каморка папыВлада
журнал Вожатый 1984-08 текст-8
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 21.07.2019, 05:20

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ЧТОБЫ ПРАВДА ПОБЕЖДАЛА
Ныне А. И. Гавриков — аспирант Академии педагогических наук СССР. А начинал он вожатым. А как вожатый — с создания в 805-й московской школе общественно-политического клуба. Очень полезными для ребят оказались и этот клуб, и еще один, который действует теперь в другой школе, 609-й. Наш корреспондент беседует с Александром Ивановичем Гавриковым.
— Пожалуйста, поделитесь опытом с вожатым-новичком, приоткройте свои «клубные тайны»...
— Охотно. Эту форму работы со старшеклассниками и пионерами считаю особо важной и перспективной. Но прежде всего скажу, что каких-либо неприступных «тайн» для вожатого в ней нет.
— У школьных политклубов самые разные названия: «Прометей», «Глобус», «Факел»... Но суть, разумеется, не в названии...
— Ну им тоже не стоит пренебрегать. Чем выразительнее и свежее, тем лучше. Мы свой назвали «Сплочение» — по-моему, неплохо.
Но главное — определить цель и точно направить к ней себя и ребят. Цель в любом случае одна: помочь овладеть основами политической культуры. А направления я бы порекомендовал такие: формировать политический лексикон подростков, расширять их социальный кругозор, давать ответы на злободневные вопросы, учить в споре отстаивать свои убеждения.
— Кое-кому, возможно, покажется, что первое несколько выпадает из этого ряда. Актуальная информация, искусство политической полемики — серьезнейшие вещи. И здесь же как будто возвращение к букварю...
— Но азбука, между прочим, фундамент всех наук! Что касается знания политики, то у некоторых наших школьников он, увы, недостаточно прочен. Как-то я выписал политические термины, встречающиеся в «Пионерской правде», и предложил довольно большому числу старших пионеров их объяснить. Едва ли не половина слов была ребятам неизвестна. Вот вам и «букварь»! А что за этими терминами? Стержневые, насущные для классового сознания наших современников понятия.
— Итак, вожатый Гавриков берется организовать политклуб...
— Сразу замечу: не сам, а вместе с ребятами. Посоветовался в партбюро. Заручился поддержкой комитета комсомола и совета дружины, обратился к ребятам, увлекающимся политикой: давайте поставим ваше увлечение на более солидную основу. Возникла инициативная группа. В основном из девяти- и шестиклассников.
— Будущее ядро клуба!
— Вот именно. На следующий год и те и другие станут старшими: первые — среди всех школьников, вторые — среди пионеров. Будет кому задавать тон, не секрет же, как много значит для подростков возрастной авторитет их товарищей. А остальные пионеры? Тем, кто еще не дошагал до шестого-седьмого, как правило, не по плечу активно действовать в клубе, быть в его постоянном «штате». Да и дорасти до столь серьезных обязанностей надо не только по возрасту... Но, подчеркну, хотя в нашем «Сплочении» работали не все пионеры, клуб работал на всю дружину.
Всегда, когда затеваешь с ребятами что-то новое, хорошо бы показать им образец, к которому следует стремиться. Я пригласил к нам своих друзей из политклуба моего родного пединститута — Московского областного. Они «привезли» школьникам вечер политической песни. Впечатление он произвел огромное. А если кто-то вздыхал: «Так то ж студенты, взрослые...», я подхватывал: «Вот и будем равняться на взрослых!» Взрослых политклубов, особенно студенческих, немало. Не сомневаюсь, что в помощи там никогда не откажут.
После того вечера организационный процесс ускорился. Выбрали из ребят президента клуба, двух вице-президентов. Распределились по секциям. В одну вошли политинформаторы, в другую — ответственные за подготовку встреч с интересными людьми, третьи — в редколлегию клубных бюллетеней...
— Я как раз намеревался, сравнив клуб, допустим, с заводом, спросить, из каких «цехов» он, по-вашему, должен состоять!
— «Сырье», поступающее на такой «завод», — политическая информация, оперативная и разнообразная. Каждый член клуба выписывал газету или журнал (иногда «на паях» с приятелем). Ежедневно у нас скапливалось до двух десятков изданий. Ребята делали вырезки и раскладывали их по темам. Полагаю, не обойтись без такого «цеха сортировки» материалов, которыми располагает клуб.
В целом же единого стандарта, думаю, быть не может. Приемлема любая структура, если она учитывает условия и традиции школы, уровень знаний, склонности и запросы ребят. И позволяет применять наиболее созвучные всему этому средства политического воспитания. Применять с полной отдачей.
Решили мы формировать политический лексикон школьников, научить их извлекать максимум из того, что для них пишется, печатается, — поручили одному из «цехов» отвечать за это. Так и сказали редколлегии: ваша забота не только о том, что читать ребятам, но и о том, как читать.
Скажем, вывешивается в школе сегодняшний номер «Комсомольской правды». Но если только тем и ограничиться — чтение скорее всего будет беглым, поверхностным. Что-то важное ребята могут пропустить, в чем-то не разобраться. Значит, нужна пометка на полях возле очерка или репортажа, нужны пояснительные сноски под текстом, примечание, адресующее к литературе по данному предмету. Я чуть раньше употребил слово «структура». Если бы оно попалось на страницах газеты или в клубном бюллетене, то непременно появилась бы сноска: порядок, строение, устойчивая связь между различными частями целого...
От замысла — к структуре. По такому принципу она, на мой взгляд, и должна складываться.
— Хотелось бы лучше представить себе внутреннюю жизнь клуба.
— Регулярные заседания: подводим итоги, намечаем планы в связи с новыми обстоятельствами. Совместная подготовка дел. Каждый член клуба углубленно изучает какую-то политическую проблему или положение в одном из регионов планеты, и в назначенный день весь клуб слушает его сообщение.
Вообще-то ребята не любят разводить канцелярщину — поменьше бы им всяких бумаг с наставлениями и поручениями... Да, бумажные излишества ни к чему. Но такой документ, как устав клуба, необходим. Он придает ощущение взрослости, дисциплинирует, благодаря ему быстрее осваиваются новички. Отнюдь не лишни и краткие, иногда всего в несколько строк, инструкции — например, как организовать в дружине акцию интернациональной солидарности. Вручались ребятам удостоверения члена клуба, где отмечались выполненные поручения, и значки «За активную работу».
Клуб — школа общения. Мы всячески старались (и это тоже отражено в уставе), чтобы общение в нашем клубе дарило радость и возвышало душу, чтобы, постигая законы политики, ребята учились и законам отношений между старшими и младшими, между сильным полом и слабым... В этике находили доступный подросткам язык для разговора о политике. Ведь у государства с государством, как у человека с человеком, доброжелательность или подозрительность, согласие или разлад... А иногда, наоборот — шли от политики к этике. Знакомясь с дипломатическим этикетом (ребята сами захотели!), сопоставили его с собственными манерами поведения и убедились: не помешало бы позаимствовать у дипломатов умение властвовать собой, не ронять свое достоинство и уважать достоинство других. Тем более что активисты клуба в школе у всех на виду, они в большинстве своем лидеры среди сверстников, им подражают...
Еще раз акцентирую внимание вожатых: очень дороги нравственные уроки клубного общения. И к тому же наша нравственность — это тоже политика, внутренняя и внешняя!
— Вы сказали, что клуб работал на всю дружину, и частично уже это подтвердили. Но, наверное, есть чем дополнить!
— Дополнять можно долго. Готовясь в клубе, лекторы и политинформаторы выступали в отрядах. Когда дружина включалась в акцию солидарности, наши активисты шли ко всем пионерам и октябрятам, объясняли, почему и для кого отправляем тетради, карандаши, ручки. Чтобы не просто собрали посылку, а сердцем откликнулись на горести детей Чили, Вьетнама, Кампучии...
По-моему, нет лучшей пропаганды высоких общественных идей, чем близость к людям, воплощающим эти идеи. Наш клуб устраивал встречи с Гарри Айзманом и сестрой Анджелы Дэвис — Фанни, со знатным строителем Николаем Злобиным и советскими исследователями Южного полюса...
Но, пожалуй, особо надо сказать о бюллетене «Объектив». У пионеров он был, кажется, еще более популярен, чем у старшеклассников. Главным образом именно его содержанием мы отвечали на волнующие ребят вопросы. Подыскивали для ответов броскую, эмоциональную форму. К примеру, острым публицистическим пером и карандашом карикатуриста рисовали политические портреты «ястребов». Или политические комиксы. О чем мог быть такой рассказ в картинках? Зарубежный гость, напичканный злобными небылицами о Советском Союзе, приезжает к нам в страну. И каким же смешным он выглядит, когда реальность в пух и прах разбивает его «достоверные сведения»!
— Правда и ложь... Уместно затронуть тему об умении спорить с идеологическим противником.
— Это направление стало основным для политклуба 609-й школы. Четырежды в год — контрпропагандистские практикумы. И вновь о форме: каждый раз пробуем новую. Недавно она явила собой прямую дискуссию ребят в роли «военных журналистов», советских и западных. Речь шла о сокращении ядерных вооружений, о позициях сторон на переговорах в Женеве. Перед ребятами был зримый образ политической полемики, они напряженно сопереживали «советской стороне». Все было по-честному, мы заранее не навязывали результат, а доверились логике фактов, правде документальных материалов. И она, правда о нашем миролюбивом курсе, победила — так единодушно признали ребята, наблюдавшие за этим поединком мнений. И главное, что, наблюдая, тоже учились дискутировать, защищать правду вескими аргументами.
Для того чтобы она всегда побеждала в сознании юного человека, и нужны школьные политклубы. Они могут и должны, соединив в себе многие стороны идейно-нравственного воспитания ребят, прибавить ему действенности. Конечно, сразу добиться широкого и глубокого влияния клуба на ребячью жизнь трудно. Но любой путь начинается с первого шага. Советую начать, как мы в 609-й школе, с анкетирования. Спросите подростков: какие события в мире особенно привлекают твой интерес? Какие фильмы последнего времени тебе понравились и чем? Что означает «Гринэм-Коммон», «рейганомика», «партия зеленых»? Ближе узнаете по таким анкетам ребят, и тогда станет намного понятнее, каким должен быть школьный общественно-политический клуб.
Беседу вел С. ВИТАЛЬЕВ

ВСТРЕЧА И ЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
Провести встречу с ветеранами труда». Такой пункт наверняка есть в плане работы любой дружины. И кажется, чего уж легче: ветераны живут в любом городе, поселке, деревне — приглашай, встречайся... Но будет ли настоящая польза от «легкого» дела, если отнестись к нему с уверенностью, что все получится само собой?
— Нет, на «само собой» рассчитывать нельзя, — подтверждает старшая вожатая 21-й школы города Грозного Валентина Тимошенко. — Ведь, к сожалению, бывает, что ветеран говорит, а пионеры скучают...
Встреча с человеком славной биографии — это приобщение к замечательному прошлому нашей Родины, это подлинное ощущение связи поколений. Ребята должны увидеть в собеседнике живой пример классовой убежденности, гражданственности. В том-то и ценность этой формы пропагандистской работы, что здесь все предельно конкретно: вот человек, вот его судьба — частица истории Отечества. Но чтобы ничто в беседе не пропало для ребят даром, нужно подготовить к ней и пионеров, и их гостя.
— Подготовка у нас не сводится, — поясняет Валентина Тимошенко, — только к оформлению зала или класса и к просьбе, чтобы ребята не забыли принести для гостя цветы. Все это нужно, но главного не заменяет...
И она рассказывает, как организовывали встречу, на которой я только что присутствовал, — с ветераном труда В. П. Тумановой.
— Прежде всего продумали, какой должна быть аудитория. Всегда лучше, если она однородная по возрасту. Ведь с разным возрастом надо и говорить по-разному. Веру Прокофьевну мы сориентировали на семиклассников. Они уже считают себя взрослыми, всерьез размышляют о выборе жизненного пути. Им, полагали, и будет особенно интересно послушать бывалого человека, через его опыт пристальнее взглянуть на себя... Мне кажется, подобную встречу хорошо устраивать не в актовом зале, а в классной комнате. Не с несколькими отрядами, а с одним. Место более привычное, «обжитое», и разговор в кругу одноклассников должен получиться более доверительным. Разумеется, настроить их надо как следует. Тут, кстати, помогут и оформление и цветы. Имеет смысл еще раньше, заочно и кратко, но все же познакомить ребят с ветераном, его жизнью. Может быть, уже тогда у них возникнут вопросы, просьбы о чем-то рассказать подробнее. Появится больше возможностей превратить выступление в общий разговор.
Необходимо помочь не только младшим, но старшему. Случается, что в общении с ребятами взрослые теряются, сбиваются с верного тона... Поэтому не стесняемся предложить свой совет, подсказку. Они, ветераны, люди мудрые — не обидятся, поймут. По крайней мере, на меня ни разу не обижались. Стараюсь советовать деликатно, ненавязчиво...
У Веры Прокофьевны немалая практика выступлений перед пионерами. И все же мы вместе с ней тщательно определяли, с чем обратиться именно теперь и именно к этому отряду. Решили так построить беседу, чтобы каждый эпизод из прошлого смыкался с современностью.
Начала Вера Прокофьевна из своего пионерского детства:
— Пионеркой я стала в 1923 году. Помню, как мы шли по сельской улице и пели песни «против религии» — учились быть политическими бойцами! «Ишь, охальники, — кричали нам вслед, — бог вас накажет, громом и молнией поразит!» Как видите, ничего со мной не стряслось, дожила уже до семидесяти Двух...
Вот такое начало — серьезно и с улыбкой. И сразу же вступление в тему: быть бойцом, отстаивать свои позиции, не страшась никаких громов и молний!
— Окончила девятый класс, и сразу в студентки. Меня останавливали: куда ж тебе, девчонка, на горный факультет? Но я знала, что стране нужны горные инженеры, и не отступила. После вуза мы всей группой собрались на Урал. Опять отговаривали — зачем так далеко от дома, можно и здесь работу отыскать. Но люди моей специальности были особенно нужны на Урале. Значит, мне туда!
Я рада, — продолжала В. П. Туманова, — что наш комсомольский характер унаследовали многие и многие юные. Родина зовет — и они отправляются на КамАЗ, КАТЭК, БАМ. И не какие-то необыкновенные герои, а обычные парни и девчата, вот как выпускники вашей школы...
Вера Прокофьевна напомнила о недавних выпускниках, работающих сейчас в Уренгое и на БАМе (гостья почерпнула сведения о них от старшей вожатой — это тоже было подготовкой!).
— Вчерашние школьники, а уже — можно применить и громкое слово — вершат историю.
Не лишнее напоминание для тех, кому завтра вписывать в современность свои строки!
— Во время войны в цехе завода, выпускавшего снаряды для фронта, я увидела у станка мальчика, вашего ровесника, — продолжает Вера Прокофьевна. — Прошу на минуту отключить станок, поведать о себе. А он: «Пока не закончу смену, работу не брошу». Потом я узнала, что он сдает втрое больше деталей, чем по норме. Откуда силы брались? Ответственность — она прибавляет столько сил!
Тогда была война, сейчас подростка, понятно, никто не поставит трудиться в горячем цехе... Но мне очень хочется, чтобы вы были похожи на того мальчика. Пониманием ответственности. Свериться бы каждому, сравнить себя с ним...
Ребята притихли, задумались. А действительно — если сравнить?
— Ну а какие у вас нынче обязанности? — прервала Туманова затянувшееся молчание.
И семиклассники рассказывают гостье о своей учебе, о работе в лагере труда и отдыха...
— Что ж, деятельный вы народ! — порадовалась Вера Прокофьевна. — А согласны принять еще одно задание?
Речь зашла о дисциплине, порядке, бережливости. О необходимости, чтобы школа была для пионеров своей в полном хозяйском смысле...
— Мне известно, — Вера Прокофьевна вновь воспользовалась информацией старшей вожатой, — что вы обсуждаете вопрос о переводе школы на полное самообслуживание. Не пора ли от обсуждений перейти к действиям? Пусть это и будет моим заданием. Точнее, не только моим, а от всех ваших старших друзей-земляков.
Чуть позже оно было единогласно принято на собрании комсомольской организации и дружинном сборе. Ныне в школе нет взрослого обслуживающего персонала, а содержится она в образцовом порядке. И от ребят можно услышать: это по заданию ветеранов!
Ясно, что нельзя было в коротких заметках полностью отразить ту встречу. Мы выделили в ней только несколько моментов, чтобы показать самое важное. В чем же оно?
В том, что ветеран пришел к пионерам прежде всего как политический пропагандист. Была найдена и четко проведена через весь разговор тема становления гражданина. Найден и верный подход к теме; пропагандировать не «вообще», не правильными, но абстрактными истинами, а фактами, наблюдениями, выводами из собственной жизни, из жизни ребят. Да, еще раз отдадим должное хорошей подготовке. Основной ее целью было затронуть ребячью душу. Предельно конкретными, правдивыми подтверждениями высоких идей!
Отсюда и результат. Можно с полным правом считать, что встреча не закончилась в ту минуту, когда пионеры попрощались с Верой Прокофьевной. Выполняется ее задание, запали в душу детям идейные, нравственные уроки ветерана.
Н. ВИКТОРОВ

«...ИЗ РЕКИ ПО ИМЕНИ ФАКТ»
(О политинформации в отряде)
Напомним, что такое политинформация. В толковом словаре о политике сказано: «Деятельность государственной власти и государственного управления, отражающая общественный строй и экономическую структуру страны, а также деятельность общественных классов, партий и других классовых организаций». То есть деятельность, которая направляет жизнь общества, определяет материальное и духовное «самочувствие» каждого человека и всего человечества, — может ли быть более важный предмет для разговора! Ну а значение слова «информация», думается, не нуждается в растолковании, оно всем известно. Как и та истина, что понимать — в данном случае политику — это прежде всего знать.
Итак, регулярные, как правило, еженедельные беседы о главном, что происходит в стране и мире. Кому их поручить вести? Самим пионерам? Довольно часто так и решают: пусть кто-то из ребят выступает перед товарищами по отряду. Иногда получается совсем неплохо. И все же можно увереннее рассчитывать на успех, если младших информируют старшие. Ведь задача не в том, чтобы собрать и пересказать отдельные факты, а выстроить их в четкую линию, проанализировать, обобщить. Для 10— 14-летнего задача очень сложная. Поэтому предпочтительнее возложить ее на старшего или отрядного вожатого, комсомольца-старшеклассника.
Политинформация делится на два основных вида — обзорная и тематическая. Первая — о новостях из различных областей политики. Вторая же посвящается одной теме, событиям, имеющим общее содержание.
Начнем с тематической. Допустим, в ней идет речь о странах социалистического содружества. Политинформатор целенаправленно ищет, накапливает из разных источников материалы, чтобы сегодня, например, рассказать о новостройках Кубы и Вьетнама, в следующий раз — об экономическом и культурном сотрудничестве между СССР и Чехословакией, Болгарией и ГДР... Так, постепенно дополняясь, у пионеров складывается широкая картина поступательного развития братских государств, подлинно товарищеских отношений между их народами.
Разумеется, очень интересно ребятам слушать о своих сверстниках. Вот и надо использовать этот интерес, чтобы приблизить заботы и проблемы большого мира к миру детства и отрочества. Ныне в дружинах часто обращаются к теме под примерным названием «Два общественных строя — два детства». Сравнивая условия жизни юных граждан при социализме и капитализме, пионеры смотрят, как говорится, в самый корень различий между властью труда и властью капитала. Различий действительно коренных, вырастающих из самой природы старого и нового общества и охватывающих, конечно, не только детство, но и весь жизненный уклад. «Детская» тема прокладывает путь к очень взрослым выводам!
Что же касается обзорной политинформации, то, пожалуй, одного газетного номера вполне хватит для нескольких бесед. Опубликованы партийный документ, правительственное постановление, итоги переговоров советских и зарубежных руководителей — все это политинформация. Пущена на полные обороты атомная электростанция, еще на десяток километров протянулась нить гигантского газопровода, ученые выдвинули смелый проект освоения земных недр — это тоже политинформация. В местном колхозе получили хороший урожай, в городе открывается кинотеатр, пионерия района наметила новую трудовую операцию — нужно проинформировать и об этом.
Так что возьмем в руки газету и... Всегда ли, однако, умеем мы ее читать? Казалось бы, что тут уметь. Но, повторим, надо не просто сообщить о новостях, а оценить их, прокомментировать. Отсюда и требование к политинформатору: читая газетные строки, по-особому вникать в них. Не пробегать глазами, а исследовать.
Публикации в газете размещены не как-нибудь, а по степени значимости. Чем значимее, тем и место почетнее — в первых столбцах, под крупным заголовком. Остальное последует дальше, причем в строгом согласии с пословицей «Делу время, потехе — час». И в политинформации не должно быть иначе. Можно, конечно, уделить чуть-чуть времени и увлекательному сюжету из рубрики «Происшествия», но прежде всего и больше всего — о самом серьезном. О противостоянии сил мира и войны, о нашем продвижении по курсу дисциплины, порядка, бережливости, о щедром внимании страны к детям и долге пионеров перед своей страной.
Не научишься читать газету, если не будешь читать ее постоянно. Ведь едва ли не любая заметка скажет тебе куда больше, когда поставишь ее в связь с напечатанным ранее. К примеру, сообщая о предложениях США по сокращению химического оружия, газета лишь коротко пишет об их ложной «гибкости» и «конструктивности». Но несколько дней назад подробнее раскрывалось их фальшивое звучание — достаточно того, что оно сопровождается шелестом купюр, обильно выделяемых для химического перевооружения США. Возвратившись памятью к той статье, полнее представишь и объяснишь слушателям происходящее. Внутренней ли политикой занимается политинформатор или международной, чтобы не полагаться только на память, ему необходима папка с соответствующими газетными вырезками.
Собственно, основное при подготовке политинформатора в том и состоит, чтобы он читал! Книги Ленина и о Ленине, сближающие нас с великим пропагандистским искусством Владимира Ильича. Литературу, передающую опыт лучших публицистов прошлых поколений и наших дней. «Правду», где каждая строка — о политических уроках современности, и «Пионерскую правду» — переводчика этих уроков на язык детства. Справочные издания (Большая советская и Детская энциклопедии, Краткий политический словарь, «Страны мира», статистический сборник «Дети в СССР» — перечислять можно еще и еще!), в которых найдешь буквально все обо всем. Да возьми хотя бы выпускаемый Политиздатом «Календарь школьника» — только в нем одном целая программа бесед с ребятами, по крайней мере, на год.
А что еще включает подготовка политинформатора? Некоторые термины, формулировки, которые услышат от него ребята, могут для них оказаться непонятными. Поэтому в 24-й школе прибалтийского Калининграда заранее составляют словарь из нескольких разделов — «Революция», «Буржуазная демократия», «Дипломатия», «Экономика», «Идеологическая борьба» и т. д. Если разговор о революционном процессе — политинформатор должен растолковать слушателям, например, слова «диктатура пролетариата», если о буржуазной демократии — «многопартийная система», о законах дипломатии — «ратификация»... Растолкует, попросит записать, запомнить и через неделю обязательно проверит, стало ли непонятное понятным.
Подготовки требует и то, к чему вроде бы... нельзя подготовиться. Неожиданные, непредсказуемые, порою такие каверзные ребячьи вопросы... В «Вожатом» уже приводились некоторые из тех, что встречались в практике школьных политинформаторов: «Зачем мы осваиваем космос, когда и без того достаточно трудностей на земле?», «Заключат ли СССР и США военный союз, если нападут инопланетяне?», «Как стать поэтом?»... Крепкие орешки, не правда ли? Что ж, чем больше знаешь, тем реже тебя будут заставать врасплох — еще один аргумент в пользу непрерывной и вдумчивой учебы политинформаторов! Ну а если ответа у тебя все-таки нет? Тогда лучше всего в этом признаться, обещать, что к следующей встрече он будет, и, разумеется, выполнить обещание. И всегда, если мы не хотим, чтобы аудитория отвернулась от нас, надо твердо держаться правила: ребятам разрешено задавать любые вопросы, ни один не может быть поводом для раздражения и насмешки. А любопытство, навеянное чуждыми, враждебными нам голосами? От него-то отмахиваться тем более непростительно.
Коль уж зашла речь о вопросах и ответах, то заметим, что политинформации совсем не обязательно быть только в виде монолога. Для нее приемлемы и формы пресс-конференции, обмена суждениями за «круглым столом». Шестиклассники другой калининградской школы, 32-й, недавно отправились за политинформацией к самым славным людям своего города — рабочим: по теме «Мы — калининградцы» совершили экскурсию на шефствующий завод.
А в 24-й школе мне показали «Памятку политинформатора». В ней записано: «Выступай перед ребятами тогда, когда хорошо продумаешь тему, а не только нахватавшись красивых выражений. Используй побольше фактов, примеров, поменьше употребляй общих фраз. Старайся, чтобы факты сами собой увлекали слушателей, говори просто и только о том, что сам понял и в чем убежден. Стремись подстегнуть мысль товарищей, вызвать у них желание, если надо, поспорить, отстоять свою точку зрения».
Да. какой бы способ политинформации ни избрать, главное зависит от того, кто ее ведет — человек, бесстрастно произносящий «правильный текст», или подлинный оратор. Ораторское мастерство — это мысль, согретая чувством. «Без эмоций нет искания истины», — говорил Ленин. На его родине, в одной из школ Ульяновска мне так изложили свой подход к политинформации: «Ребята непременно должны ощутить личное переживание рассказчика, увидеть, что политика для него не что-то далекое, а врывающееся в сердце болью, тревогой, надеждой... И первый показатель, по которому судим об успехе беседы, — не было ли слушателям скучно?» Абсолютно верный подход!
Вожатый призван не только сам доносить до пионеров политическую хронику дня, но и всячески содействовать каждому, кто в этом ему союзник.
Предположим, пионеров знакомят с текущими событиями старшеклассники. Они теперь обычно объединены в кружки, секции политинформаторов при школьных политклубах. В подборе и изучении материалов им помогают преподаватели истории и обществоведения, географии, литературы. Нужна помощь специалистов по методике пропаганды, которые бы посоветовали, как применять в беседе наглядные средства, как, не сковывая себя «шпаргалкой», опираться в выступлении на его краткий конспект...
А в чем же может помочь вожатый? В том, чтобы укрепить контакты политинформаторов со всеми этими помощниками (почему бы именно ему не наладить постоянные консультации, скажем, с методистами местной организации общества «Знание»?). И, главное, добиться, чтобы ориентиром для старших в как можно большей мере служили интересы, пожелания младших.
Вот реальный образец. Семиклассники школы № 2 города Золочева Львовской области захотели лучше узнать о молодежных течениях, группах, существующих сейчас на Западе. Обратились к старшей вожатой Лидии Жулин, а она — к девятикласснику Олегу Рупняку. Он политинформатор. Подсказала, из каких источников можно почерпнуть сведения. Вместе с руководителем кружка политинформаторов и Олегом наметила план беседы, тщательно взглянула с позиций ребят — то ли самое они «заказывали», полностью ли дойдет до них суть?.. И очень удался разговор о том, как трудна порой дорога подростка, воспитанного обществом наживы, в ряды прогрессивных людей, как, разуверившись в ценностях буржуазного «гуманизма», он присоединяется к расистам, неофашистам, сектантам-изуверам, исповедующим какую-то из «новых религий»...
...Сегодня политинформация. Несколько минут перед уроками. От тебя, вожатый, во многом зависит, чтобы эти минуты подняли ребят еще на одну ступеньку гражданской зрелости.
Б. ГЛЕБОВ

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz