каморка папыВлада
журнал Советский экран 1980-07 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2019, 04:49

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

беседа о профессии

Ведет А. Кагарлицкая

Ольга Остроумова: «ХОЧУ СЫГРАТЬ АКТРИСУ»

С этой актрисой мы впервые встретились в картине Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника», где она сыграла Риту, первую любовь одного из героев фильма, Генки Шестопала. Двенадцать лет, что прошли с тех пор, были отмечены для Ольги Остроумовой рядом серьезных театральных и кинематографических работ.
За исполнение роли Мани Поливановой в фильмах «Любовь земная» и «Судьба» актриса удостоена Государственной премии СССР.

— Киноактеры порой сетуют на свою профессиональную судьбу: почему нам почти всегда приходится зависеть от чужих планов, желаний, устремлений? Почему проявление инициативы в выборе роли иногда воспринимается как отсутствие скромности?..
— Иной раз действительно бывает странно,— говорит Ольга Остроумова,— отчего считается как бы зазорным, если актер, допустим, просит режиссера попробовать его на роль, считая, что может с ней справиться? В свое время я сама вызвалась сыграть Женю Комелькову в фильме «А зори здесь тихие...». Набралась храбрости и решилась предложить свою кандидатуру. Так же точно поступил и Андрей Мартынов, который пришел в съемочную группу и сказал: «Я хотел бы играть старшину Васкова». Так что, как видите, проявление инициативы иногда бывает вознаграждено.
— Вы ощущали в себе духовное родство с героиней повести Бориса Васильева или же вас привлекла возможность сыграть характер, отличный от вашего собственного?
— И то и другое, как это ни парадоксально. Конечно, у нас с Женькой много общего. Например, в какие-то сложные моменты жизни, когда лучше всего выждать, во мне вдруг просыпается азарт, желание испытать судьбу, пойти на риск...
С другой стороны, иногда прикидываю: а как повела бы себя Женька сегодня в той или иной сходной с моей ситуации? Думаю, она всегда оставалась бы сама собой — прямой, чуждой компромиссам. Несомненно, и в наши дни она смогла бы проявить себя яркой, сильной, незаурядной личностью. Должна сказать, что все мы, снимавшиеся в «Зорях», после окончания съемок очень повзрослели. В нас были задеты какие-то глубоко спрятанные струны, мы стали душевно богаче.
— Вы часто отказываетесь от предложений сниматься?
— Часто. Случается это обычно после того, как на экран выходит очередной фильм с моим участием,— мгновенно с киностудий начинают присылать сценарии, героини которых оказываются как бы слепками с той роли, что я недавно сыграла. Какая-то странная, необъяснимая инерция! Но мне неинтересно все время играть один и тот же характер, да и зритель в конце концов может запротестовать.
— И все же в последнее время вы, бывает, снимаетесь в ролях довольно скромных, небольших по объему, а главное, иной раз недостаточно выразительных по содержанию. Чем это можно объяснить?
— В самом деле, по моим словам, выходит, что я всегда остаюсь непреклонной. Однако один раз меня вот так убедили, утвердили, сшили платье для роли, я должна была уже отправляться в экспедицию в другой город. Накануне выезда из Москвы все же решилась, собрала все свое мужество и... отказалась. С тех пор я не поддаюсь ни на какие уговоры: если не нравится — отказываюсь сразу.
А в общем, все не так просто...
Когда я, скажем, прочитала сценарий фильма «Хомут для Маркиза», который тогда еще только готовился к постановке, несколько дней не могла успокоиться. Судьба мальчика, героя картины, по-настоящему потрясла меня, и я решила: такой фильм всем нам очень нужен, он учит человечности, призывает быть нетерпимыми ко всяким проявлениям зла. Моя будущая работа над ролью матери Родьки виделась мне частью общего, необычайно важного дела. Увы, многие проблемы, в сценарии заявленные достаточно остро, в фильме оказались сглаженными. Что же касается моей героини, то хотя я и пыталась сыграть драматизм ее судьбы, она превратилась не более чем в проходной персонаж.
— Не так давно в «Советском экране» была напечатана статья К. Садчикова «Не будем забывать про амплуа», впрямую обращенная к актерским проблемам. Критик отстаивает понятие амплуа как некую сумму определенных профессиональных качеств актера, позволяющих ему играть те или иные роли, сходные по типу и по характеру. Согласны ли вы с той мыслью, что актер должен хорошо понимать и уметь выполнять свое амплуа, а только уж потом отрываться от него, стремясь «вперед и выше»?
— Я не сторонник разделения ролей и актеров на амплуа и тем более типажи. Внешность и темперамент, несомненно, влияют на характер роли, но не они определяют актерский диапазон в главном. За ними, как правило, кроются самые разнообразные творческие возможности. Сколько актерских талантов открылось благодаря доверию к ним со стороны режиссеров, вере в потенциал актера!
Во время учебы в ГИТИСе я играла все больше роли так называемых «голубых героинь» — мечтательных, пылких девушек. Когда работала в Московском театре юного зрителя, у меня наметился уже некоторый поворот к характерности: так, если бы в институте в пьесе Островского «Поздняя любовь» мне совершенно явно досталась бы роль Любаши, то в ТЮЗе я сыграла Лебедкину — характер острый и уж ни в коей мере не романтический. С приходом в Драматический театр на Малой Бронной я окончательно поверила в себя: в спектакле по пьесе Г. Запольской «Их четверо» режиссер А. Паламишев поручил мне комедийную роль вздорной, глупой, немолодой уже женщины. Ведь разглядел во мне, такой спокойной и уравновешенной в жизни, эксцентрическую актрису. А теперь я вновь играю романтическую героиню — в спектакле «Лунин» по пьесе Э. Радзинского. Так что, кажется, у меня нет определенного амплуа. Я просто актриса.
— Не кажется ли вам, что кинематограф все же закрепил за вами некое амплуа — лирико-героическое, что ли? И идет эта линия от Жени Комельковой к Мане Поливановой из фильмов «Любовь земная» и «Судьба».
— Для меня это образы совершенно разные. Действительно, и в том и в другом есть своя доля и лирики и героизма, но выражены они по-своему. Героизм Жени сродни героизму Алеши Скворцова из «Баллады о солдате»: перебороть страх, пересилить смерть. В сцене гибели Жени Станислав Иосифович Ростоцкий просил меня соединить самые противоречивые чувства и состояния: мужество и страх, готовность жертвовать собой и нежелание умирать, крайнее отчаяние и неистребимую веру в счастливую звезду, в чудо.
Маня Поливанова другая. В Мане, по сути, нет ничего героического в традиционном смысле, она просто очень хороший, добрый, цельный человек. В критической ситуации эти ее качества проявляются во всей полноте, позволяя говорить о силе характера этой женщины. Маня была мне дорога другим — своей женственностью. Она — как русская Мадонна.
— Последнюю вашу работу в кино можно, пожалуй, назвать прямой противоположностью предыдущим героиням — я имею в виду Марину из новой комедии Эльдара Рязанова «Гараж».
— Мне достаточно хорошо знаком тип таких, как она, людей. С детства они привыкают потребительски относиться и к жизни и к окружающим. Взращивают в себе этакое ощущение собственной исключительности, полагая почему-то, что оно дает им право требовать от жизни всяческого удовлетворения — материального и душевного. Часто это бывают люди по натуре своей даже и добрые, но одного они понять не могут: за счастье надо бороться и страдать. Вот почему любые, даже самые ничтожные неприятности воспринимаются такими, как Марина, чуть ли не в трагедийных масштабах.
— Что вам самой хотелось бы сыграть в кино?
— Актриса всегда на виду, от этого никуда не денешься. Но подчас за парадом и блеском забывается, что она такой же, как все, человек. После съемок я, подобно другим женщинам, хожу в магазин, перед спектаклем едва успеваю забрать ребенка из садика, в свободное от репетиций время занимаюсь готовкой и прочими домашними делами. Мне кажется, обо всем этом можно сделать интересный фильм, фильм об актрисе — о таланте преодоления обыденности, о мужестве не отворачиваться от быта и вместе с тем — об умении возвыситься над ним духовно. Думаю, такой фильм мог бы быть в чем-то похожим на картину «Несколько интервью по личным вопросам». Во всяком случае, я завидую Софико Чиаурели, снимавшейся в этом фильме, доброй завистью: подобную роль мне бы хотелось сыграть...

Женя Комелькова («А зори здесь тихие...»)
Марина («Гараж»)
Маня Поливанова («Любовь земная»)
Маня Поливанова («Судьба»)
Рита Черкасова («Доживем до понедельника»)
Мать Родьки («Хомут для Маркиза»)


ПО СЛЕДАМ ВОЛШЕБНОГО ЛАЗЕРА

На выставку, посвященную юбилею газеты итальянских коммунистов «Унита», были доставлены «экспонаты» из Центрального музея В. И. Ленина. Объясню сразу, почему слово «экспонаты» взято в кавычки. Собственно, их не было.
Были голограммы, созданные сотрудниками сектора НИКФИ. Предметы, запечатленные на них, выглядели абсолютно натурально, только казалось, что они спрятаны за стекло.
О голографии теперь знают многие. Советский ученый, член-корреспондент Академии наук СССР лауреат Ленинской премии Ю. Денисюк в 1960 году сделал первую голограмму. Предложенный им метод трехмерной объемной голографии принес нашей стране приоритет в ее практическом использовании. Самое широкое развитие получила изобразительная голография, в основе которой лежит ее свойство создавать необычные зрительные эффекты. В этом направлении и работают сотрудники сектора голографии НИКФИ, который возглавляет кандидат технических наук Г. Соболев.
Фотография, картина, даже киноэкран дают только двухмерное изображение. Запечатлеть и воспроизвести предметы в полном объеме до недавнего времени не удавалось.
Несколько лет назад сотрудники сектора подарили американскому профессору Джонгу голограмму с изображением головы льва. Ученый был изумлен. Прежде всего он увидел тонкую стеклянную пластину абсолютно без всякого изображения. Но вот пластину поднесли к обычной лампе. Профессор вздрогнул, настолько это оказалось неожиданным: из пластины... «вылезла» голова льва.
...Теперь, очевидно, стоит рассказать о том, как рождаются голограммы. В секторе голографии НИКФИ мне показали процесс создания одной из них. На специальной установке — часы. Заведующий группой сектора О. Серов накрывает их фотопластинкой со специальной эмульсией. Гаснет свет, включена лазерная установка. Тончайший луч, преломленный и расширенный линзами, словно прозрачной красной материей, обволакивает пластинку и, просвечивая ее, запечатлевает на эмульсии изображение часов. Невидимые лучи проникают сквозь стекло и, отражаясь от снимаемого предмета, снова возвращаются на пластинку. Так с двух сторон создается объемное изображение. А обработка голограмм во многом сходна с процессом изготовления фотографий. Часы, снятые с помощью лазера, выглядят настолько реальными, что, когда на готовую голограмму падает свет, на их металлических частях появляются блики.
Представьте себе, что однажды, открыв газету, вы прочитаете такую заметку: «В небольшом сибирском селе Н. открылась Оружейная палата. Здесь можно увидеть шапку Мономаха, изделия из золота русских мастеров XVII—XVIII веков. Специальный отдел отведен коллекции крупнейших алмазов...»
Фантастика? Нет, реальность, ответят сотрудники сектора и, чтобы не быть голословными, принесут золотую братину с жемчугами, созданную 300 лет назад. Конечно, не сам экспонат, который хранится в Оружейной палате Кремля, а его трехмерное изображение. И все-таки вы сможете почувствовать неподдельный «аромат» старины, сможете оценить величайшее умение русских мастеров.
Голография открывает широчайшие перспективы и в других областях. Школьники увидят на уроках, например, не обычные фотографии орудий труда первобытного человека, а как бы сами предметы. Найдет голография применение в театре и библиотечном деле, в рекламе и торговле. И все это — дело не такого уж далекого будущего. Уже сейчас на некоторых промышленных предприятиях нашей страны приступают к выпуску голограмм по методике НИКФИ.
И, конечно, большая жизнь предстоит голографии в кино. Сейчас в лаборатории ведется работа по созданию объемного, трехмерного изображения. И первый в мире голографический фильм создан именно здесь.
Длится он всего тридцать секунд. И хотя одновременно его пока могут смотреть всего четыре человека, зрелище это поистине незабываемое: словно с самого экрана на просцениум сходит девушка и опускает нитку жемчуга в бокал.
Правда, сейчас этот мини-фильм смотреть не совсем удобно. Какое-то время нужно искать происходящее на экране, пока оно не попадет в определенную зону зрения. Но ведь не следует забывать, что это первый в мире голографический фильм! Уже сегодня сотрудники лаборатории работают над лентой, которая будет длиться около двадцати минут и проецироваться на экран размером в двенадцать квадратных метров.
Ныне делает первые шаги портретная голография. Три года назад руководитель сектора Г. Соболев предложил способ получения голографического портрета, видимого в «белом» свете — обычном электрическом или солнечном.
— Давайте вспомним, что и фотография родилась не в один день,— говорит Г. Соболев.- Сколько перестрадали «жертвы» первых дагерротипов, которых фотографы заставляли по десять минут сидеть на солнце с набеленным лицом, пока длилась экспозиция пластинки. Способ получения топографических портретов много «проще» — лазерный луч запечатлевает снимаемый объект за одну стомиллионную долю секунды. Кстати, он совершенно безвреден — вспышка лазера менее ярка, чем обычная фотовспышка. Уже сейчас мы можем получать топографические портреты хорошего качества, причем они могут быть разных размеров — от самых маленьких, с почтовую марку, до больших, с человеческий рост...
Голография... Получившая стремительное развитие за какие-нибудь два десятилетия, она таит в себе еще десятки интереснейших возможностей.
Виктор ЧЕРНОВ


обзор писем

«ВЕСЬ ФИЛЬМ ОН УЛЫБАЕТСЯ...»

Прилив почты чаще всего бывает связан с лентами, которые отвечают нравственным ожиданиям зрителя, угадывают его духовные потребности и вступают с ним в контакт прямого, искреннего общения.
В новой работе известного режиссера Юрия Чулюкина «Поговорим, брат...» двухсерийный кинематографический простор отдан героике и приключениям. Эпизод партизанской борьбы в Приморье, о котором здесь рассказывается, не документирован исторически, но воспринимается как строка в реальной летописи гражданской войны. Романтика ленты порождена дыханием далекого героического времени, и у многих зрителей пробудились воспоминания о любимых образах советского киноискусства. «Я вспомнила свою молодость и то, как по четыре-пять раз подряд ходила на «Чапаева»,— пишет из Уфы ветеран войны и труда З. С. Кузнецова и добавляет: «Давно не было такого жизнерадостного, нашедшего свою аудиторию фильма...»
«Давно не было...» Но память подскажет несколько названий фильмов, обращенных к событиям тех же лет, которые хотя и не были обойдены зрительским вниманием, все же не вызвали такой горячей признательности. И сюжеты были увлекательными, и картины боев впечатляющими, масштабными, и участвовали популярные актеры, а душевный контакт со зрителями, как у фильма «Поговорим, брат...», возникал не всегда. Такого, чтобы иной из них написал: «Предлагаю этот фильм показывать с утра по телевидению, чтобы на весь день люди получали заряд бодрости, оптимизма и веры в свои силы» (инженер К. Самойленко, Ленинград).
Во многих письмах подчеркивается та мысль, что не только напряженностью и динамикой драматургического действия объясняют зрители свой интерес к этой ленте. «В фильме, помимо приключенческой канвы — погонь и опасных поединков,— замечает И. Гизенко из Ставропольского края,— глубоко и достоверно раскрыты характеры главных героев. Это прежде всего братья Кокорины...»
В словах «прежде всего» содержится точное наблюдение читателя. Порой фабула приключенческого фильма бывает самоигральной, то есть строится так, что действие вытекает из искусного переплетения обстоятельств, а не из логики характеров. Здесь же главный интерес — братья Кокорины — их преданность делу революции, беззаветная отвага, удальство и предприимчивость.
И сюжет фильма и боевые действия партизанского отряда, блокированного белогвардейцами, активизируются в связи с появлением старшего из Кокориных — опытного большевика-подпольщика Петра. Стремительно после побега из тюрьмы врывается он в лагерь партизан, не решавшихся по малочисленности на прямые столкновения с противником, и сразу же начинается смелая и остроумная боевая операция. И если Петр — это мудрость и опыт, то его младший брат Митька — это бесшабашная лихость и удачливость. К нему обращены горячие симпатии зрителей.
«Просто поражаешься находчивости и сообразительности Митьки Кокорина,— читаем в письме девятиклассницы из г. Белебея Марины Ильясовой,— весь фильм он улыбается. Балагур и шутник, он поддерживает бодрость, боевой дух в рядах партизан, внушает уверенность в неизбежную победу, задает тон всему фильму. Собственно говоря, чувства, испытанные при знакомстве с образом Митьки, и заставили меня написать это письмо. К сожалению, я не успела прочесть фамилию артиста, но я восхищаюсь им и выражаю свою благодарность за замечательное исполнение этой роли...»
В роли Митьки снимался артист Юрий Григорьев. Многие авторы откликов приписывают главную причину успеха фильма его талантливой игре. Этот по-настоящему народный персонаж в своей традиции уходит глубоко в историю нашего киноискусства. Митька Кокорин — наследник знаменитого Петьки из «Чапаева», он такой же носитель раскрепощенного революцией народного характера, в котором бурно, ярко проявляется неистребимость одаренной личности, обаятельное жизнелюбие.
Образ юного Митьки — одна из главных удач фильма «Поговорим, брат...». Однако яркая игра артиста Ю. Григорьева не затмевает и других исполнителей. Зрители, как свидетельствуют письма, по достоинству оценили и А. Голобородько в роли Петра Кокорина и А. Кочеткова — командира партизан Антона, и И. Малышеву — медсестру Веру, и Н. Мерзликина — матроса Федора, и Л. Смирнову — его жену Настю, и А. Пороховщикова — белогвардейского полковника Новикова... «Мне даже порой казалось, что в фильме тесно от прекрасных актерских работ,— пишет калужский педагог Н. Погребинский.— Но, по-видимому, так и должно быть в настоящем кинопроизведении, создаваемом коллективно, когда таланты участников, переплетаясь, дополняют друг друга». В других письмах также отмечается удачный, органичный ансамбль и актерских партий и всего творческого коллектива в целом — от режиссуры Юрия Чулюкина до музыки и песен Александра Градского.
Справедливости ради нужно отметить, что редакция получила и сердитые письма зрителей, которым фильм не понравился. Встречались упреки в чрезмерной растянутости ленты на две серии (О. Филиппова, Витебская обл.), в ненатуральности некоторых эпизодов (В. Картыков, Одесса), даже в нарушении воинского устава (И. Товтин, Мытищи)... Что ж, разные бывают вкусы и пристрастия, иной зритель не приемлет условность приключенческого жанра. Порой в оценке сказывается даже и настроение, при котором смотрелся фильм. Но, думается нам, ничего дурного нет в том, что фантазия и изобретательность авторов не вместились в пределы одной серии, а лихому Митьке как не одержать победу над многочисленными врагами! Относительно же его «неуставного» ответа «ладно» вместо «так точно», напомним, что он тут же получил от командира порядочный нагоняй...
В конце нашего обзора писем о фильме «Поговорим, брат...» хочется дать слово режиссеру-постановщику народному артисту РСФСР Юрию Чулюкину: «Уверен, что прикосновение к героическому не проходит бесследно для зрителя, что произведения этого благородного жанра воспитывают готовность к действию, к самопожертвованию во имя Родины, желание каждую минуту прийти на помощь тому, кто слабее, тому, кто в беде...»
А. ЛОКТЕВ


СПОРТИВНЫЕ ФИЛЬМЫ ИЗ СССР

У карты киномира

Киносалон Дома советской науки и культуры в Софии гостеприимно открыл двери перед многочисленными болгарскими любителями спорта. Здесь совместно с Союзом по физической культуре и спорту НРБ организована панорама «Советские спортивные фильмы», посвященная предстоящим XXII Олимпийским играм в Москве.
На открытии выступили олимпийская чемпионка Иванка Христова и заслуженный мастер спорта НРБ Виржиния Михайлова, которые дали высокую оценку интересной инициативе. От имени своих коллег они выразили также возмущение действиями американской администрации против Олимпиады-80, попыткам помешать спортсменам всего мира участвовать в Московских Играх.
До начала Игр здесь будут показаны более десяти художественных и тридцать документальных фильмов. Болгарский зритель познакомится с развитием и успехами советского спорта на Олимпиадах, на мировых и европейских первенствах, увидит новые олимпийские объекты, возведенные в Советском Союзе. На открытии демонстрировались документальный фильм «Я жду тебя, олимпиец» и художественный фильм «Спорт, спорт, спорт».
А. МИКИТЮК
София

ОДНАЖДЫ ВЫБРАННАЯ ТЕМА

Начальник участка Эстебан Вентура приказывает полицейским оцепить здание, где скрываются Лидия Досе и Клодомира Акоста — связные руководимой Фиделем Кастро Повстанческой армии... И вот уже убийца готовится к расправе над патриотами, выступившими против тирании диктатора Батисты...
Это кадры из художественного фильма «Та долгая ночь»... Известный кубинский режиссер Энрике Барнет воскрешает насыщенную драматизмом борьбы атмосферу кануна победы революции на острове Свободы.
«Помнить о героическом прошлом народа — значит дорожить настоящим,— сказал постановщик в одном из интервью.— Наверное, поэтому в истории национально-освободительного движения я вижу неисчерпаемый источник вдохновения». В этих словах — кредо режиссера, создавшего тринадцать историко-революционных лент. «И в новой работе,— отмечает газета «Гранма»,— он остался верен своей главной теме — теме борьбы кубинцев за революционные преобразования. Э. Барнет — постановщик-новатор. Обращаясь в своем творчестве к важнейшим периодам истории страны, он всегда находит свежие, оригинальные решения. В «Давиде», например, он психологически достоверно раскрыл образ несгибаемого революционера Франка Паиса, руководителя организации «Движение 26 июля» в провинции Орьенте; в фильме «Хулио Антонио Мелья» режиссер повествует о судьбе одного из основателей Коммунистической партии Кубы. А лента «Та долгая ночь» — это своего рода художественное исследование роли кубинских женщин в победе революции 1959 года».
Е. УРЧИК

ЗВЕЗДЫ НАШЕЙ ПОБЕДЫ

«Утренние звезды» — так назвали свой фильм сценаристка Эва Петельская и режиссер Генрик Вельский. Картина возвращает нас к январским дням последнего года войны. На окраине польской деревушки, еще занятой фашистами, появляется советский танк, прорвавшийся в тылы врага. Жители деревни прячут русских солдат...
Фильм этот, недавно вышедший на экраны Польши, уже отмечен премией министра национальной обороны ПНР.
Режиссер Генрик Бельский не новичок в кино. После окончания ВГИКа он в течение многих лет работал ассистентом и вторым режиссером на таких картинах, как «Фараон» Ежи Кавалеровича, «Красная рябина» Эвы и Чеслава Петельских... Принимал он участие и в создании советско-польского фильма «Помни имя свое» (режиссер С. Колосов).
«Мой герой,— рассказал Г. Вельский корреспонденту газеты «Трибуна люду»,— гибнет во имя священного долга борьбы с фашизмом. Трагический финал картины поможет зрителям глубже пережить мысль о том, что война не должна повториться, что мир зависит от каждого из нас...»
«Утренние звезды» — фильм интернациональный: польским кинематографистам помогали их коллеги со студий «Мосфильм» и ДЕФА (ГДР).
В. ТЕРЕНТЬЕВ

Кадр из фильма «Утренние звезды»

МАРАФОН ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Метеориты и лазеры, роботы и звездные корабли... Зрители США буквально ошарашены всеми этими обязательными атрибутами многочисленных космических киносерий. С одной стороны, они отвлекают американцев от множества нерешенных острых проблем сегодняшнего дня. С другой, по словам Джерри Зейтмана, автора картины «Проклятая аллея», научно-фантастические вариации «не связывают режиссеров по ногам и рукам реальностью». Признание довольно откровенное...
В конце прошлого года компания «Уолт Дисней» завершила съемки фильма «Черная дыра» (режиссер Гэри Нелсон). Как сообщил один из продюсеров, создана самая дорогостоящая картина в истории этой известной американской фирмы. В работе над ней приняли участие весьма значительные актерские силы (Э. Перкинс, М. Шелл, И. Миме, Р. Форстер и др.), лучшие специалисты по кинотрюкам. Подготовительный период и сами съемки длились более пяти лет; на лабораторную обработку и монтаж ленты потребовалось несколько месяцев.
По-видимому, весь этот размах, как финансовый, так и технический, понадобился продюсерам, чтобы побить кассовые рекорды «Звездных войн» и «Контактов третьей степени». Удалось это или нет, покажет время. Пока что ясно одно: в космический киномарафон включаются все новые и новые силы, выполняя тем самым социальный заказ того класса, которому они служат.
Н. СЕМЕНОВ

Кадр из фильма «Черная дыра»

НОВОЕ АМПЛУА ВОЛОНТЕ

«Трагикомический детектив» или «басня-гротеск» — так определяют жанр будущего фильма «Старк систем» авторы сценария: режиссер Армения Бальдуччи и исполнитель главной роли, один из самых популярных актеров итальянского политического кино, Джан Мария Волонте. Название ленты может быть переведено с английского, как «Гнусная система». Вместе с тем это, безусловно, игра слов, поскольку имя основного персонажа картины — Старк. Старк — карабинер, который волею случая становится кинозвездой и воплощает на экране «полицейские приключения по-итальянски» некоего агента Икс.
Ирония и гротеск пронизывают кадры этой ленты. Впрочем, замечает газета «Унита», «нынешняя итальянская действительность почти не расходится с вымышленными кинематографом историями зверских убийств».
Л. ЗИМАН

ПО ОДНОМУ СЦЕНАРИЮ

В начале нынешнего года наша печать сообщала о чудовищной бойне в американской тюрьме вблизи города Санта-Фе. Более тысячи заключенных подняли бунт против жестокого обращения с ними надзирателей, отвратительной пищи, антисанитарии. Полиция «усмирила» узников. Результат этой трагедии — около 40 убитых, 50 раненых. Условия содержания заключенных в застенках США, говорят борцы за гражданские права, являют собой вопиющее нарушение прав человека.
Подобная картина наблюдается не только в США, но и в Англии.
Три года назад английский режиссер Алан Кларк снял для телевидения фильм «Подонки» (по одноименной пьесе Роя Минтона, основанной на документальном материале). Однако зрители его не увидели — лента, дескать, давала «искаженное представление о нормальной жизни в местах заключения». В свое время история эта вызвала много шума, о ней сообщала пресса. Именно газетные статьи и привлекли к А. Кларку внимание продюсеров Клива Парсонса и Дэвины Беллинг, которые предложили режиссеру создать новый фильм по произведению Роя Минтона — на сей раз для большого экрана. Сейчас Алан Кларк уже закончил съемки художественной картины «Подонки», повествующей о буднях колонии для малолетних, бунтующих против жестокой системы «перевоспитания». Системы не выдуманной, а реально существующей. Она включает в себя пытки, издевательства, унижение.
С. ХОМУТОВ

Кадр из фильма «Подонки»


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz