каморка папыВлада
журнал Работница 1992-09-10 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 30.04.2017, 15:42

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

У БЕЗРАБОТИЦЫ - ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

«У безработицы — женское лицо» — материалы этой рубрики вы видели почти в каждом номере журнала в 1992 году. И это объяснимо: безработица ширится, под ее метлу попадают уже не отдельные люди, а целые коллективы. К концу года число безработных в странах СНГ будет измеряться миллионами — такие цифры назывались на международной конференции «Женщина и рынок», состоявшейся в сентябре в Москве. Сегодня мы хотим приподнять завесу умолчания над еще одной гранью проблемы. Тему разговора, как всегда, подсказали наши читатели: «Скрытая безработица».

ОЛЬГА ИВАНОВНА В «ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПАУЗЕ»

«Привет из Иванова! Ругали меня, что мало пишу. Так это потому, что времени не было. А теперь такая пора пришла, что все время — свободное. Только не в радость это. Уже какую неделю стоим, говорят: «Производственная пауза» — так начиналось письмо, которое пришло из текстильного Ивановского края от моей старой знакомой ткачихи Ольги Ивановны. Познакомились мы с ней лет десять назад, когда я приезжала в командировку на их фабрику — писать об улучшении условий труда работниц,— да с тех пор и переписываемся. Все наболевшие проблемы труда текстильщиц обсуждали, да и писали о них на страницах журнала вместе — о том, как избавить женщин от ночных смен, от поднятия тяжестей, от запыленности в цехах. И вот новая беда — «производственная пауза».
«И откуда эта беда пришла, не поймем,— писала Ольга Ивановна.— Собирали собрание, объясняли: сырья нет. Хлопок вздорожал в 10 раз, а у фабрики денег на него нет — ситец по 35 рублей за метр не продается, поэтому торговля его не берет и денег не дает. В общем, дела такие: сначала вместо трех смен сделали две (вот и избавились от ночной, только радости нет), потом одну смену, нынче встали совсем. Всем нам оформили летний отпуск, но отпуск кончился, а работы нет. Оформили административный, без сохранения содержания. Говорят, потерпите, пока добьемся сырья, урегулируем все вопросы. Жалко терять коллектив: потом такой не соберешь. Жалко и нам: я 17 лет отработала, три года до льготной ткацкой пенсии, куда я пойду? И вот мы в подвешенном состоянии: мы и не рабочие (два месяца уже не работаем), и не безработные — биржа труда на учет нас не ставит, пособие не дает, ведь числимся на фабрике. Может, хоть в Москве помогут разобраться: сколько еще будет длиться такая странная наша безработица?» С этим письмом Ольги Ивановны в руках я и стала «выяснять». Вот что сказали по поводу письма:

Татьяна Ивановна СОСНИНА, председатель Центрального комитета Российского профсоюза работников текстильной и легкой промышленности:
— В письме чистая правда. Сейчас такой скрытой безработицей охвачены все текстильные области, в первую очередь Ивановская, затем Владимирская, Тверская, Саратовская, ну, и другие. Без работы остались 40% рабочих отрасли — это 640 тысяч человек. Мы спасибо скажем «Работнице», если она предаст эти цифры гласности, ведь скрытая безработица нигде не учитывается. Отрасль оказалась в жестоком кризисе. Главная причина — невыполнение правительством Отраслевого тарифного соглашения, обязательств по обеспечению отрасли сырьем: обещанные льготные кредиты на закупку сырья не выделены.
В результате наша отрасль, рентабельно работающая и на четверть пополняющая бюджет страны, искусственно втянута в финансовый кризис. После зачета взаимных неплатежей предприятия хотя и имеют прибыль, но только на бумаге, т. к. деньги заморожены и нельзя ими воспользоваться даже для выдачи зарплаты и для приобретения сырья. Вот и продолжают стоять предприятия, а рабочие отправляются в отпуск без сохранения содержания.
Неоднократные обращения ЦК профсоюза в правительство ничего не дают, кроме очередных поручений чиновникам. Ивановские, тверские текстильщики пикетировали Дом правительства, нашу делегацию принял Егор Гайдар, снова была обещана помощь, но меры не принимаются.
Вы спросите, какой же выход из этой ситуации? Только один — изменение финансовой, кредитной и налоговой политики, государственная поддержка текстильной и легкой промышленности — как отрасли, выпускающей жизненно необходимую продукцию и имеющей определяющее значение в сдерживании инфляционных процессов.

Геннадий Георгиевич МЕЛИКЬЯН, министр труда Российской Федерации. Воспользовавшись тем, что вновь назначенный министр давал свою первую пресс-конференцию, я задала ему вопрос ивановской работницы. Это было особенно необходимо, потому что на пресс-конференции были названы такие цифры по безработице на 1 июля: зарегистрированных, получающих пособие, всего в России 108 тысяч, а ищут работу только 800 тысяч человек.
Я попросила Геннадия Георгиевича ответить, входят ли в это число рабочие тех предприятий, что находятся в так называемой «производственной паузе», и как он вообще оценивает эту ситуацию.
— Нет,— ответил министр труда,— ни в число зарегистрированных безработных, ни в число лиц, ищущих работу, они не входят. И вообще никак не учитываются. Сейчас, когда многие предприятия останавливаются из-за нехватки сырья, но, надеясь улучшить ситуацию, стремятся сохранить коллектив и увольнений не проводят, эти паузы выросли в серьезную проблему. Ведь у нас рабочие живут от зарплаты до зарплаты, больших сбережений, как правило, нет. И ситуация, когда люди не получают ни зарплаты, ни пособия, для нашей страны неприемлема. Надо искать решение этой проблемы.

Анатолий Владимирович КАПУСТИН, председатель правления Всероссийского общественного фонда защиты от безработицы:
— Это письмо — еще одно подтверждение того, что официальные статистические данные по безработице, которые оглашает Министерство труда России, явно занижены. В них не учитываются десятки тысяч рабочих временно приостановленных предприятий, в том числе более полумиллиона работниц текстильной отрасли. Мы считаем совершенно неправильным, что их не регистрируют — пусть в какой-то особой графе — на биржах труда, что они не имеют права на пособие. Пора предать эти цифры гласности и привлечь к ним внимание общества.

Итак, все признали, что Ольга Ивановна своевременно и правильно забила тревогу. С тех пор положение нисколько не улучшилось, а даже ухудшилось.
Как видите, скрытая безработица поражает не только текстильные предприятия, но заводы и фабрики самых разных отраслей. Рабочих успокаивают: это временно. Но если рассуждать философски, то, в сущности, все на этом свете временно. В этом смысле любое правительство, в том числе и то, которое находится у власти сейчас, можно называть временным правительством. А время, которое отпущено ему историей, зависит и от того, как мобильно оно реагирует на скрытые болезни общества, насколько энергично их лечит.
Почему ни разу ни Верховный Совет России, ни его Комиссия по социальной политике, ни даже подкомиссия по занятости не вынесли эту «скрытую» тему на свое заседание, не сделали ее предметом прицельного разговора?
Почему молчит правительство России? А ведь, казалось бы, заседания правительства должны были бы начинаться со сводки цифр скрытой безработицы. Разве путь к реформам, к рыночной экономике должен обязательно пролегать через замолкающие цеха останавливающихся предприятий?
Может, некому внести в повестку дня эту тему?
Тогда редакция «Работницы» готова сделать это от имени Ольги Ивановны и тысяч других «паузниц». Редакция просит Комиссию по социальной политике Верховного Совета РФ обсудить это выступление журнала, а мы расскажем о результатах этого обсуждения на страницах «Работницы».
Ада ЛЕВИНА

ЗАДАЙТЕ ВОПРОСЫ МИНИСТРУ
Каким будет завтрашний день? Это зависит от многого: от нашего здоровья, от образования, которое мы сможем дать нашим детям, от обеспеченной старости и, конечно же, от той зарплаты, которую мы получаем сегодня, и нашего участия в приватизации.
У вас сразу возникла масса вопросов?
Мы готовы задать их российским министрам:
здравоохранения;
образования;
социальной защиты населения;
труда;
председателю Госкомимущества.
Пишите в «Работницу» с пометкой на конверте «Вопросы министру» или звоните по телефону 212-22-23.


«ИНФОРМРАБОТНИЦА»

ВНЕШНЕ-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ФИРМА МИЛОСЕРДИЕ
Новокузнецк
КНИГИ - ДЛЯ ВАС
РЕКЛАМНО-ИЗДАТЕЛЬСКОЕ АГЕНТСТВО «МИЛОСЕРДИЕ» извещает всех желающих подписаться на популярные художественные произведения из всемирной библиотеки классики, детектива, приключений и фантастики. Просим обратить внимание на данный список литературы как всех читателей, так и книготорговые организации.
Все книги издаются на лучшем, элитном компьютерном полиграфическом оборудовании, твердый переплет, офсетная бумага, иллюстрированные.
СВОБОДНАЯ ПОДПИСКА БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬСЯ ДО 30 ЯНВАРЯ 1993 г. Доставка будет осуществлена в 1993 г. (в стоимость книг не входят почтовые расходы по пересылке).
ОФИЦИАЛЬНО ПРЕДУПРЕЖДАЕМ ВСЕХ ПИРАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ! Нашей фирмой закуплены эксклюзивные права на издание данных произведений в России.
— Уилки Коллинз — 10 т. — 500 руб.
— Чарльз Диккенс — 10 т. — 500 руб.
— Жюль Верн — 12 т. — 720 руб.
— Герберт Уэллс — 12 т. — 720 руб.
— Джон Стейнбек — 14 т. — 840 руб.
— Проспер Мериме — 10 т. — 500 руб.
— Агата Кристи — 14 т. — 840 руб.
— Джеймс Фенимор Купер — 12 т. — 840 руб.
— Стефан Цвейг — 9 т. — 526 руб.
— Оноре де Бальзак — 12 т. — 720 руб.
— Анн и Серж Голон — 12 т. — 720 руб.
— Морис Дрюон — 10 т. — 600 руб.
— Жорж Санд - 10 т. - 600 руб.
— Рон Гуларт - 15 т. — 1000 руб.
— Ги Де Мопассан — 10 т. — 500 руб.
— Джеймс Хедли Чейз — 15 т. — 1000 руб.
— Рафаэль Сабатини — 8 т. — 448 руб.
— Роберт Шекли — 14 т. — 840 руб.
— Эрик Френк Рассел — 10 т. — 660 руб.
— Айзек Азимов — 12 т. — 720 руб.
— Эндри Нортон — 14 т. — 980 руб.
— Джон Кристи — 28 т. — 1680 руб.
— Коллин Маккалоу — 9 т. — 526 руб.
— Роберт Луис Стивенсон — 8 т. — 560 руб.
— Карел Чапек — 14 т. — 980 руб.
— Эдгар Алан По — 8 т. — 560 руб.
— Джеймс Олдридж — 8 т. — 560 руб.
— Франсуаза Саган - 8 т. - 560 руб.
— Эрих Мария Ремарк — 8 т. — 560 руб.
— Александр Дюма — 10 т. — 500 руб.
Желающих подписаться просим выслать письмо-заявку по адресу: 654007, г. Новокузнецк, а/я 6985. Тел. (3843) 13-84-31, 47-45-06, 54-62-29, 46-30-23. Обязательно сообщите свой полный адрес и точный перечень выписываемой литературы, после чего мы вышлем Вам квитанцию с Вашим кодовым номером, по которому Вас обслужат. В конверт вложите копию платежного поручения (от предприятий) или квитанцию о почтовом переводе (для частных лиц).
Деньги просим перечислять на расчетный счет 000468939 в Центральном «КПБ», МФО 800437 в г. Новокузнецке. Благотворительная фирма «МИЛОСЕРДИЕ».
ТОРОПИТЕСЬ! КНИГА - ЛУЧШИЙ ПОДАРОК ДЛЯ ЛЮБОГО ВОЗРАСТА!

КАРТЫ ПРЕДСКАЖУТ ВАШУ СУДЬБУ!
Госпожа Ленорман, используя свой уникальный опыт гадания на картах, точно предсказала судьбу Наполеона Бонапарта. Большую известность получили гадания на картах «Таро», гадания «Кармен», цыганские гадания. Этот многовековой опыт карточных гаданий был обобщен специалистами с целью создания универсальной компьютерной программы. Программа «КОЛЕСО СУДЬБЫ» не имеет аналогов. В данный день и час тусованные компьютером карты раскроются именно для вас, и компьютер проанализирует ваше прошлое и настоящее, позволит заглянуть в будущее, предостережет от ошибок и поможет понять себя. Вам прояснятся многие вопросы касательно вашей судьбы и судьбы близких вам людей, любви и здоровья, карьеры и денег.
Одни считают, что карты врут — «Колесо Судьбы» вам скажет правду.
Пока стоимость одного гадания с компьютерным анализом карточного расклада — 110 руб. Эту сумму вы должны выслать почтовым переводом по адресу: 121352, Москва, а/я 44, фирма «СВФ» и обязательно вложить квитанцию в конверт с заявкой.
Заявку посылайте письмом по тому же адресу, указав разборчиво свой возраст, фамилию, имя и отчество, обратный адрес.

ЕЩЕ ОДИН ГОД С ВЕРОНИКОЙ КАСТРО!
Если Вы не хотите расставаться с прекрасной Марианной — героиней телесериала «Богатые тоже плачут», фирма «Кельт» предлагает Вам приобрести цветные календари на 1993 год с изображением мексиканской актрисы.
Для получения календарей переведите 150 руб. на наш р/с:
КУДА: 198095, г. С.-Петербург, Западный ф-л Инновационного банка г. С.-Петербурга ЦРКЦ ГУ ЦБ России по СПб.
КОМУ: К/с 41000161598 МФО 161002 АО «Кельт» р/с 100467046.
Квитанцию или заверенную копию вышлите по адресу: г. Санкт-Петербург, 192238, а/я 163.

ИЗМЕНИТЕ СЕБЯ И СВОЮ ЖИЗНЬ!
Фирма «КАДАНС» предлагает новую сенсационную методику для желающих похудеть, поправиться, увеличить объем груди, бедер, убрать ненужные складки с отдельных частей тела и многое другое. Методика американского врача Ричарда Саймона очень проста и не требует больших физических нагрузок, она применима к лицам любого пола и возраста. Все, что от Вас требуется,- это регулярные упражнения по 15—20 минут в день, но что самое главное — никакой диеты!
Объем — 180 стр., цена — 295 руб.
Вы хотите улучшить не только тело, но и внешность? Сборник «Нарисуй себя сам» включает древние и новейшие исследования ученых Китая, Индии, Непала, США, Японии. Изучив его, Вы сможете изменить форму ушей, носа, губ, глаз, избавиться от морщин и т. д., не прибегая к хирургическому вмешательству.
Объем — 165 стр., цена — 280 руб.
Вы заболели венерической болезнью? Отныне Вам не нужно платить большие деньги за лечение и мучить себя уколами. Обратитесь к врачу — но только чтобы установить диагноз. Мы предлагаем немедикаментозный сборник лечения травами венерических болезней, а также простатита, уретрита, эрозии и т. д. (всего 19 наименований), куда включены и рекомендации по предупреждению данных заболеваний.
Объем — 174 стр., цена — 290 руб.
Все книги в мягкой обложке, с иллюстрациями. Высокие цены обусловлены уникальностью материала и включают НДС и рассылку.
Желающие приобрести данные книги должны перечислить деньги на наш р/с 467051 в филиале «МОСИНФО 1» коммерческого банка «Информтехника», к/с 161580 в ОПЕРУ ГУ ЦБ РФ по г. Москве, МФО 201779 уч. Н6, после чего отправить письмо с копией квитанции об оплате или платежного поручения по адресу: Москва, 119501, а/я 980.
Не забудьте четко указать обратный адрес.
Заявки будут приниматься в течение 2 месяцев, после чего начнется их реализация.


АРМИЯ - НАШИ СЫНОВЬЯ

Надежда ОСЬМИНИНА
«Я САМА ВЕЛА СЛЕДСТВИЕ»

«Мы здесь ничто, и мне становится страшно».
Из письма Юры Пашкова из армии.

С Маргаритой Александровной Пашковой я встречалась и раньше: на митингах солдатских матерей, требовавших принятия закона о защите жизни, чести и достоинства солдат, служащих в армии; в военной прокуратуре, где такие же, как она, осиротевшие матери искали справедливости. Тогда, готовя статьи в журнал («Солдат вернется?» — № 10, 1990 г.; «Армия — это наши сыновья!» — № 5, 1991 г.), я спорила с военными, пытаясь доказать, что «дедовщина», землячество в армии — явление, а не частные случаи, как утверждали они.
Теперь, когда в траурный цвет черных материнских платков окрашиваются наши будни и по поводу «явления» уже ни у кого не осталось никаких сомнений, стоит задуматься и над «частным случаем», потому что трагическая судьба Юры Пашкова — это не только недавнее прошлое, но и настоящее армии, а если она не станет другой, то и будущее. Конечно, сейчас к «явлению» добавились горькие случаи гибели наших ребят в горячих точках. Но об этом особый разговор.
Как ни тяжело было Маргарите Александровне рассказывать о своем горе, она согласилась на эту публикацию, чтобы женщины осознали наконец, что за своих сыновей нужно бороться самим, потому что защитить их больше некому.
Фонд «Право Матери» издал Книгу Памяти «Сто из 15 тысяч». Пятнадцать тысяч — столько солдат за последние годы погибло в армии в мирное время. Юра Пашков — один из них.
— Он умер у меня на руках. На следующий день после того, как приехал. Не знаю, что горше, гибель сына в армии или вот так, дома. Последние силы берег, чтобы домой вернуться, я ему деньги в госпиталь на авиабилет выслала, а там купить поленились, пять суток из Читы ехал в пассажирском поезде. Как же я радовалась, когда встретила его, от радости ничего не почувствовала. А ведь раньше по глазам могла определить, что сын заболел, но в тот день даже не поняла, что он умирает. Врачи «Скорой помощи» влили в него лошадиную дозу амидопириновых препаратов, потому что температура у него поднялась до 41 градуса. Случился аллергический шок, ведь в госпитале, в реанимации, он был напичкан лекарствами. Три месяца там пролежал, селезенку у него вырезали, а потом комиссовали.
— А сколько успел прослужить?
— Всего два месяца, в учебно-танковом полку.
— Юру призвали в армию больным?
— Что вы, он у меня был абсолютно здоров. Атлетического телосложения, крепкий, высокий, красивый, студент 1-го курса Института стали и сплавов. Это сейчас студентов в армию не призывают, а тогда, в 1986 году, другие были порядки. Армия его и погубила. А у меня даже нет из военкомата документа, подтверждающего его гибель, ведь в госпиталь-то он попал после зверского избиения сержантом, с двухэтапным разрывом селезенки. Сержант над ним начал издеваться буквально с первого дня службы. У Юры стала нарывать нога (я ему еще из Москвы лекарства высылала), опухла, и он не мог носить сапог, привязал к ноге тапочек. Сержант его возненавидел. Уже потом, когда я все узнала про армию, поняла, за что он держал все время Юру в туалете — хотел сломать человеческое достоинство. Об этом мне рассказали однополчане сына, после того как я сама занялась расследованием причины его гибели. Они говорили мне: «Маргарита Александровна, вашему Юре просто не повезло. На его месте мог оказаться любой из нас».
— А сын вам что-нибудь успел рассказать?
— Он был в сознании до последнего мгновения, успел рассказать немного: что ночью был избит сержантом, но успокоил нас с отцом, мол, сержанта военный трибунал осудил на три года. Юра обманул нас, чтобы мы ничего не предпринимали, он хотел забыть этот кошмар. После смерти сына я два месяца болела, муж перенес инфаркт; когда стала приходить в себя, поняла: надо жить, жить, чтобы добиться справедливости, наказать виновного.
На мое первое заявление в военную прокуратуру мне ответили, что сын попал в госпиталь с гепатитом (в части была антисанитария, не было воды, ее привозили издалека, всем не хватало, жара 40 градусов — началась эпидемия тифа и гепатита) и там упал с третьего яруса кровати и дважды разорвал селезенку. Конечно, я этому не поверила и поехала в часть. В госпитале мне показали историю болезни, где написано, что сын поступил к ним с травмой, полученной в результате неуставных отношений. Я потребовала, чтобы возбудили уголовное дело. Только тогда началось следствие.
— Вы встречались с командиром роты или другими офицерами, которые несут ответственность за жизнь и здоровье солдат?
— Да, причем командир роты сам приезжал ко мне в Москву, но представился следователем военной прокуратуры. Он солгал мне, а я, наивная, даже не предполагала, что такое возможно. Все ему рассказала, показала письма Юры, и он уже знал, как вести себя на суде, чтобы избежать ответственности. В результате, когда состоялся суд, история болезни, которую я видела, исчезла. И только недавно мне удалось получить справку о травме. Также недавно я получила копию медицинского заключения, на основании которого был комиссован сын. Раньше мне говорили, что это секретные документы. Секретными, наверное, они были потому, что там тоже было написано: «двухэтапный разрыв селезенки вследствие неуставных отношений».
— Вы помните имя сержанта?
— Борис Тушемилов. Его осудили на два года условно. Доказать, что именно он избил моего сына, не удалось. Я косвенный свидетель, а нужен был очевидец. Его признали виновным в неуставных отношениях на основании показаний солдат, служивших вместе с Юрой, тех, которых я разыскала. Это достойные ребята, они не побоялись приехать на суд и рассказать о том, как их и Юру мучил Тушемилов. Например, ночью он заставлял солдат садиться на корточки и, вытянув две руки и одну ногу вперед, удерживаться в таком положении семь минут. Если кто падал раньше, он того избивал и заставлял все проделывать снова. Этот садист знал, что человек может выдержать семь минут, а потом начинаются судороги, и когда он уже разрешал спать, уснуть было невозможно, судороги продолжались.
— Неужели нельзя было никому пожаловаться?
— Командир не тот человек, который мог бы заступиться. Очень часто они действовали с сержантом вместе, делили, например, родительские посылки: все лучшее — себе, а сухари — солдату. А деньги вообще не отдавали. И это при том, что кормили их там ужасно. За два месяца сын похудел на 12 кг и только из госпиталя написал, что дают мясо и молоко.
— Все эти факты были известны суду?
— Да, но технологический институт в Улан-Удэ, где работает мать Тушемилова, взял его на поруки, дал прекрасную характеристику.
— А командир?
— Его повысили в звании.
— Маргарита Александровна, осталась ли у вас надежда доказать, что вашего сына погубила армия?
— Все надежды рухнули, как только была ликвидирована президентская комиссия из независимых юристов, учрежденная Горбачевым после его встречи с солдатскими матерями, среди которых была и я. Комиссия была создана для рассмотрения случаев гибели и травматизма солдат в армии. Мое дело рассматривали одним из первых и постановили, что необходимо дополнительное расследование. И вот не так давно я получила из прокуратуры Читинской области уведомление, что дело закрыто за недостаточностью улик. В своем заявлении в президентскую комиссию я по пунктам написала, что нужно выяснить, в основном это касалось медицинских документов. А я получила отписку — нет объяснения, почему прекращено следствие и что они сумели узнать. Теперь мне уже некуда обращаться. Я прошла через все: Главную военную прокуратуру, Центральную военную врачебную комиссию, встречалась с Горбачевым — и ничего, ничего не добилась. У прокуратуры нет денег, чтобы проводить следствие, но разве это может меня успокоить?
— Я знаю, что комиссия рассмотрела 100 дел. Может быть, другим матерям повезло больше?
— Увы, все, с кем я связана через общественный фонд родителей, потерявших в армии своих сыновей, также ничего не добились.
— Чем вы это объясняете?
— В нашей стране ничего не изменилось. Не было правового суда при коммунистах, нет его и при демократах.
— Вы считаете, что дальше нет смысла бороться, ведь у вас теперь есть справки, доказательства, что Юру именно в армии сделали калекой?
— Я хочу дождаться официального ответа из Прокуратуры России, куда передали после ликвидации комиссии все дела. Следующий мой шаг — письмо Генеральному прокурору России Валентину Степанкову. Я напишу ему, что в нашей стране невозможно добиться справедливости. В своем «деле» я уже ни во что не верю, потому что все, что можно было сделать, чтобы покрыть преступление, воинская часть уже сделала. Времени было достаточно.
— Маргарита Александровна, а в то, что армия станет другой, вы верите?
— Без веры жить нельзя. Это присуще русскому человеку — верить. Единственный выход — реформа армии. Я человек от этого далекий, всю жизнь занималась наукой, но, пока проходила через все эти «круги ада», поняла, что командир части может вмешаться в ход следствия военной прокуратуры или медицинской комиссии, потому что все они объединены в одно ведомство. Если реформа армии разорвет эту круговую поруку, можно на что-то надеяться. Ну и, конечно, армия должна стать профессиональной.
— Если бы вы заранее знали, что ничего не добьетесь, отказались бы от борьбы?
— Нет, я бы все равно действовала так, иначе сошла бы с ума, в поисках правды я видела смысл жизни.
— А сейчас в чем он?
— Помогать пережить горе таким же, как я, осиротевшим матерям. Это мой долг, потому что я была в числе первых, начавших борьбу против деспотизма в армии. Это было пять лет назад. А сейчас надо все начинать сначала.

НЕОБХОДИМАЯ ИНФОРМАЦИЯ
1. Фонд «ПРАВО МАТЕРИ» (защита родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время). 101524, Москва, ГСП, ул. Тверская, 32/1, «Юность». Телефоны: 158-87-03, 463-71-73 (кроме понедельника и четверга). Председатель: Вероника Марченко. Счет № 700731 МФО 201865 в МГУ ВТБ РСФСР.
2. КОМИТЕТ СОЛДАТСКИХ МАТЕРЕЙ. 103000, Москва-центр, Лучников пер., д. 4, подъезд 3 (только для писем). Телефоны: 928-25-06, 206-04-42. Председатель: Мария Ивановна Кирбасова. Счет № 1700301 в Советском районном отделении ЖСБ г. Москвы.
3. АССОЦИАЦИЯ СОЛДАТСКИХ МАТЕРЕЙ. 454047, Челябинск, ул. 60-летия Октября, 8—7. Телефоны: 24-08-66, 33-83-63. Председатель: Людмила Николаевна Зинченко.Счет № 1700393 в Инвестбанке г. Челябинска.
4. Добровольное общество помощи военнослужащим «СОЛДАТСКАЯ МАТЬ». 190000, Санкт-Петербург, Литейный пр-т, 20, комн. 21. Председатель: Мария Александровна Аверкина.

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ
«Дорогая «Работница»!
28 октября 1991 г, в в/ч 08330 (Казахстан, Кзыл-Ординская обл., г. Ленинск-3) погиб мой сын Игорь Викторович Глинин. Я ездила в часть, говорила с командиром Беляковым и с офицерами, но душа по-прежнему очень болит и объяснения причин его гибели меня не убеждают. Сына будто бы застрелил постовой, когда Игорь сделал попытку бежать с гауптвахты, куда был определен в наказание за то, что вышел в тапочках на строевую. В тапочках он вышел из-за того, что у него, как и у многих других солдат той части, гнили ноги. Солдаты называют это «солдатскими розочками» и считают, что это заболевание связано с радиацией. Игорь был спокойный, уравновешенный, терпеливый, с чувством юмора. Что случилось с ним, что вынудило его бежать с гауптвахты через три часа после того, как он попал туда, ведь служить ему оставалось всего 170 дней? Никто мне сына не вернет, но я хочу знать правду о его гибели. Помогите!»
Глинина Татьяна Викторовна.
«Работница» обращается к однополчанам Игоря — откликнитесь! Адрес Татьяны Викторовны в редакции.

Фото А. ЖМУЛЮКИНА


ПЛЕЙБОЯ ВЫЗЫВАЛИ?

Я сразу отбросила объявления типа: «Секс-услуги дамам. Бесплатно». Механизм подобного альтруизма, согласитесь, понятен. Выбрала наудачу одно из столь часто встречающихся нынче рекламных воззваний: «Умопомрачительный секс для очень состоятельных женщин. Саша. 24 года».

— Алло! — бодро и темпераментно откликается указанный номер.
- Я по поводу объявления...
— А-а,— устало скисает Саша, но марку «фирмы» держит: — Слушай, я сейчас тебе два телефона дам. А то я уже сам не могу, ей-богу, так...
— Заработался,— спешу подсказать.
С Димой я договорилась встретиться — для смотрин. Кто ж кота в мешке покупает?
Встречу назначили в кафе-мороженое.
— Плейбоя вызывали? — спросил над моим ухом приятный мужской голос, низковатый для девятнадцатилетнего мальчика.
Плейбой был высок ростом, белокур, нежен кожей и, по-моему, еще не брился. Я пододвинула ему мороженое. Он с удовольствием его съел.
— А какие, собственно, сексуальные услуги вы оказываете? — спросила я ненатуральным, хамоватым тоном.
— Любые,— говорил он, скребя ложкой по вазочке с мороженым.— Знаете, в самый первый раз половой акт у меня длился 3 часа 15 минут. Но этого больше не повторялось. Но час я вам могу гарантировать.
— Клиенток у вас много?
— Было три. Я только начал. Меня Саша клиентками снабжает. Я ведь свой телефон дать не могу: у меня дома мама, сестренка младшая, бабушка...
— Сколько вы берете за услуги?
Он улыбнулся мне по-детски открыто:
— Договоримся.
— И все-таки.
— Как с кого. Вот у меня была солидная клиентка. 42 года. Так я с нее 5 тысяч запросил. Что, дала. А такие, например, как моя мать...
— Ваша мать тоже пользуется подобными услугами?
— Не, откуда? Нищета... Но не меньше 500 рублей,— вернулся Дима к своей коммерции,— это тоже ведь работа, сами понимаете. Меня все время волновало: почему женщинам платят, а мужчинам нет? Если честно, я занимаюсь этим из-за принципа.— Голос красивого мальчика звучал бесстрастно, монотонно, на одной ноте. Я представила Димин темперамент «в работе»... Целый час выдержать эту скуку? Наверное, его клиентки смогут в это время вздремнуть.
— У меня есть выход на гостиницу,— говорил Дима,— в «Интуристе» эти услуги стоят 350 долларов. Тысячу долларов за ночь платят богатые иностранки. Но надо опыта набраться...
— Вы хотите сказать,— взорвалась я,— что у вас и опыта нет?
— Какой-то есть,— Дима посолиднел,— но, сами понимаете, валютная работа требует особой квалификации.
— Спасибо, Дима,— я постаралась улыбнуться как можно приветливее,— рада была с вами познакомиться, но мне больше нравятся брюнеты.
— Ну хотите, я с вас совсем денег не возьму.
— Я вам позвоню на днях...
— Давайте лучше я вам позвоню,— просительным голосом заныл Дима,— а то Саша говорит: скажут, что перезвонят, а сами не перезванивают...
Пришлось утешить человека — еще одной порцией мороженого.
Следующие «секс-услуги обеспеченным». Этот плейбой называется Вадимом. Ему тридцать лет. Чернявенький, росточка небольшого, смазанные черты лица, клянусь, второй раз увижу — не узнаю.
— Хотите подработать? — уверенно спрашиваю.
— Да,— честно отвечает,— я вообще-то в метро газетами торгую. Читаю объявления всякие. Чем, думаю, я хуже? Если это рассматривать как работу,— назидательно провозглашает Вадим,— то о себе надо печься как можно меньше. Я свою работу делаю на совесть. Брак в работе недопустим. Я человек не широкого профиля, без специальности. А в сексе я себя чувствую уверенно. Вы не пожалеете о потраченном времени. Что касается оплаты... Я слышал, что раньше, в застойный период, были расценки от 50 до 100 рублей. Личного опыта у меня в то время не было, врать не буду. По тем деньгам это почти жалкий черно-белый телевизор. Теперь все подорожало в 10 раз...
— Какие гарантии удовольствия вы можете дать?
— Кроме моего честного слова, гарантий нет.
— Как вы решаете проблему предохранения от СПИДа, от венерических заболеваний?
— О,— оживился Вадим,— с этим у меня все в порядке, у меня уже месяца два никаких контактов ни с кем не было.
Пришлось сказать, что я больше люблю блондинов.
«Эротический массаж богатым леди». Ответил старческий женский голос. Я замялась:
— Объявление подавали?
Голос спокойно подтвердил: я не ошиблась.
— Что имеется в виду под эротическим массажем?
— Ну,— как старшая младшую пожурила меня,— если вы этим интересуетесь, должны знать. 500 рублей такса. Если вас устраивает цена, оставьте телефон, он вам перезвонит.
— Сколько «ему» лет?
— Двадцать восемь.
— Он ваш сын?
— Внук,— хладнокровно сказала старушка.
В этом доме, по всей видимости, царит полное взаимопонимание поколений. Современница «Кубанских казаков» поддерживает бизнес современного секс-предпринимателя. Впрочем, нужда есть нужда. Одни старушки идут с протянутой рукой в метро, другие покупают и перепродают сигареты и водку, третьи...
— Могу я переговорить непосредственно с исполнителем?
— Его сейчас нет дома. Все вопросы вы можете задать мне.
У меня были вопросы. Как прошла жизнь этой женщины? Что такого она увидела и поняла в этой жизни? Отчего так бесстрастно и бесстрашно принимает то, что есть? Но я не отважилась спросить.
Да и не эта женщина — главное действующее лицо в данном акте купли-продажи. Но все мои попытки выйти на покупательниц живой мужской силы терпели неудачу. Плейбои хранили на этот счет строгое молчание. Не хотели разглашать источник доходов? А может, покупательниц было существенно меньше, чем товара?
— Они нам не оставляют координат. Звонят сами.
— Часто встречаются с вами по нескольку раз?
— Почти никогда.
Но как же тогда быть с основным постулатом и женской, и мужской сексуальности? Дескать, мужчина-то практически в каждом половом акте получает удовлетворение. А женщина — существо тонкое, ей необходимы психологический комфорт и привыкание к партнеру, отношения, чувства и т. д. и т. п. Не могла же эмансипация в рекордно короткий срок перевернуть и физиологию.
Пошла к сексологу, вице-президенту сексологической ассоциации В. М. МАСЛОВУ. Может, наши представления о столь разительной разнице между женщиной и мужчиной — очередной миф?
— В любом обществе всегда существуют табу-правила: не говорить о том-то и о том-то. И в этом часто нет никакого ханжества. Сейчас на каждом углу нам внушают: о сексе можно говорить свободно. Но для того, чтобы свободно говорить, надо делать это профессионально. Профессионально — значит не только со знанием дела, но и без эмоционального фона, который неизбежен в разговорах о сексе у дилетантов. Замечено: в период революций говорят о сексе много, а вот сексуальность у народонаселения падает. Итак, с одной стороны, на наше воображение давит воспламеняющаяся повсюду эротика, с другой стороны, нам недостает личных сексуальных отношений, которые бледнеют во времена потрясений.
Но, с третьей стороны, в ситуации вызова плейбоя важную роль играет мораль, как ни странно. Если женщина активно — в своем кругу или на улице — начнет предлагать мужчинам вступить с ней в половую связь, что о ней скажут? А плейбой — сексуальный партнер, который никак не пересекается с ее жизнью. Тут гарантирована тайна.
— Да, но, с четвертой стороны, по идее женщина покупает секс, чтобы получать удовлетворение. А нам все внушали, что для женщины всегда важны в сексе отношения.
— И здесь нет ровно никакого противоречия,— сказал сексолог.— Ведь плейбои свидетельствуют: почти все их клиентки замужем, верно? О, вы не можете себе представить, какой скрытный народ — женщины. Я много лет занимаюсь врачебной практикой и не перестаю удивляться. Вот недавно приехала к нам пара лечиться. 3 года живут вместе. У обоих начались неврозы на почве сексуальной дисгармонии. 2 недели сексологи их обследовали — абсолютно все в норме. Только через две недели молодая женщина набралась духа признаться: оказывается, ее во время полового акта угнетала какая-то мелочь. Мы поговорили с мужем — и все наладилось сразу. Женщина все эти годы стеснялась сказать любимому человеку, что он что-то делает не так. Вдруг бы он задал вопрос, который часто в подобных случаях возникает у мужей: а ты откуда знаешь?
— Ну это все-таки какой-то из ряда вон выходящий случай. Уж в чем, в чем, а в сексе-то мы образованны сегодня.
— Во-первых, трудно даже себе представить всю бездну нашего сексуального невежества. Во-вторых, поверьте мне, это типичный случай скрытности женщины во всем, что касается ее сексуальных желаний, фантазий и вообще познаний в этой области. Стыдливость такого рода часто доводит женщин до нервных заболеваний, до разводов. Таким женщинам легче нанять плейбоя, на которого им, в сущности, наплевать, чем сознаться мужу, что она предпочитает не ту позу, которую они используют много лет подряд. В сущности, это естественно: чем дорожим, то и боимся потерять.
— Мораль: надо говорить все сразу и начистоту.
— Потому что потом будет сложнее.
Снова и снова в газетах попадаются объявления: «Секс-услуги состоятельным дамам». Спрос рождает предложение? Или вопреки всем законам рынка предложение искушает спрос?

Мария МУСИНА

Фото М. ШАБАЛИНА


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz