каморка папыВлада - журнал Новая Игрушечка 1995-05-06 текст-4
каморка папыВлада
журнал Новая Игрушечка 1995-05-06 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.03.2017, 05:06

скачать журнал

<- предыдущая страница

Анатолий Митяев 
ЗЁРНА

ЖИЗНЬ И ЖИТО
Растения, зёрна которых годятся в пищу, называются словом ХЛЕБА. Это пшеница, рожь, ячмень, овёс, просо, гречиха, рис, кукуруза, горох, соя.
Основные наши кормильцы — пшеница, рожь и ячмень — имеют особое название — ЖИТО.
Слово ЖИТО народ произвёл от слова ЖИТЬ.
Будет жито — и жить можно!

ПОЛЯНЕ
Русскому народу силу, стойкость, выносливость издревле давала работа на хлебной ниве.
Одно из самых жизнестойких племён восточных славян называлось «поляне». По Днепру и его притокам, на степных пространствах, окаймлённых лиственными лесами, были поля полян. Труд тех людей — почти весь! — поглощался пашней. И пашня оделяла их за то ПАШЕНИЦЕЙ, то есть пшеницей.

ПАХАРЬ-ВОИН
У торговца богатство в кубышке, в кошельке. У пахаря — это нива. При опасности торговец зароет кубышку или, прихватив кошелёк, пустится в бега. Может убежать даже в чужую страну, где в данный момент спокойнее. А пахарю своего добра не спрятать, не убежать с ним. Вон оно, поле — открыто всем ветрам и набегам. Его надо защищать. И пахарь — невольно — воспитывал в себе воина, защитника родной земли.
Драгоценное в древности железо наши предки расходовали на сошники и серпы, на мечи и копья.

МИРОЛЮБИЕ
Миролюбие — одно из свойств русского характера. Как и героизм при защите родной земли, свойство это воспитывалось тоже издревле и тоже на хлебной ниве.
От посева зерна в пашню до созревания колоса проходят долгие месяцы. Убрав урожай, земледелец готовит поле к новому посеву. И так год за годом, век за веком без перерыва. Пашет он, сеет, жнёт и снова пашет, чтобы сеять снова, чтобы собрать хлеб насущный.
Может ли желать войны человек, благополучие которого зависит от спокойствия нивы?

НАЧАЛО ОТЕЧЕСТВА
Отечество полнится многим. Это города, заводы, гидростанции. Рощицы тоже. Луга. И птичка на ветке. И жук в цветке.
И вообще всё, что можно видеть. И слышать тоже — родная речь, песни народа.
Отечество — это ещё и такое, чего не видим, не слышим, но что есть у каждого из нас, — это память о прошлом. За каждым тянется неосязаемая, необрывная нить из прошлого.
Если бы можно было пойти по ней назад, в самое начало Отечества!
Что увидели бы мы, если бы пришли в земли далёких предков? Увидели бы поле и на нём своих пращуров. Любимое наше Отечество начиналось с поля.

ПОЛЕ И ГОРОД
Иноземные соседи называли древнерусское государство Гардарикой — страной городов. И на самом деле городов на Руси и в древности было много. Известные всему миру Киев и Новгород, Чернигов и Псков, Минск и Берестье — теперешний Брест. Город Вщиж и город Медведь, не достоявшие до наших дней. Затем Ростов Великий, Суздаль, Владимир-на-Клязьме, он соперничал с Киевом за право называться стольным городом всей Руси. И маленькая Москва, которой история готовила славное будущее...
Называя древние города Отечеством, мы снова должны подумать о поле. Это ведь крестьяне и строили города, и кормили их. Чтобы было много городов, должно было быть великое множество полей.

ЗАПАХ ХЛЕБА
В старину для солдат пекли очень большие хлебы. На обозной телеге умещалось три-четыре штуки. Космонавты берут с собой на орбиту хлебцы величиной меньше спичечного коробка.
Самые большие хлебы, и самые маленькие, и те, что между ними — караваи, ковриги, буханки, колобки, — пахнут одинаково сытно и весело. Ни один другой продукт не имеет такого роскошного запаха. Хлебом пахнет только хлеб.

ЖИВОЙ ХЛЕБ
Из минувших веков, может быть, из минувших тысячелетий ведётся обычай призывать хлеб в свидетели чего-либо важного.
Не с куском мяса, не с яичницей выходят встречать гостей. Подносят на расшитом полотенце каравай. «Мы рады гостям, верьте в наше дружелюбие. Хлеб тому свидетель!»
По возвращении из церкви молодые супруги у крыльца дома кладут руки на хлеб. «Будем жить в любви и согласии. Хлеб свидетель наших обещаний. Каждый день он с нами и укорит нас в пору размолвок».

ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ
Загадывая своё будущее, выбирая одно дело из многих, прежде всего считайте себя земледельцем.
Земледелец — человек, умеющий делать землю щедрой и красивой. И тут нет разницы — на комбайне ты, у станка, в лабораторий, на сцене, в космическом корабле... Так или иначе, работа любого коснётся земли, а значит, поля и хлеба.

ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ
Давным-давно, так давно, что представить ту давность страшно, выросла среди прочей травы первая пшеница. Как хорошо, что не сощипнул её первобытный зверь, не сожгла случайная молния! Счастливо пошло от былки с колоском потомство.
Держу на ладони зёрна. Какое же это по счёту поколение нашей кормилицы?
Спросить некого. Ответа не дождаться. Как не узнать, какое по счёту людское поколение живёт ныне.
А сколько ещё жить людям и пшенице?
Этот вопрос с ответом. Жить, пока светит солнце. Вечно.


Александр Колчин
ИЗ ДНЕВНИКА ВОВИКА БАШМАКОВА

Продолжение. Начало в №№ 1—4

Пятница
Утром, как обещал, пришёл Петька Шнурков. Он признался, что вчера не понял, какую цепь, из чего и для чего будем делать. Рассказал ему про Шерлока Холмса, доктора Ватсона и дедукцию. Предложил быть Ватсоном.
«Может, соглашусь, — сказал Петька. — Надо узнать, в чем дело».
«Жил-был мальчик, — начал я, — у него очень часто ломался новый велосипед. Мальчик чинил его вместе с бабушкой. Бабушка знала, почему велосипед ломается, но не говорила. Мальчику самому надо узнать это с помощью дедукции».
«Какой мальчик? Какая бабушка? Жил-был у бабушки серенький козлик... — перебил Петька. — Ты, что ли, мальчик? Так и говори. Лапшу на уши не вешай».
Делать было нечего, я рассказал другу всё — и как подозревал его в колдовстве, и как он явился ко мне во сне за ключом от сарая.
Петька не обиделся. Только сказал, что носы ноздрями вверх не бывают. У лошади, у коровы, у собаки ноздри вниз, как у человека. «Сколько всего в такие ноздри нападало бы, — сказал Петька, — а в дождик налилось. А если насморк? Чихнул — глаза себе забрызгал».
Я молчал. Петька попросил вспомнить подробности той страшной ночи.
«У тебя что, бабушка экстрасенс? — сказал Петька, ещё раз выслушав рассказ. — Почувствовала, что внуку будет сниться бандит Шнурков и пришла из своей комнаты к твоей кровати? И ключ под подушкой нащупать успела до того, как ты проснулся? А на утро на колесе "восьмёрка"...»
Когда Петька сказал это, я понял, что он, Шнурков, и есть Шерлок Холмс. А я даже не доктор Ватсон. Я просто потерпевший. И от кого? От своей бабушки! Она, когда я спал, ключ из-под подушки доставала и велосипед ломала. Потом ключ под подушку засовывала. Разве мог я подумать такое! Она же у партизан радисткой была, с фашистами воевала... Отомщу бабке, она у меня помучается со своей швейной машиной.
Я спросил Петьку, знает ли он, что ломается в швейной машине. Петька на мой вопрос не ответил. «Кое о чем я догадываюсь, — сказал. — Одно непонятно: с чего это бабушка вдруг велела купить велосипед?»
«Не вдруг, — признался я. — Был шум на всю квартиру. Хотел вбить гвоздь с одного удара молотком и стукнул по пальцу». «Теперь всё ясно и без дедукции, — обрадовался Петька. — У тебя классная бабушка. Она же учила тебя руками работать. Ты же теперь велосипедный мастер. Тебе теперь гвоздь забить — раз плюнуть».
Петька ушёл помогать матери убирать квартиру. Я размышлял о себе. Хотел подраться с другом. Хотел ломать швейную машину бабушки, и это вместо благодарности...
Истребил в бабушкиной комнате комаров. Включил пылесос и подкрадывался к ним со шлангом. Очень хороший способ — стены не пачкаются. Отверстие пылесоса заткнул бумажной пробкой. Иначе вылезут. Не взять ли патент на новый способ борьбы с вредными насекомыми?

Суббота
Бабушка за завтраком рассказывала, как ездила в Москву. В метро все с тележками. Везут большие сумки. У бабушки тележка с маленькой сумкой, но всё равно тяжело. «Была телега у меня, — вздохнула бабушка, — да только не было коня...» У этого стишка есть продолжение: «Но вдруг она заржала, заржала, побежала». Вот бы сделать самоходную тележку! Сделаю, подарю бабушке и тогда скажу, что знаю, почему велосипед ломался. А сейчас сказать не могу — трудно. Вообще мириться как-то трудно. Ссориться легко. Ссоры сами собой получаются.
... Все завидуют бабушке. Она идёт, а тележка впереди едет. У бабушки в руках вожжи. За правую вожжу потянет — тележка вправо. За левую — влево. Если кто близко дорогу перебегает, тележка ржёт по-лошадиному.
Женщина с детьми: детей ведёт и тележку везёт. «Давайте-ка, — говорит бабушка, — цепляйте за мою. У моей мощности хватит». Прицепили тележку хромого старика. Старик сзади костылём подталкивает.
Лица кавказской наружности хотели прицепить свои тележищи. «Как не совестно!» — закричал хромой старик и отогнал их костылём. «Правильно, — говорит бабушка, — цепляйте только слабосильных».
Поезда приходят и уходят, а в вагоны никто не садится. Смотрят, как бабушкина тележка другие везет. Кому из-за голов не видно, а только слышно ржание, спрашивают: «Что, конная милиция в метро?» «Нет, — отвечают им, — это тележка ржёт, у неё гудок такой».
«Где купили прекрасную тележку? За сколько миллионов? Чьё производство? Японское?» «Шиш вам японское! — говорит бабушка. — Внук сделал».
Подъехали к эскалатору. «Теперь расцепляться?» — спрашивает старик с костылём. «Нет, — отвечает бабушка, — садитесь на свои сумки, поедем в гору. Держитесь крепче, на ступеньках будет трясти...»
Почему бабушка не спрашивает о дедукции? Было бы честно, если бы она первая начала о ней разговор. Конечно, бабушка меня учила, но и нервы мне дёргала.

Воскресенье
Я — эгоист. Жалею свои нервы, о бабушкиных не подумал. Она на войне была, фашисты вот как издёргали ей нервы.
Я — мужчина. Бабушка — женщина. Трудное дело должен начинать мужчина. Придумал, как завтра начну разговор: «Бабушка, велосипед ломала ты».

Понедельник
«Правильно, — согласилась бабушка. — Думала, быстро догадаешься, но нет, и моя затея затянулась. Сердишься?»
«До этого сердился», — признался я. «Ладно, — сказала бабушка, — у меня на душе тоже легко стало. Больше сердиться не надо. На сердитых, знаешь, воду возят».

Вторник
Настроение хорошее. Размышляю о сердитых. На них, оказывается, воду возят. Откуда возят и куда? Это ясно. Оттуда, где она есть, туда, где её нет. К примеру, если лопнул водопровод, из реки в дома.
Лопнул водопровод. Чая нет, супа нет, все неумытые... Мэр собрал городскую думу — думать, что делать. «Автомашины без бензина. Зарплату рабочим не платим три месяца, — говорит мэр. — Как бы привезти воду даром?»
«Давайте возить на жуликах, — сказал один депутат. — Они в тюрьме сидят без дела». «Невозможно, — ответил мэр, — жулики воду украдут и в камеры не вернутся».
«Возить надо на спекулянтах, — сказал другой депутат. — Они целыми днями толкутся на перекрёстках». «Невозможно, — сказал мэр, — спекулянты начнут торговать водой по бешеным ценам. Думайте, господа, хорошенько. Думай, голова, картуз куплю».
«Мы и так в картузах, — отвечают депутаты. — Мы уже много чего придумали».
«Кто отличится, тот в придачу к русскому картузу получит американский, — пообещал мэр. — С сеточкой на затылке, с буквами USA».
«Несите американский, — говорит третий депутат. — Придумал. Возить воду надо на сердитых. Я знаю одного такого мальчишку».
«Замечательно! — обрадовался мэр. — Объявить сердитым по радио, чтобы собрались у мэрии. Оттуда — на реку за водой. В другой раз будут знать, как сердиться».
Мне-то к мэрии идти не нужно. Уже сутки, как я перестал сердиться. Схожу из любопытства.
Депутаты вышли на улицу, ждут сердитых. Мимо идут прохожие, улыбаются. Депутат в американском картузе остановил одного, спрашивает, чему улыбается. «Чая нет, супа нет, не умываюсь — хорошо!» «Чего же хорошего!» — рассердился депутат. «Ага! — закричал мэр. — Вы, господин депутат, сердитесь. Марш на реку за водой». «У меня депутатская неприкосновенность», — ещё сердитее ответил американский картуз. «Ладно, — говорит мэр, — тогда ведите сердитого мальчишку. Будем возить воду на нём».
Если меня схватят и начнут говорить, что я сердитый, я на самом деле рассержусь. Кошмар какой-то. Как говорит мама, ужас. С ума сойти можно!

Среда
Когда хорошее настроение, в голову приходят полезные мысли. Пришла мысль открыть мастерскую по ремонту велосипедов. Заработаю много денег, облегчу бремя родителей — сам куплю байдарку.

Четверг
Повесил у дома вывеску: «Во дворе срочный ремонт велосипедов. Мастер Вовик Башмаков». Папа сказал: «Ну-ну...» Бабушка ничего не сказала. Мама похвалила: «Молодец! Все знаменитые миллионеры начинали свой бизнес мальчиками — с продажи газет. Пусть будет миллионер, начавший своё дело с ремонта велосипедов».

Продолжение следует

Рисунки Арнольда Тамбовкина


ПРИХОДИТЕ, ГОСТИ!

Игры и развлечения для гостей ТРИДЦАТЬ ТРИ БУКВЫ «О»

Кроссворд
В словах этого кроссворда тридцать три «О». Других гласных нет.

По вертикали
1. Хищное насекомое, похожее на кузнечика. Передние лапки напоминают клешни рака. А движения схожи с поклонами молящегося.
3. Способность государства обороняться от врагов.
4. Единственное число от слова «очи».
7. Подземный зверёк; живёт в постоянной темноте, и его глаза, за ненадобностью, перестали видеть.
9. Сжатая в ладонях глина, земля.
12. Часть мясной туши, особенно вкусна в копчёном виде.
13. Кусочек разбитого стекла.

По горизонтали
2. Принадлежность старой русской игры.
5. Инструмент столяра, которым сверлят отверстия.
6. Предсказание по звёздам.
8. Мука из заваренных, затем поджаренных овсяных зёрен.
10. Первая буква этого слова — 14-я в алфавите, третья — 13-я, пятая — 12-я.
11. Сам медный, язык железный, без звонаря молчит.
14. Место, откуда улетают космические корабли.
15. Растение в первые дни жизни.
16. Не окно, не оконце, но в него тоже светит солнце.

Рисунок Вячеслава Туренко

ПЕРЕВЕРТЫШИ
Каких слов не хватает в этом предложении? Они читаются одинаково слева направо и справа налево.
Ливень. Начался •••••. Послышался •••••, это •••••, зарядив •••••, скакал в •••••.

СОЧИНЯЕМ ВМЕСТЕ
Это начало рассказика, который вы сами, хозяева и гости, продолжите. Условие такое: все слова должны начинаться с буквы «М». Присылайте свои продолжения. Лучшие будут напечатаны в журнале.

МУХИ
Мелькали между маками мотыльки. Малина манила мармеладом. Маша мыла морковку. Мешали мерзкие мухи. Маша...

ШИФРОВАННЫЕ ЗАПИСКИ
Один мальчик хотел сообщить другому такое, чего не должны были знать взрослые. Он зашифровал записку и оставил её на столе. Вернувшись через некоторое время, обнаружил рядом другую, написанную тем же шифром. Прочитав её, мальчик сильно загрустил.
Почему загрустил, почему сильно? Это вы узнаете, если разгадаете шифр и прочтёте обе шифровки.

Первая записка
12-16-13-33! 21 14-6-15-33 6-19-20-30 17-1-25-12-1 19-10-4-1-18-6-20. 14-6-15-33-32 15-1 19-15-10-12-6-18-19 10 16-5-15-21 8-3-1-25-12-21. 23-16-25-6-26-30 14-6-15-33-20-30-19-33, 17-18-10-23-16-5-10. 3-1-19-33.

Вторая записка
3-1-19-33! 17-16-13-16-8-10 19-10-4-1-18-6-20-29 15-1 14-6-19-20-16, 4-5-6 13-6-8-1-13-10. 10-15-1-25-6 16-20-3-10-15-25-21 16-2-1 21-23-1. 17-1-17-1.

Ключ к шифру можно найти, разгадав ребус.


Андрей Калиновский
ЩЕПНЫЕ ПТИЦЫ

У нас в доме под потолком, на тонкой нитке, висит деревянная птица. Туловище, голова и носик выструганы из чурбачка-чурочки, крылья и хвост собраны из резных щепочек, вклеенных в туловище. Птица всё время в движении: то водит из стороны в сторону носиком, то качается, то кружится. Ночью, при свете лампы, на стене появляется тень птицы — большая, будто другая птица залетела в комнату. Тень колышется, очертания её меняются; можно подумать, что тень неторопливо устраивается на ночлег, топчется на своём гнезде.
Подобная птица есть у моего товарища. Когда он входит в комнату, птица поворачивается к нему — словно здоровается.
Движутся птицы и поворачиваются, повинуясь токам воздуха. Открылась дверь, захлопнулась форточка — воздух у потолка стронулся, лёгкая птица отметила это. Тёплые токи идут от лампы, их птица тоже чувствует.
Смотреть на птицу приятно, она успокаивает, и не мешает тиканье часов.
Как-то нездоровилось маленькой Саше. Куксилась, хныкала, вот-вот расплачется. Бабушка взяла внучку на руки, говорит: «Пойдём птичку пасти». Девочка трогала птицу прутиком, та качалась, кружилась, и девочка улыбалась, радовалась послушной игрушке.
От Белого моря, из города Архангельска, от реки Печоры везут россияне в свои дома щепных птиц. Кто размером с блюдце, кто — с блюдо, кому какая нравится...
Щепных птиц в Поморье мастерят многие умельцы. О самой первой там рассказывают:
«В одной деревне болела девочка. Лечили её травами, брусникой, клюквой с мёдом — не помогает. Лежит на печке под шубой — согреться не может. И ничего ей не хочется — ни пить, ни есть. Дед жалел внучку, думал, чем бы прибодрить. Тогда-то придумал щепную птицу. Из елового чурбачка нащипал, по слоям, тонких лучинок на перья, выстругал туловище с головкой. Повесил птицу под потолком, чтобы внучка с печки видела. Устанет девочка глядеть на игрушку, глаза закроет, а как снова откроет — птица, словно живая, всё крутится. Девочке самой захотелось подвигаться. Стала сидеть, потом попросила с печки снять. Понемногу ходить начала. И поправилась».
Я верю этому рассказу: сам видел, как щепная птица помогла маленькой Саше.
Хочу представить себе того доброго деда. Кем он был? Рыбаком, лесорубом, охотником, плотником? Или землю пахал?..
Поморы — люди крепкие. Летом в море рыбу ловят, а замёрзнет море — охотятся по льду на морского зверя. В лесах охотятся на зверя пушного. Главная работа — заготовка леса; брёвна, брусья, доски из северной ели ценятся особо дорого. Избы в поморских деревнях тоже из еловых брёвен. Не избы, а хоромы — просторные, большой семье жить не тесно. Серьёзное дело на верфях, где строят морские и речные суда. Теперь суда металлические. Прежде корабли строили целиком деревянные, ходили они под парусами.
В пору парусных кораблей и появилась первая щепная птица. Старик-помор, верно, был корабельным плотником — дерево было послушно его рукам. Впрочем, каждый крестьянин-помор мог сплести лапти из берёсты, сделать туес, короб из щепы, корзину из прутьев и многие другие мелкие, но нужные вещи.


Редколлегия приносит извинение за опечатку в №3-4 на стр. 3. Следует читать: Иван Саввич Никитин.


Индекс 73570


<- предыдущая страница  


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz