каморка папыВлада
журнал Новая Игрушечка 1995-03-04 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 22.08.2017, 17:47

скачать журнал

<- предыдущая страница

Александр Кузнецов
ОРДЕН СВЯТОГО ГЕОРГИЯ И ГЕОРГИЕВСКИЙ КРЕСТ

У нашего писателя Льва Николаевича Толстого в романе «Анна Каренина» есть такой разговор маленького Серёжи Каренина и его гувернёра:
«— Нет, вы мне скажите, Василий Лукич, ... что больше Александра Невского? Вы знаете, папа получил Александра Невского?
Василий Лукич отвечал, что больше Александра Невского есть Владимир.
— А выше?
— А выше всего Андрей Первозванный.
— А выше ещё Андрея?
— Я не знаю.
— Как, и вы не знаете? — и Серёжа, облокотившись на руки, углубился в размышления».
Вы уже поняли, что разговор Серёжи Каренина с его гувернёром шёл об орденах Российской империи. Попробуем ответить на вопрос мальчика и рассказать о самом почётном военном ордене России, ордене святого Георгия.
В дореволюционной России самым высоким орденом считался орден святого апостола Андрея Первозванного. Затем шёл дамский орден святой великомученницы Екатерины. Он имел две степени, а награждались им только придворные дамы. Ниже стоял орден святого равноапостольного князя Владимира первой степени. Всего у ордена Владимира было четыре степени. А дальше шли ордена святого князя Александра Невского, Белого Орла, святой Анны (четыре степени) и святого Станислава (три степени).
Военный же орден святого великомученника и победоносца Георгия не входил в эту систему старшинства и стоял особняком. Он жаловался государем только генералам и офицерам за особые подвиги в военное время. Орден святого Георгия имел четыре класса. Даже самый низший 4-ый класс делал награждённого потомственным дворянином.
Эта самая высокая боевая награда была учреждена императрицей Екатериной II в 1769 году. О ней было сказано: «Сей орден никогда не снимать». Меняя парадный мундир на походный или даже на штатское платье, русский офицер мог не носить другие свои награды, но белый крестик ордена святого Георгия всегда должен был красоваться на его груди.
Знаками ордена были крест, покрытый белой эмалью с изображением святого Георгия, поражающего змея. Для 1-го и 2-го классов ордена прилагалась также четырёхугольная золотая звезда. В центре звезды по кругу — девиз ордена: «За службу и храбрость». Звезда носилась на левой стороне груди, а белые крестики ордена по-разному, но все на георгиевской ленте — оранжевой, с тремя чёрными полосами. Крест 1-го класса носился на широкой ленте, надетой через плечо, он прикреплялся к ленте у бедра. Кресты 2-го и 3-го классов надевались на шею, а крест 4-го класса прикреплялся в петлице мундира, позже его стали носить на груди.
Изображённый на кресте всадник олицетворял мужественного воина, защищающего русскую землю. По древним сказаниям, Георгий происходил из знатного рода и занимал высокую военную должность. Когда римский император Диоклетиан начал гонение на христиан, Георгий покинул войско и стал проповедником христианской религии. За это в 303 году после восьмидневных тяжёлых мучений он был обезглавлен.
Существует много легенд о жизни, подвигах и чудесах святого Георгия. Среди них освобождение царевны от злого змея. Этот подвиг как раз и изображён на ордене. С давних времён, ещё в Киевской Руси святой Георгий считался покровителем великих князей, а позже и всего русского воинства.
Высшим орденом Российской империи, орденом Андрея Первозванного, было награждено более двух тысяч человек, а орденом святого Георгия I-го класса лишь двадцать пять человек. Полных же кавалеров этого ордена за всю историю России было четверо.
Такой высокой чести удостоились только четыре генерал-фельдмаршала: Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, Михаил Богданович Барклай-де-Толли, Иван Фёдорович Паскевич и Иван Иванович Дибич. Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов не стал полным кавалером. Дело в том, что он был награждён сразу 3-м классом этого ордена. Полный же кавалер тот, кто имеет все четыре класса.
В Москве в Большом Кремлёвском дворце есть Георгиевский зал, на мраморных стенах которого нанесены имена всех героев, награждённых орденом святого Георгия. Черно-оранжевые цвета Георгиевской ленты стали в России символом военной доблести и славы. Многие медали носились на такой ленте. Советские военные награды — орден Славы трёх степеней и медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» — тоже на георгиевской ленте. Такая же лента была на флагах советских гвардейских кораблей и на бескозырках моряков-гвардейцев.
Если орден святого Георгия был высок и редок, то почему же так много солдат первой мировой войны имели по два, по три, даже по четыре креста на георгиевской ленте? В чём тут дело? А это совсем другая награда, солдатская, появившаяся только в 1913 году и названная Георгиевским крестом. Не надо путать офицерскую награду — орден святого Георгия с наградой солдатской — Георгиевским крестом. Как уже говорилось, полных кавалеров ордена святого Георгия было всего четверо, а полных кавалеров солдатского Георгиевского креста насчитывалось несколько десятков тысяч. На крестах проставлялись номера, и число их превысило полтора миллиона.
Награда, равноценная Георгиевскому кресту, существовала и раньше. Называлась она Знаком отличия Военного ордена святого Георгия. Знак был учреждён царём Александром I в 1807 году и был наградой солдату за его личную храбрость и отвагу в войне с Наполеоном Бонапартом. Но тогда серебряный крестик на Георгиевской ленте имел одну степень.
А вот ко времени окончания Крымской войны, в 1856 году, по новому статуту Знак отличия Военного ордена получил уже четыре степени. Первые две — золотые крестики, 3-я и 4-я степени — серебряные. Но они также не были орденами, а лишь Знаками отличия. Как раз эти-то Знаки отличия и дожили до 1913 года, когда были названы Георгиевскими крестами.
Теперь мы с вами, глядя на портреты наших славных предков, уже не спутаем солдатские награды — Знак отличия Военного ордена и Георгиевский крест (золотые и серебряные крестики на Георгиевской ленте) с орденом святого Георгия (белый эмалевый крест и золотые четырёхугольные звёзды для I-го и 2-го класса).
Всмотритесь в портрет героя 1812 года генерала Василия Васильевича Орлова-Денисова. Найдите на его мундире орден святого Георгия.

Полных кавалеров советского ордена Славы 2 582 человека.
Медалью на георгиевской ленте «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» награждено 14 миллионов 900 тысяч человек.

Кавалер ордена святого Георгия генерал-лейтенант граф Василий Васильевич Орлов-Денисов. Командовал лейб-гвардии казачьим полком. Герой войны с Наполеоном.
Портрет работы художника Джорджа Доу.

Солдатские Георгиевские кресты 1-й, 2-й, 3-й и 4-й степени.

Орден Славы 1-й, 2-й и 3-й степени.


Анатолий Васильев
ПУТЕШЕСТВИЕ К СВОЕМУ КОСТРУ

Лето — пора семейных походов в лес, на реку, в луга. Такие походы помнятся. А ночь с костром у палатки или шалаша всю жизнь незабываема. В детстве каждому надо совершить путешествие к своему костру.

ЗАЖЕЧЬ ПЕРВОЙ СПИЧКОЙ
В походе не каждому удалось зажечь свой костёр первой спичкой. Были такие, кто весь коробок извёл. Может быть, теперь, после нашего совета, получится?
Как ни крути, без чего-либо сухого не обойтись. И не найти сухого, не набрать в мокреть без великого терпения. Но если всё сделать тщательно, костёр загорится от первой спички.
Прежде всего — в ельник! Ёлка сама себе крыша; внизу, где у неё множество отмерших веточек и сучочков, и в дождь сухо. Тут основные заготовки растопки. С подветренной стороны толстого дерева, возможно, есть сухие листья, трава, мох. Берём и это. Очень полезна берёста. Для растопки раздерём её на тонкие ленты.
Дождь всё моросит. Надо над местом костра натянуть на время плёнку или плащ. Под укрытием начинаем складывать костерок. Мох, листья, трава и берёста лежат в середине — как рыхлый клубок, как птичье гнездо. В гнездо, словно жёлтый птенчик, будет положена зажжённая спичка. Но не сейчас. Птенчик вместе с гнездом бесполезно исчезнет, если не положить над ними шалашиком, пирамидкой сухие веточки — тонкие, как соломины. Шалашик тоже сгорит без следа, если на него вторым, третьим, четвёртым рядом не положить ещё сухих веток — ряд от ряда всё толще.
Когда будет уверенность, что шалашик разгорится горячим огнём, можно класть, приставлять наклонно толстые, снаружи мокрые ветки и сучья.
Огню нужен воздух. Поэтому всё наше сооружение должно быть продуваемо, в щёлках. Ветки, сложенные вплотную, хорошо гореть не будут. Помощник костру — умеренный ветер. В сырую погоду нет смысла раскладывать костёр в затишье.
Итак, всё готово, чтобы посадить жёлтого птенчика в сухую середину костра. Достали коробок, присели на корточки, но не спешите. Попросите товарища, чтобы он загородил вас и костёр от ветра — курткой, плащом, ещё чем-либо. Теперь зажигайте спичку, ветер не погасит её... Вот так. Должно разгореться.

СКУЛЬПТУРА ИЗ ЛЕСА
Знаменитого скульптора спросили, как ему удаётся делать прекрасные скульптуры? Он ответил: «Беру глыбу мрамора и отсекаю всё лишнее».
В лесу, особенно на вырубках, на раскорчёвках, полно корней и сучков, из которых можно добыть себе скульптуру. Вначале маленькой пилкой, потом ножиком удалите с корня всё лишнее — получится нечто сказочное. К примеру, существо с хитроватой лисьей мордочкой, с путаницей корешков вместо ног.
Из любой рогульки можно сделать глухаря. На рисунке этого не видно, а в хвосте у него углубление — для карандашей. Если думаете сделать вместилище цветным карандашам, строгайте ножиком не глухаря, а петуха или павлина.
Рогульки бывают тройные, четверные. Думайте, во что их можно превратить.
Запаситесь материалом на будущее, а в свободное время — за дело.


Лев Кузьмин
ВОРОБЬИШКИНЫ ДЕТИШКИ

— Андрей-воробьишка,
С кем построил домишко?
— С воробьихой!
С Матрёной Ивановной!
— А сколько у вас
В доме деток сейчас?
— Пятеро!
И все погодочки!
Паша да Саша,
Коля да Боря
И милая Акулечка!
— Ох! С гурьбой-то такою
Нет, поди, вам покою?
— Отчего это нету!
Все ребята у нас хорошие!
Паша ячмень сеет, косит;
Саша зёрнышки к дому носит;
Коля крупу обдирает;
Ну, а Боренька помогает
Невеличке-сестричке Акулечке
Заваривать кашу в кастрюлечке.
Так что славно живём,
Кашу вместе клюём,
На друг дружку не жалуемся!

Рисунок Виктории Гусевой


Александр Колчин
ИЗ ДНЕВНИКА ВОВИКА БАШМАКОВА
(Продолжение)

Вторник
Велосипед в порядке. Немного покатался. Поставил машину в сарай под замок. Протёр каску сырой тряпочкой. Шлем почистил щёткой. Храню их в коробке из-под макарон... Вот встретит генерал, спросит: «Где хранишь головные уборы нашей славной российской армии?» Что отвечу? Позор!

Среда
Опять несчастье — переднее колесо искривилось. Бабушка сказала — «восьмёрка». Налетал ли я на столб? Нет, не налетал. И на камень не налетал. На пенёк тоже не налетал. Чего ещё ждать мне? Педали отвалятся? Рама лопнет?.. «Не отчаивайся, — сказала бабушка, — выправим колесо вместе». Колесо выправили: одни спицы подтягивали, другие отпускали.
«Всё! — сказал я твёрдо. — Сегодня устрою Петьке Шнуркову разборку. Плевать мне, что он колдун. А друзья найдутся».
«Остынь, — тоже твёрдо сказала бабушка. — Петя никакого отношения к поломкам не имеет». — «Откуда ты знаешь, что не имеет?» — спросил я. Бабушка ответила: «Я всё знаю». — «И почему велосипед ломается тоже знаешь?» — «Конечно», — согласилась бабушка и пошла в другую комнату. Закрывая дверь, она пристально посмотрела на меня и добавила: «Петя твой друг. Только по подозрению друзей не меняют. Запомни — старый друг лучше новых двух».
После этого разговора состояние у меня, как сказала бы мама, кошмарное, с ума сойти можно, лучше умереть.
Ещё раз спросил бабушку, почему ломается новый велосипед. Она сказала: «Перевоплотись в Шерлока Холмса и, пользуясь дедуктивным методом, догадайся сам».

Четверг
Легко сказать — перевоплотись! Но, чтобы открыть истину, надо перевоплощаться. У Шерлока Холмса была трубка. Где взять трубку? Закурить папину сигарету? Конечно, замена неравноценная. Но всё же. Ещё у знаменитого сыщика был друг доктор Ватсон. Есть ли у меня друг? Бабушка говорит — есть, Петька Шнурков.
Как хорошо мы дружили! Конечно, случались разногласия. Один раз я сказал, что башмаки главнее шнурков. Петька не согласился: «Шнурки главнее!» Чтобы решить спор, пошли играть в футбол. Я вытащил из башмаков шнурки. Петька снял башмаки и привязал шнурки к босым ногам. Я вышел один на один с вратарём, ударил, но в ворота вместо мяча влетел башмак. Гол не засчитали. Петька на ударной позиции обрабатывал мяч и упал — наступил левой ногой на шнурок правой ноги. Ребята выгнали нас из игры: «Приходите, когда обуетесь по-человечески».
Мы были довольны, спор кончился. Сочинили поговорку, она каждый раз нас мирит: «Башмаки без шнурков, что шнурки без башмаков».
Завтра утром пойду к Петьке. Может быть, он знает что-нибудь про дедуктивный метод.

Пятница
Петька, оказывается, у дяди в деревне. Скоро приедет. Мне стыдно — так плохо думал о верном товарище!
Старый друг, он лучше новых двух. У нас обувные фамилии. Где бы я нашёл друзей с обувными фамилиями? Подмёткин — что за фамилия! Стелькин — ещё хуже, «пьян в стельку». Ну, Каблуков. А больше нету. Голенищев? Полководец Кутузов был ещё и Голенищевым. Конечно, это подошло бы. Но голенище у сапога. Сапог не башмак.
Стараюсь думать о Петьке, а думается о бабушке. Знает, а не говорит. Почему?

Суббота
Прочёл в словаре про дедукцию. Это «цепь рассуждений...» Шерлок Холмс рассуждал вместе с другом Ватсоном. Цепь удлинялась, удлинялась, и сыщик вдруг называл убийцу или грабителя. Одному не рассуждается. Скорее бы приезжал Петя.

Воскресенье
Всё же от дневника есть польза. Когда сижу с дневником, родители ничего от меня не требуют и не мешают рассуждать. Только бабушка мимоходом сказала мне: «Думай, голова, картуз куплю». Я ответил: «Нужен мне твой картуз, у меня есть шлем танкиста и каска». Всё больше и больше злюсь на бабушку. Коварная мучительница — вот кто она. Если бы у неё ломалась швейная машина, а я знал — почему, я сразу сказал бы.

Понедельник
Сам себе не верю — я Шерлок Холмс. Один, без Ватсона, без курения трубки сделал цепь рассуждений.
Первое звено. Бабушка насильно заставила родителей купить велосипед.
Второе звено. Родителям надо ещё на байдарку тратиться, поэтому папа купил велосипед уценённый, дешёвый. Машина ломается сама.
Третье звено. Бабушка это, конечно, знала. Говорить о плохой покупке ей не хочется. Не о таком подарке внуку она заботилась.
Вот и всё. Делать цепь рассуждений просто. Сложно кажется только поначалу.
Папа на ночном дежурстве. Завтра, чтобы подтвердить мой вывод, поговорю с ним, как мужчина с мужчиной.

Вторник
«Отец, — сказал я строгим голосом, — ты купил велосипед в отделе уценённых товаров». — «Нет, — ответил папа, — покупал, где все покупали». — «Видишь ли, цепь рассуждений по дедуктивному методу приводит к выводу, что велосипед уцененный. Он ломается на каждом шагу».
Папа засмеялся: «Ты что же — Шерлок Холмс? А я — вычисленный тобой преступник? Да тебе дай сейчас «камаз», ты ему на всех колёсах не «восьмёрки», а «девятки» сделаешь. Научишься ездить, велосипед перестанет ломаться».
На этом мужской разговор кончился. Конечно, велосипед не уценённый, папа никогда меня не обманывал. Тогда что же? Дедуктивный метод не для этого случая?
Настроение испортилось. Тут ещё бабушка прочла мораль. «Ты, — говорит, — говорил с отцом грубо. Если дело так пойдет дальше, хорошим помощничком отцу под старость будешь». — «Отличным», — сказал я вызывающе. — «Да, да, — вроде бы согласилась бабушка, — отличным. Отца на печку будешь шилом подсаживать. Какой у тебя самого-то сын вырастет!»

Среда
Жду Петьку Шнуркова. Пока я один, рассуждаю не о велосипеде, а о своём будущем сыне. Я состарился. Голова лысая. Длинная борода и усы. Чтобы не мешали, бороду и усы запихиваю под ремень. В парикмахерскую не хожу — пенсии хватает только на хлеб, парикмахеру платить нечем. Вот и оброс. Хорошо, хоть на голове волосы не растут. Сын грубый. Он-то стрижётся и бреется. Здоровье у него, как у штангиста. Это прекрасно — были бы дети здоровые...
А у меня коленки ноют. Ноги плохо сгибаются. Сын говорит: «Лежи на печке, в тепле ноги поправятся». Печка у нас в квартире деревенская, из кирпичей. Лежать на горячих кирпичах полезно. А как залезть на печку? Высоко. «Сын, — говорю, — подсади!» — «Сейчас, сейчас, папа! Вот только шило возьму».
Идёт ко мне с длинным шилом. Ужас! Кошмар какой-то! Легче умереть!.. «Стой, стой, — кричу я, — сам влезу!» — «Да нет, — говорит сын, — помогу отцу родному».
Откуда у меня силы взялись — я уже на печке. «Ах, папаша, папаша, — говорит сын, — ты, оказывается, симулянт. Зря докторам деньги за тебя платил. Тебя, оказывается, шилом лечить нужно».
Лежу на печке и думаю: «Я ему велосипед покупал, байдарку покупал, а надо было купить ремень хороший».

Четверг
Приходил Петька Шнурков. Вернулся из деревни. Принёс в подарок бабушке щуку. Сам поймал на жерлицу. Оказывается, его дядя, узнав о том, что мы поплывём на байдарке, учил племянника ловить рыбу. «Рыбой обеспечу, голодать не будем, — сказал Петька, — в этой щуке ровно полтора килограмма». Петька потребовал, чтобы бабушка взвесила рыбу на пружинных весах. Было, на самом деле, полтора. Ещё Петька сказал, что может зажигать костёр с одной спички. Даже в дождик. Тоже дядя научил. Завидую Петьке, а у меня дяди нет. Есть бабушка-мучительница.
Петька скоро ушёл. Я успел шепнуть, чтобы приходил завтра делать цепь рассуждений по дедуктивному методу. Родители будут на работе, бабушка уедет за продуктами — сделаем без помех. «Цепи делать не умею, — сказал Петька, — но приду». Вот это настоящий друг.
(Продолжение следует)

Рисунки Арнольда Тамбовкина


По дороге в школу

В эту игру можно играть вдвоём, втроём, вчетвером... Выигрывает тот, чья фишка (пуговица) первой доберётся от дома до школы. По очереди бросайте кубик или вертите юлу. Передвигайте фишку на столько клеточек, сколько покажет кубик или юла.
Дорога в школу привычная, но и на ней случаются всякие случаи. Могут быть и остановки (пропуск хода), и ускорение движения, и возвращение.
Ускорение
С 7 на 35 — Знакомый подвёз на «жигулёнке».
С 22 на 30 — Увидел впереди одноклассника, бегом догнал его.
С 33 на 40 — Пристроился к отделению солдат, шагал с ними строевым шагом.
Остановки, пропуск хода
10 — Считал ворон на телевизионной антенне.
19 — Дразнил собаку; спасаясь от неё, влез на дерево. Сидел, пока собака не ушла.
26 — Читал афиши.
41 — Развязался шнурок на башмаке, завязывал.
43 — Наслаждался мороженым.
Возвращение
С 13 на 1 — Вспомнил, что не погасил газовую плиту.
С 29 на 21 — Дорогу перекопали траншеей, мостик ещё не сделали.
С 37 на 1 — Вспомнил, что дома остался дневник.

Рисунок Анатолия Борисова


Андрей Калиновский
СОЛДАТИКИ

Девочке быть красной девицей, потом матерью. У девочки любимая игрушка кукла. Куклу, как маленькую детку, надо одеть, покормить, в гости к другим игрушкам сводить, спать уложить, а если понадобится, и полечить.
Мальчику быть добрым молодцем, потом отцом семейства. У мальчика любимая игрушка солдатик. Солдатик бравый, весёлый, стоит прямо, никого и ничего не боится — ни холода, ни жары, ни врага. Он-то не даст в обиду деток.
Сколько лет игрушечному солдатику? Кто и когда сделал первого? Этого никто не знает. В русском Новгороде нашли при раскопках рисунок на берёсте — воин на коне и с копьём. Рисовал мальчик Онфим, он оставил на берёсте свою подпись. Жил Онфим 800 лет тому назад. Не ошибёмся, если скажем, что у древнего новгородца были свои солдатики. Их не нашли: дерево в земле гниёт, а берёста нет. Но вот солдатиков, сделанных 200 лет назад, можно увидеть в музеях.
Нынешние солдатики пластмассовые. Прежде их вырезали ножом из деревянных чурбачков. Были и оловянные. В глиняную форму тонкой струйкой лили расплавленный металл, потом, как остынет, форму раскрывали. И появлялся на свет гренадер с ружьём, бомбардир у пушки, гусар на коне, офицер со шпагой, генерал в треугольной шляпе...
Мастерили солдатиков из проклеенной в несколько слоёв бумаги, из папье-маше. Проклеенная бумага прочная, прочнее картона. И потому можно было сделать солдатика в рост мальчика, игрушка получалась лёгкая. Наиграется с ней мальчик, ляжет спать, а верный друг-солдат стоит на часах у кроватки.
Если собрать игрушки солдатиков всех времён, увидишь, как менялась их одежда и оружие. Одно будет неизменным — бравый вид всего воинства.
Игра в солдатики была любимой у Саши Суворова, будущего великого полководца. Если бы не солдатики, возможно, не стал бы Александр Васильевич генералиссимусом российских войск. Рос мальчик слабым, часто простужался. Отец генерал-майор Василий Иванович готовил сына к гражданской службе, ведь армии нужны сильные и выносливые люди. Саша не соглашался, просил, чтобы отец записал его в полк. В те времена дворянских детей начинали числить на военной службе с детства. Начаткам военного дела они должны были учиться дома, а потом уж — в казарму. Спор отца и сына разрешился случайно. К Василию Ивановичу приехал давний друг, тоже генерал, прадед поэта Пушкина Абрам Петрович Ганнибал. Его-то и попросил Василий Иванович отговорить Сашу.
Мальчик сидел на полу своей комнаты и переставлял шеренги солдатиков. Ганнибал увидел, что игра не простая, Саша повторял знаменитое сражение древних римлян. Генерал стал давать советы, маленький Суворов или соглашался, или возражал. Они разговорились о военном деле, о великих полководцах, о чести защитников Отечества. Генерал удивился верным суждениям мальчика, знанию военной истории, которую тот учил — без чьих-либо понуждений — по книгам отцовской библиотеки. Отцу Саши Абрам Петрович сказал: «Сын верно определил своё призвание. Не надо мешать ему». Одиннадцати лет Александр Суворов был записан в лейб-гвардии Семёновский полк солдатом-мушкетёром. А здоровье своё он поправил и закалил. Тяготы походов и сражений переносил наравне со своими солдатами, которых называл чудо-богатырями.
Вот она какая игрушка — солдатики!


На обложке рисунок Льва Гольдберга


Индекс 73570


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz