и большая голова. Одной из отличительных особенностей этого семейства является пятачок — хрящевой диск, расположенный на конце рыла, на котором находятся ноздри. Свиньи роются пятачком в земле в поисках пищи. Свиньи относятся к отряду парнокопытных — их конечности заканчиваются двумя большими плоскими копытами, на которые приходится вся тяжесть тела. У свиных толстая кожа, покрытая щетинистой шерстью или редкими волосками. Хвост тонкий, изогнутый, подвижный и увенчан кисточкой из жёсткой шерсти.

* У многих видов свиней клыки — украшение самцов. Часто они бывают очень велики и производят странное впечатление. Например, у самцов дикой африканской свиньи бородавочника. На первый взгляд может показаться, что у него не два, а целых четыре бивня. Это потому, что кроме клыков — действительно очень крупных и длинных, по бокам морды торчат удлиненные шишки. Это и есть те самые бородавки, за которые африканская свинья получила своё название.

* Неповторимый облик свинье бабируссы, которая водится только на острове Сулавеси, можно причислить к рекордам. Ведь форма клыков бабируссы необычна и причудлива: верхние клыки её прорастают сквозь кожу морды и загибаются наверх. Их длина достигает 30 см и иногда они образуют замкнутое кольцо.

* Исторический предок домашней свиньи — кабан или дикая свинья — одно из самых распространённых наземных млекопитающих. Наши предки называли его вепрем и любили охотиться на этого могучего и грозного зверя. Кабан обитает в самых разных местах — в Европе, Азии, Северной Америке. Быстро бегает, хорошо плавает, питается разнообразными видами пищи.

* Домашние свиньи произошли от дикой свиньи. Этого зверя человек приручил примерно 7 тысяч лет назад. Считается, что свинья — второе, после собаки, одомашненное животное.

* У свиней очень толстая и короткая шея. Это не позволяет свинье поднимать голову, поэтому своё рыло с маленькими подслеповатыми глазками она всегда держит книзу. Почему мы говорим — рыло? Потому что, когда свиньи ищут еду в земле, они роют (от слова рыть) её своей удлиненной мордой. Свинья обладает отличным обонянием и хорошо чует человека, который за ней ухаживает. У свиньи очень острый слух, а вот зрение — слабое. Свиньи всеядны, их кормят кукурузными початками, зерном, варёным картофелем, репой, свёклой, едят они и молодую траву. Если свинье на луговом пастбище попадётся мышь, улитка, гриб или птичье яйцо, она не побрезгует и этими «продуктами». Даже ядовитую гадюку и ту затопчет ногами и съест.

* В Дании поставили памятник свинье. На пьедестал вознесено целое свиное семейство: огромная вислоухая мамаша и девять уморительных поросят, памятник установлен в городе Орхус на площади против ратуши. Почему же скульптор М. Боггильд создал памятник свинье? Дело в том, что страна Дания бедна полезными ископаемыми, но богата плодородными почвами и пастбищами. Страна во многом процветает благодаря продаже сельскохозяйственных продуктов, большая часть из которых приходится на свинину. Знаменитый датский бекон экспортируется в Англию, Германию, Чехию, Словакию и другие страны.

Дикий кабан. Кения
Кабан-бородавочник. Зимбабве

Составлено по книгам:
Акимушкин И. Кабан // Свиньи настоящие и ненастоящие // Акимушкин И. Мир животных: Млекопитающие, или звери. — М.: Мысль, 1994. — С. 163—169.
Животные. — М.: Астрель. АСТ, 2002. — С. 232—233.
Клыков А.А. Кабан и домашняя свинья// Клыков А.А. Беседы о животных. — М.: Учпедгиз, 1960. — С. 28—30.
Свинья // Что такое. Кто такой: В 3-х тт. Т. 3. — М.: Педагогика-Пресс, 1994. — С. 63—64.
Бабирусса и её клыки // Хочу всё знать: Детская энциклопедия: Рекорды животных. — М.: АСТ, Астрель, 2000. — С. 116—117.
Бульванкер В. Хавронья по-датски // Бульванкер В. От кота до кита. — Л.: Детская литература, 1991. — С. 100-101.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz