каморка папыВлада
газета Спутник кинофестиваля 1963-06 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 24.10.2017, 03:39

скачать газету

<- предыдущая страница


САМОЕ СМЕШНОЕ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ! - НАША АНКЕТА
СЕРГЕЙ МИХАЛКОВ ОТВЕЧАЕТ:

Это случилось в дни войны в одном из городов, занятых советскими войсками. Я должен был ночью передать корреспонденцию в свою редакцию. Для этого мне нужно было покинуть теплую компанию и одному идти искать пункт связи.
Что делать? Долг есть долг. Пропуском служило слово «Кино». А я заикаюсь. И самое опасное для меня слово, начинающееся с буквы «К». Наступил тот решающий момент, когда я на вопрос: «Пропуск?» должен был ответить «Кино», но, кроме кудахтания, у меня ничего не получалось. Раздалось грозное «Ложись!» И я лег в грязь. Тщетно пытался я лежа убедить часового, что я «свой». Все необходимые для этого слова у меня получались гладкие. На вопрос «Пропуск?» часовой, кроме кудахтания, ничего не слышал. Был вызван комендант. Пока он явился, я продолжал лежать.
Через час я возвращался тем же путем. На вопрос «Пропуск?» я, собрав всю силу воли и неизвестно как, но неожиданно чисто, отчетливо и громко, произнес «Кино». «Ложись!» — послышался громкий приказ. Я послушно лег, ничего не понимая, в полной темноте стал переговариваться с часовым, опять доказывая, что я свой. И опять мне пришлось ждать коменданта, и опять выясняли мою личность. За то время, пока я передавал корреспонденцию, сменился часовой и пропуск. Несмотря на трагичность моего положения, я искренне смеялся. Мне было смешно.


ГОВОРЯТ ПРОКАТЧИКИ СОВЕТСКИХ ФИЛЬМОВ ЗА РУБЕЖОМ

• АВСТРАЛИЯ
— Я занимаюсь прокатом советских фильмов у себя в стране,— говорит австралиец Эдмунд Аллисон.
Основная трудность, с которой приходится сталкиваться повсеместно, это то, что совладельцами кинотеатров являются англичане и американцы, вложившие туда свои капиталы. Именно они решают, какие фильмы следует показывать. Мри этом их меньше всего интересует идейное или художественное достоинство картин. Главное — какую прибыль принесет прокат. Отсюда тяга к развлекательным, чисто коммерческим фильмам.
Несмотря на это, мы знакомим австралийских кинозрителей с лучшими образцами кинематографии вашей страны. Австралийцы любят и знают «Ивана Грозного», «Судьбу человека», «Летят журавли», а также «Даму с собачкой», «Евгения Онегина», «Белые ночи».
К нам за фильмами часто обращаются университеты, различные общества, телевидение и даже церкви. В университете Сиднея, например, часто организуются фестивали фильмов С. М. Эйзенштейна.
Хочется особенно отметить широкую популярность советских короткометражных фильмов. Мы с удовольствием их приобретаем и продаем у себя. Пожалуй, ни одна страна не может предоставить такой богатый выбор отлично сделанных короткометражек, как Советский Союз.

• НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
— Многое из сказанного моим коллегой в отношении Австралии относится и к моей стране,— продолжает беседу Ион Митчелл.
Кино в Новой Зеландии — чрезвычайно популярный вид искусства еще и потому, что нет у нас своей оперы и балета. В стране множество кинотеатров, располагающих отличной аппаратурой. Но, как и Австралия, мы полуколониальная страна, во многом зависящая от британского и американского капитала. И если владелец кинотеатра не уверен, получит ли от картины достаточный барыш, он не пустит ее на экран. Не подумайте, что я говорю только о советских фильмах. Недавно по этой же причине был снят с экрана после семи дней показа фильм Стэнли Крамера «Нюрнбергский процесс», получивший широкое признание во многих странах мира. Из показанных у нас советских фильмов наибольшей популярностью пользуются картины, посвященные Октябрьской революции и Великой Отечественной войне. И не только они. Я за многие годы своей работы не могу, к примеру, назвать какой-либо фильм, который пользовался бы таким же успехом, как картина «Сельская учительница» с участием Веры Марецкой.

• США
Президент компании «Арткино Пикчарс» Роза Маделл вот уже 30 лет занимается прокатом советских фильмов в Америке.
— Наша фирма показала американцам картины, которыми по праву может гордиться советский кинематограф,— сказала Роза Маделл, — «Чапаев». «Юность Максима», «Александр Невский», «Радуга», «Она защищает Родину» и другие. У нас в фонде более 100 художественных и около двухсот документальных советских фильмов.
Знакомство американских зрителей с вашими картинами не носит случайный характер, мы часто проводим тематические показы, фестивали советских фильмов в разных городах Америки.
В этот свой третий приезд в вашу страну я хочу пополнить наш фонд новыми лентами. В частности, меня очень интересуют такие картины, как «Коллеги», «49 дней», «Гусарская баллада» и «9 дней одного года».
Я считаю, что разные страны должны ближе и лучше узнать друг друга. Этому поможет фестиваль. Этому служит и наша работа по пропаганде советского кинематографа.


ПРОШЛОЕ ВЫХОДИТ ИЗ ТУМАНА

...Волны раскачивают буй с укрепленным на нем колоколом, его тревожный звон не умолкает ни днем ни ночью. Этот кадр рефреном проходит через фильм «Туман», который создан немецкими кинематографистами на студии «ДЕФА». Колокол возвещает — на дне залива лежат обломки английского судна, торпедированного в 1942 году фашистской подлодкой. Пассажирами судна были дети...
Трагическое событие минувшего определяет ход действия в фильме и судьбы его героев, хотя сюжет внешне строится на раскрытии преступления: у берегов Англии выловлен труп западногерманского дельца, ведется следствие, начинается процесс над водолазом-англичанином, которого подозревают в убийстве.
Западногерманский делец оказывается бывшим командиром фашистской подлодки, а молодой водолаз — ребенком, которого спасли с торпедированного судна. В столкновении людей на экране авторы ищут нечто большее, чем повод к яркому конфликту. Сценарист и режиссер избирают острую сюжетную форму, чтобы острее столкнуть прошлое с настоящим. Во многом они достигают поставленной цели. В лучших сценах этот внутренний конфликт расширяет социальный масштаб происходящего до размеров большой темы об ответственности каждого человека за судьбы мира.
Замысел авторов с наибольшей полнотой раскрывается в работе одного из крупнейших немецких актеров Гюнтера Симона. Выступая в роли адвоката, Гюнтер Симон обвиняет тех, кто готов предать память о погибших.
Образы других героев менее удачны. Нельзя не пожалеть, что судебному процессу в фильме отведено больше места, чем процессу раскрытия человеческого характера.
Но при всех недостатках «Туман» обладает одним важным свойством — фильм публицистичен в хорошем смысле, он обращается к зрителю, как к участнику борьбы.
И хотя обломки корабля остаются лежать на дне, благодаря усилиям творческого коллектива на поверхность жизни всплывает прошлое, которое никогда не станет только прошлым.
Марк ЗАК.

Кадр из фильма «Туман».


С АРЕНЫ НА ЭКРАН

Однажды зрители, пришедшие в парижский цирк «Медрано», были огорчены и разочарованы: с арены исчез партнер знаменитого клоуна Нино — Пьер Этэкс.
— «В детстве я мечтал стать клоуном», — рассказывает режиссер-сценарист и исполнитель главной роли в фильме «Ухажёр» (на нынешнем фестивале фильм идет под названием «Вздыхатель») — Пьер Этэкс.— «И цирк надолго покорил меня. В кино я пришел благодаря Жаку Тати. Он предложил мне стать его ассистентом по фильму «Мой дядя». Я придумывал трюки, старался рассмешить зрителя. В этом мне помог мой опыт художника-карикатуриста. А потом я играл в спектакле Тати «Праздничный день».
Тати я обязан всем. Но его принципы комедиографии для меня не слишком близки. Я всегда чувствовал себя ближе к манере игры знаменитого американского комика 30-х годов Гарри Лэнгдона, быть может, потому, что у меня, как и у него, лицо скорбное и угловатое...».
И вот, после двух удачных игровых короткометражных картин — «Разрыв» и «Счастливая дата» — Этэкс ставит свой первый полнометражный фильм — комедию «Ухажёр». Три года упорного труда. Полгода вместе со своим другом — писателем Жаном Клодом Карьером он пишет сценарий. Дебют молодого режиссера проходит удачно. Пресса отмечает необычайный успех фильма. А затем следует и награда: «Ухажёру» присуждена премия Луи Деллюка за 1962 год.
«В моем фильме нет ни иронии Чаплина,— говорит Этэкс, — ни ситуаций в духе Жака Тати, где художник смеется над теми, с кем отождествляет и себя. Я стремился прежде всего к тому, чтобы зритель мог узнать себя в облике героя. Именно поэтому я так высоко ценю великого комика немого кино — Бэстера Китона. Я считаю его единственным представителем истинной комедийности в кино. Интересно, что он часто использовал декорации как равноправного партнера, мог обойтись без четко очерченной фабулы...
В будущем мне хочется добиться предельной отточенности комических трюков, которые должны нести и смысловую, и четко выраженную комедийную нагрузку. Фильм «Ухажёр» — моя первая попытка добиться решения этой задачи».
Вл. БАУЛИН.


КИНО И... БОКС

Удар слева, еще удар, нос сломан, но боксер не сдается, он продолжает борьбу. Бокс с детства его страсть, и все же он должен был оставить ринг. Кино стало профессией Жан-Поля Бельмондо. Однако он продолжает тренировки и боксирует с друзьями, чтобы быть всегда в форме, уверяет он. Он не пропускает ни одной встречи боксеров, и многие мастера кожаной перчатки — его друзья. Они по-прежнему считают его своим, И вот это хобби оказалось весьма кстати: в последнем фильме «Молодой человек из хорошей семьи» Жан-Поль Бельмондо играет боксера более чем профессионально — со страстью.


ИТАЛЬЯНСКАЯ СЕРИЯ

Недавно по приглашению итальянских кинодеятелей Висконти, Де Кончини, Лоллобриджиды, Де Сантиса, Де Филиппо молодой советский художник Илья Глазунов посетил Италию. Творческим итогом его поездки явилось большое количество портретов деятелей Итальянской коммунистической партии, виднейших режиссеров и киноактеров, простых рабочих Рима, Милана.
Редакция «Спутника кинофестиваля» попросила художника поделиться своими впечатлениями о поездке с читателями.

Италия богата талантливыми художниками, режиссерами, актерами. Мастера итальянского «неореалистического» кино ставят в центр своего творчества простого человека, его радости и печали, увлечения и слабости. Образы этих людей стали родными и близкими для меня.
Создатели неореалистических картин удивительно талантливые люди. Встречаясь с ними, очень интересно узнавать близко авторов столь тонких, душевных образов. Особенно интересно было писать их в Италии, где персонажи виденных мною фильмов ожили и превратились из киногероев в действительных лиц, с именами, фамилиями, своей счастливой или неудачной судьбой.
Я сделал портреты Джины Лоллобриджиды, Федерико Феллини, Джульетты Мазины, Лукино Висконти, Эдуардо Де Филиппо. Эти имена хорошо известны советскому зрителю. Кроме них, я писал героиню ставшего всемирно известным фильма Феллини «Сладкая жизнь» Аниту Экберг, актрису Даун Адамс и, наконец, одного из самых известных сейчас режиссеров кино Италии Микельанджело Антониони.
Целый месяц я работал над портретом Джины Лоллобриджиды. Джина — не просто красивая женщина. Она невероятно красивая. Это актриса большого, удивительного таланта.
Взявшись за ее портрет, я показался себе излишне самонадеянным, особенно после того, как узнал, что существует целая галерея из 40 портретов Джины. Один из них написан Пикассо. Мою решимость поддерживало лишь то, что я сорок первый, а Джина, я надеялся, видела картину Чухрая «Сорок первый». Отбросив шутки, я могу сказать, что работа над портретом актрисы доставила мне огромное наслаждение. Нельзя было не восхищаться, когда в парке появилась женщина классической и в то же время удивительно современной красоты.
В Риме часто встречаешь места, напоминающие о России. Приятно за тысячи километров от Родины увидеть домик, где жил Гоголь. Я сидел в кафе Греко, где Гоголь знакомился с Ивановым. В Италии я с чувством гордости узнал о подвиге Федора Полетаева, видел его маленькую фотографию в нашем посольстве.
Я встретился с главным художником миланской Ла Скала Николаем Бенуа, сыном замечательного русского художника и искусствоведа Александра Бенуа. Его неисчерпаемая творческая фантазия, проникновенное реалистическое понимание основ искусства, органическая связь с традициями русской культуры дают право называть его прекрасным театральным художником.
Что же касается абстрактного искусства, то я могу лишь повторить то, что неоднократно говорил в Италии. Современное искусство, как некогда Одиссей, должно проплыть между двумя чудовищами Сциллой и Харибдой — абстракционизмом и фотографическим натурализмом. Понятие искусства неотрывно от понятия художественного образа, где критерий — суровая жизненная правда. Социалистический реализм является наследником русской классической школы, величайших завоеваний древнерусского искусства и мировой живописи.
Сам я стремлюсь выразить не столько внешность явления, сколько внутренний мир человека. Искусство должно питаться родниками народного творчества. Каждое великое искусство всегда национально. Шекспир — англичанин, но он понятен всем. Достоевский — русский, но он для всех. В искусстве не может быть языка «эсперанто».

Илья Глазунов и итальянская киноактриса Джульетта Мазина.


Константин СИМОНОВ
ЭТО ЦЕЛЫЙ МИР

Как я отношусь к работе писателя в кино?
Я очень люблю документальное кино. Мне кажется, что у него громадные перспективы. Это целый мир, мир не меньший, чем мир художественного кино.
У меня лично в этом смысле небольшой опыт: две ленты.
Сравнительно недавно я участвовал в работе над фильмом «Люди голубого огня» — о строителях больших среднеазиатских газопроводов. Я больше двух лет прожил в Средней Азии. Много кочевал по пустыням, жил, ездил вместе со строителями и проектировщиками газопровода.
Я уверен, что писатели будут все больше втягиваться в интереснейшее дело — документальное кино. При этом все чаще будут включаться в него не на последнем этапе, когда надо писать дикторский текст, а с самого начала, когда надо вместе с режиссером и оператором обдумывать то, над чем предстоит работать. Именно так мне хочется построить свою будущую работу для документального кино,— хочется начинать ее коллективно с самого начала. До сих пор я участвовал в фильмах как автор или соавтор дикторского текста, и в какой-то мере как запоздалый редактор сценария. И согласился участвовать в этих работах в такой не удовлетворявшей меня форме только потому, что понимал важность событий, о которых шла речь в фильмах.
Я считаю, что писатель не должен писать о том, чего он не знает. Ни в какой форме, даже в форме дикторского текста. Содружество писателя и режиссера-документалиста должно рождаться в точке пересечения их интересов и знаний.
Я рассматриваю документальное кино как очень большое и высокое искусство. И думаю, что оно уже завоевало право именно на такое отношение к себе со стороны писателей.
Радуюсь, что на Московском фестивале так широко представлены документальные фильмы.


ГИД ЧЕСЛАВА ПЕТЕЛЬСКОГО

С Чеславом и Евой Петельскими я встретился на Красной площади.
— До просмотра нашего фильма «Черные крылья» еще далеко, и мы с Евой знакомимся с Москвой,— сказал Чеслав,— Ева выступает в роли гида. Можно подумать, что Москву она знает, как Варшаву. Объясняется это просто: Ева несколько месяцев провела на студии имени Горького, изучила технику подводных съемок для нашего фильма о затонувшем корабле.
С того времени, как мы познакомились с нею в лодзинской школе киноискусства, мы все делаем вместе. Конкурсный фильм «Черные крылья», поставленный по одноименному роману Каден-Бандровского, который москвичи увидят семнадцатого числа, мы так же снимали вдвоем.
Я попросил Еву Петельскую рассказать о работе над фильмом.
— В фильме показана история одной забастовки горняков в старой Польше,— говорит Петельская. — Мы не ставили перед собой задачу — показать ее эпически — это уже сделано в польском фильме «Целлюлоза». Нам хотелось вскрыть внутренние пружины забастовки. Мы очень волнуемся перед просмотром, ведь участие в таком представительном фестивале — большая честь.


МЫ ТОЖЕ ДЕЛАЕМ ФИЛЬМЫ

Крупнейшие кинематографисты мира для того съехались в Москву, чтобы продемонстрировать свое искусство. Мы, конечно, не претендуем, чтобы на фестивале были показаны наши кинокартины. Хотя мы еще не представлялись и вы не знаете, о каких картинах идет речь. Главное наше занятие — рыболовство, но десятая муза всегда присутствует во время наших путин в суровой Северной Атлантике. Название нашей киностудии несколько необычно — «Некрасовфильм»: наш траулер носит имя великого русского поэта. Более пяти лет мы снимаем документальные кинокартины и даже дерзко мечтаем о создании своего игрового фильма. Подготовкой к нему, школой мастерства наших операторов и режиссеров была вся наша предыдущая работа над киноочерками. Жаловаться на бедность и однообразие материала не приходится — на море всегда много неожиданностей, сюрпризов — только успевай снимать. Однажды нам удалось заснять необычайно сильный шторм. Эти впечатляющие кадры вошли в фильм «В Атлантике», который показывало мурманское и ленинградское телевидение. Таким образом, наше скромное искусство тоже получило многомиллионного зрителя.
Путь наших фильмов к широкому зрителю был нелегок. На первых порах нам буквально приходилось «изобретать велосипед» — мы заново открывали панорамирование, законы монтажа, композиции и другие премудрости кинематографа. Мы снимали работу и бытовые сцены — ловлю рыбы и игру в волейбол на палубе траулера, когда мяч, чтобы не улетел в море, был привязан к мачте. Изобретали трюковые, юмористические сцены. Вот, например, такой эпизод: снимается попавшая в трал акула. Ее вытаскивают, подвешивают за хвост к мачте, я вспарываю ей ножом брюхо — и оттуда... появляется человек.
Помню, порвалась сеть. Это очень большая неприятность! Гибнет результат нескольких дней работы. Были приняты все меры для того, чтобы спасти хотя бы часть улова. Экипаж волновался, и больше всех переживал, конечно, я, капитан. Но не выпускал из рук кинокамеры и, к собственному удивлению, испытывал радостное чувство от того, что удается заснять редкие кадры.
Мы надеемся, что когда-нибудь и наши рыбаки-кинематографисты будут участвовать в кинофестивалях, а пока постараемся наловить как можно больше вкусной рыбы для участников Московского фестиваля. Нашим же коллегам-профессионалам (я думаю, они не обидятся, что мы называем себя их коллегами) пожелаем наловить побольше золотых и серебряных призов в беспредельном океане киноискусства.
Николай ЕЛФИМОВ,
капитан рыболовного траулера «Некрасов».
МУРМАНСК.


ФОТОРЕПОРТАЖ ДНЯ НАШЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО КОРРЕСПОНДЕНТА АНДРЕЯ КНЯЗЕВА

УТРОМ ДНЕМ ВЕЧЕРОМ

Олег Стриженов, Ангелина Домрёзе (ГДР).
Экскурсия на «Мосфильм»
Кинокритик журнала «Фильмз ин Ревью» Мадлен Туртелоу (США).
Серджио Амидеи беседует с делегатами во время прогулки по Москве.
Актриса Джорджиа Молль (Италия) в восторге от Русских сосисок.
Кармен Дельгадо (Куба) в пресс-клубе


• НАШИ ПУБЛИКАЦИИ •

ПОБЕГ

Это автобиографический рассказ Федерико Феллини, взятый нами из книги «Феллини» (изд. РТБ, 1962 г.). На русском языке публикуется впервые.

ВСПОМИНАЯ свое детство, я вижу маленького мальчика, который сегодня кажется мне весьма неприятным: он лгун, притворщик, позер. Я рос чрезвычайно худым и бледным. У меня были большие глаза, черные волосы, и, чтобы подчеркнуть свой печальный вид, я одевался во все черное.
Страсть притворяться, изображать преследовала меня с самых первых дней. Я мог целый день просидеть скорчившись на подоконнике, желая привлечь внимание домашних, пока кто-нибудь из них не говорил;
— Какой он странный, этот ребенок. Бог знает, о чем он думает. Бог знает, что он видит.
В сущности я ни о чем не думал и ничего не видел, потому что окно выходило во двор. Но до тех пор, пока не раздавалась эта фраза, наполнявшая меня удовлетворением, я не двигался с места.
Один только мой дядя раскрыл эту шутовскую сторону моего характера. И этого человека я возненавидел изо всех сил, потому что он не упускал случая, чтобы разоблачить меня. Однажды я решил разыграть самоубийство. Я измазал красными чернилами лоб и руки, растянулся на земле, возле лестницы на второй этаж, и стал ждать, пока отец или мать наклонятся над перилами. Прошло десять минут, четверть часа... Плиты были холодные, и я замерз. Тут я испугался, что умру на самом деле. К тому же была опасность, что моя мать, увидев сына разбившимся, лишится рассудка... Но я продолжал ждать — настолько сильна была страсть вкусить горе других. Я упорствовал так три четверти часа, и вот появился мой дядя. Я лежал неподвижно, закрыв глаза. Он прикоснулся ко мне своей тростью и сказал: «Иди умойся». Тогда я почувствовал глубокую ненависть к этому человеку, который одной-единственной фразой разрушил созданную мною реальность.
Мысль 6 побеге, о котором так много говорят, пришла ко мне гораздо позже. К тому времени я уже в течение многих лет находился в духовном коллеже в Фано. Я думаю, что пребывание там в огромной мере способствовало формированию некоторых черт моего характера. Дисциплина в этом коллеже была основана на средневековой системе обучения. Эти отцы, которые называли себя «святыми», носили маленькие белые воротнички, похожие на тот, который я надел на Аниту Экберг в «Сладкой жизни». Они практиковали чрезвычайную жестокость по отношению к маленьким мальчикам, а ведь нам было чуть больше восьми лет.
Самое частое наказание состояло в том, что провинившегося ученика ставили коленями на крупные зерна кукурузы — на полчаса, на час... Фано находится в Северной Италии, там очень суровые зимы, со снегом и морозами, и случалось, руки у нас пухли от холода. И священники с наслаждением хлестали нас указками по опухшим пальцам.
Коллеж помещался в огромном здании с длинными темными коридорами, без электрического освещения. Лишь изредка попадалась маленькая лампа. И, бывало, я целыми ночами не спал, прислушиваясь к шороху сутаны дежурного наставника...
По воскресеньям, во второй половине дня, парами нас водили взглянуть на море. Зимой! Сначала мы проходили через весь город. Мы могли видеть людей, сидящих в теплых кафе. Мы видели других детей, которые жили с родителями. Они сидели перед большими чашками шоколада. Мы проходили по городу в наших больших белых накидках, как ласточки, а впереди и позади шли надзиратели, и целью прогулки было море, зимнее море, белесое и довольно бурное. Мы должны были некоторое время смотреть на него, потом стать на колени и прочитать молитву. Затем следовал приказ: «Выйти из рядов!». Это означало свободу. Свобода состояла в том, что мы в течение получаса пинали друг друга ногами и бросали песком в лицо. Потом, как всегда, слышался приказ: «Станьте в пары!». И снова, разобравшись по двое, мы в молчании возвращались в коллеж, который с наступлением ночи становился более зловещим.
Утро, когда мне удалось выбраться из коллежа, было тихим и солнечным. На площади находился рынок. Рядом с ним раскинулся маленький цирк. Когда я вошел под пустынное шапито, там никого не было. Я бродил, вдыхая запах опилок, осматривал висящие трапеции. Потом я заметил толстую девушку, которая штопала костюм с блестками, у нее были красивые толстые обнаженные ноги. Тут я услышал глухой стон и направился в его сторону. Там была другая палатка, поменьше. В ней я застал почти святочную сцену: на земле лежала зебра, а над ней стоял человек с большим воротником клоуна. На лице у него было выражение глубокого отчаяния. Рядом стояли плачущая старуха и трое или четверо детей. Все смотрели на зебру с выражением ожидания и нежной заботы.
Меня оттолкнули, и вошел человек с чемоданчиком. Он оказался ветеринаром. Он поглядел в глаза зебры, потом открыл ей рот и стал расспрашивать у старика с воротником, что произошло. Тот отвечал, что накануне, во время циркового парада кто-то дал зебре плитку шоколада. Очевидно, зебра не переносит шоколада, и она заболела.
Я не помню, какое лечение назначил ветеринар. Помню только, что в какой-то момент мне велели принести воды. Я выбежал, нашел фонтанчик, принес воды, принял участие в лечении, а затем, два часа спустя, оказался в их вагончике. Мне дали кусок колбасы, и никто не спросил, откуда я явился.
Затем с наступлением темноты заиграла музыка. Я снова увидел девушку с красивыми толстыми ногами. Она теперь была в костюме телесного цвета, украшенном перьями. Мне казалось, что я действительно попал в свой дом. Но в тот момент, когда спектакль должен был начаться, старый клоун, которого звали Пьерино, спросит меня:
— Ты что тут делаешь? Ты кто?
Я ему ответил:
— Я ходил за водой для зебры.
Тогда он сказал:
— Ах, да... Ну ладно, ладно...
И он пошел на арену исполнять свой номер, и я помню, он заставил меня смеяться и плакать.
Позже девушка, которая оказалась акробаткой, работающей на трапеции, спросила меня:
— Почему ты в этой накидке? И в этом берете с козырьком?
Я ей ответил:
— Ну потому что... Я люблю накидки и люблю береты с козырьком.
Она спросила:
— Но разве это не форма школьника?
— Да,— сказал я. Но ей уже нужно было идти на арену, и это избавило меня от объяснений. Закончив свой номер, она вернулась ко мне и сказала:
— Как случилось, что уже половина одиннадцатого, а ты, школьник... Что ты здесь делаешь в это время?
В этот момент Пьерино выводил зебру на арену, и я расплакался и сказал:
— Я убежал из коллежа, потому что меня посадили в карцер и целую неделю не давали есть. — В общем, я рассказал волнующую историю. Она сопровождалась грохотом музыки в цирке, и время от времени то один, то другой из артистов входил, гладил меня по голове и говорил:
— Бедный малыш... Ты не должен туда возвращаться... Не грусти, все устроится.
Когда спектакль кончился, мне приготовили в вагончике что-то вроде постели, и я заснул, по-настоящему счастливый.
Было два или три часа, когда я проснулся. Открыв глаза, я увидел девушку, Пьерино и... отца-настоятеля, директора коллежа. Все трое молчали и пристально смотрели на меня. Мне оставалось во всем сознаться. Оказалось, что после спектакля клоун Пьерино отправился в коллеж и сказал директору:
— Как вам не стыдно сажать на хлеб и воду такого маленького мальчика!
Тот, естественно, ответил, что все это ложь. Он отправился за хозяином цирка, и на рассвете я снова оделся, дал руку отцу-настоятелю и возвратился в коллеж.
Вот и вся история знаменитого побега.

Перевод И. ЯНУШЕВСКОЙ.


ВЧЕРА СЕГОДНЯ ЗАВТРА

11 ИЮЛЯ
Утро началось вошедшей в традицию фестиваля пресс-конференцией, на которой обсуждались фильмы, представленные на конкурс Австрией и Японией.
А в зале Центрального дома литераторов в это время разгоралась дискуссия «Кино и прогресс».
Зрители кинотеатра «Россия» встретились с создателями фильма «Знакомьтесь, Балуев!» — режиссером В. Комиссаржевским и исполнителем главной роли И. Переверзевым.
В кинотеатре «Космос» финские гости показали зрителям свой конкурсный фильм «Мальчишки».
Продолжало работу жюри фестиваля. На его суд были представлены фильмы «Рассказы в поезде» (Венгрия), «Нападение» (Нидерланды), «Тоха — герой Южного Бандунга» (Индонезия).

12 ИЮЛЯ
Продолжается дискуссия «Кино и прогресс».
В кинотеатре «Космос» пойдут внеконкурсные фильмы «Каменные корни» (Колумбия) и «Голый дипломат» (Венгрия).
Кремлевский Дворец съездов предоставит свой экран фильмам «Ты Хау» (ДРВ), «Знаки Зодиака» (Мексика) и «Сэмми отправляется на юг» (Великобритания).

13 ИЮЛЯ:
Зарубежные деятели документального и мультипликационного кинематографа встретятся с советскими коллегами.
В Кремлевском Дворце съездов демонстрируются художественные фильмы «Чужой в городе» (Турция), «Вздыхатель» (Франция) и «Голый среди волков» (ГДР).
На очередных пресс-конференциях пойдет разговор о просмотренных фильмах.


НА НАШИХ ОБЛОЖКАХ

На первой обложке нашего журнала — один из эпизодов поездки советского художника Ильи Глазунова в Италию: он пишет портрет Джины Лоллобриджиды. Впечатления о поездке Глазунова читайте на шестой странице.
На второй обложке — кадры из японского фильма «Испорченная девчонка». Об этом фильме вы можете узнать подробнее, прочитав на третьей странице статью «Правда правде — рознь».
Третью обложку мы предоставили художнику Евгению Ведерникову, который в свойственном ему жанре карикатуры предлагает вашему вниманию обзор истории кино.
На четвертой обложке — кадры из фильма «Ухажер» («Вздыхатель»). О создателе картины — Пьере Этэксе — вы прочитаете на 4— 5-й страницах.


РЕДКОЛЛЕГИЯ:
С. Гущев, В. Захарченко (руководитель пресс-центра), Ю. Комаров, Л. Канашенко, А. Новогрудский, К. Орлов, Л. Погожева, В. Сергеев, Е. Сурков, Ю. Ханютин, Р. Юренев, Е. Яковлев.
Художественный редактор А. Соколов.
Телефоны: Секретариат — Д-0-45-95. Иностранный отдел — Д-3-06-76.
Адрес редакции: Москва А-47, Васильевская ул., 13.
Типография «Известий Советов депутатов трудящихся СССР» им. И. И. Скворцова-Степанова, Обложки отпечатаны во 2-й типографии Мосгорсовнархоза. Заказ № 1312


СТРАНИЦЫ КИНОИСТОРИИ

1. Ледниковый период. Уже тогда родилась добрая традиция снимать фильмы на юге.
2. Времена Адама. Сотворение первой кинозвезды.
3. Древний Рим. Первая рекламная кинолента „Покупайте сонные порошки „Мюллер и сын". С их помощью спасены христианские мученики!
4. Раннее средневековье. Первый сценарный отдел был создан при дворце короля Артура. Сценаристы не покидали круглого стола до полного завершения сценария.
5. Позднее средневековье. В те грозные годы режиссеров плохих кинофильмов сжигали на кострах из загубленной ими кинопленки.
6. XVII век. Трагический заграничный фильм из казацкой жизни, вызвавший громовой хохот Запорожской сечи.
7. 1812 год. Съемка сорвана. Французская кинохроника не смогла организовать депутации русских бояр. Торжественный въезд Наполеона в Москву не был запечатлен для истории.

Рисунки Евгения Ведерникова


30 коп.


„УХАЖЕР" (Франция)
Le Soupirant

СПУТНИК КИНОФЕСТИВАЛЯ


<- предыдущая страница


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz