каморка папыВлада
журнал Природа 1981-07 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 20.11.2017, 12:22

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


В истории химии и познания ее главного объекта — химических элементов — мы видим ту же картину, как и в истории физики. Сначала элементы открывались как единичные простые вещества в одиночном порядке. В древности знали уже как минимум семь металлов плюс серу и углерод. Начиная с середины XVIII в. и вплоть до начала последней трети XIX в. открытие новых элементов стало групповым, когда в природе обнаруживались по особенным свойствам целые их группы и семейства. В соответствии со своими особенными свойствами уже в начале XIX в. элементы стали разбиваться на естественные группы — сначала на «триады» (группы, каждая из трех химически сходных элементов), потом с большим их числом. В 1869 г. Менделеев обнаружил всеобщую закономерную связь между всеми ранее уже образованными группами элементов (периодический закон), а, значит,— через их группы — и между всеми элементами. В дальнейшем открытие новых элементов происходило уже через их всеобщий закон, на основании которого Менделеев предсказал свойства неизвестных еще в то время элементов, таких как будущие галлий, скандий и германий: они были открыты в 1875—1886 гг.
Если естественные группы и семейства образовались раньше на основании сходства особенных химических свойств у элементов-аналогов, отличных от химических же свойств всех остальных элементов, то Менделеев объединил все элементы и все группы в единую периодическую систему на основании общего у всех них физического свойства — атомного веса. Это — яркий образец того, что научное открытие как творческий процесс происходит действительно при движении познания по ступеням Е, О, В.
Можно сослаться еще на изобретение противогаза Н. Д. Зелинским. Когда немцы впервые применили на западном фронте удушливый газ — хлор — в качестве первого отравляющего вещества (ОВ), то как средство защиты был найден водный раствор восстановителя — гипосульфата. Ткань, напитанная таким раствором, служила первым противогазом. Затем немцы применили новое ОВ — газ фосген, против которого защитой оказался уротропин. Против синильной кислоты защитой служил раствор щелочи и т. д. Все эти открытия и изобретения — как нового газа ОВ, так и индивидуального средства защиты именно против него — происходили на уровне Е.
Затем был предложен комбинированный набор химических защитных средств против всех вообще известных к тому моменту ОВ; этот комплексный противогаз работал на основании некоторого особенного, а именно, на основании принципа химического поглощения применяемого ОВ, что означало достижение уровня О.
Однако противник всегда имел возможность применить какое-то новое ОВ, против которого еще не было предусмотрено защитного противохимического средства; в результате он мог пробить принятый на вооружение в данный момент противогаз. Поэтому встала задача изобрести противогаз универсального действия, основанный не на особенных свойствах веществ, а на некотором их всеобщем свойстве, благодаря которому улавливались бы все ОВ вообще. Такой противогаз изобрел Зелинский, применив для улавливания ОВ активированный уголь, способный адсорбировать любые газообразные ОВ в силу своих физических свойств. Так, это изобретение и открытие достигло ступени В и спасло жизнь огромному множеству людей. В данном случае оно повторило в познавательном отношении путь, проделанный Менделеевым при открытии периодического закона: от особенных свойств — химических — был совершен переход к всеобщему свойству — к физическому: к атомному весу (в случае Менделеева) или к адсорбирующей способности активированного угля (в случае Зелинского). В целом же изобретение (открытие) прошло те же три основные ступени познания Е, О, В.
Онтогения и филогения истории развития познания. Теперь попытаемся показать движение познания еще с одной стороны: по его ступеням Е, О, В. Мы имеем в виду повторение в истории умственного развития отдельного индивидуума (в онтогении) истории развития всей человеческой мысли, всей науки (филогении). Энгельс писал по этому поводу: «Развитие какого-нибудь понятия... в истории мышления так относится к развитию его в голове отдельного диалектика, как развитие какого-нибудь организма в палеонтологии — к развитию его в эмбриологии (или, лучше сказать, в истории и в отдельном зародыше)» 18.
18 Там же, с. 537.
В соответствии с этим, так сказать, «биогенетическим законом», распространенным на сферу познания, Энгельс разъяснял: «...подобно тому как история развития человеческого зародыша во чреве матери представляет собой лишь сокращенное повторение развертывавшейся на протяжении миллионов лет истории физического развития наших животных предков начиная с червя (с одноклеточных, протистов.— Авт., точно так же и духовное развитие ребенка представляет собой лишь еще более сокращенное повторение умственного развития тех же предков — по крайней мере более поздних»19.
19 Там же, с. 495.
Такую же, или близкую к этому мысль, по-видимому, подразумевал и Ленин, когда в число тех областей знания, «из коих должна сложиться теория познания и диалектика», он включил историю «умственного развития ребенка»20 и психологию. Здесь, вероятно, снова речь идет о кратком повторении в истории умственного развития ребенка (онтогении человеческой мысли) того пути, какой проходит в течение длительного времени развитие мысли всего человечества, всей науки. Последнее двигается в общем и целом по ступеням Е, О и В, но — так ли совершается умственное развитие ребенка?
20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 314.
Естественно, что вначале ребенок может схватывать только отдельные вещи, явления, их свойства и т. д. (Е). Ни о какой работе еще не сформировавшегося мышления по линии сравнения и сопоставления получаемых ощущений у него не может быть и речи. Лишь долгое время спустя, когда начнет уже достаточно четко работать его сознание, может возникнуть не только возможность, но и необходимость производить сортировку и группировку получаемой ребенком во все возрастающем объеме информации по признакам О; происходит это путем выявления сходств и различий в вещах, их свойствах и т. д., т. е. на основе постепенно формирующихся представлений об О. На этой второй ступени познания у ребенка, подростка или юноши может возникнуть склонность к абстрактным рассуждениям и формализму, когда он уже научился производить известные отвлечения, но еще не достиг той ступени конкретности, когда мысль оказывается способной проникать в скрытую, невидимую для глаз сущность вещей и явлений, находить и понимать их причины и т. д. Это последнее постигается на гораздо более высокой ступени (В), какую человек достигает в зрелом возрасте, когда он начинает приобретать ту мудрость, которая у него отсутствовала в детстве и ранней юности и которую связывают обычно с деятельностью разума.
Так, на наш взгляд, в аспекте соотношения логического, представленного категориями Е, О и В, и исторического, представленного реальной историей научного творчества, а также историей умственного развития ребенка, может быть показано и объяснено единство онтогении и филогении в области движения человеческого познания.

III. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СВЯЗИ С ОСНОВНЫМИ СТУПЕНЯМИ ПОЗНАНИЯ
Типологии, учитывающие установление фактов или их обобщения и объяснения. Выше было прослежено развитие научного знания в свете трех основных ступеней познания. Отражение этого развития можно найти в различных классификациях творчества и творческих личностей, которые базируются на самых разных логических основаниях и не ставят перед собой цель показать это развитие. В одних классификациях нашли отражение типы, соответствующие лишь отдельным ступеням научного знания, другие — отразили существование всех трех типов.
Так, французский физик Л. де Бройль выделяет среди ученых тип экспериментаторов и тип теоретиков: «одни более склонны к наблюдению и эксперименту, а другие более склонны заниматься теорией»21. Можно найти определенное соответствие этих типов ученых ступени единичности и ступени всеобщности. Склонность к наблюдению является отличительной чертой ученых, соответствующих ступени познания единичных явлений, вещей, их свойств, отношений и т. п. Ученые-теоретики де Бройля соответствуют, по-видимому, ступени всеобщности, на которой происходит обобщение и объяснение различных феноменов, создание гипотез и теорий. В данной классификации нет типа, специально соответствующего ступени особенного. Систематизация материала, объединение его в отдельные группы может осуществляться и экспериментаторами, и теоретиками. Де Бройль не дифференцирует тех экспериментаторов, которые способны только к наблюдению единичных фактов, и тех, которые способны к их систематизации; тех теоретически мыслящих ученых, в деятельности которых преобладают анализ, индукция, и тех, которые склонны к синтезу, обобщению.
21 Бройль Л. де. По тропам науки. М.: Иностранная литература, 1962, с. 302.
Определенное соответствие типов ученых трем ступеням развития познания (Е, О, В) можно найти в классификации Г. Селье 22. Он выделил три основные группы ученых: «исполнителей», «мыслителей» и ученых, научные интересы которых определяются ненаучными факторами. Каждая из этих групп включает в себя несколько типов.
22 Selye H. From dream to discovery. N.Y., 1964.
Ступени Е в классификации Селье соответствует тип «собирателя фактов», который стремится только к открытию фактов, но не занимается анализом и оценкой найденного материала. Таких ученых Селье относит к группе «исполнителей».
Второй ступени познания (О) у Селье соответствует два типа ученых, относящихся к группе «мыслителей» — «классификатор» и «аналитик». Первый занимается систематизацией материала, т. е. объединяет единичные факты в особые группы. Селье отмечает, что «классификатор» похож на «собирателя фактов», но в отличие от последнего его интересуют только те факты, которые можно выстроить в стройную систему. В определенной степени он теоретик, так как выделяет нечто общее, присущее той или иной группе, но он не занимается анализом природы этого общего.
Для «аналитика» характерно стремление к анализу различных вещей, событий, явлений. Анализ у него преобладает над синтезом. Причем анализ выступает у него как самоцель, а не как исследование, предшествующее дальнейшему синтезу. «Аналитик», безусловно, является более высоким типом, чем «классификатор», так как исследует природу того общего, что характерно для выделенных особых групп.
Ступени В соответствует тип «синтетика». Это — высший тип ученого, так как классификация и анализ — только преамбулы синтеза.
Легко установить соответствие основным ступеням познания типов «человеческих дарований», выделенных М. Фарадеем 23. Его классификация основана на существовании определенных закономерностей в развитии научного знания. Фарадей выделяет четыре ступени или четыре уровня познания.
23 См. по этому поводу: Карцев В. П. Приключение великих уравнений. М.: Знание, 1970, с. 156.
Первая ступень, по Фарадею,— обнаружение нового факта — соответствует ступени Е.
Вторая ступень — сведение новых фактов к известным принципам — с необходимостью предполагает анализ новых фактов, их сравнение с фактами, ранее установленными, сопоставление новых фактов с известными в науке принципами, группировку фактов в соответствии с ними. Эта ступень, таким образом, соответствует ступени познания О.
Третья ступень, по Фарадею,— открытие нового факта, не сводимого к известным принципам. В данном случае нельзя говорить об однозначном соответствии уровня познания Фарадея ступеням познания Е, О, В. Если происходит открытие нового факта без его дальнейшего анализа, без его сопоставления с другими фактами, то можно говорить об открытии, соответствующем ступени Е. В данном случае сам ученый, открывший новый факт, не обнаруживает несоответствия этого факта известным в науке принципам. Значение открытия этого уровня будет иным для последующего развития науки, нежели значение открытия первого уровня. Однако деятельность ученых, сделавших эти открытия, не будет чем-либо отличаться в обоих этих случаях и будет соответствовать ступени Е. Если же ученый не просто открыл новый факт, но путем последующего анализа установил его несоответствие известным теоретическим принципам, то в этом случае его деятельность будет соответствовать ступени познания О.
Четвертая ступень познания, по Фарадею,— сведение всех фактов к еще более общим принципам — соответствует ступени В. На этой ступени происходит обобщение, синтез всех известных фактов, создание новой теории.
Типология, учитывающая степень «интеллектуальной активности». В заключение нам хотелось бы более подробно остановиться на классификации творчества наших дней, предлагаемой советским ученым Д. Б. Богоявленской. Ее классификация основывается на едином критерии интеллектуальной активности, которая рассматривается как единица интеллектуального творчества. Интеллектуальная активность «интегрирует в себе интеллектуальные (умственные способности) и неинтеллектуальные (прежде всего личностные, мотивационные) факторы умственной деятельности, но не сводится ни к тем, ни к другим в отдельности»24. Наиболее специфическим проявлением интеллектуальной активности является интеллектуальная инициатива, которая заключается в продолжении мыслительной деятельности за пределами требуемого.
24 Богоявленская Д. Б. Вопросы психологии, 1976, № 4, с. 71.
Поскольку существующие экспериментальные методы исследования творчества — тесты, проблемные задачи — так или иначе внешне стимулируют деятельность испытуемого и ограничивают ее определенными рамками (выполнение теста, решение задачи), для экспериментального исследования интеллектуальной активности Богоявленская разработала специальный метод «креативного поля». В основу его положены следующие принципы:
1. Отсутствие внешней стимуляции мыслительной деятельности, т. е., прежде всего, отсутствие требований со стороны, а также предотвращение возникновения оценочной стимуляции (которая может возникнуть по причине неудовлетворенности результатами своей деятельности).
2. Отсутствие «потолка», ограничений в исследовании объекта.
3. Длительность эксперимента, достаточная для того, чтобы у испытуемого было время развернуть творческую инициативу.
В результате проведенных исследований и их теоретических обобщений Богоявленская выделила три уровня интеллектуальной активности: «стимульно-продуктивный», «эвристический» и «креативный».
Если испытуемый остается в рамках заданного или первоначально найденного способа действия, то его следует отнести к «стимульно-продуктивному» уровню интеллектуальной активности. Для представителей этого уровня характерны отсутствие внутреннего источника стимуляции — познавательного интереса — и зависимость их мыслительной деятельности от внешних по отношению к ней стимулов. Главным показателем этого уровня является отсутствие интеллектуальной инициативы.
Представителей «эвристического» уровня характеризует именно проявление в той или иной степени интеллектуальной инициативы, но инициативы спонтанной, не стимулированной ни внешними факторами, ни субъективной оценкой неудовлетворенности результатами своей деятельности. Эта инициатива выражается в поиске новых, отличных от первоначального способов решения задач. Однако обнаруженная закономерность, которая ведет к новому способу решения, выступает для эвристов только в качестве этого нового способа решения; в этом — предел их деятельности.
«Креативный» уровень характеризуется высшим проявлением интеллектуальной активности. Для представителей этого уровня обнаруженная закономерность перестает быть новым способом решения и становится самостоятельной проблемой. Самостоятельная, не стимулированная извне постановка проблемы и стремление к ее теоретическому обоснованию — характерные особенности интеллектуальной инициативы представителей «креативного» уровня.
Теперь рассмотрим соответствие уровней интеллектуальной активности, выделенных Богоявленской, трем ступеням развития познания.
Элементы «стимульно-продуктивного» уровня интеллектуальной активности каждый раз относятся к предъявляемой задаче как к новой задаче, не имеющей отношения к предыдущей. Здесь следует отметить, что в методике Богоявленской все предъявляемые задачи однотипны, и многообразие их создается только изменением позиции «короля» на «цилиндрической» шахматной доске. Таким образом, испытуемые этого уровня находятся на ступени единичности (Е), рассматривая каждую задачу во всем многообразии ее индивидуальных особенностей и вне связи с другими задачами.
Элементы «эвристического» уровня интеллектуальной активности проявляются в обнаружении эмпирических закономерностей путем сопоставления задач друг с другом, путем анализа их особенностей, что приводит к выводу об однотипности данных задач. Таким образом, на этой ступени наблюдается деятельность, соответствующая ступени познания особенного (О).
Наконец, на высшем уровне интеллектуальной активности — «креативном» — происходит проникновение в сущность проблемы и теоретическое обоснование найденных эмпирических закономерностей. Здесь осуществляется синтез всех найденных ранее закономерностей и их теоретическое объяснение. Таким образом, можно говорить о соответствии этого уровня интеллектуальной активности ступени познания всеобщего (В).
Итак, анализ различных классификаций элементов творческой деятельности показывает, что многие из них так или иначе, более или менее полно, отразили существование психологических типов, соответствующих различным ступеням познания (Е, О, В).

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
Бернштейн М. С. О ПРИРОДЕ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА.— Вопросы философии, 1966, № 6.
Богоявленская Д. Б. ОБ ОДНОМ ИЗ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА.— Вопросы психологии, 1976, № 4.
Лук А. Н. ПСИХОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА. М.: Наука, 1978.
Мирская Е. 3. УЧЕНЫЙ И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1971.
НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО. М.: Наука, 1969.
Пономарев Я. А. ПСИХОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА. М.: Наука, 1976.
ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧЕНОГО И НАУЧНЫХ КОЛЛЕКТИВОВ. Вып. 7. М.—Л., 1979.
ПРОБЛЕМЫ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ. М.: Наука, 1971.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. М.: Наука, 1975.
Пушкин В. Н. ЭВРИСТИКА — НАУКА О ТВОРЧЕСКОМ МЫШЛЕНИИ. М.: Политиздат, 1967.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz