каморка папыВлада
журнал Огонёк 1991-09 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.10.2017, 05:12

скачать журнал

страница следующая ->

ISSN 0131-0097

ОГОНЁК
№ 9 ФЕВРАЛЬ 1991

ВЫЖИВЕМ?


ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ЖУРНАЛ
ОГОНЁК
№ 9 (3319)
23 февраля — 2 марта

Выходит с 1 апреля 1923 года
УЧРЕДИТЕЛЬ - ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА «ОГОНЕК»
Главный редактор В. А. КОРОТИЧ
Редакционная коллегия: А. Ю. БОЛОТИН, В. Л. ВОЕВОДА, Л. Н. ГУЩИН (первый заместитель главного редактора), Г. В. КОПОСОВ, В. Д. НИКОЛАЕВ (заместитель главного редактора), В. В. ПЕРФИЛЬЕВ (ответственный секретарь), Г. В. РОЖНОВ, В. Б. ЧЕРНОВ, А. С. ЩЕРБАКОВ (заместитель главного редактора), В. Б. ЮМАШЕВ.
Совет редакции: П. Г. БУНИЧ, Е. А. ЕВТУШЕНКО, М. А. ЗАХАРОВ, Ю. В. НИКУЛИН, С. Н. ФЕДОРОВ, Ю. Д. ЧЕРНИЧЕНКО.
НА ПЕРВОЙ СТРАНИЦЕ ОБЛОЖКИ: Военные хирурги полковники Е. П. Гордеев и А. Г. Мельников. (См. в номере материал «Пуля на шее».)
Фото Льва Шерстенникова
Оформление А. А. КОВАЛЕВА при участии О. И. КОЗАК.
ПОДПИСКА НА «ОГОНЕК» ПРИНИМАЕТСЯ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ ВО ВСЕХ ОТДЕЛЕНИЯХ СВЯЗИ.
Цена подписки на год — 46 руб. 80 коп., на полгода — 23 руб. 40 коп., на квартал — 11 руб. 70 коп. Цена одного номера в розницу — 1 рубль.
Сдано в набор 04.02.91. Подписано к печати 19.02.91. Формат 70х108 1/8. Бумага для глубокой печати. Глубокая печать. Усл. печ. л. 7,00. Усл. кр.-отт. 17,50. Уч.-изд. л. 12,05. Тираж 1 790 000 экз. Заказ № 125. Цена 1 рубль.
Адрес редакции: 101456, ГСП, Москва, Бумажный проезд, 14.
Телефоны редакции: Для справок: 212-22-69; Отделы: Публицистики — 250-46-90; Литературы — 212-63-69 и искусства — 212-22-19; Морали и писем — 212-22-69; Фото — 212-20-19; Литературных приложений — 212-22-13, 251-90-55.
Телефакс (095) 943-00-70
Телетайп 112349 «Огонек»
Рукописи объемом более двух авторских листов не рассматриваются.
Издательство ЦК КПСС «Правда». Типография имени В. И. Ленина издательства ЦК КПСС «Правда». Москва, А-137, улица «Правды», 24.
© «Огонек», 1991.


ВЕЛИКИЙ ПОСТ

17 февраля Русская православная церковь благословила свою паству на Великий пост. Мусульманский пост в этом году начнется 17 марта.
Именно в этот период дефицит продуктов питания в стране и рост цен на них достигли небывалой отметки. Скорбные очереди за самым необходимым покрыли одну шестую часть планеты. Неверующие страны невольно разделят бремя поста со своими верующими согражданами. Великий пост, навязанный судьбою, снизошел на наше многострадальное Отечество...
17 февраля, в день православного праздника — Прощеного воскресенья, я задала один и тот же вопрос мусульманскому и православному священнослужителям: «Что есть пост сегодня, когда невольный пост, спровоцированный больной экономикой, свалился на плечи верующих и неверующих?»
Муэдзин Московской соборной мечети Хасан: «Как и во всех религиях, пост у мусульман заключает в себе великую очистительную миссию. Когда, проходя через испытания духовные и физические, проясняется и закаляется душа человека. Очень важно в это время, несмотря на испытания, совершать добрые дела, быть милосердным и терпимым».
Православный священник Марк Смирнов: «В Великом посте мы скорее всего из-за фольклорного восприятия православия и религии вообще видим только тему воздержания. Воздержания от определенных видов пищи. То есть понимаем пост очень буквально. А ведь предваряющий Великий пост праздник — Прощеное воскресенье — заставляет человека подумать о своей жизни, об отрезке пути длиною в год. И, приходя к самоочищению, мы просим прощения у Бога и у наших близких. И это очень важно тогда, когда ненависть, ожесточение переполняют людей.
Мы нуждаемся в духовной помощи. Важно вдуматься в эти слова, чтобы не празднословие нами руководило, не дух любоначалия — стремления властвовать, господствовать, а смирение и служение ближнему. Мне кажется, что сегодня всех без различия необходимо объединить на этом трудном пути, на который мы выходим».
Блажен, кто верует. У нас сегодня нет выбора. Нам остается принять это испытание и выйти из него достойно. Удастся ли?
Майра САЛЫКОВА
Фото Сергея ПЕТРУХИНА


ПОЧТА «ОГОНЁК»

ЗОНД В ЦЕНТРЕ ГОРОДА •
НЕ ВЫЛОВИТЬ БЫ ВСЮ РЫБУ В МУТНОЙ ВОДЕ •
«ГОД МИЛОСЕРДИЯ» КОНЧИЛСЯ? •


То, что темные имперские силы позволили себе попытку низвержения свободы в Прибалтике,— в этом массовая вина и нас, русских. Время Горбачева началось с призыва к покаянию. Осознали ли мы, что произошло в Прибалтике пятьдесят лет назад, как грубой силой и шантажом были порабощены свободные страны, какие страдания выпали на их долю, как унижены они были? Если бы подлинное покаяние проникло в наши сердца, никто не мог бы желать ничего другого, как уйти из этих земель и возместить причиненное зло дружелюбным, понимающим отношением.
Это особенно касается русских, живущих в Прибалтике. По какой бы причине они ни оказались там, они должны понимать, что империя всегда рассматривала этих людей как свою пятую колонну, рычаг своей власти. Достоинство свободного человека в том, чтобы не позволять делать из себя орудие сил деспотизма. Нравственным выбором является одна из альтернатив: либо вернуться в Россию, либо отождествить свои цели с целями народа, среди которого ты решил жить.
Только одно политическое решение сегодня морально приемлемо: вывод войск из Прибалтики и признание независимости прибалтийских республик. И это, кажется, сегодня понимают многие.
В. ЯНКОВ
Долгопрудный Московской обл.

Вооруженный грабитель «почистил» мою квартиру. Некоторое время спустя я отыскал его и предъявил свои претензии. А он мне ответил: «Вещи ваши я уже износил, остались, вот, ботинки, но в их ремонт вложены мои деньги. Кроме того, я отбирал у вас вещи, используя обстоятельства того времени — у меня был нож. Так что претензии ваши незаконны. Но, если хотите, подайте на меня в суд: нанятые мной юристы быстренько освободят вас еще от части недограбленного и вышвырнут вон».
Вы скажете: бред сумасшедшего, так не бывает. Да, пока не случилось, но я вовсе не уверен, что такого быть не может. Откроем журнал «Известия ЦК КПСС» № 10 за 1990 год. Читаем:
«Вопрос. В последнее время в дискуссии все чаще ссылаются на нормы права о бесхозном имуществе. Насколько обоснованны такие суждения?
Ответ. Остается только догадываться, что наши оппоненты намекают на то имущество, которое перешло к партии сразу после революции. В этом случае надо иметь в виду, что такое имущество за более чем 70 лет полностью амортизировалось и вложенные в него средства многократно превышают его первоначальную стоимость. Кроме того, это имущество не является бесхозным. Его правовой режим регулировался законодательством тех лет, в частности Гражданским кодексом РСФСР 1922 г., а закон, как известно, обратной силы не имеет.
Следует, видимо, напомнить, что организации и граждане, претендующие на собственность КПСС, по действующему законодательству имеют право на основе статьи 29 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и других актов предъявлять гражданские иски в органы государственного арбитража и суд. Но по закону предварительно должна быть оплачена государственная пошлина в размере 10 проц. от суммы имущественного спора. Так что каждому заявителю придется рисковать, поскольку необоснованное требование неизбежно повлечет за собой не только отказ в иске, но и потерю этой госпошлины.
Надо, чтобы партийные комитеты хорошо владели правовой стороной дела. Учитывая, что в ближайшее время в их работе вопросы правового характера будут все более нарастать, было бы целесообразно предусмотреть в штатах аппарата высококвалифицированных юристов».
Эта замечательная (по откровенности и неприкрытости дежурной демагогией) инструкция по борьбе с народом за собственность подготовлена в Отделе партийного строительства и кадровой работы ЦК КПСС и опубликована журналом, редакционный совет которого состоит из весьма ответственных лиц...
Смогут ли дать правильную юридическую и нравственную оценку такой позиции компартии и защитить интересы народа народные депутаты, которые почти все являются коммунистами?
В. БАРСУКОВ, инженер
Белгород

Хочу рассказать о конфликте, возникшем между жителями Красноярска и отцами города. В центре жилого массива Свердловского района города расположена колония строгого режима. А в пяти метрах от забора, обнесенного колючей проволокой, с часовыми на вышках,— детские площадки, гаражи, жилые дома, из окон которых видно все, что творится в зоне. Жить среди зеков уже нет мочи, вокруг зоны бродят «расконвоированные», друзья и родственники заключенных.
На неоднократные обращения жителей города только 8 марта 1990 года в печати им был дан ответ, где сказано, что вынос за черту города колонии нецелесообразен по причине договорных обязательств с рядом промышленных предприятий города и края. А начальник УИДа УВД крайисполкома С. М. Козель обнадежил, что «УВД крайисполкома вышло с предложением в крайисполком и МВД РСФСР о возможной реализации решения о переносе колонии в XIII пятилетке».
Но перенести зону необходимо немедленно — она формирует климат в районе, она, а не бравая наша общественность. Куда ее перенести? Мест много: пустует известная РЛС, освобождают военные свои площадки в тайге, и уже известно, что они просто брошены — жилье, бетонные дороги...
Отношение же отцов города и края к этой проблеме совершенно современное. Чуть ли не с Сахаровым и Марченко сравниваются насильники, грабители и шпана. Но, помимо того, что зона является катализатором для преступного элемента, неужели не понятно нашим властям, что в случае массовых беспорядков в зоне (а такие случаи уже имели место) жители домов, окружающих ее, будут заложниками — безразлично чьими: «зеков» ли, которым удастся вырваться из зоны, или охраны, которой будет не до нежностей — в зоне-то контингент «строгий».
Надеюсь, что публикация этого письма убедит наши местные власти и Министерство МВД РСФСР, что размещать зоны среди жилья — недопустимо.
В. КУЗНЕЦОВ
Красноярск

Рыбное хозяйство страны часто, и нередко заслуженно, критикуется в средствах массовой информации. Но справедливость требует отметить, что среди продовольственных отраслей оно чуть ли не самая благополучная отрасль. Обеспечивая населению страны 25 процентов белка животного происхождения, рыбная промышленность до последнего времени практически не пользовалась дотациями правительства, тогда как животноводство регулярно поглощало десятки миллиардов дотаций ежегодно.
В 1990 году началось сокращение централизованного финансирования научных исследований. Намечаемая же замена централизованного финансирования хозрасчетным поставит местные текущие интересы выше долговременных общечеловеческих.
Прекращение централизованного финансирования рыбохозяйственных исследований приведет к тяжелым последствиям для отрасли. Рыболовство станет нерегулируемым. Будут подорваны запасы рыб, в первую очередь ценных, уменьшится и общий вылов. Ущерб во много раз превзойдет экономию за счет сокращения или ликвидации рыбохозяйственной науки. Кроме того, будут подорваны наблюдения, выполняемые на наших морях в течение десятилетий.
У моря можно брать столько, сколько оно в состоянии восполнить в ходе естественных процессов воспроизводства. Возможности же и потребности современного общества, как правило, значительно превосходят допустимые лимиты изъятия. Промышленные предприятия не только не заинтересованы в финансировании рыбохозяйственной науки, но часто не в состоянии выделить необходимые средства, а кроме того, при выделении таких средств они неизбежно будут настаивать на определенных льготах в эксплуатации биоресурсов за счет благополучия природы.
А. АЛЕКСЕЕВ, кандидат географических наук, заведующий секцией Ихтиологической комиссии Минрыбхоза СССР, В. КОЧИКОВ, кандидат географических наук, заведующий лабораторией ВНИРО, В. РЖОНСНИЦКИЙ, доцент ЛГУ

Пишу в журнал впервые, поэтому очень волнуюсь и стесняюсь, но за перо меня побудили взяться крайние обстоятельства. Так много говорят о защищенности пенсионеров, студентов и других малоимущих категорий населения, на самом деле это просто болтовня и издевательство над нами.
21 января умерла моя 88-летняя мать. Каждый пенсионер старается отложить на черный день деньги и, конечно, не пятерками — так было и с моей мамой, были деньги и у меня.
22 января вызвали агента, который должен был помочь с похоронами, а он приехал 23-го. 23 января купюры 50- и 100-рублевые были изъяты из обращения. Вот тут-то и начались мои мучения, так как расплатиться с агентом и другими похоронными службами мне было нечем.
В сберкассе, куда мне переводят пенсию, я спросила у заведующей, как мне быть, мне не на что похоронить мать, а она ответила, что ей не на что кормить ребенка. Пошла на почту, откуда приносили пенсию моей матери. Заведующая ответила, что ей все равно, что похороны, что свадьба, и, конечно, деньги мне не поменяла.
Вот я пишу: пошла в сберкассу, на почту, а на самом деле, больная, расстроенная и убитая горем, я должна была прорываться со свидетельством о смерти в руках через разъяренную очередь, состоящую из многих сотен людей.
Звонила по многим телефонам в райсобес — ответ один: ничего не знают, указаний никаких нет. Куда бы я ни обращалась, кроме черствости и грубости, я ничего не встретила. Я понимаю, что эти люди не виноваты и раздражены были так из-за того, что и сами ничего не знали. Имея в наличии деньги, я выпрашивала взаймы у знакомых и родных, которые и сами в эти смутные дни были стеснены в средствах. Занимать деньги вообще унизительно, а собирать на похороны при наличии денег унизительно вдвойне.
Выходит, наш Президент, который очень любит повторять, что обо всем надо советоваться с народом, отобрал деньги, с трудом собранные пенсионерами на похороны. Неужели нельзя было предусмотреть и такие случаи, как поступить людям, попавшим в трудную ситуацию? В результате я имею приличный долг, и все благодаря «заботе» о пенсионерах.
Очень надеюсь на публикацию письма. Может быть, кто-нибудь из людей, от которых зависит принятие таких важных решений, прочитает его и подумает в следующий раз и о простых людях.
Е. БОРТОВА, пенсионерка
Москва

Прошел год со дня образования нами семейного детского дома. У нас в семье было пятеро детей, мне всегда хотелось заниматься только детьми и домом. Мы взяли 7 приемных детишек, какие послабее. Один — инвалид, вторая — полуинвалид, остальные с ослабленным здоровьем, социально и педагогически запущенные дети, но в своей «основе» хорошие. Надо с ними работать круглые сутки без выходных, без праздничных, без права болеть и иметь отпуск. Папа наш работает на полторы ставки врачом, а остальное время — бесплатно дома — лекарем, воспитателем, родителем! Как бы его самого не пришлось скоро лечить!
Нормы материального обеспечения воспитанников интернатных учреждений (а мы относимся к ним) заставляют руководство этих учреждений постоянно обращаться за помощью к шефам, то есть они вечно в роли просителей. В таком же положении оказались и мы. Но мы устали попрошайничать!
Живем за Полярным кругом. Первый год дети получают: школьники — 190 рублей, дошкольники — 140 да помог «благотворительный» год, благотворительность которого в любых лицах иссякла. Со второго года пособие падает до 145 и 110 рублей соответственно, а цены растут не по дням, а по часам. Правительство и Детский фонд молчат и делают вид, что все идет нормально. Какая-то нездоровая тишина вокруг этого! Детей надо хорошо кормить, хорошо одевать, вывозить летом на материк, обучать и развивать (далеко не бесплатно), и неужели это можно сделать на 110 и 145 рублей на Крайнем Севере. Нас постоянно равняют на бедноту! Мне платят за мой тяжелый труд (у меня начали отказывать руки) 35 рублей за ребенка. А я ведь его к жизни возвращаю, с миром заново знакомлю, возвращаю ему здоровье, веру в свои силы, в свои возможности.
Вся затея создания семейных детских домов напоминает мне очередной БАМ. Это опять оказался призыв к голому энтузиазму. Но сколько же можно «кататься» на человеческой порядочности? И не надо бояться, что семейные детские дома будут хорошо жить. Они должны жить хорошо! А сейчас мне страшно! Страшно остаться с двенадцатью детьми нищей и обманутой!
Л. АНТИПИНА
Кайеркан Красноярский край

Наша семья очень просит через ваш журнал передать благодарность жителю земли Шлезвиг-Гольштейн в ФРГ Willi Scheuncrass (правильно ли мы разобрали его имя?) за посылку. Он устроил нашей нищей семье (моя пенсия и пенсия сына, инвалида 1 группы,— 190 рублей в месяц) настоящее Рождество Христово. С какой любовью, аккуратностью все было уложено! Очень тронуты.
Пожалуйста, помогите передать нашу искреннюю благодарность всем тем, кто нам помогает. Чтобы они знали, что их помощь иногда доходит до настоящих нищих и обездоленных.
И еще спасибо нашей «родной партии», профсоюзу, горсовету за то, что они позволили все это им для нас сделать. Если бы мы когда-либо за десятилетия нашей преданной работы имели что-либо похожее от нашего государства, нам бы сейчас не было так горько!
Семья ХОЛИНЫХ
Ленинград

Дочь моей жены от первого брака выслала из Нью-Йорка матери подарок ко дню рождения. А теперь она позвонила и извинилась, что подарка не будет. Причина: в пакете с платьем была коробочка с таблетками от радиации. Посылка возвращена из Москвы. В отказе говорится: лекарства к пересылке в СССР запрещены.
Вроде бы все правильно — закон есть закон. И всякие попытки его нарушения должны пресекаться. Но вдумайтесь! Речь ведь идет не о лекарстве от расстройства желудка, которого, впрочем, у нас тоже нет. Речь идет о лекарстве «от радиации», посланном в Белоруссию, 70 процентов территории которой поражено чернобыльским выбросом, половина из которого, в свою очередь, пришлась на Гомельщину.
Весь мир оказывает помощь пострадавшим от чернобыльской аварии и тем, кто становится ее жертвами уже в наши дни вследствие ползучего распространения радионуклидов. Говорю об этом, потому что зверь, вырвавшийся из реактора 26 апреля 1986 года, находит себе все новые и новые жертвы — через воздух и пыль, воду и пищу. Подтверждение этому — решение о выплате гомельчанам (в числе других) с 1.08.90 г., то есть через 4 года и 4 месяца после аварии, 15-рублевой «компенсации» как проживающим в загрязненной радионуклидами местности. Ведь зоны жесткого поражения до сих пор не обеззаражены, природный круговорот воды и ветры делают свое злое дело, а продукты питания продолжают выращиваться там, где это категорически недопустимо. Надо спасать людей не только в тех зонах, которые требуют отселения, но и в остальной части Гомельщины, республики, Союза, пораженных «разрешенной» свыше дозой радиации.
Ну как можно было оттолкнуть руку помощи, пусть даже протянутую не из глобального человеколюбия, а в силу родственных чувств? Ведь, помогая отдельно каждому, можно спасти всех вместе!
Не отвергать надо, а взывать на весь мир: Люди! Товарищи! Граждане! Господа!..— как там еще? Помогите тому, для кого Чернобыль — неотъемлемая часть его бытия! Помогите родным и близким! Помогите друзьям и знакомым! Помогите...
Ведь сами себе мы практически помочь не можем.
А власти предержащие должны сделать так, чтобы эта помощь достигла цели независимо от того, какими каналами и от кого она поступает.
А. ГОНЧАРОВ, инженер
Гомель


САРКОФАГ ПОД МОСКВОЙ

«Щербинка» — так называется полигон твердых бытовых отходов, который находится в Домодедовском районе Подмосковья, то есть в зеленой зоне Москвы. Расположен он на берегу реки Пахры и занимает площадь около 50 гектаров. Подумаешь, свалка! Сколько их вокруг Москвы и вообще по стране! Но «Щербинка» — уникальное явление. На этом полигоне было разрешено захоронение промышленных отходов Подольского химико-металлургического завода на специально отведенном участке, за которым закрепилось название «спецполигон». Его площадь около двух гектаров в бывшем песчаном карьере, о глубине карьера достоверных данных нет.
В течение тридцати лет на спецполигон вывозились твердые и жидкие отходы от переработки редкоземельных руд с целью получения церия и ниобия, которые в качестве примесей могут содержать заметные количества тория и урана. Они в составе отходов должны были перейти на полигон «Щербинка». Но до сих пор Подольский химико-металлургический завод и другие предприятия не дают официальных данных о том, сколько, когда и чего внесли они в «Щербинку». Называются разные цифры количества тория на спецполигоне — от нескольких тонн до нескольких сотен тонн. Нет также данных о том, как было подготовлено место захоронения радиоактивных отходов и как производилось само захоронение.
Сейчас ведутся поиски оптимального решения по рекультивации свалки. Этим занимается бюро научного совета АН СССР по проблемам биосферы под председательством академика А. Л. Яншина. На октябрьском заседании бюро часто произносилось слово «саркофаг». Но ведь «Щербинка» далеко не Чернобыль! Но очень уж похожими методами действуют и там, и тут. Истинные масштабы случившегося и могущего случиться скрываются. Налицо стремление побыстрее укрыть саркофагом источник радиоактивности.
Вердикт вынесен: похороны состоятся. Когда? В обозримом будущем. Точнее, через несколько лет. Но сколько за это время воды утечет? Причем воды-то радиоактивной! Сколько урожаев соберут с той части поймы реки Пахры, что прилегает к полигону и где до сего дня ведутся сельскохозяйственные работы? А ведь ученые и проектировщики настаивают на рекультивации ни много ни мало 150 гектаров! Которые сегодня включены в севооборот и активно используются. Сколько ведер воды вычерпают из колодца в деревне Щербинки живущие там старушки? Они берут воду для питья прямо из артскважины у полигона...
Л. ШИЛИНА
Домодедово Московской обл.

Фото В. ГРАЧЕВА


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz