каморка папыВлада
журнал Здоровье 1991-06 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.04.2019, 01:42

скачать журнал

страница следующая ->

Здоровье 6 91
ISSN 0044-1945


СОДЕРЖАНИЕ

СЕМИПАЛАТИНСК: ЧТО ДАЛЬШЕ? 2
ЭКЗАМЕНЫ БЕЗ СТРЕССА 6

Врач разъясняет...
МИОКАРДИТ 8
ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ НА АРТЕРИЯХ НОГ 9
ПАНАРИЦИЙ 10
ГИПЕРВИТАМИНОЗ НАМ НЕ ГРОЗИТ 10

Освойте шиацу
В ДОПОЛНЕНИЕ К ГИПОТЕНЗИВНЫМ СРЕДСТВАМ 16
ТАЛИЯ И... ТРАВЫ 18
ДЖУНА ДАВИТАШВИЛИ: «ИМЕЮЩИЙ СИЛУ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОСТОРОЖЕН» 23
КРАСОТА С ГРЯДКИ 26

Книги из старого шкафа
ЗДРАВСТВУЙТЕ, ГОСПОДИН КАНТ! 27


Справки о выходе очередного номера 257-49-24
Сдано в набор 24.04.91.
Подписано к печати 08.05.91.
Формат 60 х 90 1/8.
Бумага книжно-журнальная.
Глубокая печать.
Усл. печ. л. 4,50. Усл. кр.-отт. 7,55.
Уч.-изд. л. 7,58.
Тираж 8 804 000 экз.
(1-й завод: 1 — 4 353 932 экз.).
Заказ № 452.
Цена 60 коп.
Адрес редакции: 101454, ГСП-4, Москва, Бумажный проезд, 14.
Телефоны отделов:
писем 212-24-17; 212-24-90;
охраны материнства и детства 251-94-49;
лечебно-профилактического, здорового образа жизни 212-22-00;
проблемы НТП и здоровье человека 250-24-56;
науки 212-25-69;
художественного 251-20-06;
рекламы 250-39-68.
Ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции типография имени В. И. Ленина издательства ЦК КПСС «Правда». 125865, ГСП, Москва, А-137, улица «Правды», 24.


1 ИЮНЯ - МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ

МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК НА ЛЬДИНЕ

Наша жизнь с каждым днем становится все больше похожей на стремительный ледоход. Несет и кружит льдины быстрый поток, сталкиваясь, разлетаются они в разные стороны. Ширится между ними темная разделительная полоса воды. В стремительно меняющемся мире мы живем. И только одно остается незыблемым: дети. Несмотря на все социальные неурядицы, рост цен, на экологические беды, раскол общества и страх перед завтрашним днем, они по-прежнему появляются на свет. И требуют заботы, защиты. Может быть, они — и совсем крошечные, и те, кто, едва научившись говорить, удивляет нас несметным количеством вопросов, и те, кто идет по утрам в школу, согнувшись под тяжестью портфеля, и те, кто еще только должен родиться, — и есть та сила, которая сможет нас всех объединить? И, может быть, в том, чтобы выросли они полноценными, чтобы не чувствовали себя одинокими и не защищенными в бурном ледоходе жизни, и есть смысл всех наших усилий. Одно из самых важных условий будущей нормальной жизни — здоровье и благополучие детей. Этому посвящен наш разговор с первым заместителем министра здравоохранения СССР, курирующим вопросы охраны материнства и детства, А. А. БАРАНОВЫМ.
— Александр Александрович, несколько лет назад опубликованы были цифры детской смертности. Предание их гласности оказалось настоящей бомбой, разорвавшей тишину вокруг детского здравоохранения. Тогда спешно стали приниматься буквально пожарные меры — создание перинатальных центров, медицинские десанты в Среднюю Азию, организация там же постов доверенных врачей. Прошло достаточно времени, и есть возможность подвести итоги. Оправдали ли себя эти меры? Что изменилось? И что выходит на первый план в вашей работе сейчас?
— За три года младенческую смертность удалось снизить на 14,8%, то есть предотвратить гибель 35 тысяч детей на первом году. На 30% снижена смертность детей на втором году жизни. И сейчас ситуация внушает оптимизм. По нашим данным, за первый квартал 1991 года детская смертность снизилась на 5% по сравнению с прошлым годом. Вот то, что касается цифр, уж если мы с них начали разговор.
Но это результат не пожарных, не авральных мер, а конкретных коротких программ. И должен сказать: я сторонник именно таких программ, не растянутых надолго по срокам исполнения, чтобы можно было их четко проконтролировать от разработки до реализации.
Времена меняются, и возникают новые задачи. На первый план среди причин гибели и заболеваний детей выходят уже не инфекционные болезни и болезни органов дыхания, как это было три года назад. Сейчас нам бы справиться с проблемой невынашивания, осложнениями беременности, врожденными пороками развития, болезнями перинатального периода.
Почти 60 тысяч детей с врожденными и наследственными заболеваниями рождается каждый год. А число детей с умственными и физическими недостатками достигает 2 миллионов.
Причин тут много, они все связаны, и трудно их разделить. Беременные женщины работают в промышленности, в сельском хозяйстве, на производстве с неблагоприятными условиями. Мы не можем обеспечить их необходимым рациональным питанием. И аборты, которые есть в анамнезе почти каждой женщины, отнюдь не способствуют рождению здоровых детей. В общем, что говорить, ситуация не облегчается, проблем не становится меньше...
— Но ведь для того, чтобы их решить, требуется немало средств, и если самые лучшие программы не будут подкреплены материально, а, насколько все мы понимаем, это возможно, то не окажутся ли вновь под ударом самые незащищенные — мамы с детьми?
— Разговор о средствах, пожалуй, один из самых болезненных. Все мы знаем, что здравоохранение финансируется по остаточному принципу. А наша служба просто в бедственном положении. Примерно 8 миллиардов рублей в год мы тратим на охрану материнства и детства. Конечно, при нынешней инфляции этого недостаточно. Но парадокс: часть этих денег, вложенных в строительство, до сих пор не освоена. Не введены в действие родильные дома, поликлиники, детские больницы. И это при том, что в России сносу подлежат более 11 % детских стационаров. 44% родильных домов в стране требуют ремонта, реконструкции, многие акушерские стационары расположены в неприспособленных помещениях.
Какой выход из положения? Я считаю, что нужно создавать Всесоюзный фонд охраны здоровья матери и ребенка, который финансировал бы все целевые программы на государственном уровне. Таких программ должно быть 10—15, не менее. И до тех пор, пока этого фонда не будет, мы так и будем ходить с протянутой рукой.
С помощью валютных ассигнований, совместных предприятий что-то нам все-таки удается сделать. Прежде всего это оборудование для выхаживания маловесных детей. Работает кооперативное предприятие, которое при участии американцев на одном из оборонных заводов выпускает реанимационные инкубаторы.
Важнейшая задача — дородовая диагностика внутриутробных инфекций, в них очень часто причина гибели плода или рождения неполноценных детей. Такую диагностику обязательно должны проходить как минимум женщины группы риска, то есть те, которые пережили трагедию рождения мертвого ребенка.
Уже работают лаборатории для диагностики внутриутробной инфекции советско-швейцарской фирмы ДИАПЛЮС, кубинские лаборатории, кстати, тоже достаточно высокого качества.
Не менее важен ультразвуковой скрининг — обследование плода. 1200 ультразвуковых аппаратов функционируют, немного пока, но создано еще три совместных предприятия по производству ультразвуковой техники, на них также немалая надежда.
— Уж коли разговор зашел о попытках массового обследования беременных женщин и новорожденных, мы не можем обойти молчанием проблему наследственных заболеваний...
— Да, и для их профилактики необходим скрининг, уже биохимический, с целью определить наследственные заболевания обменного характера. Сейчас несколько кооперативов берутся разработать и внедрить в практику биохимические методики для диагностики наследственных обменных нарушений.
Но ведь трагедия в том, что диагностикой наши сложности не исчерпываются. Выявить заболевания очень важно, но дальше? Дальше наши возможности — увы — тоже ограниченны.
В стране до сих пор нет питания для новорожденных детей, больных фенилкетонурией, мы полностью его закупаем за границей.
Еще один серьезный вопрос, решение которого могло бы существенно повлиять на снижение детской инвалидности и младенческой смертности. Обеспечение витаминами беременных женщин и детей. Мало у нас этих витаминов, потребность в них удовлетворяется лишь на 25%. Остается слабая надежда на иностранные фирмы, на валютные закупки, на совместные предприятия.
И тут тоже цепочка проблем. Витамины необходимы школьникам. Для того чтобы все они получали витамин С хотя бы в минимальном количестве, нужны средства — 50 миллионов. Следующий вопрос: кто будет витамины раздавать? Учителя отказываются, считая, что этим должны заниматься медики. Но школ в стране, кажется, 160 тысяч, а школьных врачей не набрать и 10 тысяч... Неужели это такая неразрешимая задача?
Здоровье школьников — это и проблема их питания. В связи с повышением цен сейчас система школьного питания может быть просто разрушена, а это значит, что заболеваемость детей гастритом и другими желудочно-кишечными заболеваниями еще возрастет...
— Вопрос этот стоит остро. Он актуален для детей всех возрастов, и в первую очередь грудных. Спасибо финским молочным смесям, на которых вырастает большинство наших малышей. Промышленное производство детских продуктов в нашей стране не соответствует потребностям ни по качеству, ни по объему...
— Я скажу конкретней. Сегодня предприятия выпускают только 60% необходимых нашим малышам сухих адаптированных смесей, 10—12% жидких молочных и 45—50% плодоовощных. Большинство молочных кухонь имеет неудовлетворительную материально-техническую базу, что часто приводит к нарушениям санитарно-гигиенических норм.
В условиях острейшего дефицита продовольствия прежде всего малыши должны получать минимум, без которого не может нормально развиваться детский организм. Талоны и карточки не помогут, если детям в порядке приоритета не будут выделяться дополнительно молочные продукты, яйца, животные жиры, крупы. В некоторых республиках — Узбекистане и Туркмении — установлен особый порядок снабжения детей раннего возраста. Но так должно быть везде. Вопрос этот надо ставить и перед местными властями, и перед правительством.
Скажу честно, мы и здесь надеемся на создание совместных, с теми же финнами например, предприятий, но для этого нужна валюта. Она есть у многих предприятий, ее тратят на приобретение товаров народного потребления, закупают, например, видеотехнику, ширпотреб, хотя намного важнее вложить эти деньги в производство детского питания...
— Очень уж «земным», материальным получается наш разговор. Куда ни повернем, все упирается в средства, в материальную базу. К сожалению, наши мамы с детьми пока настолько мало защищены, что болезненный и трудный переход к рынку ударит по ним в первую очередь. Наверное, необходимы гарантии и медицинской, и социальной защиты материнства и детства...
— Да, гарантии нужны. Постановление Верховного Совета СССР «О неотложных мерах по охране и улучшению положения женщин, охране материнства и детства и укреплению семьи», которое еще год назад казалось нам колоссальным шагом вперед, сегодня уже выглядит более чем скромным.
Напомню, что согласно этому постановлению был введен оплачиваемый для мамы с ребенком до полутора лет отпуск; декретный отпуск суммарно 127 дней, из них 70 — перед родами. Часто возникают вопросы и жалобы: где-то эти законы не выполняются. Наша страна очень неоднородна, в разных местах местные власти по-разному понимают проблему охраны материнства и детства. Но те минимальные гарантии, которые устанавливает правительство, должны везде выполняться неукоснительно. Если речь идет о политических амбициях, то здесь они должны быть забыты.
Несколько слов о компенсации в связи с ростом цен. Если женщина находится в оплачиваемом отпуске по уходу за малышом до 1,5 года, она получает ежемесячное пособие до 110 рублей вместо 70, установленных ранее. Если мама не работала или не имеет даже годичного стажа, в этот же период ей выплачивают 80 рублей (вместо 35). Тем, кто воспитывает ребенка в возрасте от полутора до трех лет, введены пособия в размере 35 рублей, сейчас дополненные компенсацией в 45 рублей,— всего 80 рублей. Это пособие на ребенка плюс компенсация (50 рублей за квартал) на детские товары.
Компенсация в послеродовом отпуске выплачивается маме в размере 60 рублей в месяц, а также плюс к ней единовременное пособие на рождение ребенка 250 рублей.
Республики вправе это пособие увеличивать. Так, в РСФСР оно установлено в размере 350 рублей.
И, безусловно, необходимы новые меры, новая государственная политика, учитывающая все сложности экономической жизни страны.
Сегодня, сейчас, когда стремительно падают все существующие гарантии медицинской и социальной защиты материнства и детства, нужен закон об охране здоровья матери и ребенка. Я глубоко в этом убежден.
Самых острых вопросов здоровья детей коснулся наш разговор. И ясно, что никакое ведомство в одиночку эти вопросы не решит. Только если интересы маленького человека будут приоритетом для всего общества, не будет он с мамой забыт и брошен, не останутся они одни на льдине в бурном водовороте нашей жизни.
Беседу вела Ирина ПАВЛЕНКО


ИЗ ПОЧТЫ РЕДАКЦИИ

СЕМИПАЛАТИНСК
ЧТО ДАЛЬШЕ?

Более 13 лет на территории Семипалатинской области проводились наземные и воздушные испытания ядерного оружия. Хроническому облучению в различных дозах подвергалась не одна сотня тысяч человек. Продолжаются подземные ядерные взрывы. Рассекреченные материалы медицинских исследований, призывы экологического движения «Невада — Семипалатинск», тяжелейшее состояние здесь материально-технической базы здравоохранения, низкий уровень жизни — все это оказывает особо неблагоприятное психоэмоциональное воздействие на население.
В почте редакции немало писем, в которых все чаще звучит мотив: «Чернобыльцы пострадали, им помогают всем миром, и это правильно, но не кажется ли кощунственным, что это не делается по отношению к таким же обездоленным людям и детям Семипалатинского полигона?»
(Из обращения в редакцию Т. Н. Шениязовой.)
Письмо читательницы мы направляли и в Семипалатинск, получили на него такой ответ
(печатаем с сокращениями).

«Редакции журнала «Здоровье».
Ознакомившись с письмом Т. Н. Шениязовой, испытываешь двоякое чувство: с одной стороны, эмоционально описанные беды, нанесенные экологии Семипалатинского региона и состоянию здоровья населения в результате деятельности ядерного полигона, не всегда в полной мере соответствуют действительности. С другой стороны, по большинству фактов, указанных в письме, имеются объективные доказательства их справедливости.
До 1990 года завеса строжайшей секретности, стиль и методы работы ядерного полигона оставляли тайной за семью печатями самое главное: количество проведенных воздушных и наземных ядерных взрывов (1949-1963 гг.); состояние радиационно-гигиенической обстановки в районах, прилегающих к ядерному полигону, после каждого испытания; величины доз и характер воздействия ионизирующих излучений на население региона в реальных условиях взрывов.
Более того, до 1961 года практически не проводилось целенаправленных медицинских обследований населения. Специальное медицинское подразделение — диспансер № 4 3-го Главного управления при Минздраве СССР из-за малочисленности штата за 30 лет обследовал лишь не более 10% пострадавшего населения Семипалатинского региона. Рассекреченные в 1990 году материалы медицинских исследований диспансера позволили ознакомить (впервые) медицинскую общественность с тем ущербом, который был нанесен состоянию здоровья людей деятельностью ядерного полигона.
Неопровержимыми являются данные о значительном превышении онкозаболеваемости и онкосмертности у облучавшегося населения. Различные нарушения иммунного статуса, генетические нарушения, ускорение инволюционных процессов встречаются у пострадавших существенно чаще, чем в контрольных группах.
Союзное правительство, а также правительства Украины, Белоруссии и РСФСР создали и реализуют многомиллиардные по стоимости целевые программы по медицинской и социальной реабилитации пострадавшего в результате аварии на Чернобыльской АЭС населения. А что же в нашем регионе?
При неоднократных посещениях различные комиссии обещали и обещают, как говорится, «золотые горы». Однако по возвращении в Москву тиражируют документы, в которых утверждают, что полигон является чуть ли не благом для народа и не оказывает отрицательного влияния ни на экологию окружающих территорий, ни на состояние здоровья людей, проживающих на этих территориях.
Ни одно обещание правительственных органов не было реализовано.
Не выплачена единовременная денежная компенсация, не открыто финансирование имеющихся программ по оказанию медицинской и социальной помощи пострадавшему населению.
Все это держит в постоянном напряжении моральную, этическую и социально-экономическую ситуацию в регионах, прилегающих к полигону.
Так дальше продолжаться не может, и по этим вопросам мы полностью солидарны с автором письма».
В. Г. ГРИЦАЕНКО, заведующий городским отделом здравоохранения

Редакция попросила начальника отдела радиационной медицины — заместителя начальника Главного санитарно-профилактического управления Минздрава СССР С. И. ИВАНОВА прокомментировать письмо В. Г. Грицаенко.
— Мы не можем отрицать — и тут я согласен с коллегой,— что какой-то ущерб здоровью населения испытания ядерного оружия, особенно наземные и воздушные, нанесли. Потому и была разработана программа улучшения медико-санитарного обеспечения районов, прилегающих к Семипалатинскому испытательному полигону. Но никогда ни одна комиссия не приукрашивала экологическую ситуацию в этом регионе. Напротив, о загрязнении окружающей среды химическими веществами, тяжелыми металлами, об отсутствии канализации в районах, трудностях с качественной питьевой водой — и это там, где наличие полигона требует особой чистоты, — мы били тревогу и продолжаем бить.
Что касается обещаний, то Минздравом СССР они в основном выполняются. В Семипалатинске выстроен и оснащен самым современным оборудованием медицинский диагностический центр стоимостью 7 миллионов инвалютных рублей, дополнительно к диспансеру № 4, который передан в ведение Минздрава Казахской ССР, организована медсанчасть № 167 (пока открыта только поликлиника). Хозяева полигона обеспечивают население до ввода в эксплуатацию новой больницы стационарной помощью. Выделены дополнительные фонды на медикаменты, область уже получила 44 препарата из предусмотренных 68 на 1990—1992 годы. Остальное поступит до конца нынешнего и в будущем году.
Вместе с тем углубленного обследования населения области с учетом всех социально-бытовых, экологических и других неблагоприятных факторов действительно не проводилось. Была разработана программа. Но уже готовые к выезду 6 специально подготовленных бригад специалистов многих профилей остались в Москве. Семипалатинский облисполком отказался проводить медицинские обследования до выплаты материальной компенсации населению региона за нанесенный ущерб состоянию здоровья 40-летней деятельностью полигона. Нас это очень тревожит. С принятием Закона об использовании атомной энергии, ядерной и радиационной безопасности (а его проект находится в Верховном Совете СССР) опираться при его исполнении (в том числе и о выплате компенсаций) будут именно на данные о фактическом состоянии здоровья людей. А ультимативная постановка вопроса местным Советом только задержит его решение.
Кстати, в прошлом году подобный закон был принят в США. По нему разовые компенсации выплачиваются двум категориям населения. Первая (50 тысяч долларов) — лицам, которые подвергались воздействию радиационного фактора при любых ситуациях, но только по решению суда и только при остром лейкозе. Вторая (100 тысяч долларов) — тем, кто добывает или перерабатывает уран, при лейкозе и раке легкого. Но если человек не курил и не имел других вредных привычек. Все это доказывается в суде.
Конечно, нельзя не учитывать их и наши условия жизни, питания, уровень санитарной культуры и здравоохранения. Но и нам пора ставить все на правовую основу. Пока принимается закон, надо обследовать жителей районов, прилегающих к полигону, и улучшить медицинскую помощь всему населению области. А дальше — решить вопрос о компенсации тем, кто пострадал от ядерных испытаний.
Минздрав СССР вышел с предложениями в Кабинет министров СССР о принятии дополнительных мер, уменьшающих отрицательные последствия подземных ядерных испытаний. Советские врачи за их полное и скорейшее прекращение. Если же они будут продолжены, мы выдвигаем целый ряд требований по коренной перестройке медицинского обслуживания жителей регионов, в которых находятся полигоны.


ВОЗРОЖДЕНИЕ

Наш журнал совместно с журналом «Советская женщина», Русской Православной церковью и коллективом Московской городской клинической больницы № 70 проводят акцию «Мать и дитя». Цель акции — сбор средств на строительство уникального родильного дома.
— Мама, а откуда я взялся? Ты меня в капусте нашла?
— Нет, детка, из роддома привезла.
— А туда меня аист принес?
— Нет, не аист. Нам доктор помог. Выхаживали нас в разных отделениях, месяца два лежали...
Когда-нибудь будет такой или похожий разговор. А пока будущая мама приехала из Твери. Два искусственных клапана в сердце. Категорический запрет врачей иметь детей. И беременность сроком более 30 недель.
У нас стало обычаем: чуть что — в Москву. Там помогут, разберутся, спасут. И как часто гаснет этот огонек надежды и оказывается, что и в Москве, а значит, нигде, не помогут...
Только на этот раз и в самом деле помогли — родила, уехала с малышом домой в Тверь. И этой женщине, и другой тоже — из Махачкалы, с врожденным пороком сердца. Она особенно всем запомнилась: родня все время стояла табором под окнами... Помогли и многим, многим их подругам по несчастью. Тем, для кого опасно, противопоказано рожать. Тем, для кого причина этих запретов кроется в заболеваниях сердца и крови, у кого неизбежны осложненные беременность и роды.
Так уж странно и сложно устроена жизнь, что опасность и запреты порой не останавливают женщин. Могучий инстинкт материнства оказывается сильнее всех доводов разума. И даже ценой собственной жизни женщина хочет иметь ребенка. И тогда за дело берутся врачи. Здесь, в специализированном роддоме при 70-й Московской городской клинической больнице.
Огромный, уникальный опыт накоплен за двадцать лет работы родильного дома. В лабораториях разработана целая наука — система оказания помощи и выхаживания матери и ребенка. Со всей России едут сюда женщины с заболеваниями сердца и крови. Едут консультироваться, едут рожать.
А теперь опасность грозит родильному дому. В нынешнем, то есть 1991, году он подлежит капитальному ремонту. Это равноценно гибели, притом что таких роддомов во всей нашей стране по пальцам пересчитать.
Это означает, что распадется коллектив опытных сотрудников. Разбегутся по другим базам, и потом, после ремонта, спустя годы, собрать, восстановить все будет уже более чем сложно. А здание — устаревшей конструкции и сейчас не отвечает современным клиническим требованиям. Какой же выход из положения?
Главный врач родильного дома, кандидат медицинских наук Вадим Олегович Лопухин считает так:
— Надо срочно здесь же, на территории больницы, начинать строительство нового роддома и на время строительства отложить ремонт. Условия позволяют это сделать, места достаточно.
Мы могли бы выстроить новый стационар на 240 мест, учебный комплекс, лабораторную службу, гостиницу для женщин, приезжающих на консультацию. Под нее можно переоборудовать здание старого роддома...
Фонд «Здоровье народа», созданный при Моссовете, готов нас поддержать. Финансировать строительство можно за счет сбора средств, создав акционерное общество. В него войдут коллектив больницы, зарубежные и отечественные фирмы и предприятия, Русская Православная церковь.
Но все это будет иметь смысл только, если мы сами сможем распоряжаться своими средствами.
Часто мы сердимся на нашу медицину, ругаем врачей, недовольны результатами лечения. Не понимаем, что в рамках тех средств и тех возможностей, которыми располагают медики, они делают все, что могут, и даже больше, чем могут. Да, они ограничены в своих действиях: не хватает оборудования, больничных коек, даже медикаментов. Есть только силы, желание помочь своим больным, есть великие доброта и милосердие.
И все это отличает коллектив, которым руководит Вадим Олегович Лопухин.
Вадим Олегович — потомок старинного, тысячелетней истории боярского рода Лопухиных. Философы, государственные деятели, военачальники были в этом роду. А врачей не было. Вадим Олегович — первый врач. Председатель Союза потомков российского дворянства и главный врач роддома в одном лице.
Роды, рождение, возрождение — все эти слова одного корня. Когда-то, если вспомнить нашу историю, многие и многие дворяне лечили больных, ухаживали за ними, дворянские попечительские советы «опекали» больницы, школы.
И сейчас возрождение милосердия совпадает с возрождением дворянства. Случайно это или нет? Случайно ли на территории больницы стоит освященный церковью храм? И доктору Лопухину удается объединить многие добрые силы.
Для всех, кто захочет принять участие в сборе средств на строительство нового родильного дома, мы публикуем номер расчетного счета: р/с № 142311 в Перовском ПСБ Москвы код 13 МФО 0201336 (обязательно с пометкой «На строительство роддома»).
Искренне желая помочь объединить усилия всех людей, участвующих в этой акции милосердия, мы постараемся рассказать о них и будем вести хронику счета.
И. ВИТАЛЬЕВА

Фото М. ШАБАЛИНА
Анна Михайловна Семина — врач-ординатор отделения патологии беременных беспокоится: как чувствует себя ее пациентка.
Доктор Лопухин с будущей мамой: «Все будет в порядке».
Крошечный подопечный медсестры Любы Медведевой.


ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

НАПИТОК «ЗДОРОВЬЕ» - И ПРОДУКТ, И ЛЕКАРСТВО

На статью, опубликованную в № 1 за 1991 год, редакция получила немало откликов, вопросов, в том числе и писем-сомнений по поводу возможности приготовить напиток в домашних условиях.
На вопросы читателей отвечает А. С. БЕССЕРЕЖНОВ, автор напитка и руководитель фирмы «Бессережнов».
— Почему плохо иногда получается напиток? Друзья мои, тот, кого постигла неудача, наверняка нарушил правила его приготовления. Напомню, что молоко с опущенной в него закваской надо тщательно размешивать, строго соблюдать температурный режим. При температуре ниже 35° термофильные (то есть теплолюбивые!) бактерии не растут и молоко не сквашивается, а при температуре выше 45° погибают бактерии закваски. Длительность сквашивания зависит от температуры и качества молока. Ведь иногда оно содержит антибиотики, и тогда в нем плохо живется любым микробам, в том числе и нашим полезным термофилам. Но в этом случае, хотя и на 5—12 часов позднее, напиток все равно получится.
Пусть никого не смущают некоторые расхождения между более ранними и поздними инструкциями. Ведь я все время работаю над препаратом, совершенствую его технологию приготовления, способы применения.
Спрашивают, когда целесообразнее пить напиток «Здоровье» — до или после еды? Опыт последнего времени показал, что это достаточно индивидуально. Значит, каждый может, попробовав и так, и этак, подобрать для себя наиболее приемлемый вариант. Ведь и кефир, например, одни люди лучше воспринимают натощак, другие — после обеда или ужина.
Если на флаконе, который вы приобретете, будет стоять название «Санта» — это синоним «Здоровья», а если «Санта-2» — знайте, что это новое поколение напитка «Здоровье». По замыслу «Санта-2» сочетает в себе свойства таких хороших, но дефицитных препаратов, как бифилин, бификол, колибактерин.
Повторяю, что моя маленькая фирма «Бессережнов» готова высылать закваску и организациям, и частным лицам. Предприятие, которое приобретет ее для своих рабочих, не только сделает доброе дело, но и получит экономический эффект, намного превышающий затраты на закваску: ведь это одно из средств оздоровления, повышения работоспособности.
И еще мой совет. Покупайте флаконы только у официальных представителей моей фирмы в Сочи — ул. Камо, 15, или в Нижнем Новгороде, Волгограде, Уфе, Москве — на ВДНХ, в павильоне «Здоровье». Телефоны в Москве: 408-00-67, 457-20-83. Условия поставок смотрите в журнале «Здоровье» № 1 за 1991 год.
ОТ РЕДАКЦИИ. Хотя фирма «Бессережнов» из Сочи и может сейчас обеспечить ВСЕХ желающих закваской, но, по мнению специалистов Института питания АМН СССР (а мы их попросили еще раз познакомиться с технологией этого дела), самостоятельно готовить напиток «Санта» («Здоровье») все же затруднительно. Нет дома термостатов, не все хозяйки в состоянии обеспечить необходимые санитарно-гигиенические условия, да и молоко не всегда отвечает необходимым требованиям. Хотя при соблюдении всех требований гигиены, при наличии термоса необходимого объема, использовании закваски в течение не более месяца напиток можно получить и дома. Ведь готовим же мы самостоятельно простоквашу, творог, варенец! И все же, по мнению специалистов, желательнее, чтобы выпуск «Санты» наладили молочные заводы, пищеблоки столовых, санаториев, кафе, профилакториев, больниц — всех тех предприятий общественного питания, которые работают под контролем санэпидстанций. В июне начинает выпуск «Санты» (с участием автора) молокозавод № 2 в городе Волгограде. Вот такое сотрудничество можно только приветствовать! Добавим еще, что фирма «Бессережнов» ведет большую благотворительную деятельность. Партии закваски безвозмездно уходят в адреса детских яслей-садов, домов ребенка (у нас в редакции есть документы из этих учреждений). Одна тысяча флаконов была недавно отправлена в Перу, где, как вы знаете, разразилась эпидемия холеры.

страница следующая ->

Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz