каморка папыВлада
журнал Природа 1981-07 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.09.2017, 14:01

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

История науки
«Природа», 1981, № 7

Творческий процесс и ступени познания*
Б. М. Кедров, Н. Л. Гиндилис
* Первые два раздела написаны Б. М. Кедровым, третий — Н. Л. Гиндилис.

Бонифатий Михайлович Кедров, академик, заведующий сектором истории науки и логики Института истории естествознания и техники АН СССР. Занимается проблемами материалистической диалектики, философских вопросов естествознания и истории науки. Член редколлегии журнала «Природа» и постоянный его автор.

Наталья Львовна Гиндилис, аспирантка Института истории естествознания и техники АН СССР. Занимается проблемами научного творчества.

I. ТВОРЧЕСТВО И ЕГО МЕСТО В ПРОЦЕССЕ ПОЗНАНИЯ
Отражение и творчество. В нашей литературе до недавнего времени — это не изжито до конца и в настоящее время — бытовало ошибочное утверждение, согласно которому В. И. Ленину приписывали взгляд, будто: «Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его»1. Эти слова написаны рукой В. И. Ленина в его черновых записях («Философских тетрадях»), но выражали они не его собственные взгляды по данному вопросу, а гегелевские. Ибо именно по Гегелю сознание есть демиург (творец) действительности.
1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 194.
Это положение было раскритиковано еще К. Марксом в I томе «Капитала». Более того, Маркс противопоставил Гегелю свою, материалистическую точку зрения в «Тезисах о Фейербахе», и Ленин точку зрения Маркса выразил формулой: «...мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его»2.
2 Там же, с. 195.
Таким образом, приписывание Ленину в качестве его взгляда приведенной выше идеалистической (гегелевской) мысли не имеет под собой никакого основания и является сплошным недоразумением, грубой ошибкой. Этой ошибки можно было бы избежать, если бы данная фраза цитировалась полностью. Однако обычно опускается ее первое слово с последующим двоеточием «Alias», что значит: «иначе говоря». Это указывает на то, что Ленин лишь своими словами пересказал положение Гегеля, цитата из которого предшествовала его, Ленина, записи.
Более того, в «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин сформулировал предельно четко материалистический взгляд по этому вопросу в качестве краеугольного камня всей марксистской философии. Так, говоря о материализме вообще и материализме историческом, Ленин подчеркивал: «Сознание и там и тут есть только отражение бытия, в лучшем случае приблизительно верное (адекватное, идеально точное) его отражение. В этой философии марксизма, вылитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи»3.
3 Там же, т. 18, с. 346.
Таким образом, Ленин с самого начала последовательно проводил одну и ту же линию марксистской философии.
Ближайшим источником для «обоснования» ошибочных утверждений в данном случае служит глубоко неправильное противопоставление двух понятий — «отражение» и «творчество» — как якобы взаимоисключающих одно другое. В действительности же они оба совпадают между собой. В сфере духовной, познавательной деятельности человека сознание как отражение есть именно творение, и осуществляется оно только и исключительно через творческую способность и творческую деятельность. Но, разумеется, в объективном мире сознание само по себе ни создать, ни сотворить, ни даже просто изменить ничего не может. Все, что оно творит, находится в его собственной сфере, и только в ней. Это — новые образы внешнего мира, новые представления и понятия о нем, новые объяснения и предположения о сущности вещей и явлений (гипотезы и теории, принципы и законы науки, отражающие законы природы) и т. д. Без этих субъективных образов (отражений) внешнего мира, рождающихся в человеческом сознании, нет и не может быть самого процесса познания (отражения). Это означает, что отражение как сознание совпадает с созданием таких образов, с творческим процессом, понимаемым в этом субъективном смысле, но, повторяем, никак не в смысле творения объективного мира, его законов и т. д.
Вот почему глубоко неверно объявлять отражение процессом пассивным, подобным простому созерцанию внешнего мира, в противоположность творчеству как процессу активному, связанному с преображением мира. «Познание есть отражение человеком природы,— писал Ленин.— Но это не простое, не непосредственное, не цельное отражение, а процесс ряда абстракций, формирования, образования понятий, законов etc. Человек не может охватить = отразить = отобразить природы всей, полностью, ее «непосредственной цельности», он может лишь вечно приближаться к этому, создавая абстракции, понятия, законы, научную картину мира и т. д. и т. п.»4.
4 Там же, т. 29, с. 163—164.
Таким образом, отражение природы в сознании человека есть творческий процесс непрестанного «формирования, образования», создания абстракций, понятий, законов, картин мира, и в этой активности творчества и состоит само отражение. Никакой пассивной созерцательности здесь нет. Характеризуя «неизмеримо богатое содержание» диалектики, Ленин сравнивает его «с «метафизическим» материализмом, основная беда коего есть неумение применить диалектики к Bildertheorie (теории отражения.— Ред.), к процессу и развитию познания»5. Напротив, применяя здесь диалектику, мы находим не противопоставление, как часто это делается, отражения и творчества, но их полное совпадение в субъективной, духовной сфере.
5 Там же, с. 321—322.
Определение понятия творчества. Что же такое творчество в самом широком смысле этого слова? В чем наиболее общий, определяющий, а значит существенный его признак? На наш взгляд, творчество, творческий процесс в таком предельно расширительном значении есть обнаружение или создание чего-то нового. Для мира материальных вещей и явлений это — создание новых вещей или их отношений, или их обнаружение во внешнем мире — природе или обществе. Наиболее существенным здесь является именно новизна того, что обнаруживается или создается, изобретается вновь. То же самое и для мира духовных вещей и явлений: творить в духовном мире значит создавать новые образы, понятия и прочие духовные вещи, отражающие объективный мир, или же позволяющие в нем посредством ощущений и сознания обнаружить нечто новое, ранее неизвестное или незамеченное. Ибо не только понятия (продукты мыслительной деятельности человека), но и ощущения (возникающие через органы чувств) суть образы объективной реальности 6.
6 Там же, т. 18, с. 130.
Теперь сузим область духовной деятельности человека, в рамках которой мы хотим определить понятие творчества, возьмем лишь область науки. Научное творчество выступает в таком случае, как всякое создание (рождение) нового понятия, новой теории и других вещей духовного (научного) характера, или получение (изобретение) новых вещественных предметов, или же обнаружение новых материальных вещей и явлений, их свойств и отношений в природе и вообще во внешнем мире.
Исторический взгляд на творчество и его «клеточку». Творческая деятельность, совпадая с познавательной, способна развиваться, усложняться, подниматься с одной, болен низкой своей ступени на более высокую. В зависимости от того, на какой ступени познавательной деятельности протекает данный творческий процесс или, соответственно, выступает и действует данная творческая личность, складываются и выявляются черты и характер того и другого — процесса и личности. Поэтому исторический подход к данному вопросу совершенно необходим. Это касается также и вопроса об исходном пункте развития творчества, его «клеточке», или «начале», в качестве которого должно выступить, как отмечал Ленин, «самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся...» 7.
7 Там же, т 29, с. 318.
Такая «клеточка» является, во-первых, структурным элементом развитой вещи или явления, единицей их строения, во-вторых, исходным (начальным) пунктом их возникновения, их генезиса. На такое совпадение структурной и генетической «клеточки» («начала») указал еще Гегель, говоря: «То, что есть первое в науке, должно было оказаться и исторически первым». По этому поводу Ленин в «Философских тетрадях» в скобках заметил: «Звучит весьма материалистично!»8
8 Там же, с. 95.
Что же касается творчества, в том числе и научного, то клеточкой в данном случае можно считать открытие чего-то нового в самой обычной жизни. Д. И. Менделеев, когда его спрашивали о том, как он открыл периодический закон, а это составило кульминационный пункт его научного творчества, отвечал: «Искать чего-либо — хотя бы грибов, или какую-либо зависимость — нельзя иначе, как смотря и пробуя»9.
9 Менделеев Д. И. Периодический закон. М.: Наука, 1958, с. 325—326.
В поисках и находках грибов в предельно элементарной форме проявляются два взаимосвязанных познавательно-психологических действия: одно — наблюдение («смотря»), другое — проверка на опыте этого наблюдения («пробуя»). Без этих двух действий не может быть никакого творческого процесса (открытие нового), в том числе и нового закона природы, новой зависимости между ее явлениями или свойствами ее тел, включая и свойства химических элементов.
Считая поиски грибов «клеточкой» творческого процесса, Менделеев выбрал действительно нечто самое обычное, обыденное, простейшее, массовидное и т. д., где оба названные выше действия («смотря и пробуя») наглядно выступают в их слитности и единстве. Действительно, найти гриб означает сначала увидеть его среди сухой листвы, моха и прочего маскирующего его окружения, среди которого он прячется, а затем сорвать его и убедиться, что в руках — нужный гриб, тем самым на опыте проверив правильность того, что ты нашел именно то, что искал.
По мере перехода от этого самого простого случая творчества ко все более и более сложным развиваются, дифференцируются и усиливаются принимающие в этом процессе познавательно-психологические действия и факторы. Так происходит вплоть до достижения наивысших стадий и форм творческой деятельности вообще, в том числе и научной, как это и показал Менделеев. Обычно на всех стадиях развития творчества сохраняется генетическая, преемственная связь у всех такого рода процессов с исходной их «клеточкой», в которой в зародыше, в неразвитом виде представлены оба элементарных для данной области явлений действия — «смотря и пробуя» (т. е. наблюдая и проверяя на опыте). Без них, повторяем еще раз, невозможен никакой творческий процесс вообще.

II. УСЛОЖНЕНИЕ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ИСТОРИИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ И ЕГО СТУПЕНЕЙ
Три основные ступени познания. Исторически процесс познания совершался и совершается по следующим основным ступеням: сначала в сферу внимания человека попадают единичные вещи, явления и их свойства. Первоначально между ними не обнаруживается связи, и каждая вещь, каждое явление выступают сами по себе как нечто отдельное, обособленное от всего остального. В истории научного познания этой ступени соответствует установление единичных фактов, констатирующих какие-либо отдельные события, свойства и т. д.
Как только накапливается достаточное количество фактов и сведений о единичных вещах, их свойствах и т. д., человек начинает разбираться в них, дабы не запутаться в собранной информации. Путь к такому разбору лежит через сравнение и сопоставление накопленных материалов по сходству и различию между единичными вещами, их свойствами и т. д., благодаря чему производится разбивка всего наличного материала по особым группам или классам, его сортировка и первичная систематизация. Без такой предварительной работы мысли невозможно дальнейшее движение познания, в том числе и научного, к постижению истины.
После разбивки исходного фактического материала по особым классам и его группировки и сортировки в соответствии с особенными признаками информации, познание направляется на то, чтобы найти внутреннюю всеобщую связь между уже установленными ранее особыми классами (группами). Это — высшая ступень познания вместе с тем является и заключительной в пределах данного круга изучаемых вещей, их свойств и т. д., но заключительной только в относительном смысле, поскольку познание постоянно обнаруживает все новые «круги» вещей, их свойств и т. д., каждый раз проходя все те же три основные ступени.
Анализируя эту проблему, Ф. Энгельс писал: «И в самом деле всякое действительное, исчерпывающее познание заключается лишь в том, что мы в мыслях поднимаем единичное из единичности в особенность, а из этой последней во всеобщность; заключается в том, что мы находим и констатируем бесконечное в конечном, вечное — в преходящем»10.
10 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 548.
В связи с этим Энгельс ссылается на диалектику Гегеля: «Единичность, особенность, всеобщность — вот те три определения, в которых движется все «Учение о понятии» (в «Науке Логики» Гегеля.— Авт.). При этом восхождение от единичного к особенному и от особенного к всеобщему совершается не одним, а многими способами, и Гегель довольно часто иллюстрирует это...» 11
11 Там же, с. 540.
Обозначим ступени познания, обобщенные в категориях единичности, особенности и всеобщности символами Е, О и В (инициалами этих категорий). Касаясь их, Ленин раскрыл «Анализ заключений у Гегеля» (Е,— О,— В и О,— Е,— В), показав, что это «напоминает о подражании Гегелю у Маркса в I главе»12 в I томе «Капитала». «Видимо, и здесь главное для Гегеля наметить переходы... История мысли с точки зрения развития и применения общих понятий и категорий логики — voila се qu'il faut! (вот, что нужно! — Ред.)»13. Эту, поставленную Лениным, задачу мы и попытаемся рассмотреть применительно к области истории развития научного творчества и его типологии, а также типологии творческой личности.
12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 160.
13 Там же, с. 159.
Научное открытие в свете трех основных ступеней познания. История научного открытия, будучи процессом творческим, проходит, как и всякий процесс познания, те же три основные ступени Е, О, В. На высшей ступени В он реализуется до конца в виде открытия нового закона природы, создания новой научной теории, выдвижения нового принципа и т. д. «Форма всеобщности в природе — это закон...,— подчеркивал Энгельс.— Но форма всеобщности есть форма внутренней завершенности и тем самым бесконечности; она есть соединение многих конечных вещей в бесконечное»14. Ступени Е (собирание отдельных фактов) и О (их группировка по особенным признакам) суть необходимая эволюционная подготовка к научному открытию, например, к открытию нового закона природы. Но это не означает, что на ступенях Е и О не совершается творческих актов, хотя иного характера, нежели на ступени В, и меньшей значимости, меньшего масштаба. Отнюдь нет. На ступени Е открываются (наблюдаются) новые отдельные вещи и явления, их свойства и т. д., устанавливаются каждый раз новые факты. На ступени О создаются их новые особые группы и т. д. Так что общий признак всякого творческого процесса — нахождение чего-то нового — здесь всюду налицо. Тем не менее обычно учитывается и изучается лишь заключительное звено всей цепи событий, приведших в конце концов к крупному событию на ступени В.
14 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 549, 548—549.
В качестве конкретного историко-научного материала Энгельс привлек, как известно, историю подготовки и открытия закона сохранения и превращения энергии — основного физического закона XIX в. Показывая, что у Гегеля суждения группируются последовательно, согласно основным ступеням познания (Е, О, В), Энгельс подчеркивает, что этой группировке присуща «внутренняя истинность и необходимость» и что «глубокое основание эта группировка имеет не только в законах мышления, но также и в законах природы»15. Энгельс показывает далее, что в ходе развития человеческой практической, а затем и научной деятельности были — в последовательности Е, О и В (но с большими промежутками времени) — сформулированы три суждения: «...первое суждение ...единичности: в нем регистрируется тот единичный факт, что трение производит теплоту. Второе суждение... особенности: некоторая особая форма движения (а именно: механическая) обнаружила свойство переходить при особых обстоятельствах (а именно: посредством трения) в некоторую другую особую форму движения — в теплоту. Третье суждение... всеобщности: любая форма движения оказалась способной и вынужденной превращаться в любую другую форму движения»16.
15 Там же, с. 539.
16 Там же, с. 540.
Энгельс резюмирует: «Итак, то, что у Гегеля является развитием мыслительной формы суждения как такового, выступает здесь перед нами как развитие наших, покоящихся на эмпирической основе, теоретических знаний о природе движения вообще. А ведь это показывает, что законы мышления и законы природы необходимо согласуются между собой, если только они надлежащим образом познаны»17.
17 Там же, с. 539—540.
Это положение Энгельса мы попытаемся распространить и на типологию психологического склада творческих личностей ученых, активно участвующих в научном процессе. Но предварительно рассмотрим еще несколько вопросов, касающихся движения познания по ступеням Е, О, В.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz