каморка папыВлада - каталог Фотография в США 1976 текст-8
каморка папыВлада
каталог Фотография в США 1976 текст-8
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 30.03.2017, 21:41

скачать каталог

<- предыдущая страница

НАЗРЕВАЮЩИЕ ПЕРЕМЕНЫ: «ФОТОПЛЕНКИ» БУДУЩЕГО

Покрытая пленкой тонкая керамическая пластинка кажется просто кусочком чуть желтоватого стекла. Но если ее наэлектризовать и подвергнуть действию света, проходящего через фотонегатив, внутри ее возникает изображение. Если электричество убрать, изображение оказывается закрепленным. Пластинка выглядит теперь как 35 мм диапозитив, и в диапроекторе ведет себя соответствующим образом. Чтобы «стереть» изображение, нужен еще один заряд электричества и вспышка света. Зафиксированное изображение исчезает бесследно, и пластинка готова принять другое.
Этот необычный процесс воспроизведения изображений, получивший название «серампик» может найти применение при печатании фотоснимков, диаграмм и документов. В особенности удобен он для воспроизведения изображений, переведенных в электрические сигналы для передачи в эфир или по проводам.
«Серампик» хорошо зарекомендовал себя при испытаниях, проведенных лабораторией «Сандия лабораториз» в штате Нью-Мексико. Еще неизвестно, найдет ли он применение в производстве пленок для обычных фотоаппаратов. Пока еще этот метод остается в области многочисленных поисков, исследующих новые возможности получения, обработки и передачи изображений. Исследования эти охватывают весь диапазон фотографии — от усовершенствования одноступенного процесса «Поляроид» до создания новых фотокопировальных аппаратов и от сухих позитивных процессов до сложных и дорогостоящих устройств, дающих с черно-белых негативов цветные отпечатки в заранее намеченных тонах. Большинство разрабатываемых процессов, как и «серампик», находится еще в экспериментальной или даже только в теоретической стадии; некоторые дальше этого и не продвинутся. Сейчас почти все они настолько дороги или сложны, что вряд ли могут быть использованы на практике, разве что крупными предприятиями или лабораториями. Но не приходится сомневаться в том, что в один прекрасный день, какое-нибудь дорогостоящее, теоретическое, якобы оторванное от конкретных нужд исследование породит принципиальное усовершенствование фотографического процесса.
Поиски новых путей в создании изображений чаще всего диктуются желанием найти замену драгоценному серебру, запасы которого на планете иссякают, но которое со времен первых дагеротипов стало основой основ фотографии. Очень трудно, однако, повторить, а тем более превзойти удивительную способность серебра создавать богатство тональных оттенков. Поэтому продолжаются и попытки просто улучшить «серебряную» фототехнику. Давно уже исследуются возможности быстрого и простого получения позитивов без применения растворов. Фотокомплект фирмы «Поляроид» с проявляющей и закрепляющей пастой дает позитивы быстро, но все-таки и он без влаги не обходится, а желательно создать такой процесс, который бы полностью устранял возню с жидкими химикалиями в фотолабораториях.
В числе других, сейчас разрабатывается сухой процесс на фотобумаге с видимой печатью — той «дневной» бумаге, которую фотографы применяют для быстрого получения пробных отпечатков, помогающих заказчику сделать выбор. Такая бумага тоже светочувствительна, но она дает видимое изображение без всякой обработки, хотя и требует довольно продолжительного и яркого освещения. Однако изображение это неустойчиво и скоро начинает бледнеть, да и в наиболее четком своем виде имеет фиолетово-красный оттенок. Для пробных отпечатков это не важно, но для окончательных, конечно, катастрофично.
Фотобумаги с видимой печатью, которая непосредственно давала бы устойчивые черно-белые позитивы, еще не существует. Однако один из новых типов такой бумаги приобретает устойчивость после температурной обработки. Сперва эту бумагу подвергают кратковременному экспонированию через негатив, затем нагревают до температуры 220-230° — почти до точки плавления эмульсии. Нагрев значительно понижает светочувствительность эмульсии, препятствуя почернению неэкспонированных мест. После этого бумагу освещают ярким светом, вызывая дальнейшее потемнение экспонированных участков (закрепленные нагревом неэкспонированные участки при этом не меняются). Дальнейшее экспонирование дает изображение с темными местами синего цвета и широким диапазоном тонов, выглядящих особенно сочно на бежевой бумажной подложке. Требующая значительного нагрева бумага поначалу будет использована, вероятно, только в производственных условиях — при фотонаборе различных изданий, например. Но лежащий в основе ее принцип может в один прекрасный день создать сухой позитивный процесс, доступный и для фотографа-любителя.
Непрерывные попытки упростить и облегчить основанную на использовании свойств серебра фотографию вполне понятны: это ведь процесс весьма сложный, хотя и управляемый. Когда микрокристаллы галогенных солей серебра подвергаются действию света, электроны в них поглощают часть световой энергии и передвигаются к поверхности кристаллов. Там, где они соединяются с содержащимся в кристаллах серебром, выделяются частицы металлического серебра. Эти частицы, называющиеся центрами проявления, создают скрытое изображение фотографируемого объекта, настолько слабое, что его нельзя обнаружить даже под микроскопом. Проявляющие изображение химикалии используют центры проявления в качестве плацдармов для обращения кристаллов в металлическое серебро, делая скрытое негативное изображение видимым. С полученного негатива на фотобумаге делают отпечаток, причем содержащееся в эмульсии бумаги галогенное серебро таким же образом создает и удерживает позитивное изображение.
Какого бы совершенства ни достигали такие позитивы, будущее их омрачено: рано или поздно мировые запасы серебра будут исчерпаны. Серебро получают главным образом как побочный продукт при извлечении меди, свинца и цинка из полиметаллических руд, и точно не известно, сколько серебра имеется в мире; в США, по оценке Горнорудного бюро, запасы его составляют менее 40 000 тонн. Ежегодно во всем мире добывается около 7 000 тонн серебра; в Соединенных Штатах примерно треть добываемого серебра расходуется на фотографию. Стремясь уменьшить потери, производители фотоматериалов и крупные фотолаборатории проводят в США широкие мероприятия по утилизации частиц серебра, остающихся в бачках проявочных устройств и на фотобумаге. Старания эти увенчались успехом: почти половина расходуемого на фотографию серебра, то есть около 500 тонн, теперь возвращается в производство. В дальнейшем, если мероприятия эти распространятся и на фотографов-одиночек, цифра эта возрастет. Однако только две трети общего количества серебра, расходуемого на фотографию могут быть возвращены: одна треть остается в самих фотоснимках.
Большинство новых фотографических процессов таких, как сухие процессы фирм «Поляроид» или «Кодак», по-прежнему связаны с серебром, но есть и такие, которые в серебре почти или совсем не нуждаются. Даже фирма «Поляроид» открыла, возможно, способ уменьшить расход серебра и одновременно повысить светочувствительность пленки. Однажды при проверке в лаборатории пленки «Поляроид» было замечено, что при очень слабых экспозициях появлялось, вместо получаемого при нормальной экспозиции позитивного изображения, еле заметное негативное. Испытатели сообразили, что если это слабое изображение удастся сделать более контрастным, то его можно использовать для получения удовлетворительных позитивов, даже если начальный негатив был безнадежно слабым. Как выяснилось дальше, добавка в проявляющую пасту сложного химического соединения PMT (l-phenyl-5-mercapto-tetrazole) обеспечивает получение прекрасных негативов с широким диапазоном серых тональностей и высокой светочувствительностью (до 20 ООО единиц Американской ассоциации стандартов). Нормально повышение светочувствительности пленок «Поляроид» достигается повышением концентрации серебра, но усиленные РМТ изображения получаются на пленках с содержанием серебра в тридцать раз меньше обычного. Это открытие может дать значительную экономию серебра при производстве пленок «Поляроид». Опыты с применением РМТ к обращаемым фотоматериалам продолжаются.
Многообещающее открытие сделала в 1968 году Эдит Уэйде. В своей лаборатории на заводе фирмы «Фарбен-фабрикен Байер АГ» в Леверкузене (ФРГ) она установила, что слабое изображение, получаемое на пленке с низким содержанием серебра, можно усилить незначительным количеством перекиси водорода. После проявления такая пленка обрабатывается парами перекиси и затем нагревается. Тогда в эмульсии образуются крошечные пузырьки кислорода, мгновенно повышая контрастность и глубину тонов. Серебра при этом расходуется так мало, что проявленная пленка не нуждается в закреплении и промывке. Вдобавок, светочувствительность пленки повышается примерно в десять раз. Открытию, повышающему светочувствительность и упрощающему обработку, сулят большое будущее.
Другой путь для понижения количества серебра открывает применение окисей металлов. В процессе «Итек-RC», используемом для фотокопирования документов, светочувствительным материалом фотобумаги служит окись таких металлов, как цинк или титан. Под действием света в окиси металла возникает скрытое электризованное изображение. Когда бумагу помещают в раствор азотнокислого серебра, его частицы притягиваются к наэлектризованным местам. При проявлении это серебро дает видимое изображение. Так как серебро притягивается лишь к самому изображению и не вымывается при обработке, его расходуется гораздо меньше, чем при обычном фотографическом процессе. Проявление не удаляет светочувствительный материал (окись), как происходит в случае обычной эмульсии с галоидным серебром, и такая документная фотобумага или пленка может подвергнуться добавочной экспозиции и принять дополнительное изображение даже после проявления.
Интересный фотографический процесс с небольшим расходом серебра и получением позитивных изображений без помощи негативов разрабатывает болгарский ученый И. Малиновский, профессор Института физической химии в Софии. Он применяет эмульсию, происходит сложная химическая реакция, в результате которой слой серебра уничтожается там, куда попало больше света. После обработки снимка менее засвеченные места кажутся более темными и наоборот. Иначе говоря, происходит нечто обратное тому, что происходит в обычных фотоматериалах: вместо негативного изображения получается позитивное. Однако эта эмульсия начинает капризничать, если в химическом составе ее имеются хоть малейшие отклонения; это затрудняет и удорожает ее производство.
Вопрос о замене серебра решен в фотографическом процессе «калвар», использующем для создания изображений крошечные частицы соединения, выделяющего азот. Это соединение, чувствительное только к ультрафиолетовому излучению, выделяет под действием его микроскопические пузырьки азота, создающие скрытое изображение. При нагревании пузырьки остаются в эмульсии, но расширяются, образуя видимое изображение. Недостаток этого процесса — потребность в мощном источнике ультрафиолетового излучения, без которого выделение пузырьков не происходит. Все-таки процесс «калвар» уже используется при печатании аэроснимков, копий микрофильмов и обычных фотоснимков. Возможно, его удастся применять и в любительской фотолаборатории. Ведь, в конце концов, источником ультрафиолетовых лучей могут служить мощные фотоосветители, имеющиеся у опытного любителя в числе других фотопринадлежностей.
Другой процесс создания изображений с помощью ультрафиолетового излучения, но без нагревания или мокрой обработки, связан с фотобумагой «дайлакс». Эта бумага покрыта сложной смесью светочувствительных органических веществ; она дает одноцветное изображение в результате реакции органической эмульсии на ультрафиолетовое излучение. Изображение становится видимым сразу после экспозиции, продолжающейся не более 30 секунд, и не нуждается ни в проявлении, ни в закреплении. Сейчас эта фотобумага используется для быстрого получения пробных страниц, печатаемых офсетной литографией. Но ее можно приспособить и для получения пробных позитивов с фотографий и диапозитивов. «Дайлакс» испытывается сейчас также в качестве светочувствительного аэрозоля. Если испытания увенчаются успехом, можно будет делать светочувствительным почти любой материал — пластику, бумагу, стекло, пенопласт — все что можно обрызгать эмульсией. «Дайлакс», вероятно, возьмут на вооружение рекламные и прикладные художники, чтобы использовать его для украшения товаров и одежды.
Был испробован и вездесущий копировальный аппарат: нельзя ли с помощью его размножать сухим процессом фотографические изображения? Оказалось: нельзя. Беда в том, что обычные копировальные аппараты предназначены для копирования слов, а не изображений. Для копирования слов достаточно создавать резкое различие между черным и белым, копировать же изображение можно только воспроизводя всю гамму промежуточных тонов. Все же, некоторых успехов удалось добиться на копировальном аппарате новой системы, более чутком к окраске. Изображение закладывается в этот аппарат и экспонируется на электростатически заряженную пластину или барабан. При этом электризация пластины уменьшается в проэкспонированных местах пропорционально полученному количеству освещения. Сохранившееся электричество в больших или меньших количествах притягивает краску в порошке. Затем получают копию на бумаге как оттиск с барабана или пластины. Закрепляют ее нагреванием. Более или менее приемлемая копия изготовляется за несколько секунд.
Создан еще более усовершенствованный копировальный аппарат для размножения цветных изображений. В нем тоже применен сухой процесс, не требующий содержащей серебро эмульсии. Аппарат «Колор-ин-колор» по своим габаритам (примерно 60x90x120 см) напоминает обычные копировальные аппараты; стоит он около 10 000 долларов, но зато за 30 секунд изготовляет цветную копию изображения; одна модель этой серии может копировать цветные «копии» черно-белых изображений, только нужно заранее наметить цвета. Цветной оригинал помещается в аппарат, где луч света разлагает его на три цветоделенных изображения. Соответствующие цвета в дальнейшем воспроизводятся красками, которые в порошках переносятся на бумагу в количествах, соответствующих цветам оригинала. Процессом окрашивания можно управлять: для того, чтобы изменить интенсивность или оттенок цвета, достаточно нажать соответствующую кнопку. Поэтому-то аппарат и способен окрасить черно-белую копию в любые заранее выбранные цвета. Можно «копировать» даже трехмерные объекты. Можно, например, сделать фотографический коллаж, собрав вместе яркие ленточки, шарфы, овощи, очки, бумажники — все, что окажется под рукой: копировальный аппарат создает цветное изображение этого натюрморта.
Другой процесс создания цветных изображений почти на любой твердой поверхности называется колографией. Она позволяет редакторам быстро получать пробное изображение и судить о том, как будут выглядеть страницы иллюстрированных изданий. Колографию можно использовать с любыми красками для самых различных целей. Поверхность бумаги, пластмассы или металла покрывается особой эмульсией, чувствительной к ультрафиолетовому излучению. После экспозиции через негатив на проэкспонированные участки поверхности наносится размельченная в порошок краска. Эти участки удерживают ее, а с остальных мест она легко сдувается потоком воздуха, и изображение становится видимым.
Фотографы и художники пользуются некоторыми новыми копировальными процессами для создания изображений на необычных поверхностях. Жидкие эмульсии, которые в прошлом столетии для получения фотоснимков наносили на стекло, теперь используются для переноса декоративных фотоизображений на все что угодно — от стен жилых комнат до галстуков и пряжек. Фототехника открывает новые пути не только для фотографии, но и для всего содружества изобразительных искусств.

ПЛОСКИЕ ОБЪЕКТИВЫ

Сейчас изучается возможность создания неискривленных линз, плоских кружков стекла, которые будут выполнять все то, на что способны нынешние фотообъективы, состоящие из нескольких линз, различной формы и кривизны. Секрет действия этих «простых», плоских объективов будет заключаться в сложности их структуры: не форма поверхности, но внутреннее строение стекла будет изменять направление лучей и фокусировать их, создавая оптическое изображение объекта — в этом ведь и заключается роль всякого объектива. Отраженные объектом расходящиеся лучи объектив искривляет и собирает воедино таким образом, что они создают изображение объекта. Искривление лучей происходит потому, что в стекле световые волны распространяются с меньшей скоростью, чем в воздухе; входя в стекло (или выходя из него) под углом, изменяющий скорость свет отклоняется в ту или иную сторону. Куда и насколько — зависит от скорости света и угла падения.
Только эти факторы и учитываются в конструкции объективов. Угол падения можно менять, варьируя кривизну поверхности линзы, а скорость света — изменяя химический состав стекла, а с ним и показатель преломления — величину, характеризующую скорость света в данной среде.
До сих пор при расчете объективов главным фактором была форма поверхности линзы. Конструктор сперва выбирает тип стекла с необходимым показателем преломления, затем рассчитывает, какой кривизны должны быть линзы, входящие в оптическую систему, чтобы лучи отклонились соответствующим образом. Чтобы добиться правильного фокусирования, исправить некоторые погрешности или получить изображения особого вида, в оптическую систему включаются добавочные элементы. Фотообъективы, в большинстве случаев, состоят из трех элементов, но некоторые содержат их больше десяти, и это, конечно, делает объектив длинным и тяжелым.
Необходимость в составных оптических системах исчезнет, если мы научимся менять показатель преломления с такой же легкостью, с какой мы меняем кривизну линз. Тогда в пределах одной-единственной линзы луч света будет отклоняться сперва в одном, а затем в другом направлении, следуя расчетам конструктора. Сейчас в научно-исследовательских институтах Франции изучается возможность изменения структуры стекла путем бомбардировки его ядерным излучением. Если ученые добьются желаемых результатов, сложные оптические системы в фотоаппаратах будут заменены однолинзовыми плоскими объективами.

НОВЫЕ ФОТОПЛЕНКИ

Следующим шагом, в котором нуждается идеальный фотоаппарат, будет создание пленок нового типа. Вот уже больше столетия все виды фотографического процесса — черно-белый, цветной и даже одноступенный — строятся на химических реакциях, связанных с галогенными соединениями серебра. Серебро сослужило фотографии верную службу, прежде всего, благодаря своей способности создавать скрытое изображение со многими оттенками, которое с помощью проявления можно усилить в сто миллионов раз: в том месте, где под действием света изменилась одна молекула галогенного серебра, проявление выделяет сто миллионов атомов металлического серебра, делая скрытое изображение — видимым. Однако «серебряный» фотографический процесс связан с кропотливой и длительной обработкой снимков. Вдобавок, серебро — металл сравнительно редкий и дорогой. Необходимо создать новые пленки, которые обходились бы без серебра или расходовали лишь незначительные количества этого металла.
Требуется сократить не только потребление серебра, но и время между нажатием на спусковую кнопку и получением готового видимого изображения; лучше всего, если при этом удастся обойтись и без химической обработки снимков. Мгновенные, непосредственные изображения уже дает телевидение, электронно-копировальные аппараты и некоторые, еще не полностью освоенные, процессы микрофильмирования — в частности, один, основанный на выделении крошечных пузырьков азота. Такие процессы упрощают и ускоряют получение изображения, потому что они связаны с электромагнитной природой света непосредственнее, чем фотографический процесс, использующий эмульсии с галогенным серебром.

© Авт. права: изд-ва ТАЙМ. Из книги «Рубежи фотографии», серия «Фотобиблиотека журнала ЛАЙФ». 1972.


НОВАЯ ФОТОТЕХНИКА, НОВОЕ ИСКУССТВО

Вызовут ли радикальные изменения фототехники столь же значительные перемены в характере изображений? Какие-то перемены, безусловно, произойдут - ведь в той или иной мере техника всегда влияла на развитие искусства. Старинный дагеротип нетрудно отличить от современного фотопортрета, и даже жанровые снимки Ж. Г. Лартика, выполненные в начале XX века на больших стеклянных пластинках, обладают качествами, резко отличающими их от документальных снимков Анри Картье-Брессона, сделанных 35 мм камерой. Но вообще говоря, художник чаще подталкивает изобретателя на открытия, чем наоборот. Художник нередко жаждет средств, которые техника еще не породила.
Уже сейчас это потребность в новых средствах заметно ощущается в работах авангардистов фотоискусства. Многим надоело фиксировать действительность - занятие это, в самом деле, крайне упростилось благодаря новейшим усовершенствованиям процесса - и они обратились к абстрактной фотографии. Одни пользуются обычными фотоаппаратами и испытанными методами, стараясь преобразить реальность и при этом часто искажая ее до неузнаваемости. Другие сочетают старую и новую фототехнику с традиционными процессами обработки. Они применяют документную фотобумагу, фотолитографию, фотопечать на шелке и всевозможных других материалах. Получаемые изображения зачастую невозможно опознать как фотоснимки - недаром их создатели причисляют себя не к фотографам, а к живописцам или даже скульпторам. Но все-таки в основе всех этих произведений лежит фотография того или иного рода.
Удивительное разнообразие авангардистских направлений в фотоискусстве служит утешительным доказательством жизнеспособности фотографии. Сейчас многие уверяют, что фотографии не найдется места в будущем, переполненном цветными кинофильмами и цветными же видеозаписями на магнитных лентах, специально для просматривания в домашнем телевизоре. Но пессимистические пророки удивительно часто заблуждаются. Ведь фотоизображение, недвижимое, но веское - как и печатное слово! - обладает невероятной внутренней силой. На киноэкране перед глазами за одну секунду проносятся 24 кадра, фотоснимок же задерживает на себе наш взор, побуждая к неторопливому всматриванию, к размышлениям, к желанию проникнуть в замысел и оценить его воплощение. Ни кино, ни телевидение никогда не заменят нам впечатляющей силы документальной фотографии. Никакую войну, никакое преступление, никакой любящий взор нельзя запечатлеть ярче, чем это делает один-единственный безошибочный фотоснимок, привлекающий внимание случайного прохожего, как громкий окрик со стороны. Фотографии «есть что сказать», и сказанное ею отпечатывается не только на эмульсии, но и в памяти человечества.

© Авт. права: изд-ва ТАЙМ. Из книги «Рубежи фотографии», серия «Фотобиблиотека журнала ЛАЙФ». 1972.

Артур Бек Камея, 1973
Милтон Грин Обнаженная, 1966
Уин Баллок Ребенок в лесу, 1951
76-271(272)
Генри Сэндбенк Натюрморт
Мэри Эллен Марк Кэрол Кэйн
76-271D (272)

Дейвид Этти Фотообложка


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz