каморка папыВлада
журнал Иностранная литература 1964-09 текст-28
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 22.08.2017, 17:44

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ПУБЛИЦИСТИКА

ЖАК ДЮКЛО
ПЕРВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Вместе с коммунистами всего мира прогрессивное человечество отмечает столетие со дня основания Марксом и Энгельсом Первого Интернационала, заложившего фундамент мирового коммунистического движения, которое ныне стало самой влиятельной политической силой современности.
В связи с этой славной годовщиной мы печатаем фрагменты из недавно вышедшего в Париже труда товарища Жака Дюкло «Первый Интернационал», посвященного автором памяти Мориса Тореза.

Сто лет назад, 28 сентября 1864 года, на многолюдном митинге в Сент-Мартинс-холле в Лондоне было основано Международное товарищество рабочих. Такая годовщина непосредственно затрагивает рабочих всех стран, ибо создание Товарищества явилось первым проявлением существования организованного международного рабочего движения.
Хотя решение создать Международное товарищество рабочих было принято через шестнадцать лет после того, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс опубликовали свой «Манифест Коммунистической партии», идеи научного социализма, изложенные в этом бессмертном произведении, еще отнюдь не господствовали в среде пролетариата.
В ту эпоху в различных высокоразвитых странах Европы рабочих рассматривали в политическом плане как подсобную силу, находящуюся в распоряжении мелкобуржуазных демократических партий. И одна из основных задач этого периода состояла в том, чтобы помочь трудящимся осознать свою мощь, научиться рассматривать себя как общественный класс, обладающий независимой силой и ставящий перед собой совершенно конкретные цели.
Нужно было создать рабочую партию, не зависящую от всех буржуазных партий, выступающую против эксплуатации и господства поборников капитализма.
В «Манифесте Коммунистической партии», написанном в 1848 году, Карл Маркс и Фридрих Энгельс, назвав коммунистов «самой решительной, всегда побуждающей к движению вперед частью рабочих партий всех стран», следующим образом изложили ближайшую цель, которую ставят перед собой коммунисты:
«Ближайшая цель коммунистов та же, что и всех остальных пролетарских партий: формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти.
Теоретические положения коммунистов ни в какой мере не основываются на идеях, принципах, выдуманных или открытых тем или иным обновителем мира.
Они являются лишь общим выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы, выражением совершающегося на наших глазах исторического движения».*
* К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2, т. 4, стр. 66.
Составляя «Учредительный манифест» Международного товарищества рабочих, Карл Маркс учитывал тогдашнее состояние рабочего движения и хотел создать возможность объединения в лоне Интернационала различных групп рабочих, находившихся под влиянием столь разномастных идеологических воззрений, что способствовало бы возникновению более благоприятной обстановки для пропаганды идей научного социализма, разработанных в «Манифесте Коммунистической партии». Некоторые формулировки, менее точные, чем формулировки самого «Манифеста», были включены в «Учредительный манифест» под нажимом французских делегатов, находившихся в плену прудонистских идей; однако и «Учредительный манифест» заканчивался тем же лозунгом, что и «Манифест Коммунистической партии»: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».
Сто лет назад встала великая задача — объединить различные течения в рабочем классе, а это объединение могло произойти лишь на базе научного социализма. По этому поводу Ленин писал в своем труде «Карл Маркс»:
«Эпоха оживления демократических движений конца 50-х и 60-х гг. снова призвала Маркса к практической деятельности. В 1864 г. (28 сентября) был основан в Лондоне знаменитый I Интернационал, «Международное товарищество рабочих». Маркс был душой этого общества, автором его первого «Обращения» и массы резолюций, заявлений, манифестов. Объединяя рабочее движение разных стран, стараясь направить в русло совместной деятельности различные формы непролетарского, домарксистского социализма (Мадзини, Прудон, Бакунин, английский либеральный тред-юнионизм, лассальянские качания вправо в Германии и т. п.), борясь с теориями всех этих сект и школок, Маркс выковывал единую тактику пролетарской борьбы рабочего класса в различных странах».*
* В. И. Ленин. Сочинения, изд. 4, т. 21, стр. 33.
Первый Интернационал, организовав трудящихся в международном плане, создал совершенно новую обстановку в рабочем движении всех стран.
Изучая деятельность Международного товарищества рабочих, нельзя не испытывать чувства восхищения и признательности: восхищения инициаторами этого великого дела Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, которые не только вложили в руки рабочих теоретическое оружие, но и принимали непосредственное участие в организации их битв; признательности всем тем, кто, невзирая на значительные трудности, боролся за торжество в лоне Интернационала принципиальной политики, отвечающей не только задачам защиты ближайших интересов трудящихся, но и их стремлениям к созданию нового общества.
Деятельность Первого Интернационала, его значение, его особенности и его слабости очень мало известны в рядах рабочего класса.
Недостаточно хорошо известно, что Парижская коммуна явилась в какой-то мере духовным детищем Первого Интернационала, и если он прекратил свое существование в годы, последовавшие за славной эпопеей в жизни народа Парижа, то это произошло потому, что рабочее движение оказалось в совершенно новых условиях и ему предстояло пережить важные события, приведшие к образованию II Интернационала, для которого, как известно, первая мировая война оказалась смертельной.
II Интернационал отказался от всего того, что было смыслом существования рабочего движения, а потому Ленин основал III Интернационал. Последний же, создав условия, благоприятствовавшие образованию и развитию коммунистических партий в различных странах мира, в дальнейшем также прекратил свое существование, ибо задачи, вставшие в эту эпоху перед различными партиями, могли быть решены в духе марксизма-ленинизма лишь самими этими партиями.
Если марксизм стал идеологией Первого Интернационала, то марксизм, обогащенный Лениным, иначе говоря, марксизм-ленинизм, стал сегодня идеологией международного коммунистического и рабочего движения.
Работая над этой книгой о Первом Интернационале, я хотел разъяснить, чем были политические и идеологические битвы Первого Интернационала, и если обстановка, сложившаяся в эпоху его существования, действительно сильно отличается от обстановки в нынешнюю эпоху, то ведь верно и то, что из опыта той борьбы можно извлечь весьма полезные уроки для наших сегодняшних и завтрашних битв.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ БЫЛ ПРАВ
В момент своего основания Интернационал учел наличие в рядах международного пролетариата различных идеологических течений с тем, чтобы сформулировать принципы и правила действий, которые позволили бы объединить все эти течения, идеологически и политически сплотить их в дальнейшей борьбе.
Но, как показали дискуссии, развернувшиеся вокруг вопросов перевода и толкования устава, одни и те же слова имели разное значение для последователей Маркса, и для прудонистов, вожаком которых был Толен, и для других.
Урок этих разногласий был учтен на конгрессе в Гааге, который в своей резолюции по поводу устава решил добавить после статьи 7 статью 7-А, сформулированную с предельной точностью.
Такая формулировка означала решительный отход от разглагольствований прудонистов и бакунинцев относительно воздержания от политической борьбы. В 60-е годы трудящиеся опасались, что в политическом плане они окажутся лишь подсобной силой на службе мелкобуржуазных партий; для последних экономические и социальные проблемы, связанные с капиталистической эксплуатацией, не имели такого значения, какое они имели для лиц наемного труда. Мелкобуржуазные деятели, стремившиеся отвлечь рабочих от политической борьбы, указывали им путь, способный лишь завести в тупик, в то время как по существу вопрос сводился к взятию рабочим классом в свои руки политической власти.
Прудонисты, эти представители мелкобуржуазного социализма, отнюдь не ставя под сомнение существование капитализма, воплощали в своем лице оппортунизм. В рядах рабочего класса они были проводниками идеи воздержания от политической борьбы и призывали вести только экономические битвы. Подобные идеи, по сути дела, были направлены на сохранение системы эксплуатации лишь с некоторыми возможными поправками и улучшениями.
Анархисты-бакунинцы, рядившиеся в тогу разрушителей старого общества, оказались в одном лагере с прудонистами, вместе с ними стараясь отвлечь трудящихся от политической борьбы. Тем самым они показали, что оппортунизм и политический авантюризм отнюдь не исключают друг друга.
Отличительной чертой бакунинцев было презрение к массам, беззастенчивость, с которой они выдвигали разные и временами противоречивые доводы, в зависимости от «клиентуры», в оправдание часто постыдной политики, построенной на более чем сомнительных положениях.
Создавая свой Альянс после провала на конгрессе в Берне Лиги в защиту мира и свободы, Бакунин утверждал, будто он одобряет принципы и устав Международного товарищества рабочих. Это было просто вопросом стиля; для него значение имели не решения, коллективно принятые другими, а его собственные решения, ибо он отличался болезненным свойством считать себя непризнанным гением революции.
Интересно также отметить, как это сделала Комиссия Интернационала, что Бакунин, который изображал себя подрывателем основ царизма, не колеблясь, открыто поддержал шовинистическую точку зрения царя, выступив против стремления польского народа вернуть себе независимость. Международное рабочее движение стало на сторону польского народа против его угнетателей, Бакунин же под предлогом того, будто его цель — освобождение всего мира, возражал против предоставления Польше независимости.
Согласно бакунинской концепции, революция — это не что иное, как разгул «дурных страстей» с каким-то регулятором на вершине, и роль этого регулятора, естественно, призван был играть сам Бакунин, враг государства, но сторонник бесконтрольной власти, принадлежащей, конечно, лично ему.
Вдобавок, характерной особенностью бакунинцев была исключительная резкость их нападок на всех, кто не склонялся перед их подозрительной деятельностью и их безумными планами. Вполне закономерно, что все озлобленные, все исключенные из Интернационала, все профессиональные провокаторы, бонапартистские агенты и другие отъявленные негодяи присоединились к рядам бакунинцев. Используя анархистский ярлык, можно было развернуть деятельность, выгодную господствующим классам, прикрываясь при этом псевдореволюционными фразами.
Бакунин и его подручные стремились захватить руководство Интернационалом, и, если бы этим элементам удалось добиться своих целей, они исключили бы из Интернационала Карла Маркса, Фридриха Энгельса и всех сторонников идей научного социализма. Поэтому меры, принятые против Бакунина,— исключение его из Интернационала, бесспорно, были как нельзя более оправданы и необходимы.
Планы раскольников из Международного товарищества рабочих предусматривали установление личной власти Бакунина над этой организацией, и, добиваясь этих целей, бакунинцы острие своих нападок направляли против немецких организаций, как наиболее сильных, и против Карла Маркса.
После поражения Парижской коммуны, когда революционное движение переместилось из Франции в Германию и по адресу немецких организаций распространялась всяческая клевета, удары бакунинцев были направлены главным образом против Карла Маркса даже в тех случаях, когда на передний план выдвигался Генеральный совет Интернационала.
Один из подручных Бакунина *, исключенный вместе с ним конгрессом в Гааге, писал по этому поводу:
* Джемс Гийом.
«В течение зимы 1870—1871 гг., в разгар, быть может, самых знаменательных для истории XIX века событий, в момент, когда развертывались волнующие этапы революции 18 марта, глубоко всколыхнувшие пролетарские массы всего мира, господа заправилы из Генерального совета были заняты главным образом тем, чтобы воспользоваться представившимся удобным случаем и прочно утвердить в Интернационале свою власть, отменив всеобщие конгрессы, и окончательно разгромить противников, вызвавших их ненависть».
Нападки расистского характера на Маркса также стали для бакунинцев ходячей монетой. Если бы им удалось навязать свою сектантскую, авантюристическую политику, построенную на псевдореволюционной фразеологии, абсолютно беспринципную, не учитывающую реальные политические, экономические и социальные условия того времени, бакунинцы, позиции которых, по сути дела, носили абсолютно реакционный характер, понизили бы боевой дух рабочего класса и развенчали бы в их глазах перспективы социализма.
Бакунинцы утверждали, что они занимают более революционную позицию, чем Маркс, против которого они направляли свои самые злобные атаки, но от бахвальства Бакунина и его друзей ничего не осталось, тогда как учение Маркса, обогащенное Лениным, восторжествовало на обширной части земного шара и освещает своим светом путь международному рабочему движению.
Разглагольствуя о необходимости немедленного ниспровержения социальных основ общества, что было абсолютно невозможно в тогдашних условиях, бакунинцы прилагали все старания к тому, чтобы отвлечь рабочих от политической борьбы, от использования легальных возможностей для создания массовых политических и экономических организаций пролетариата.
Авантюристическая, сектантская и в то же время оппортунистическая политика бакунинцев в силу своей природы не могла быть ничем иным, как бесперспективной политикой мелкой буржуазии, политикой отсталых и изолированных групп пролетариата. Бакунин опирался на наименее сознательные слои рабочего класса, особенно в Испании, где начиная с января 1872 года Поль Лафарг развернул борьбу против анархистских раскольников. То же самое имело место в Италии и Швейцарии. Бакунин нашел также поддержку среди прудонистских элементов в Бельгии и некоторых французов, вынужденных после поражения Парижской коммуны жить в изгнании. И как бы ни показалось парадоксальным такое явление — впрочем, история дала с тех пор немало примеров подобного рода,— мир оказался свидетелем того, как левые бакунинцы были поддержаны правыми тред-юнионистами в Англии.
Конгресс в Гааге осудил бакунинцев и принял решение исключить их руководителей, но раскольническая деятельность этих элементов создала трудное положение для Интернационала, и результатом этого явилось перенесение местопребывания Генерального совета из Лондона в Нью-Йорк.
Международное товарищество рабочих уже не могло продолжать и развивать свою деятельность, как прежде. Неблаговидное поведение бакунинцев, их интриги, их фракционная деятельность, их нападки на Генеральный совет и особенно на Карла Маркса сослужили хорошую службу капиталистам и оказались пагубными для рабочего класса.

К КОММУНИЗМУ
Напоминая в общих чертах о деятельности Первого Интернационала, о тех битвах, которые ему приходилось выдерживать, я хотел показать с предельной ясностью, какие колоссальные перемены произошли с того времени. Факты говорят, что в наши дни необходимо всегда защищать дух интернационализма от проявлений национализма, которые имеют место то тут, то там и лежат, в частности, в основе поведения руководителей Китайской коммунистической партии.
Рабочий класс — класс патриотов, сознающий, что он — воплощение будущего страны, что он несет ответственность за это будущее; но пролетарский патриотизм являет собой полную противоположность шовинизму, и, если последний проникает в ряды рабочего движения, это приводит в теоретическом плане к извращению и обеднению марксизма-ленинизма.
Лишь оставаясь верными испытанным принципам этого учения, коммунистические и рабочие партии, в которых возродились с еще большей силой чаяния и надежды Первого Интернационала, смогут выполнить возложенные на них великие задачи.
Конечно, условия, в которых развертывается борьба в разных странах, отличаются друг от друга, но принципы марксизма-ленинизма применимы повсюду, и сейчас яснее, чем когда-либо, что учение Маркса и Ленина — Маркса, вдохновителя Первого Интернационала, и Ленина, основателя Третьего Интернационала,— освещает путь коммунистическому и рабочему движению в его продвижении вперед.
А потому мы с полной уверенностью смотрим в будущее, ибо вместе с миллионами людей во всем мире мы знаем, что ничто не сможет помешать победе великого дела коммунизма, и, как сказал товарищ Никита Хрущев:
«Могучее, все более ускоряющееся движение к коммунизму сметет все, что является преградой на пути к заветной цели — к построению самого справедливого общества на земле. Это не борьба одних против других, для того чтобы узаконить господство над ними, это борьба против угнетения, против рабства, против эксплуатации, борьба за счастье всех. Мы твердо верим, что придет такое время, когда дети и внуки тех, кто ныне не понимает и не приемлет коммунизма, будут жить при коммунизме».*
* Заключительное слово тов. Н. С. Хрущева на XXII съезде КПСС.

Сентябрь 1964 года.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz