каморка папыВлада
журнал Здоровье 1976-09 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 18.04.2019, 21:26

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

• СИГНАЛЫ ТРЕВОГИ

СТАФИЛОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ

В. И. ЧУЛКОВА,
кандидат медицинских наук

См. «Здоровье» №№ 1, 3, 5, 7, 1976 год.
ЕЕ НЕДАРОМ называют чумой двадцатого века. Одна из наиболее распространенных в наши дни и агрессивных, она вызывает самые опасные гнойно-воспалительные заболевания.
От стафилококковой инфекции особенно тяжело страдают дети, причем нередко уже в период внутриутробного развития. Она может стать причиной гибели плода во чреве матери, преждевременного его рождения, врожденных пороков развития и серьезнейших заболеваний, которые проявляются либо сразу же после рождения, либо на первом-втором месяце жизни, а иногда и позже.
Внутриутробное заражение угрожает тем детям, чьи матери перенесли во время беременности какое-либо гнойно-воспалительное заболевание, вызванное стафилококками: фурункулез, воспаление мочевыводящих путей, женских половых органов, пневмонию. Могут способствовать инфицированию плода и возникшие у беременной острые вирусные респираторные заболевания — при них активизируются различные микробы, находящиеся в организме, в том числе и стафилококки. Эти гноеродные микробы вызывают воспалительные изменения в плаценте, проникают через нее к плоду и внедряются в его нежные, чрезвычайно уязвимые ткани. Иногда микробы поражают ребенка во время родов, особенно затяжных, так как у некоторых женщин при этом развивается воспаление слизистой оболочки матки и родовых путей.
Источником заражения родившегося ребенка нередко становятся люди, страдающие гнойно-воспалительными заболеваниями, болеющие ангиной, катаром верхних дыхательных путей, и так называемые носители — те, кто сами не болеют, но постоянно выделяют из дыхательных путей стафилококков.
Знать о возможных путях заражения плода и новорожденного надо для того, чтобы быть настороже, чтобы не пропустить первые сигналы тревоги.
Стафилококки проникают в организм ребенка через кожу, слизистые оболочки, пупочную ранку, дыхательные пути, вызывая в месте внедрения гнойное воспаление. Поэтому стафилококковая инфекция так многолика. Она может проявиться в виде гнойничковых поражений кожи (везикулопустулез, пиодермия, пузырчатка новорожденных), воспаления подкожной клетчатки (абсцессы, флегмона), воспаления слизистых оболочек (конъюнктивит, назофарингит), воспаления легких и даже сепсиса — общего инфекционного процесса. Причем одно стафилококковое заболевание легко переходит в другое. Нередко начавшись словно бы с безобидных гнойничков на коже, оно заканчивается общим, как говорят врачи, генерализованным процессом и гибелью ребенка. Так происходит главным образом в тех случаях, когда малыш рождается недоношенным и ослабленным.

ГНОЙНИЧКОВЫЕ ПОРАЖЕНИЯ КОЖИ
Чаще всего стафилококковая инфекция дает о себе знать гнойничками на коже. Когда заражение происходит внутриутробно, они обычно обнаруживаются уже при рождении ребенка или появляются в первые трое суток. Но нередко бывает и так: малыша выписывают из родильного дома как будто совсем здоровым, а на второй-третий день, иногда через неделю у него в складках кожи на соприкасающихся поверхностях тела, на волосистой части головы, на туловище, реже на руках и ногах образуются пустулы — пузырьки, наполненные жидкостью. Их может быть много или всего лишь несколько. Иногда они слегка выступают над уровнем кожи и величина их — с булавочную головку или чуть больше, а содержимое светлое и мутное или зеленоватое, гнойное. Бывают пустулы и плоскими, размером от 0,5 до 2 сантиметров в диаметре. Жидкость, находящаяся в них, вначале прозрачная, затем она мутнеет, пузырьки самопроизвольно вскрываются, и на их месте образуется большая мокнущая ярко-розовая поверхность, которая становится дополнительными входными воротами для инфекции.
Появление первых пустул, как правило, не сопровождается ни ухудшением общего состояния, ни повышением температуры. И многие матери, не видя непосредственной опасности, не спешат обратиться к врачу. Приняв стафилококковые гнойнички за потницу или раздражение кожи, они смазывают их раствором марганцовокислого калия, бриллиантовой зеленью (зеленкой). И хотя может показаться, что эти меры оказывают действие — первые гнойнички иногда подсыхают — не выжидайте, поможет или нет. Сразу же вызывайте врача, иначе вы упустите время для правильного лечения, а это подчас оборачивается трагедией.
В большинстве случаев на второй-третий день после первого высыпания происходит повторное, причем на большей поверхности тела. На этот раз состояние ребенка ухудшается, хотя температура по-прежнему остается нормальной. Появляются признаки интоксикации: малыш становится вялым, сонливым или, наоборот, возбужденным, спит беспокойно, часто просыпаясь, много плачет. Сосет слабо и потому мало высасывает; некоторые дети к тому же обильно срыгивают, и все это ведет к быстрой потере веса. Такое состояние уже само по себе опасно для грудного ребенка. Но на этой стадии с инфекцией еще можно бороться терапевтическими средствами. Если же оставить ребенка без медицинской помощи, заболевание неотвратимо прогрессирует.

АБСЦЕССЫ, ФЛЕГМОНА
Очень часто воспалительный процесс, затронувший поначалу лишь поверхностные слои кожи, распространяется в глубь ее и на подкожную жировую клетчатку. Причем распространяется необычайно стремительно. Иногда за 3—4 часа развиваются абсцессы (нарывы, гнойники с резко очерченными границами) и даже тяжелейшие флегмоны (разлитое гнойное воспаление).
Абсцессы образуются чаще всего в складках шеи, на плечах, бедрах, реже на спине, груди, ягодицах, в подмышечных впадинах, на волосистой части головы. Сперва на месте прежних высыпаний появляются уплотнения диаметром 3—4 сантиметра, кожа над ними краснеет, приобретая порой синюшно-багровый оттенок. Затем в центре уплотнения возникает размягчение, которое свидетельствует о появлении гноя.
На этой стадии заболевания уже требуется немедленное хирургическое вмешательство. Ни в коем случае не ставьте ребенку по собственному усмотрению никаких компрессов, не накладывайте повязок с мазями. Это не только не поможет, но, наоборот, будет способствовать распространению инфекции и возникновению флегмоны — одного из самых опасных стафилококковых заболеваний, при котором кожа над пораженными тканями краснеет и отекает.
Флегмона может развиться и без предшествующих гнойных поражений кожи. В этом случае покраснение и отечность возникают в первые же часы заболевания, вначале лишь на очень маленьком, всего в несколько сантиметров, участке здоровой кожи спины, груди. Но уже через два-три часа краснота и отек распространяются на всю межлопаточную область или брюшную стенку, а если флегмона возникла на конечностях, то и на все плечо либо предплечье, бедро или голень.
При абсцессе происходит распад подкожной клетчатки, при флегмоне в процесс вовлекается и мышечная ткань. В результате развивается тяжелая интоксикация. Общее состояние ребенка быстро становится очень тяжелым, возникают срыгивания, рвота, температура повышается до 38—40 градусов, кожа бледнеет, становится мраморной, а вокруг носа и рта синеет. Только экстренная хирургическая помощь может оказаться эффективной и спасти жизнь ребенку!

ВОСПАЛЕНИЕ СЛИЗИСТЫХ ОБОЛОЧЕК
У ребенка первого месяца жизни начальным признаком стафилококковой инфекции нередко становится конъюнктивит (воспаление слизистых оболочек глаз) и назофарингит (воспаление слизистых оболочек носоглотки).
Конъюнктивит у большинства детей бывает двусторонним и проявляется небольшим покраснением и отечностью век, незначительными слизистыми или гнойными выделениями из глаз. Поскольку общее состояние ребенка в этом случае не нарушается и температура остается нормальной, у родителей, как правило, не возникает тревоги. Многие думают, что ребенку просто не очень тщательно обработали глазки в родильном доме, и не спешат показать его врачу.
Между тем стафилококки, для которых слизистая оболочка глаз стала лишь входными воротами, проникают в организм, и уже через несколько дней обнаруживаются другие проявления стафилококковой инфекции, успевшей к тому времени приобрести генерализованный характер.
Не менее опасно для маленького ребенка и воспаление слизистой оболочки носоглотки, оно также может стать лишь первым звеном в той цепи тяжелых заболеваний, которые заканчиваются сепсисом. Поэтому если у вашего ребенка появилось затрудненное дыхание или он отказывается от груди, бейте тревогу! Это наиболее характерные признаки назофарингита.

ЗАБОЛЕВАНИЕ ПУПОЧНОЙ РАНКИ
В первую неделю после выписки из родильного дома у новорожденного наблюдаются незначительные выделения из пупочной ранки. Это нормальное явление. Однако может случиться, что пупочная ранка начнет мокнуть больше, чем обычно, причем ее отделяемое станет гноевидным и приобретет неприятный запах, а на дне пупочной ранки появятся грануляции — разрастания ткани.
Не оставьте этого без внимания! И не пытайтесь сами смазывать зеленкой или присыпать стрептоцидом пупочную ранку. Вызывайте врача! Такие явления — первый признак быстро прогрессирующей стафилококковой инфекции. В течение суток возникает воспаление тканей вокруг пупочного кольца, о чем свидетельствует их уплотнение и покраснение, начинают нарастать явления токсикоза, повышается температура до 37,5—38 градусов, состояние ребенка быстро ухудшается. Это заболевание чрезвычайно опасно, потому что особенно легко переходит в сепсис. Ведь стафилококки проникают через кровеносные сосуды пуповины в кровь и быстро распространяются по всему организму.

СЕПСИС
Чаще всего это заболевание возникает, когда гноеродные микробы попадают в кровь из местного очага инфекции и вместе с ее током переносятся в отдаленные органы и ткани. Однако процесс может с самого начала носить генерализованный характер, когда заражение происходит внутриутробно. В этом случае ребенок уже рождается больным, но признаки заболевания нередко проявляются только в конце первого месяца жизни.
У одних детей сепсис протекает очень тяжело и бурно, с высокой температурой. У других — много легче, но длительно и волнообразно. У третьих — стерто, почти бессимптомно, и эта форма — самая опасная. Из-за того, что нет ярко выраженных симптомов заболевания, родители нередко обращаются за медицинской помощью слишком поздно, когда спасти ребенка уже невозможно.
Что же все-таки должно насторожить? Прежде всего то, что малыш неохотно сосет или вовсе отказывается от груди, часто, обильно срыгивает, неуклонно теряет вес, становится все более вялым, сонливым, малоподвижным или, что случается реже, беспокойным. Кожа у него бледная с сероватым оттенком, а нередко — и желтушная, что свидетельствует об исподволь нарастающей интоксикации. В таких случаях требуется экстренное интенсивное комплексное лечение; промедление с обращением к врачу поистине смерти подобно. К тому же сепсис часто осложняется пневмонией, отитом, гнойным менингитом, остеомиелитом, перитонитом, а каждое из этих осложнений тоже грозит ребенку гибелью.
К предостережению не обрабатывать самим гнойнички, не ставить компрессы добавлю: ни в коем случае не давайте никаких лекарств по собственному усмотрению. Все это извратит характерные признаки заболевания, затруднит врачу быстрое установление диагноза, а главное — повредит ребенку, ибо важнейшее условие успешного лечения — раннее распознавание стафилококковой инфекции.


ГАРМОНИЯ И ДИСГАРМОНИЯ

ВТОРОЙ БРАК

Г. С. ВАСИЛЬЧЕНКО,
доктор медицинских наук,
Ю. А. РЕШЕТНЯК,
кандидат медицинских наук
Рисунок С. ТРОФИМОВА.

См. «Здоровье» №№ 8, 9, 11, 1975 год и №№ 3, 4, 1976 год.
МЫ ПРИВЫКЛИ доверять статистике, и если положиться на цифры, то можно считать, что вторые браки счастливее первых (у тех, разумеется, кто вступил во второй брак).
Впрочем, цифры сами по себе говорят не о счастье, а лишь о большей устойчивости второго брака. Но его внутренняя сущность, чувства супругов, оттенки их отношений остаются за пределами возможностей статистики. И здесь можно только предполагать, делать логические построения — иными словами, решать задачу со многими неизвестными.
Не удерживают ли людей во втором браке опасение общественного осуждения, сам фактор времени, а может быть, и неверие в успешность новых решений? Такой вариант, во всяком случае, не исключается, хотя, вероятно, преобладают другие.
Логично предположить: если семья оказалась устойчивой, если люди, во второй раз сделавшие свой выбор, остаются верны ему до конца жизни, значит, выбор был правильным и союз этот можно считать счастливым.
Нередко первый брак — дань молодому легкомыслию, заблуждению, случаю, второй заключен по осознанной, глубокой любви.
Впрочем, и бесспорное, казалось бы, положение, что именно любовь есть наипрочнейшая основа брака, оказывается, тоже не приходится считать абсолютно неуязвимым.
По данным одного из социологических исследований, среди 15 тысяч семейных мужчин и женщин 70—80 процентов вступили в брак по любви или по влечению, 15—20 — потому, что настал возраст, когда принято обзаводиться семьей, то есть по шаблону, и от 3 до 10 процентов — по расчету.
Следовало бы ожидать, что именно 70—80 процентов любивших и будут самыми благополучными супругами. Однако оказалось, что в этой группе на каждые 10 удачных браков падает 10—11 неудачных, а вот среди женившихся по шаблону на каждые 10 удачных браков неудачных — только пять.
Как это понять? Как объяснить? Объяснений опять-таки очень много, и все они имеют ту или иную степень вероятности, но ни одно не будет категоричным. Ведь и факт сравнительно частых в наше время разводов можно объяснить по-разному.
Развод, несомненно, говорит об известной психологической незрелости людей, вступивших в брак, о легкомысленном отношении к этому серьезному шагу, о дефиците чувства ответственности. Но нельзя не согласиться и с теми социологами, которые полагают, что разводы могут свидетельствовать и о возрастающих требованиях друг к другу, о высоком уровне притязаний в личной жизни, о стремлении к идеальной совместимости.
Если исходить из этого положения, можно думать, что люди, вступившие в брак по шаблону, не понесли разочарований лишь потому, что не имели и лучезарных надежд. Их ожидания с самого начала были умеренными, потому что умеренны их эмоциональность, их потребность в тонкости общения, их требования к супружеской жизни вообще. Те же, кто бурно любил и ждал чего-то ослепительного, не выдержали первых несовпадений со своими ожиданиями, слишком болезненно восприняли первые обиды, первые ноты дисгармонии в интимных отношениях.
Возможно также, что люди, назвавшие и, может быть, искренне считавшие свой брак браком по любви, в действительности испытывали лишь влюбленность. А это — чувство неглубокое, с трудом выдерживающее испытание на прочность. В какой-то мере его можно считать даже эгоистичным, ибо оно не несет той жажды самоотдачи, той готовности к жертвам, той способности легко и радостно поступаться собственными желаниями ради любимой или любимого, которые заключает в себе истинная любовь.
Можно, вероятно, сказать, что при всех условиях прочным и счастливым брак делает не только желание, но и умение быть вместе, то есть умение приспосабливаться к другому человеку, прислушиваться к нему, быть созвучным ему. Одни люди сразу проявляют способность к такому созвучию, другие учатся этому искусству долго, третьи не постигают его никогда.
Развод, крушение семьи иногда называют «микросоциальной аварией». И в этом, пожалуй, нет преувеличения. Очень редко обе стороны выходят из такой аварии без психической травмы. Кто-то страдает меньше, кто-то больше, но страдают обязательно оба. И о влиянии этой травмы на последующий брак тоже не приходится забывать.
Горький опыт бесплодных ссор, чрезмерных требований может сделать человека более терпимым, а может ожесточить его, породить недоверчивость, подозрительность; тогда и в новом супружестве ни ему, ни с ним не становится лучше.
Вероятно, благополучие второго брака во многом предопределяется причинами распада первого — были они случайны, легковесны или серьезны. Зависел ли распад семьи от того, что действительно под одной крышей оказались чужие друг другу люди, или от того, что они не сумели сберечь своего первого чувства, оказались неуступчивыми, неуживчивыми.
Почему люди разводятся? Где гарантия, что те непреодолимые сложности, которые существовали в первом браке, не будут иметь места во втором?
Очень часто фасад конфликта не соответствует его истинной подоплеке. Так, несогласие по поводу воспитания детей, устройства быта, отношения к родственникам нередко лишь форма выражения неудовлетворенности интимной жизнью, вольная или невольная маскировка мотивов.
Женщине, как правило, трудно высказывать претензии, относящиеся к сексуальной сфере: иногда она избегает признаваться в таких претензиях даже себе самой, считая, что сексуальная неудовлетворенность свидетельствует о ее нескромности. Подавляемое недовольство находит какие-то другие выходы, отношения обостряются, а стремления смягчить их ни та, ни другая сторона не проявляет. Акцент конфликта переносится на бытовую или этическую сторону отношений.
Возможен и обратный вариант: недовольство стилем повседневного общения, отсутствие внимания, чуткости, нежности сказываются на интимных отношениях, провоцируя фригидность женщины или недостаточную активность мужчины. Тогда поводом для развода начинают считать сексуальную дисгармонию, хотя действительные корни конфликта лежат в сфере психологии.
В том и другом случае возникшее несогласие устранимо, но это требует известной духовной работы, взаимного воспитания и самовоспитания.
Еще одна часто фигурирующая версия развода — бесплодие одного из супругов. Казалось бы, причина веская. Но и она чаще всего бывает подставной.
Как ни сильна тяга к материнству или отцовству, как ни властно над человеком родительское чувство, а все же с трудом верится, что двое любящих людей могут разойтись только потому, что у них нет ребенка. На такое решение может толкать нечуткое, небережное отношение одного из супругов к предполагаемому виновнику, его неправильная реакция на возникшее подозрение о бесплодии, предание ненужной гласности того, что должно быть делом двоих (и, разумеется, врача).
Проблема начинает обсуждаться на семейных советах, и бывает, что виновник, а чаще виновница становится объектом своего рода семейной дискриминации еще задолго до того, как врачи окончательно убедятся в неизлечимости бесплодия.
С таким отношением, конечно, трудно мириться, в такой обстановке трудно чувствовать себя счастливой (или счастливым). И, значит, снова зерно конфликта прорастает на почве недостаточной способности к сопереживанию, недостаточного созвучия одного с мыслями и тревогами другого.
Для людей, не готовых к возможным жизненным испытаниям, неспособных разделить вместе, как оно и положено в супружестве, радость и горе, стремящихся только переделывать другого, а не улучшать самого себя,— для таких людей вероятность счастья во втором браке едва ли намного больше, чем в первом. Абсолютная гармония, полное понимание и согласие между двумя людьми, достигнутые сразу, без трудностей и усилий,— явление столь же редкое, как и любовь с первого взгляда.
Оценки одного человека другими — это своеобразные локаторы, которые порой неосознанно, но существенно меняют наши жизненные курсы. Человек — существо социальное, он не может действовать, мыслить, чувствовать вне зависимости от мнения о нем других людей. Тем более понятно, сколь остро воспринимаются взаимные оценки двух любящих людей: мужчины — женщиной, женщины — мужчиной.
Кстати, именно потребность в более высоких оценках иногда толкает мужчину на попытки создать другую семью. И порой в новом браке, горячо желая быть более признанным, он настойчиво добивается у жены сравнений с ее прежним мужем, которые могут быть неприятны женщине, могут быть и не в его пользу.
Желая вызвать на откровенность, мужчина порой воссоздает подробности и своих отношений с прежней женой. Такие признания могут быть далеки от деликатности, могут даже граничить с цинизмом и натолкнуть женщину на мысль, что когда-нибудь и ее реакции и особенности поведения станут предметом обсуждения.
Мы далеки от мысли давать советы, о чем можно и о чем нельзя говорить супругам. Сопоставления в этом плане могут быть непосредственны, непроизвольны. Но не следует добиваться их, не следует вынуждать к разговорам о том, о чем одному из двоих вспоминать не хотелось бы.
Пережитая одним или обоими страница жизни, может быть, заслуживает сожаления, может быть — уважения. И в том и в другом случае не стоит читать ее вслух!
Второй брак — союз, в котором один или оба уже имеют известный сексуальный опыт. И это тоже создает свои проблемы, свои сложности. Ведь вероятность несовпадения каких-то тональностей, оттенков, диапазонов приемлемости в этом случае не меньше, а больше, чем в первый раз. И воспринимается такое несовпадение острее, чем тогда, когда эта сторона жизни еще оставалась неизведанной.
Как ни парадоксально это звучит, но именно людям, намеревающимся вступить во второй брак, следует меньше всего спешить с началом физической близости. Более долгий период узнавания, более тонкое психологическое понимание помогут избежать на этом пути ошибок, не допустить сразу же диссонансов.
Возрастающая чуткость, способность улавливать настроения и желания друг друга и отличают сформировавшуюся супружескую пару от иногда психологически и сексуально незрелых дебютантов супружества. Без активного стремления и умения создать гармонию отношений второй брак может стать лишь повторением старых ошибок.


Врач разъясняет, предостерегает, рекомендует

ХРОНИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ НЕ ФАТАЛЬНЫ

Н. В. ЭЛЬШТЕЙН,
профессор, заслуженный врач Эстонской ССР

В ПРОГНОЗАХ многих футурологов о неуклонном росте в будущем количества хронических заболеваний сквозит фатальная неизбежность. Оправдан ли этот пессимизм?
Причины возникновения и развития хронических болезней не однотипны. Одни из них, такие, например, как атеросклероз, некоторые поражения суставов, подкрадываясь и нарастая незаметно, обнаруживают себя, когда уже становятся хроническими. Другие развиваются как следствие остро перенесенного заболевания, в том случае, если оно не вылечено до конца. Вот здесь и открывается возможность не допустить появления хронического заболевания.
Известно, что после ангины могут появиться хронически протекающие осложнения со стороны сердца, почек, суставов. Наиболее распространенная в первой половине жизни болезнь сердца — ревматизм, вызывающая большинство пороков сердца, более чем в 90 процентах случаев развивается после ангины.
За последние десятилетия во всем мире отмечается рост хронических воспалительных (нетуберкулезных) болезней легких. И тут сказываются многие факторы: загрязнение воздушного бассейна, курение, не леченные вовремя болезни носоглотки. По данным многих авторов, более половины хронических воспалений легких развиваются после острого воспаления (острой пневмонии).
Перечень этот можно продолжить: хроническое воспаление почек часто восходит своим началом к острому, хроническое воспаление бронхов — к острому бронхиту. И следует сказать, что переход от острого к хроническому процессу зачастую очень трудно уловить.
Все эти наблюдаемые нами ежедневно факты побудили терапевтов Эстонии попытаться активно и целенаправленно прервать переход острых болезней в хронические.
С этой целью были разработаны методики активного врачебного наблюдения за переболевшими острыми болезнями. Перенесшие, например, ангину находятся под диспансерным врачебным наблюдением не менее месяца. В течение этого периода пациент посещает врача дважды. Ему измеряют артериальное давление, исследуют кровь, мочу, при необходимости делают электрокардиограмму, В случае выявления малейших отклонений в функциях сердца, почек или суставов консультируют у специалистов (кардиолога, нефролога, оториноларинголога) и назначают, если необходимо, дополнительное лечение дома или в больнице.
Перенесший острую пневмонию находится под диспансерным наблюдением от трех до шести месяцев, после острого бронхита — не менее полутора месяцев, после острого воспаления почек — не менее года. Всем этим пациентам проводится соответствующее обследование.
Что же дало диспансерное наблюдение над переболевшими острыми болезнями?
В среднем по республике ежегодно берется под наблюдение более 18 тысяч взрослых людей, перенесших ангину. Осложнения со стороны сердца обнаружены на ранних стадиях у 1—3 процентов, а со стороны почек — у 1—2 процентов пациентов. Немного, не правда ли? Однако за последние 5 лет это составляет почти 1200 человек. 1200 людей, которым потребовалась врачебная помощь, чтобы предотвратить развитие хронического заболевания.
Поскольку мы оказали им эту помощь, наметилось постепенное снижение заболеваемости «свежими» первичными формами ревматизма.
В республике берется под диспансерное наблюдение ежегодно в среднем более 6 тысяч человек, переболевших острой пневмонией. В 11—19 процентах случаев у людей, считающих себя здоровыми, мы находили остаточные явления болезни. Именно у таких пациентов, если они останутся недолеченными, и может развиться хроническое воспаление легких. За последние 5 лет переход острой пневмонии в хроническую диагностирован более чем у 650 человек. А поскольку диагноз был установлен на первой стадии заболевания, правильное интенсивное лечение оказалось высокоэффективным, помогло приостановить прогрессирование процесса и привело к полному выздоровлению.
Аналогичные данные о целесообразности диспансеризации людей, страдающих острыми болезнями, имеются и при остром воспалении почек, остром бронхите и других заболеваниях.
Начинание, родившееся в Эстонии, получило распространение в РСФСР, УССР, БССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Молдавской ССР. В Минске, например, подсчитали, что диспансеризация переболевших ангиной за 4 года сохранила городу более 43 тысяч рабочих дней. Но еще важнее то, что острые заболевания не перешли в хронические. Диспансеризация сохранила здоровье людей!
Не случайно эти профилактические методы высоко оценены в книге «50 лет советского здравоохранения» и удостоены серебряной медали Выставки достижений народного хозяйства СССР, а президиум Ученого медицинского совета Министерства здравоохранения СССР рекомендовал внедрить их во всех республиках страны.
Нет нужды особо доказывать, что предупредить развитие болезни намного целесообразнее и легче, чем ее лечить. Не случайно главное направление нашей социалистической системы здравоохранения — профилактика. Здравоохранению капиталистических стран решать такие задачи не под силу, хотя передовые деятели медицины понимают их необходимость и пытаются их поставить. Так, двенадцатый доклад комитета экспертов Всемирной организации здравоохранения был специально посвящен поощрению интереса общепрактикующих врачей к профилактической медицине. Но ознакомление со здравоохранением многих капиталистических государств убеждает в том, что объединение лечебной и профилактической помощи, осуществленное в нашей стране, за рубежом остается лишь благим пожеланием.
Примечательно в этом отношении высказывание руководителя секции сердечно-сосудистых заболеваний Всемирной организации здравоохранения Э. Фейфара, который отметил, что профилактические меры тормозятся возражениями экономического, организационного и другого характера. Яснее не скажешь.
Диспансеризация, как известно, метод активной профилактики. Она требует от работников здравоохранения дополнительного времени, дополнительной работы. Надо, однако, подчеркнуть, что эффективность ее зависит не только от врача, но и от тех, кому он оказывает помощь. И нам хотелось бы, чтобы вопросы профилактики интересовали наших пациентов, чтобы к профилактическим обследованиям и последующим рекомендациям врача они относились столь же серьезно, как к лечению.
Когда человек чувствует себя выздоровевшим, то, как правило, перестает посещать врача. Даже если терапевт уверяет, что благополучие это кажущееся. С подобными примерами мы столкнулись и при диспансеризации перенесших острые болезни. Понимание пациентом опасности возможных осложнений имеет не меньшее значение в предупреждении хронических заболеваний, чем активная деятельность врачей.
Таллин


ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

Рисунок А. ВЛАДИМИРОВА
Магадан


ПЛАНИРОВАТЬ ТИШИНУ!

СООБЩАЕТ ЛАТВИЯ

И. БОНДАЛЕТОВ,
заместитель председателя Совета Министров Латвийской ССР

См. «Здоровье» №№ 6, 7, 8, 1976 год.
В РЕСПУБЛИКЕ проведена определенная работа по снижению шума на промышленных предприятиях, в городах и других населенных пунктах.
В большинстве городов и районов республики при исполнительных комитетах городских и районных Советов депутатов трудящихся созданы межведомственные комиссии по борьбе с шумом. Наиболее плодотворно эти комиссии работают в городах Лиепае и Вентспилсе.
В соответствии с комплексными планами на многих предприятиях внедрены новое оборудование и технологические процессы, сокращающие уровни шума.
Проводится работа по благоустройству городов для снижения уровня городского шума: своевременный ремонт дорожных покрытий, озеленение, ремонт подвижного состава и трамвайных путей, замена путей на бесстыковые, введение в эксплуатацию менее шумных трамваев, снятие с линии автотранспорта с неисправными глушителями и кузовами.
Проектами генеральных планов населенных мест предусматривается строительство объездных магистралей вокруг городов. Такие магистрали построены для городов Даугавпилса, Тукумса, Талсы, Виляны, строятся в городах Риге, Юрмале, Екабпилсе.
Переведены на одностороннее движение ряд улиц в городе Риге. Запрещено движение грузового автотранспорта в центре города Вентспилса, и выведена из центра города база междугородного автотранспорта.
Управлением Прибалтийской железной дороги запрещена регулировка и испытание двигателей с 24.00 до 6.00 часов, ограничено время действия громкоговорящей связи. Высажены деревья вдоль железной дороги в жилом массиве Кенгарагс города Риги.
Прекращена эксплуатация аэродрома гражданской авиации «Румбула», расположенного вблизи жилого массива.
В десятой пятилетке в республике будет продолжаться работа по осуществлению аналогичных мероприятий для снижения шума.
Министерствам, ведомствам и предприятиям союзного подчинения поручено усилить работу по борьбе с шумом и вибрацией не только на производстве, но и в жилых районах, обратив особое внимание на вывод промышленных предприятий из жилой застройки города Риги, в первую очередь размещенных рядом с жилыми домами или в непосредственной близости от них и оказывающих неблагоприятное влияние на гигиенические условия проживания и здоровье населения.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz