каморка папыВлада
журнал Диалог 1990-01 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 12.12.2017, 17:09

скачать журнал

страница следующая ->

ISSN 0236-0942

ДИАЛОГ
1/1990 январь

ЖУРНАЛ ЦК КПСС

Народный депутат СССР Николай Чепцов
И ВОТ ОДИН БРОСАЕТ ШАХТЕРСКУЮ РОБУ В КРУГ: ДАВАЙ, МУЖИКИ, СКИДЫВАЙТЕСЬ, КТО СКОЛЬКО МОЖЕТ! НУ И ПОСЫПАЛОСЬ. ДАЖЕ ДЕТИШКИ — МЕЛОЧЬ КИДАЛИ... В ТЕЧЕНИЕ ДЕСЯТИ МИНУТ — ДВЕ ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ.

КАКАЯ ФИЛОСОФИЯ НАМ НУЖНА? 20
СПОР НА МЕЖЕ: СОБСТВЕННИК ИЛИ ХОЗЯИН 34
КТО ЛИДЕРЫ В СТАЧКОМЕ? 59
ДВА ФРОНТА, А ПРОБЛЕМЫ ОДНИ 85


время убирать камни


...Социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс
В. И. Ленин

ДИАЛОГ
№ 1 январь 1990
Общественно-политический журнал Центрального Комитета КПСС
Издается с января 1990 года
Выходит один раз в 20 дней
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
В. Д. ПОПОВ (главный редактор)
А. Н. АНТОНОВ (редактор отдела теории социализма)
В. И. ВЬЮНИЦКИЙ (редактор отдела общественно-политической жизни)
А. Я. ДЕГТЯРЕВ (первый заместитель заведующего Идеологическим отделом ЦК КПСС, доктор исторических наук)
Н. Я. КЛЕПАЧ (первый заместитель главного редактора)
Э. Ф. МАКАРЕВИЧ (ответственный секретарь)
Н. Ф. ОЛЕЙНИКОВ (редактор отдела социально-экономических проблем)
Р. П. ФЕДОРОВ (первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС, кандидат исторических наук)
И. И. ЦЫБУЛЬСКИЙ (редактор отдела культуры)
В. Н. ШОСТАКОВСКИЙ (профессор, ректор Московской высшей партийной школы)
Технический редактор С. И. Суровцева
Макет и оформление номера Л. Гороховой, О. Сапожкова
Обложка А. Архутика
2-я и 3-я стр. обложки — плакаты издательства «Плакат»
Адрес редакции: 125800 ГСП, Москва. Миусская площадь, 6


В НОМЕРЕ

На вопросы журнала «Диалог» отвечает член Политбюро, секретарь ЦК КПСС В. А. МЕДВЕДЕВ (2)
ПРЯМАЯ РЕЧЬ (8, 93)
ЗАМЕТКИ ПАРЛАМЕНТСКОГО КОРРЕСПОНДЕНТА. Д. ВЕРИН. Эмоции и разум (10)
АКТУАЛЬНО! Ю. СОЛОМОНОВ. Кто сегодня большевик? (14)
ИДЕИ И КОНЦЕПЦИИ. В. ПОПОВ. В поисках диалектического мышления (20). Почему молчат философы? — На вопрос редакции отвечают профессора Ю. ДАВЫДОВ, В. МЕЖУЕВ, А. ГУСЕЙНОВ (30)
РЕФЕРАТ НОМЕРА. Книга старая — проблемы сегодняшние (32)
ЗЛОБА ДНЯ. Спор на меже. А. ЧЕРНИЧЕНКО. Кому нужны законы? (34). К. ПАНКОВА. Зачем аренда и ее суррогат? (39). Г. ВОРОНОВ: Берите власть над землей (40)
ОСОБОЕ МНЕНИЕ. Н. ТРАВКИН. «Либо давайте работать на Страсбург, либо на Рязань» (46)
ПАРТИЯ И ОБЩЕСТВО. Время действий. Беседа с первым секретарем Ленинградского обкома и горкома КПСС Б. В. ГИДАСПОВЫМ (51). О. ВИТЕ. Размежевание или диалог? (54)
ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ. В. АНДРИЯНОВ. Горный удар (59). Н. ЧЕНЦОВ. «Забастовки могло не быть» (68)
ДАЙДЖЕСТ ДЛЯ ДЕЛОВЫХ ЛЮДЕЙ (72)
ОРИЕНТИР: ЖУРНАЛ В ЖУРНАЛЕ
НАШ СЕМИНАР. Ф. ПЕТРЕНКО. Партия: функции и роль в правовом государстве (74). КУЛЬТУРА ДЕМОКРАТИИ. Е. ШЕСТОПАЛ. Митинги и «нормальная политика» (81)
ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА. Л. СЕМИНА. По законам гражданского времени (85)
ПЕРЕСТРОЙКА — ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ. Виль ДОРОФЕЕВ — Дэвид РЭМНИК «Нам не дано предугадать...»? (87)
СОБЫТИЯ, СУДЬБЫ, СВИДЕТЕЛЬСТВА. Н. ФИГУРОВСКАЯ, В. СИМОНОВ. Он не хотел бедности (штрихи к портрету Н. Д. Кондратьева) (94)
МОНИТОРИНГ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ. М. ГОРШКОВ. Ваше мнение — для вас (104)
О НИХ ГОВОРЯТ. Г. КАСПАРОВ. «Нет спорта более грубого...» (105). А. КАРПОВ. «Каждая партия — это общение, диалог» (108)


СЕГОДНЯ ТРЕБУЕТСЯ НОВЫЙ ТИП ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ, ОПИРАЮЩЕЙСЯ НА ДИАЛОГ


На вопросы журнала «Диалог» отвечает член Политбюро, секретарь ЦК КПСС В. Л. МЕДВЕДЕВ

Вадим Андреевич, партия идет навстречу своему XXVIII съезду. Съезд определит, какой быть обновленной КПСС. Как, по Вашему мнению, идет перестройка в партии, какие направления идеологической работы выдвигаются в этих условиях на первый план?

Да, партия переживает редкий по остроте и ответственности момент. В приближении сроков созыва очередного съезда КПСС выражены воля коммунистов, потребность в ускорении перестройки партии, в обновлении ее кадрового состава. От съезда ждут ответов на многочисленные новые и сложные проблемы, встающие в процессе бурно развивающейся жизни.
Круг вопросов подготовки к съезду обсудит, видимо, в январе расширенный Пленум ЦК. Но уже сегодня в партийных организациях, среди коммунистов и беспартийных полным ходом идет дискуссия о перспективах развития общества, о том, каким ему быть и какой быть самой партии, о ее роли и месте, о демократизации ее внутренней жизни, о том, как повысить ее авангардную роль.
Партия отходит от старой модели, от прежней организации, когда она выступала в роли своего рода ядра административно-командной системы, когда брала на себя функции по руководству и контролю над всем и вся, напрямую управляла всеми сферами жизни общества, была, так сказать, «всеобщим распорядителем».
XIX партконференция, выражая волю коммунистов, трудящихся, четко записала в своих решениях: необходимо разделить функции партии и государства, а также органов управления и общественных организаций. Государство и его органы должны заниматься своими вопросами. Органы управления, хозяйственные органы, общественные организации — своими. Партия должна быть политическим авангардом, то есть вырабатывать политику, предлагать ее обществу, проводить свою линию через коммунистов, которые работают на различных участках и в различных сферах жизни. Это — одно из стержневых направлений перестройки партии.
Другое направление ее обновления — изменение характера отношений с общественными организациями. Раньше они рассматривались как приводные ремни. Принимались обязательные решения для профсоюзов, комсомола, и все шло своим чередом. Сейчас речь идет о самостоятельности этих организаций, о возможности выражения интересов тех слоев общества, которые представлены в них, а значит, и о диалоге партии с ними, о проведении партией линии через коммунистов, которые там работают, и не методами приказа и нажима, а методами убеждения, дискуссии, личного примера.
Партии предстоит перестроить, демократизировать и свои внутрипартийные отношения, с тем, чтобы преодолеть отчуждение коммунистов от работы партийных комитетов, обеспечить их реальное влияние на принятие решений и кадровую политику, утвердить в духе широкой гласности отчетность вышестоящих партийных органов перед коммунистами. И в партии, ее организациях должен быть плюрализм мнений, но, конечно, на общей идейной основе, в противном случае партия, как союз единомышленников, попросту развалится, перестанет существовать. Другое дело — создание условий для живого сопоставления альтернативных точек зрения и предложений, обеспечения права меньшинства на выражение своих представлений, разумеется, при обязательном выполнении партийных решений всеми членами партии после их принятия.
И наконец, что чрезвычайно важно, партия должна быть поставлена под контроль народа, прежде всего через выборы, формирование выборных государственных и общественных организаций.
Легко ли идет этот процесс?
Нет, не очень легко. Даже трудно, порой драматично. В чем-то уже сделаны важные шаги, в чем-то партия запаздывает в своем обновлении. Здесь сказываются по крайней мере несколько сдерживающих, тормозящих причин.
С одной стороны, ей еще приходится отвечать если не за все, то за многое. Еще нет законченной структуры выборных органов народной власти, которым партия должна передать свои функции. Отсутствует наработанная правовая и материальная основа этой власти. Нет опыта.
С другой стороны, сильно проявляется привычка многих партийных комитетов «тянуть на себя все одеяло» вместо помощи Советам на местах, нежелание «делиться властью». Здесь предстоит серьезная и организационная, и психологическая ломка.
Обновлению партии мешают и негативные тенденции, сепаратистские настроения, направленные на ее размывание и разобщение. Это опасно для каждой республики и всей страны, опасно для перестройки и социализма. Вы знаете, что состоявшийся в декабре Пленум Центрального Комитета выразил свое принципиальное отношение к сепаратистским тенденциям, проявившимся в Литовской партийной организации.
По нашему глубокому убеждению, только сильная своим демократизмом и интернациональным содержанием партия, партия, постоянно обогащающаяся всесоюзным опытом, способна успешно решать в том числе национальные задачи. На путях сепаратизма и раздробленности перестройку осуществить нельзя.
Отсюда вытекают и задачи идеологической деятельности партии. В общем виде можно сказать, что сегодня нет ничего важнее для идеологической работы, чем способствовать реальному продвижению перестройки, глубокому обновлению КПСС. Чем утверждение идеологическими средствами в общественном мнении и общественной практике всего того нового, прогрессивного, что наработано в ходе реализации политической и экономической реформ. Чем идейно-теоретическая деятельность, расширяющая наши представления о своем обществе, выявляющая его социальные перспективы.

С учетом обновления партии, освобождения от несвойственных ей функций можно ли сказать, что партийная работа станет прежде всего идеологической работой?

Если партия будет освобождаться от вмешательства в оперативную деятельность государственных, хозяйственных, управленческих органов, если она будет действовать как политический авангард, то, конечно же, значительно больший удельный вес ее сил и средств должен быть направлен в область идеологической деятельности, хотя к этому, разумеется, партийная работа не может быть сведена.
Другой важный фактор, повышающий значение идеологической деятельности и одновременно предъявляющий к ней совершенно новые требования,— качественное изменение роли общественного мнения в регулировании и управлении общественными процессами.
В условиях гласности и открытости ни одно сколько-нибудь заметное решение в экономике, социальном развитии, научно-техническом прогрессе не может быть принято без учета общественного мнения, а тем более вопреки ему. Достаточно вспомнить бурную реакцию общественности по вопросам экологии, кооперативного движения, реформе ценообразования. Реакцию, которая потребовала самым серьезнейшим образом скорректировать, а то и пересмотреть ранее принятые установки. Более того, в силу недостаточного учета общественного мнения, неподготовленности его пришлось даже отказываться или отодвигать проведение мер, которые являются необходимыми.
Иначе говоря, сегодня мало выработать правильное решение, нужно оценить его сквозь призму возможного восприятия общественного мнения, быть уверенным в том, что общественность поддержит его. А для этого надо выложить на стол все за и против, убедить людей.
Ясно, что идеологическая работа в этих условиях приобретает новое измерение. Она уже не может ограничиваться, как раньше, пропагандистским обеспечением уже принятых решений. Она становится важным фактором их выработки, органично вплетается в общую ткань управления общественными процессами.
Прежняя схема идеологически монолитного общества, однозначно реагирующего на указующие импульсы из центра, отпала и отпала окончательно. Сегодня мы имеем дело с многообразием мнений, взглядов и интересов. А это значит: сегодня требуется качественно новый тип идеологической работы, открыто обращенной к людям, опирающейся на надежный механизм обратной связи, на диалог. Диалог, который надо вести не только с теми, кто расположен к восприятию нашей идеологии, но и с теми, кто не проявляет к ней интереса или даже отвергает. Это особенно важно сейчас, когда идет процесс поляризации настроений, обостряется борьба вокруг оценок нынешней ситуации, всех основных вопросов жизни.
Я думаю, нас ожидает большая работа на этом пути. Расширяется диалог руководства страны с широкой телевизионной аудиторией — практикуются еженедельные выступления членов Политбюро, руководителей Верховного Совета, правительства, общественных организаций по Центральному телевидению. Создается система изучения общественного мнения, что позволяет постоянно держать руку на пульсе жизни, учитывать при принятии политических решений не только крупные изменения, но и нюансы настроения людей. Формируется новая, более разветвленная и плюралистическая система средств массовой информации.
Наряду с перестройкой методов и форм идеологической работы в повестку дня остро встают и вопросы ее содержательного ориентирования. Речь идет прежде всего о необходимости глубокого поворота к конструктивному началу, о консолидации общества на идеях перестройки и обновления.
Сложность, противоречивость хода перестройки, трудности материального порядка, определенная идейная сумятица, связанная с очищением наших представлений от ошибочных взглядов и догматических наслоений,— все это находит свое преломление в общественном сознании. Происходит поляризация взглядов. Заявляет о себе психология консервативного отката, что выражается в попытках дискредитации и притормаживания перестройки, в обвинениях о якобы сдаче позиций и подыгрывании Западу. А наряду с этим проявляется не менее опасная линия на пересмотр всего и вся, раздаются призывы начать общественную жизнь чуть ли не с чистого листа, а то и вернуться к периоду, исчерпанному историей.
Эти крайности несут в себе угрозу дестабилизации общества. И конечно же, в таких условиях потребность в консолидационной работе партии, ее идеологического фронта не просто велика, она насущная необходимость.
Еще раз хочу акцентировать внимание на том, что перестройка нашего общества — это глубокое его обновление, связанное с серьезными преобразованиями, но преобразованиями социалистического характера. Мы решительно выступаем против того, чтобы только в черных тонах видеть исторический путь, пройденный нашей страной от Октября 1917 года до наших дней. И вместе с тем мы против того, чтобы в том или ином виде вернуться к старому, подменить перестройку своего рода переклейкой обоев. Мы трезво и честно оцениваем тяжкие деформации, связанные с тем, что обобщенно можно назвать административно-командной моделью общественного устройства — с ее сверхцентрализацией, разветвленной бюрократией, всесилием и самоуправством репрессивного аппарата, пренебрежением к национальным чувствам, бездушным отношением к трудящимся, как к «винтикам», как к глине, из которой можно лепить что угодно.
Мы хотим, чтобы равенство не подменялось уравниловкой, чтобы идея социальной защищенности человека не трансформировалась в иждивенчество, а провозглашение общенародной собственности не сопровождалось отчуждением людей от этой собственности. Мы хотим, чтобы наше общество было динамичным, демократичным и справедливым, чтобы, сохраняя свою самобытность, свой, как и у каждого государства, уникальный опыт, оно вливалось в общее русло цивилизованного потока.

Как, по Вашему мнению, сказывается на содержании и формах идеологической работы ход избирательной кампании? И еще: нередко приходится слышать, что в поражении на прошлых выборах некоторых партийных руководителей повинна прежде всего идеологическая сфера, недоработки, промахи и ошибки в этой области. Согласны ли Вы с этим?

В партии внимательно были проанализированы итоги выборов. Естественно, сделаны надлежащие выводы и в отношении идеологической работы, деятельности средств массовой информации. Никто не закрывает глаза на присущие им недочеты, односторонность, на ошибочность отдельных публикаций и выступлений. Вообще говоря, хотя на духовную сферу перестройка, может быть, оказала наиболее глубокое влияние, проблем здесь предостаточно, есть над чем работать. Мы отдаем себе в этом отчет. И работа в этом отношении ведется.
Вместе с тем надо понять, что кардинально меняются сами условия политической деятельности. Уходит прежний комфорт, и тот, кто хотел бы привычно опираться на административные методы, кто надеется на слепой авторитет должности, хочет он того или нет, цепляется за прошлое, тормозит движение вперед. И вряд ли он может рассчитывать на победу.
Я думаю, нуждается в более глубоком понимании и роль избирательной кампании, выборов в жизни партии в целом. Из рутинных мероприятий, которыми нередко в прошлом были избирательные кампании, они превращаются в важнейшее дело партии. Фактически выборы сегодня — это не только проверка авторитета того или иного кандидата-коммуниста. Это проверка крепости ее авторитета, силы ее влияния на массы, это событие, в ходе которого решается вопрос о вотуме доверия.
Ясно, что и формы, методы работы партийных организаций в связи с выборами, хотя еще и недостаточно быстро, но меняются, перестраиваются, обретают новые черты. Это проявляется и в ходе нынешних выборов в республиканские и местные Советы. Значение их велико. Они знаменуют второй этап реформы политической системы. После этих выборов будут обеспечены условия для дальнейшего углубления процесса разграничения функций партийных, государственных и хозяйственных органов, для передачи всей полноты государственной власти в руки республиканских и местных Советов.
Политическая платформа и практическая программа партийных организаций содержатся в Обращении ЦК КПСС «К советскому народу». На основе этого Обращения партийные комитеты различных звеньев и уровней разработали и выдвинули свои программы. Это тоже новое в их деятельности.
Многое появляется нового и в процессе выдвижения кандидатов, в методах и формах избирательной работы. Но, может быть, самый важный поворот заключается в том, что партийные комитеты, выдвигая кандидатов, как правило, отдают приоритет не должности, а деловым и политическим качествам людей, идут не от должности, а от личности, ее авторитета к возможной должности и депутатству.

Вопрос к Вам как к члену Политбюро и члену-корреспонденту Академии наук: в какой диалектической зависимости находятся (должны находиться) политика и наука? Часто ли Вы встречаетесь и советуетесь с учеными и что дают Вам такие встречи?

Я думаю, сегодня не может быть двух мнений на этот счет: без науки нет точно выверенной политики. Другое дело, для этого требуются серьезные перемены и в развитии науки, и в механизме взаимодействия с ней политики.
Определенные шаги в этом отношении уже сделаны. Мы стремимся создать все условия для развития общественных наук и прежде всего обновления нашего современного видения социализма, современного познания общества. Как вы знаете, в июне 1988 года было принято решение ЦК о повышении роли социологии; важное значение придается и социальной психологии, которая все активнее заявляет о себе как один из инструментов формирования общественного мнения и настроений. Практически оформилась как самостоятельное направление науки, а значит, требует к себе повышенного внимания политология.
Что же касается меня лично, то и по роду деятельности, и по своим интересам я регулярно встречаюсь с учеными. Чаще с экономистами, но и с историками 1, социологами, политологами. Интересными были встречи с участниками конференции парторганизаций учреждений Академии наук.
1 В журнале «Вопросы истории» (1990, № 1) публикуется отчет о совещании в ЦК КПСС ученых-историков.
Хочу также подчеркнуть, что все большее наполнение обретает сегодня современная концепция социализма. Цельное представление об этом дает статья М. С. Горбачева «Социалистическая идея и революционная перестройка».

Да, но высказывается и иная точка зрения, что статья эта появилась лишь на пятом году перестройки. Задается даже вопрос: не начали ли мы перестройку спонтанно, без должного теоретического багажа и задела?

Откровенно говоря, я думаю, что представление о том, что общество строится по заранее детально составленному проекту, в значительной степени отголосок догматического сознания, так долго навязывавшегося нам. Нет, общество не есть продукт претворения заранее составленной каким-то мудрецом схемы. Жизнеспособное общество, несущее в себе подлинную потенцию саморазвития, формируется под воздействием противоборства и сложения различных сил и интересов всех социальных слоев. Кроме того, само развитие производительных сил, энергия научно-технического прогресса, технологических революций часто колеблют заранее начерченный образ и, более того, меняют наши представления о содержании цели, к которой мы идем.
В этой связи я хотел бы напомнить слова В. И. Ленина, сказанные на VII съезде партии в ответ на предложение Н. И. Бухарина дать полную характеристику социализма. «...Каков социализм будет, когда достигнет готовых форм,— мы этого не знаем, этого сказать не можем,— отвечал Владимир Ильич.— ...Кирпичи еще не созданы, из которых социализм сложится» (Полн. собр. соч., т. 36, с. 65—66).
Разумеется, это не значит, что надо действовать спонтанно, что следует отказаться от теории, прогнозов, предвидения. Напротив, чем более точные инструменты познания мы имеем, чем лучше, беспристрастнее, точнее анализируем, тем вернее наши стратегические выкладки, приоритеты и цели.
Я убежден, те, кто упрекает, что перестройка была начата без должного теоретического задела, неправы и фактически. Никто не в состоянии опровергнуть тот факт, что за четыре с лишним ее года в развитии экономической и социально-политической теории сделан ряд таких прорывов, равных которым просто не было в течение предшествующих полвека. Вспомним, что уже в самом начале перестройки партия сформулировала новое политическое мышление, современное видение соотношения общечеловеческих и классовых ценностей. Серьезные коррективы внесены в экономическую науку, политологию, такую сложную область, как межнациональные отношения.
Но понятно, что при ясности общих подходов жизнь вносила, вносит и будет вносить свои коррективы. Начав движение, перестройка и обновление приобрели свою, присущую им логику развития. Мы начали с замысла использовать прежде всего рычаг научно-технического прогресса, осуществить прорыв на этом участке. Выяснилось, однако, что разомкнуть железные объятия командно-административной системы, сдерживающей экономический прогресс, невозможно без реформы политической системы. Последующее критическое осмысление исторического опыта вывело дальше — к пониманию необходимости перестройки отношений собственности. Без этого нельзя решить главной задачи — преодолеть отчуждение человека от общественного достояния, перестроить хозяйственный механизм, структуру управления.
Таким образом, уже в ходе перестройки обогащались ее концептуальные основы, создавался новый интеллектуальный задел. Понятнее становилось, что причины всего клубка проблем лежат не только во времени застоя, но и уходят дальше, в 30—40-е годы. Сегодня мы лучше понимаем, что в конце 20-х — 30-е годы сформировалась доктрина, на которой лежала печать левацких представлений и которая была призвана идеологически обслуживать складывающуюся в то время административно-командную систему.
Перестройка дала сильный импульс развитию и обновлению наших представлений о социализме, о современном обществе в целом. И все же инерция старых подходов остается пока что сильной. Слишком долго находились общественные науки под жестким идеологическим прессингом. Их уделом оставалось комментаторство политических установок или теоретическая схоластика, когда анализировалась не социальная реальность, а некий ее идеализированный и схематизированный образ, когда исследовались не реальные процессы, а выстраивались абстрактные конструкции и схемы. В итоге внутренне присущие науке прогностические функции вырождались в некую псевдофутурологию и социальное фантазирование. Выводы Маркса, Энгельса, Ленина о сущности коммунистической формации искусственно привязывались к текущей действительности. Отсюда необоснованные оценки, забегание вперед. Думаю, все мы хорошо помним усилия обществоведов обнаружить в советском обществе социальную однородность, исчезновение граней между городом и деревней, умственным и физическим трудом, сливающиеся воедино формы социалистической собственности, классы и нации и так далее и тому подобное.
Жизнь вынесла этим и другим теоретическим построениям, не имеющим ничего общего с реальностью, суровый приговор. Но еще и сегодня мертвый, как говорится, хватает живого. Старые подходы и представления настолько глубоко въелись и в обыденное, и в теоретическое сознание, что порой только крутой поворот самой жизни сильное обострение противоречий позволяют их преодолевать. Думаю, освобождение от коросты изживших себя представлений, накопление и обобщение реальных знаний — важнейшая задача общественных наук.

Теперь, может быть, самый больной вопрос, связанный с состоянием и перспективой политической учебы. Раздаются даже голоса о том, что партийно-политическая учеба изжила себя. Как, на Ваш взгляд, обстоит здесь дело?

В широком плане политическая учеба не только не изжила себя, напротив, ее значение возросло. Общество сильно политизируется. Появляется множество интересных, ярких, хотя временами очень спорных идей и представлений. Идет широкий поиск.
Но, может быть, именно на фоне такого масштабного поиска нагляднее становятся и наши беды — недостаточная теоретическая база, слабость образованности и политической культуры.
Между тем это тоже серьезнейшие инструменты перестройки. С этой точки зрения политическая учеба может сыграть заметную роль. Другое дело, что ее система по крайней мере в том виде, как она сложилась, сильно дискредитировала себя. Чтобы стать полезным и нужным делом, она должна быть освобождена от догматизма, от штампов казенной политграмоты. Проводиться на добровольных началах, в форме живого диспута, обмена мнениями, дискуссий. В общем, важно, чтобы политическая учеба не плелась по обочине жизни или шла параллельно ей, как это бывало прежде, а вливалась в реальный идеологический процесс, активно вторгалась во все сложности обновления социализма, раскрывала истоки происходящих в обществе перемен, его социальную перспективу.
В условиях, когда надо самостоятельно, творчески решать новые, сложные проблемы, потребность в теоретических и политических знаниях, психолого-педагогической подготовке, в умении вести диалог с людьми приобретает особое значение. Если в ходе занятий, дискуссий люди будут находить убедительные ответы на жизненные, актуальные вопросы, то такая учеба будет и интересной, и нужной. Спрос на политические знания сегодня растет. Их предъявляет сама практика перестройки. Проблема же мне видится в том, чтобы не закрываться от такого спроса громоздкими, рассчитанными на длительные сроки учебными программами, а своевременно и полнее удовлетворять его.

В письмах, которые уже поступили в редакцию, пропагандисты, лекторы, преподаватели, партийные работники нередко спрашивают: будет ли «Диалог» учитывать интересы и потребности аудитории, на которую раньше работали «Политическое образование» и «Агитатор»? Какой в этой связи должна быть стратегия нового издания?

Я думаю, вопросы, связанные с работой «Диалога», стратегией этого издания,— дело во многом прежде всего самой редакции. Принципиальная линия сформулирована в постановлении ЦК КПСС. Оно нацеливает на то, чтобы журнал был остро полемическим, дискуссионным, рассчитанным на самый широкий идеологический актив, на людей, не равнодушных к процессам перестройки и обновления общества.
С моей точки зрения, немаловажно, чтобы «Диалог» повел за собой и читателей двух упомянутых выше, переставших выходить партийных журналов. Наш пропагандистский, идеологический корпус, да и так называемый рядовой читатель нуждаются в правдивом и интересном собеседнике, способном быстро откликаться на острые и жгучие вопросы жизни, умело аргументировать и убежденно отстаивать ценности социализма, политику партии.
Крайне важно, чтобы журнал стал для читателей примером пропагандиста нового типа, опирающегося на достижения науки, умело исследующего реальные жизненные процессы, помогающего приращивать знания, анализировать и сопоставлять различные точки зрения, вырабатывать собственную позицию.
Надеюсь, журнал сумеет стать трибуной политического диалога по наиболее острым и актуальным проблемам перестройки, обновления партии и общества, в котором самое активное участие приняли бы его читатели — партийные и государственные работники, народные депутаты, пропагандисты и ученые, хозяйственники и деятели искусства, представители самодеятельных организаций и объединений, все желающие.
Пользуясь случаем, хочу пожелать читателям «Диалога», его редакции успехов в 1990 году и новых свершений.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz