каморка папыВлада
газета Спутник кинофестиваля 1963-06 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2017, 13:33

скачать газету

страница следующая ->

Спутник кинофестиваля


СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ:

СОВЕТСКИЙ РЕЖИССЕР - О САМОМ ГЛАВНОМ

ПРОБЛЕМЫ ВЕНГЕРСКОГО КИНО

НА ЭКРАНАХ ВСЕХ КОНТИНЕНТОВ

МОСКОВСКИЕ РАБОЧИЕ, ДЕЛЕГАТЫ ФЕСТИВАЛЯ

ОБОЗРЕНИЕ ДНЯ: ПРАВДА ЖИЗНИ - ДЕВИЗ ХУДОЖНИКА

БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ
документального кино

Рассказывает Федерико Феллини

САМОЕ СМЕШНОЕ! АНКЕТА «СПУТНИКА»


ЗА ГУМАНИЗМ КИНОИСКУССТВА, ЗА МИР И ДРУЖБУ МЕЖДУ НАРОДАМИ!

ИЗДАНИЕ ПРЕСС-ЦЕНТРА III МЕЖДУНАРОДНОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ В МОСКВЕ
СПУТНИК КИНОФЕСТИВАЛЯ
6
ПЯТНИЦА, 12 ИЮЛЯ 1963


ФЕСТИВАЛЬ ШАГАЕТ ПО МОСКВЕ

Первая улыбка на московской земле аргентинской актрисы Лолиты Торрес

Режиссер Григорий Чухрай беседует с греческими кинематографистами режиссером Александракисом и актрисой Аликой Георгули


МОЙ МАГИЧЕСКИЙ КРИСТАЛЛ
Марк ДОНСКОЙ

ЗДРАВСТВУЙТЕ, уважаемые коллеги, друзья!
Я очень рад встретиться с теми, с кем встречался ранее, с кем переписываюсь и кого увижу впервые. Мы ведь хорошо знаем друг друга.
Я предвижу, что те из вас, с кем мы не знакомы, остановят мой порыв.— Вы ошибаетесь, мы не встречались!
— Нет, встречались!
— Когда, где?
— Точно не помню, но встречались! Правда, всегда при встрече с вами наступала в зале темнота и лиц ваших я разглядеть не мог... Но экран освещался, и я начинал знакомиться с вами. На экране показывали ваши фильмы. Я был внимателен и сосредоточен. Через некоторое время начинало вырисовываться ваше лицо — лицо художника. А разве это не самое близкое знакомство? Я вижу вас, я могу судить, на что расходуете вы талант свой.
Я уверен, что художник не может скрыть свое лицо. Как в зеркале, отражаетесь вы в своем творении. Вполне естественно, что цель, которую преследовал художник, меня интересовала в первую очередь. Вы согласны, вероятно, что жизнь художника без цели — бессмыслица. Полагаю, что не только французские коллеги согласятся с мыслями великого француза Дидро: «Если нет цели, путного не сделаешь, ничего возвышенного сделать нельзя, если цель ничтожна». Великая мысль!
Когда искусство прививает людям прекрасные идеи, оно выполняет свою важнейшую задачу. Для меня прекрасное — это завтра моей Родины — Коммунизм!
— «Э... Э... Э... — а может быть, другое междометие может вырваться у вас, например: «О... О... О...» — наш советский коллега, кажется, занялся пропагандой!
Да, я пропагандист. А разве каждый из вас, художников, таковым не является? Это слово — от латинского propago («пропаго» — распространяю). Да, я распространяю идеи, смысл которых сказать всему миру, что жизнь состоит из труда для счастья людей, из защиты их права на счастье, что моральные качества человека открываются преодолением отрицательных черт жизни, что человек прекрасен и я люблю его, что эта любовь вызывает ненависть к тому, кто коверкает жизнь человека. Я «пропаго». Что ж, разве это дурно? Некоторые из наших коллег распространяют противоположное. Тогда мы враги. Вот тут следует со всей откровенностью и искренностью сказать, что, будучи убежденными сторонниками мирного сосуществования государств, мы со всей страстью отрицаем сосуществование в области идей. Нам чужды идеи о том, что человек рождается с извечным чувством вины, о присущем якобы человеку стремлении к разрушению, жажде насилия.
Нет, нет и нет! Человек по природе своей не разрушитель. Он созидатель, творец. А война? Разве в войне есть элементы созидания? Война — разрушение, а при современных условиях самоуничтожение! Вот почему на полное искоренение войны должны быть направлены наши усилия.
Уважаемые коллеги, можем ли мы со спокойной совестью сказать, что наше великое кинематографическое искусство, которое имеет самые огромные аудитории, играет ту роль, которую обязано выполнять? Являются ли кинематограф, деятели его теми, кого призывал мой великий соотечественник Сергей Эйзенштейн к активной борьбе за благородные идеи справедливости, человечности и гуманности? И вполне естественно — к гуманности активной, боевой, ибо пассивный гуманизм подобен равнодушию.
Говорю откровенно: нет, не в полной мере выполняем мы эту роль. Много напутано, много еще злобствующих посредственностей, много модных «теорий», уводящих в сторону от дороги.
Мы с вами отлично знаем, что модничают шарлатаны, ищущие скандала, быстро признанные «гении», которых чем меньше понимают, тем больше возносят.
Искусство — не мода, а творчество, подвиг!
Само собой разумеется, что подлинный художник не должен удовлетворяться найденным, должен стремиться идти дальше, быть смелым, беспокойным, одержимым, лишенным тщеславия, стоять на уровне своего времени, и, как говорил Станиславский, «Любить искусство в себе, а не себя в искусстве».
Поиски новых выразительных средств — удел талантливых. Ошибки — тоже удел талантливых. Вот к примеру: итальянец Федерико Феллини, творчество которого я высоко ценю, утверждал: «Самый большой урок, который я извлек из работы с Росселини, это урок скромности, то есть такое безыскусственное отношение к действительности, при котором совершается максимум усилий, чтобы не принести в нее свои убеждения, свои знания, свои чувства». Я уверен, что Феллини говорил искренне. Но это было сказано молодым Феллини.
Хуже, когда такое происходит в зрелые годы... Разве существует художник, который не приносит в действительность свои убеждения? Нет, не может быть. Это начинают понимать все честные художники. Вот что говорит Феллини теперь: «Я вполне отдаю себе отчет, что неопределенную позицию нельзя занимать неопределенно долгое время. Я надеюсь прийти к определенному ощущению». Справедливо! Уверен, Феллини придет к определенному ощущению и поймет, что должны быть в фильмах выводы, оценки, социальные решения! Определенные, точные, ясные.
И пусть их делают люди творческого ума и благородных стремлений, а не злобствующие посредственности. Кто виноват в нынешнем состоянии зарубежного кино? За ответом я отошлю вас к человеку, творчество, ум и талант которого я весьма почитаю,— к Рене Клеру: «Настоящий виновник тот, кто извратил вкус публики, тот, кто, заботясь только о своей непосредственной выгоде, низвергал на толпу потоки яда, которым она сейчас отравлена».
Не будем забывать, что искусство наше интернационально, что мы в ответе за мораль человечества, за мировоззрение народов. Это возможно только при благородных целях и человеколюбивых свершениях.
Если вы согласны с этим, то давайте серьезно подумаем о международной хартии кино, чтобы не только (как предлагает Рене Клер) «обеспечить на здоровой основе обмен фильмами между странами и этим сохранить интернациональный характер кино», но осуществить объединение прогрессивных деятелей кинематографии всего мира.
Мы, советские художники,— оптимисты, мы верим в человека, и очень жаль будет, если наши иностранные коллеги будут «пропаго» пессимизма, будут утверждать, как это сделал однажды Жан Поль Сартр: «Человек обанкротился!».
Нет, нет, нет! Человек прекрасен!
Человек в сердце своем носит все, что переживает общество: и горе, и радость, и счастье. Художник неразрывно связан с народом, он верит в народ. Это и есть магический кристалл советского кинематографиста. Нет, не обанкротился человек! Отдельные личности, даже большие, могут обанкротиться. Народ? Никогда!
Сердечно, с радостью говорю: Здравствуйте, уважаемые коллеги — представители всех стран мира! Мы овладеваем все вместе великим искусством — воспитывать людей, уважать народ каждой страны.
Я уверен — вы чувствуете себя в кругу добрых людей. Вы убедитесь по отношению нашего зрителя к вам и вашим работам, что я не преувеличиваю.
Здравствуйте, друзья!


МАСТЕРА ВЕНГЕРСКОГО КИНО

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА
Я думаю, что тема преображения человека волнует всех честных художников.
Жизнь — это не драма и не комедия, она бывает и веселой и драматичной. Это я старался показать в своем фильме «Рассказы в поезде». Вопрос воспитания человека чрезвычайно сложен. Мы боремся не только за счастье человечества, но и за счастье каждого человека. В своих фильмах я стараюсь рассказывать о герое, который утверждает жизнь, который красив в труде, красив душой.
В то же время я не хочу скрывать наших недостатков. Однако самое важное показать людям путь к преодолению плохого, что еще встречается в жизни. Важно, чтобы люди сами боролись с недостатками. Ибо равнодушие является большим злом, чем преступление.
В своем развитии наше общество сделало огромный скачок. Но сознание людей все еще отстает. Вот почему главным для нас остается борьба за сознание людей. Мы многое делаем, чтобы наш человек стал лучше, чтобы жизнь его стала поистине прекрасной. Я говорю о том, что думаю, что чувствую.
Томаш РЕЙНИ, режиссер.

ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬ
Наш народ пережил войну. Потом мы восстанавливали заводы, мы строили новую жизнь, она менялась, и менялись наши взгляды. Но я хочу говорить о молодежи, которая не видела того, что пережило старшее поколение. Эта молодежь беспокойна, она ищет путей в жизни. Но не сказочных, не эфемерных; она стремится видеть людей совершенными. И нам бы хотелось создавать образы таких героев, которым бы молодые люди подражали. Наш герой должен воспитывать человека честным, умным, духовно красивым и... веселым. Моя роль в фильме «Рассказы в поезде» — Кало — это, пожалуй, еще один шаг к образу человека, который сложен, не односторонен.
Имре ШИНКОВИЧ, актер.


МЕЧТА СБЫЛАСЬ В МОСКВЕ

Великий немой родился в Париже. Там, на бульваре Капуцинов, мир впервые увидел «движущиеся картинки».
Париж — город искусств.
В Париже каждый делает что хочет. Хочет — ставит пьесы, хочет — выставляет картины, хочет — снимает фильмы.
В Париже нет расовой дискриминации...
Только вот три гвинейских гражданина в течение двух с половиной лет не могли добиться разрешения на съемку своего фильма «Африка на Сене». Полэн Виеира, Мамаду Сарра и Жан Молокан обивали пороги всех существующих во Франции кинофирм. Но безуспешно. Это было несколько лет назад.
И в то же время жил в Париже Коста Диань. Он не обивал порогов кинофирм. Но уже тогда мечтал, что станет когда-нибудь режиссером. Кинорежиссером.
Три гвинейца, так ничего и не добившись, покинули Париж. Теперь один из них — Мамаду Сарра — руководитель первой гвинейской киностудии, которая носит символическое название «Сили-фильм». По-гвинейски сили — слон, а слон — священное животное, символ свободной Гвинеи.
Коста Диань тоже уехал из Парижа, уехал в Москву во Всесоюзный Государственный институт кинематографии учиться на режиссерском факультете.
Мечта, которая казалась почти нереальной, сбылась.
Мог ли он, сын крестьянина из-под Конакри, еще каких-нибудь десять лет назад подумать, что действительно станет кинорежиссером! Что будет ходить по московским улицам, учиться в институте, говорить по-русски?!
— Я всегда буду вспоминать Советский Союз, наш замечательный институт, который уже сейчас дал мне так много, вспоминать моих первых мастеров — Г. Широкова и Б. Долина, своих товарищей, которые с такой охотой помогают мне,— говорит Коста Диань.
Очень хочется, чтобы через несколько лет Коста Диань приехал к нам и привез сбою большую картину. Картину о Гвинее.
Пусть исполнится его мечта стать кинорежиссером!
Н. ВЕНГЕРОВА.

В день открытия фестиваля в холле гостиницы «Москва» выросла березка. От своих лесных подруг она отличается тем, что на ее ветках вместо листьев беличьи шапки, палехские шкатулки, замечательные советские часы «Вымпел»...
Вы, конечно, догадались, что мы говорим о миниатюрном магазине сувениров, получившем поэтическое название «Березка».
На снимке вы видите известную кубинскую киноактрису Берти ну Асеведо.
— Я обязательно снимусь с этой куклой в следующем фильме,— сказала она продавщице Марине Комаровой.
В. СИНЕЛЬНИКОВ.


ПРАВДА ПРАВДЕ - РОЗНЬ

КИНЕМАТОГРАФИСТЫ, фильмы которых демонстрировались в этот день, обещали показывать на экране только правду жизни.
Авторы австрийской картины «Те, кто идет на риск», в особом дикторском комментарии объявили, что намереваются сделать почти сенсационные разоблачения.
Японский режиссер Кирио Ураяма, выступая перед показом своего фильма «Испорченная девчонка», сказал, что молодые кинематографисты его страны, несмотря на все трудности, стремятся правдиво изображать современную японскую действительность и что по этой дороге идет он сам.
Но цена декларации художника определяется его произведением.
Нельзя не верить тому, о чем рассказывает Кирио Ураяма. В его картине достоверны и характеры юных героев, и атмосфера действия, и подробности быта.
Несколькими точными кадрами режиссер вводит зрителя в круг событий, из которых складывается драматическая судьба юной Вакаэ. Смерть матери, пьянство отца, нищета толкнули девушку на путь, на котором она узнала многие темные стороны жизни японского общества. По контрасту с этим стремительным прологом идет затем неторопливый, обстоятельный рассказ о бедах Вакаэ. Ее травят и презирают, обманывают и эксплуатируют. «Испорченная девчонка», — говорят о ней. Однако в действительности Вакаэ не такая. И это противоречие между истинными стремлениями девушки и тем, что ей приписывают, между ее сокровенными побуждениями и той формой, которую они нередко принимают, и составляет драматическое зерно образа.
Если в Вакаэ живет неосознанный, стихийный, подчас принимающий нелепые формы протест против социальной несправедливости и жестокости, то ее юный друг, чистый и честный Сабуро сознательно не хочет мириться с торжествующим злом. Юноше тяжело живется, он не может устроиться на работу. Но он не хочет идти на сделку со своим старшим братом, который путем грязных махинаций, подкупа, шантажа пробивает себе дорогу к власти, добивается того, что его выбирают в местные органы управления.
Вакаэ — жертва господствующих условий существования, но авторы фильма требовательны и к ней самой. У Вакаэ не хватает характера, выдержки, необходимой нравственной закалки. Она порой легко поддается соблазнам.
Заботы демократической общественности, усилиями которой создана воспитательная колония для несовершеннолетних, помогают Вакаэ выйти на дорогу честной жизни. Авторы не скрывают, что и впереди девушку ждет много испытаний, но она и ее молодой друг верят в свои силы.
Сабуро самоотверженно любит Вакаэ. Они хотят жить чисто и справедливо. И можно ждать, что они будут добиваться этого, искать истинных путей решения социальной проблемы.
Фильм К. Ураяма сделан в прогрессивных традициях национального японского кино. Он выделяется в потоке ремесленной продукции, затопляющей киноэкраны страны. Его проблематика актуальна, общественно значима. Вот почему он был с интересом и одобрением встречен демократической общественностью Японии. Вот почему он нашел теплый прием и на Московском фестивале...
В картине «Те, кто идет на риск» (режиссер Эдвин Збонек) приоткрывается завеса над темными делами киноворотил Западной Германии. Циничные, готовые на все дельцы эксплуатируют тщеславное стремление молодых женщин пробиться во что бы то ни стало в манящий их мир кино, любой ценой купить хотя бы минутный успех и славу.
Цена этого успеха хорошо известна на примере трагической судьбы одной из самых феерических звезд мирового экрана, американской актрисы Мерилин Монро. Беззастенчивая эксплуатация хищниками от кино внешних данных актрисы и абсолютное неуважение к требованиям развития таланта привели Монро к катастрофе.
В фильме «Те, кто идет на риск» уготован совершенно неожиданный успех истинному дарованию. Благородная и стойкая Рената, дарование которой было якобы по достоинству оценено, награждает публичной пощечиной бульварного журналиста Кламма. Правда, мелодраматически вращающий глазами Кламм всем своим злобным видом предупреждает о тех потрясениях, которые ждут молодую дебютантку. Но право не стоило, как говорится, городить огород, чтобы придти к такому тривиальному итогу.
В жизни трагедия такой Ренаты, которая стремится к подлинному творчеству, состоит отнюдь не в том, что какой-то Кламм с помощью тайного зеркала снимает ее обнаженной или находит способ оклеветать ее в своей грязной газете. Ведь главное, что талант ее не нужен банде кинодельцов, опустошающих актера так же, как и зрителей, которым она подсовывает ядовитый суррогат вместо высокого искусства.
Фильм «Те, кто идет на риск» лишен силы глубокого социального обличения и сам принадлежит к таким же «сенсационным» боевикам, о фабрикации которых рассказывает. В пикантных, мелодраматических, порой пошловатых историях, которые преподносит нам экран, есть крупицы правды, но они и остаются крупицами.
Правда правде — рознь. Мелкая частная правда факта, детали, эпизода не может заменить той большой социальной правды, которой требует искусство от художника.
Георгий КАПРАЛОВ.

Кадр из фильма «Те, кто идет на риск»


ФИЛЬМ ПРОТЕСТУЕТ

...И все время звучат аккорды гитары. Однообразные, как шелест подошв безработного. Это музыка колумбийского фильма «Каменные корни», мелодия однообразна, как жизнь его героев. Будто случайно блуждает камера по холодным плитам города. На экране проплывает тусклый мир потаскух, сутенеров, шарлатанов, голода, нищеты, и, словно ныряльщик, набравший слишком мало воздуха в легкие, хочет пробиться сквозь толщу этого равнодушного и холодного мира человек.
Но у человека нет работы. И он не пробился. Камера, будто отстраняясь, идет вслед его мытарствам. И показывает весь скудный быт его, где взаймы берут пару картошек, щепотку соли и в подарок губную помаду — только один раз подкрасить губы. Человек спотыкается под тяжестью мешка с цементом и падает.
— Нужна госпитализация,— констатирует врач и уезжает в сверкающем лимузине.
И снова звучит гитара. Весь этот адов круг повторяет другой человек, моложе. Это будто предыстория отчаяния и надежд первого. Молодой ищет возможность хоть как-нибудь помочь старому, устроить его в больницу. И вот уже молодой разбивается о неудачи. Гитара становится аккомпанементом отчаяния. И замолкает только один раз.
Ее сменяет равнодушный и мелочный стук пишущей машинки — как символ бюрократизма и бесчеловечности, символ равнодушия закона, по которому человек должен умереть от нищеты и голода.
Не сразу постигаешь логику фильма. Идешь за героями по улицам современного города и наконец понимаешь, что все это нужный, спаявшийся с человеческой и социальной судьбой героев фон.
«Каменные корни» — социальная панорама протеста против античеловечного правопорядка. Фильм эпически спокоен, раздумчив. Здесь нет эффектных сцен, где актерам можно было бы «развернуться». Они воспринимаются, пожалуй, как персонажи документального кино. Фильм снимался буквально на медные гроши рабочих.
Вот, собственно, и все о фильме. Можно еще сказать, что владельцы кинотеатров на родине отказались его демонстрировать. Озвучить его, как рассказал режиссер фильма Хулио Пенья, удалось тоже вне Колумбии...
Власть имущие не любят, когда гитара звучит в такт шагам безработных.
С. ЗИНИН.

Кадр из фильма «Каменные корни»


ЭКРАН • ВСТРЕЧИ • ФЕСТИВАЛЬ

«ВЫ должны гордиться такой страной»

В полночь замирает жизнь фестиваля. Гости отдыхают. Но не спят журналисты и работники связи. Телефон, телеграф, радио, бильдаппараты работают с перегрузкой.
ГЕОРГУЛАС БЕЙКОС — КОРРЕСПОНДЕНТ ГРЕЧЕСКОЙ ГАЗЕТЫ «АВГИ» — пунктуален и дотошен. Он сообщил своим читателям, что на приз фестиваля было потрачено два килограмма золота и серебра. Журналист рассказал о людях, которые делали эти призы и сувениры. Греческие читатели узнали также много интересного о членах жюри, о фильмах фестиваля, о встречах и о радушии москвичей.
МАДЛЕН ТУРТЕЛОУ ИЗ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ ПРЕДСТАВЛЯЕТ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ «ФИЛЬМЗ ИН РЕВЬЮ». Пока она только собирает материал. Но уже сейчас американская корреспондентка говорит:
— Я очень взволнована всем, что увидела в Москве. Конечно, я буду писать большой обзор о фильмах фестиваля. Но разговор об искусстве — это только часть моей задачи. Я напишу о необыкновенной дружеской атмосфере фестиваля. Более того, я намереваюсь на родине выступить с лекциями о великолепной Москве, от которой я в восторге. Я нахожусь под большим впечатлением от широких и современных московских улиц, но главное, что меня поразило,— это приветливость и жизнерадостность жителей Москвы. Меня также необыкновенно порадовало то, что Москва — это город, утопающий в зелени.
Вы должны гордиться такой страной! — восклицает Мадлен Туртелоу.
ГАННА КАЛИНА сказала, что ЕЕ ГАЗЕТА «НЕЙЕС ДЕЙЧЛАНД» пишет о фестивале много и подробно.
— Читатели ГДР получают полную информацию обо всем, что происходит в Москве. Мы даем обзоры прессы и хронику дня. С особым чувством радости мы писали в своих корреспонденциях о восторженном приеме, который оказали москвичи нашему фильму «Русское чудо».
...В холле гостиницы «Москва» о чем-то оживленно беседуют несколько советских кинематографистов. Около них — СПЕЦКОР БЕЛЬГИЙСКОЙ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ КОМПАНИИ «БРТ» ГАРРИ КЮМЕЛЬ. Его ручная камера «Болекс Пайяр» неутомима. Гарри говорит, что он уже успел отснять много репортерских «заметок». Телезрители Бельгии увидят председателя жюри фестиваля Г. Чухрая, режиссеров С. Герасимова, М. Донского, советских актеров и зарубежных гостей.
Не спят журналисты, неустанно несут вахту работники связи...


МОЯ «НОТНАЯ ЛИНЕЙКА»
Эраст ГАРИН

Я за артиста-созидателя, или, как иногда называют,— автора. Мы видим на экране игру, рождение образа, сам процесс этого рождения, который может быть и весьма обнаженным. Нетрудно, вырвав из контекста такого образа одну монтажную фразу, констатировать: неправдоподобно, так в жизни не бывает, эка, куда загнул!
Но весь образ, весь стиль, весь фильм заставляют и не впрямую, а исподволь, незаметно верить экранному герою, прототипы которого ходят вокруг нас как бы в разобранном на детали состоянии.
Задача актера понравиться зрителю, и для этого много путей. Есть актеры, играющие на вкус зрителя. Сыграть рубаху-парня на экране, предельно имитируя правду жизни и уснащая текст и действие популярными словечками и улыбками,— это труд, который дает немедленную зрительскую отдачу. Но похожесть героя на достоверность — это как бы ноты без нотной линейки, а она всегда должна быть у актера. Она должна состоять из примет времени, духа этого времени, социального положения.
Для меня в фильме «Ведьма» образу Гыкова нотной линейкой служила сочиненная отупляющая до жестокости подозрительность, которая превратилась с годами одуряющего мерзкого бытия в маниакальность преследования. Гыков свято верит лишь в церковную иерархию, в церковную бюрократию. Гыков для меня не был смешным, он страшен!
Станиславский ставил «Ведьму» в театре, где эту роль смешно исполнял Дикий. Моя нотная линейка для Гыкова была иной, такой, каким я увидел этого дьячка во времени и в социальном аспекте.
• • •


ТОЛЬКО ЦИФРЫ
ТОЛЬКО ФАКТЫ

Знаете ли вы,
...что, как правило, на Западе политика проката осуществляется с помощью квот. Применяются квоты двух типов: одни из них ограничивают ввоз иностранных фильмов, другие — предписывают владельцам кинотеатров демонстрировать фильмы национального производства.

Характерным примером действия внутренних квот может служить Франция, где все кинотеатры в течение пяти недель каждого квартала должны показывать только французские фильмы.

...в Англии 30 проц. художественных фильмов, демонстрируемых в кинотеатрах, должны быть английскими.

...в Италии 100 дней в году отводятся для показа итальянских фильмов, которые отбирает специальное жюри. Эти меры применяются как средство развития национальной кинопромышленности, существованию которой мешает усиленный ввоз иностранных фильмов в основном американского производства.


В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС

ЛОЛИТА ТОРРЕС В МОСКВЕ

Щелкают киноаппараты, трещат фотокамеры — так фестивальная Москва встретила вчера популярную аргентинскую киноактрису Лолиту Торрес.
— Я счастлива, что наконец осуществилась моя мечта,— сказала она нашему корреспонденту. — Я в России, о которой знала только из книг.
В подарок советскому зрителю я привезла свой новый фильм «Сорок лет замужества».
Лолита улыбается, отвечает на вопросы корреспондентов, фотографируется.
— Вы хотите знать, что я больше люблю — пение или кино? Я певица, пожалуй, со дня рождения... В кино пришла одиннадцать лет назад, за это время снялась в тринадцати фильмах. Фильм «40 лет замужества» считаю своей наиболее удачной работой. Моя жизнь связана с театром. Много времени я уделяю моим детям — дочери и сыну...
Заканчивая беседу, Лолита просит передать горячий привет читателям «Спутника».


У АВТОЗАВОДЦЕВ

В гости к рабочим Московского автозавода малолитражных автомобилей приехали итальянские и чешские кинематографисты. Заместитель директора Борис Сахаров подробно рассказал о предприятии и его тружениках, выпускающих ежедневно сотни машин, пользующихся большой популярностью не только в Советском Союзе, но и за рубежом.
Потом гости фестиваля осмотрели цехи. Итальянка Джорджиа Молль и советская актриса Александра Завьялова «прокатились» на «Москвиче» по конвейеру.
Доктор Паоло Бафиле — представитель министерства зрелищных предприятий и туризма, итальянский журналист Бруно Гриеко и Джорджяа Молль беседовали с бригадиром бригады коммунистического труда Василием Дроздовым. Передовой рабочий рассказал, что коллектив предприятия является членом Общества Италия — СССР. Многие рабочие переписываются со своими коллегами с итальянской фирмы «Фиат».
Начальник отдела технического контроля завода Виктор Садовников подробно рассказал Иржи Пуршу о разносторонних связях завода с чехословацкими автостроителями.
В клубе делегаты фестиваля встретились с рабочими и служащими, которые тепло приветствовали гостей и преподнесли им букеты цветов.
В. ИШУНИН.

Джорджиа Молль и Александра Завьялова беседуют с Василием Дроздовым.


РОЖДЕНИЕ АЛЖИРСКОЙ КИНЕМАТОГРАФИИ

Вспоминается прошлый Московский кинофестиваль. Тогда в Алжире еще шла кровопролитная борьба свободолюбивого алжирского народа против колонизаторов. В Москве демонстрировались документальные кадры, рассказывавшие об этой героической борьбе.
А теперь молодая Алжирская Республика строит мирную жизнь. И, разумеется, кино в этом строительстве должно сыграть не последнюю роль.
Но в Алжире нет съемочной аппаратуры, студий, специалистов по технике кино, нет киноартистов, сценаристов... Много можно было бы еще назвать таких «нет», свидетельствующих о «цивилизаторской» миссии колонизаторов.
Однако первые шаги в создании национальной кинематографии делаются. Правительство республики проектирует создание Национального центра алжирского кино. Появляются киносценарии. Лакхдар Амина создал киносценарий «Мать» — о жизни алжирской семьи во время борьбы за освобождение. Известный и у нас писатель Мохаммед Диб пишет сценарий по своему первому роману «Большой дом»...
Конечно, это еще первые шаги. Но можно надеяться, что на следующем Московском кинофестивале мы будем говорить уже не о рождении алжирского кино, а смотреть алжирские фильмы.
А. ГРОМОВ.


БОМБА УПАЛА РЯДОМ

Это была картина о городе-герое Ленинграде, о мужестве советских людей, о самоотверженной и чистой любви.
Режиссер Борис Андреевич Бабочкин и многие члены съемочного коллектива пережили блокаду, бомбардировку города и стремились к одной цели: показать миру звериное лицо фашизма...
На натуре снимали сцену объяснения в воронке.
Обращаясь к одному из талантливейших артистов советского кино, режиссер сказал:
— Снимать будем без всяких шумов. Но, я думаю, вы не забыли звука падающей бомбы?
— Нет, не забыли, — ответил актер.
Артистов усадили в воронку. Съемка началась...
— Почему вы отказались от эвакуации? — спрашивает актер девушку в шапке-ушанке, надвинутой на самые брови. — Это же неразумно!
— Да ну? — насмешливо сказала девушка.
Она повернула голову, и они почти столкнулись лбами:
— Потому, что я не оставляю своих товарищей, свой цех, потому, что я люблю свой завод. Ясно?
— А я люблю, — сказал артист, пристально глядя ей в глаза. Он крепко прижал ее к себе. У девушки занялось дыхание — она молча пыталась оторвать от себя сильные руки.
Быстро взглянув вверх, артист рванулся в сторону и вместе с девушкой рухнул на дно воронки. Секунду они лежали неподвижно. Затем артист помог девушке встать и сказал, отряхивая гимнастерку:
— Наденьте каску. Она хоть немного предохраняет от осколков.
Сцена была окончена. Артисты посмотрели туда, где расположился режиссер и его помощники. Все лежали, прижавшись к земле. Первым, смущенно улыбаясь, поднялся Бабочкин. Он с восхищением посмотрел на артиста:
— Бомба упала совсем рядом, — сказал он. — Глупо было попасть под осколки или взрывную волну... Видите, как нас раскидало. Значит, сцена идет великолепно!..
Л. КОН.


РАДУЮТ ГЛАЗ...

Знакомьтесь: В. Решетцов, А. Гавриков, С. Тульчинский... Нет, это не восходящие звезды киноэкрана, не сценаристы, не режиссеры. Взгляните на ваши значки на груди: «делегат», «гость», «пресса»... А вот земной шар с отходящими от него лепестками — кинолентами. Все это — дело рук умельцев Московского монетного двора.
— Нам очень хотелось, говорит гравер Алексей Федорович Гавриков,— чтобы эти маленькие вещицы радовали глаз, чтобы их приятно было носить.
Мы много думали, советовались, как лучше выполнить заказ. Рука об руку трудились ветераны и те, кто недавно окончил художественное училище.
— Какие события ни происходят в стране — Монетный двор обязательно откликается, — говорит главный художник-медальер С. Тульчинский. И нас все волнует — и седая старина, и Великая Отечественная война, и, конечно, современность. Сейчас мы готовим медаль к годовщине древнего города Смоленска. Волгоградцы тоже знают нашу работу — памятные значки, посвященные великой битве на Волге. Ну, а разве можно обойти вниманием первую в мире женщину-космонавта Валентину Терешкову, беспримерному подвигу которой будет посвящена специальная медаль.
И пусть не мы, а наши ленинградские собратья по профессии изготовили советский вымпел, брошенный на Луну. Кто знает, может, нам посчастливится изготовить вымпел для Марса или Венеры. Так что до земных и небесных звезд нам, как говорится, рукой подать.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz