каморка папыВлада
журнал Семья и школа 1990-09 текст-7
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.08.2019, 01:11

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

СОБЕСЕДНИК

Книги детского хирурга С. Я. Долецкого, действительного и почетного члена многих зарубежных и отечественных научных и медицинских обществ, широко известны в нашей стране. Автор снискал любовь детей и уважение родителей за свою сопричастность их переживаниям и страданиям.
Сегодня Станислав Яковлевич — наш (и ваш) собеседник. Мы предлагаем вниманию читателей отрывки из новой работы Станислава Яковлевича «Даром не дается», которая готовится к печати в издательстве «Педагогика».

С. ДОЛЕЦКИЙ,
член-корреспондент АМН СССР

ОТЕЦ - КТО ОН ТАКОЙ?

Консультации амбулаторных больных занимают существенное место в моей работе. В «святой день» — пятницу — здоров я или недомогаю, назначены ли в этот день срочные и весьма ответственные совещания — стараюсь не пропускать приема. Принимаю аспирин, уклоняюсь от заседаний и иду принимать, даже если пришло всего лишь несколько человек. Почему? Кроме первичных больных, направленных коллегами, приезжают, порой издалека, дети, оперированные неделю, год, десятилетия назад. Недолеченных и вылеченных больных я продолжаю долгие годы считать «своими». Об этом знают их родители. Здесь не только удовлетворение любознательности, но, что гораздо важнее, накопление опыта. Организм ребенка растет. Создаются новые соотношения в расположении органов. Мелкие отклонения, жалобы проявляются иногда после длительной полосы благополучия. Возникает повод переосмыслить метод лечения и совершенствовать его.
На приемах, коль скоро окинуть их мысленным взором на несколько лет назад, произошла перемена. Раньше ребенка приводили родители, иногда — дедушка и бабушка... Теперь типичная картина такова. В зал, где проходит прием, решительным шагом входит энергичная бабушка или мама. Папа, как правило, где-то на заднем плане. Женщины его просто оставляют за дверью, откуда через щель он пытается услышать, о чем идет речь. Вопросы задают только дамы. Попытки отца, если его звали с собой, робко вставить слово, на корню пресекаются. Одним словом, матриархат бушует в своем первозданном виде!..
Вы поняли, что я сгущаю краски? Несколько утрирую ситуацию? Но давайте все же попытаемся ответить на вопрос: кто он такой, отец в современной нашей семье?
Учеными до сих пор недостаточно изучено влияние отца на физическое и духовное развитие младенца. В первые 5 лет ребенок становится личностью, черты которой закрепляются на всю жизнь. Знаменитые педагоги прошлого, начиная с Песталоцци, Ушинского, Макаренко, Сухомлинского, Корчака, учителей японской школы Тамагава Гаукен и другие, подчеркивали значение отцов и преподавателей-мужчин в становлении характера будущего члена семьи. Ибо сверхэмоциональность матери уравновешивается спокойным и ровным отношением отца. Ее доброта и склонность к попустительству в «мелких» проступках уравновешиваются разумным и справедливым мужским подходом. Понято, что это реально в условиях полного единодушия супругов.
Во всех странах мира существует широчайшее разнообразие национальных традиций. Многие из них — полезны и достойны заимствования, некоторые — устарели, отжили. А есть традиции, нуждающиеся в укреплении, а то и в возрождении, в реставрации.
Недавно в одной из восточных республик нашей страны я беседовал с близнецами, мальчиками лет двенадцати. На вопрос, как они относятся к своему отцу, они, перебивая друг друга, сообщили уйму сведений:
— Он замечательный. Добрый и веселый. Строгий, но справедливый. Научил нас ездить на коне, стрелять из лука и из ружья, ловить рыбу, чинить забор. С ним никто не спорит. Он — главный... Нет! Главный — дедушка... Ничего подобного, дедушка мудрый и его все слушают и никто с ним не спорит. Он все знает даже больше папы. Конечно — он старше...
Основное, что я вынес для себя,— это старая мысль о хозяине дома, главе его. Там, где имеется единоначалие,— меньше споров, испорченного настроения, ненужных эмоций. Снимается повод для нарушения, как принято говорить, межличностных отношений. А они — основа разлада в семье. Когда ребенок твердо знает, кто дома «начальник», он всю жизнь понимает дистанцию, которая существует между людьми; а это облегчает и его собственную учебу, жизнь, работу совместно с другими людьми.
В последние годы мне приходится знакомиться с результатами операций, выполненных 10—20 лет назад, и осматривать наиболее отдаленную по срокам группу бывших пациентов — подростков и взрослых людей, ставших теперь родителями.
Обследование, однако, не ограничивается вопросами, связанными с хирургической помощью. Интересует меня и социальная сторона их жизни, в том числе и роль отца в семье. Поводом послужили не только положительные примеры благополучных молодых семейств. Речь идет о возможном сокращении массовых разводов, проблеме матерей-одиночек, здоровье новорожденных, уровне знаний молодыми родителями основ санитарии и гигиены.
Приведу пример. На осмотр пришел мужчина 25 лет. Он перенес у нас в 2-дневном возрасте сложную операцию. Теперь полностью здоров. Оказалось, за это время был трижды женат. От всех трех жен у него дети. В настоящее время его больше всего волнует проблема выплаты алиментов. Когда он сообщил об этом, ожидая сочувствия, я сказал ему, что он меня больше не интересует. Ибо больше думал не о нем, а об оставленных им женщинах и детях.
Немаловажно, в каком возрасте мужчина принимает решение о женитьбе: в 20— 30 или 40 лет. В состоянии ли он быть опорой матери и ребенку? Говоря о мужчине, замечу, что большое значение в судьбе будущей семьи, главой которой он станет, имеет его отношение к здоровью: режим, правильное питание, отсутствие вредных привычек. Еще важнее — знает ли он, что такое семья и свое место в ней.
Например, уже во время беременности молодой жены роль отца возрастает. Влияние психологического климата на будущую мать — научно доказано. В процессе внутриутробного развития эмбрион и плод подвергаются разным влияниям, при этом возможно повреждение его пластичных, растущих и развивающихся систем, органов и тканей — так называемый третий путь происхождения болезней человека. Первые два — врожденный и приобретенный. Здоровье будущей матери и ребенка связано с поведением будущего отца. Родился ребенок — и продолжает оставаться зависимым от матери, ее душевного тепла, голоса, слов и пенья, прикосновений, ласки. Грудное молоко содержит незаменимые средства защиты (иммунные тела), которых не заменят лучшие искусственные смеси.
Супругам стать единомышленниками в воспитании ребенка труднее, чем кажется на первый взгляд. Женщина, испытавшая все трудности беременности и муки родов, всегда склонна считать, что она имеет на ребенка больше прав, чем ее муж. Возможно, она не очень ошибается... Но одно дело — права, другое — воспитание. Жена, даже если не говорит об этом мужу, полна надежд на его желание отдать внимание не только ей, но и ребенку. А готов ли он к этому? Чаще всего нет. Трудно молодому отцу ежедневно отдавать несмышленышу 2—3 часа времени, которого и без того не хватает. Мать же ведет дом, хозяйство. Через год-два выйдет на работу.
На современного отца падает трудная и интересная работа. Он становится «ответственным» за дисциплину, закалку воли, гигиенический режим, зарядку, водные процедуры, физкультуру, развивающие игры, обучение всем видам домашнего труда, в первую очередь в помощь матери. Да еще занятия иностранным языком, музыкой... Хорошо, когда отец вместе с матерью занимаются педагогикой, ибо впереди — быстро проходящие отрезки жизни ребенка по этапам.
Вначале — непререкаемый авторитет родителей. Вскоре — смена «лидера», когда авторитетом становится любой и не самый лучший приятель. Этап «гормональной бури», наступающий у девочек раньше — с 12—14 лет и позднее у ребят, сопровождается нередко бурями жизненными. Затем отрицание авторитетов и поиск собственного пути методом проб и ошибок, иногда непоправимых. Иногда возникает и социальный бунт, когда подросток отрицает справедливость и правильность того, что содеяно предыдущим поколением... Перечисленное в телеграфном стиле напоминает настоящий детектив. Заняться его загадками полезнее до того, как ваш ребенок попал в криминальную историю. И наибольшая роль, нередко решающая судьбу ребенка, принадлежит здесь отцу.
Мужчине, спокойно и рассудочно оценивающему существо каждого этапа, нетрудно стать самым близким и понимающим ребенка человеком — и остаться таковым на всю жизнь. Именно отец способен стать ближайшим другом сына или дочери и дать тактичный совет, даже когда авторитет других взрослых поколеблен окружающими подростками. Он может справиться с неизбежными издержками «гормональной бури» и, главное, помочь в понимании тех социальных сторон жизни, в которых запутываются подростки.
Во многих семьях, вопреки здравому смыслу, дело обстоит наоборот. Отец превращается из главы семьи, идеала и эталона воспитателя в идола местного значения с отрицательным знаком. В таком доме только и слышно:— Тихо! Папа работает! Не мешайте папе отдыхать. Он очень устал. Не приставайте к папе — у него и без вас забот хватает. Пусть папа пойдет к друзьям, отдохнет от всех нас. И тому подобное.
Отчего так происходит? Думаю, вопрос здесь не только в отце, но и в маме. В ее женской гордости и ревности. Гордость: жена не хочет лишний раз унижаться и просить у мужа то, что он обязан выполнить сам без напоминаний. Ревность: как только муж начинает всерьез заниматься ребенком, подсознательно пробуждается чувство, что у нее отнимают ее собственность. Подавить это чувство не так легко.
Ученые, не сумев преодолеть исторически сложившийся подход к мужу — воину, охотнику, добытчику, хозяину,— фиксировали внимание на двух главных «действующих лицах» семьи — матери и ребенке. Сегодня пришло время подумать и об отцах. Много лет мы осуществляем программу по охране здоровья матери и ребенка. Так именуется Всесоюзный центр и научная проблемная комиссия. Но кто уделяет внимание юношам, подросткам и молодым отцам?
Давно, в январе 1983 года, состоялась 71-я сессия Исполнительного комитета Всесоюзной организации здравоохранения (ВОЗ), членом которой является и наша страна. В решениях записано: «Опасаясь, что важная роль отца в семье может выпасть из поля зрения, исполком считает целесообразным рассматривать семью как целостную единицу, не ограничиваясь более узким вопросом охраны здоровья матери и ребенка».
Отмеченная переориентация обладает гораздо большим значением, чем это может показаться на первый взгляд. Новый подход к роли отца в семье представляет, по сути, обширную научно-организационную программу. Сложность ее — в междисциплинарном подходе, который на первых порах требует точной координации между двумя Академиями — Медицинских и педагогических наук и соответствующими министерствами. Научные выводы связаны с внедрением их в практику, на что порой иногда уходят многие годы. Можем ли мы ждать?
Большую и прогрессивную роль в темпах внедрения нового во всем мире играют средства массовой информации, катализирующие этот процесс и способствующие преодолению косности и рутинного мышления отдельных ученых и организаторов. Наибольшее значение при этом имеет активная позиция общественных деятелей, занимающих ключевые позиции в социальных, научных и организационных сферах.
Меня поразило громадное число писем, полученных в ответ на мою коротенькую статью на эту тему, опубликованную в «Известиях». Одно из них, краткое и деловое, было подписано заместителем министра здравоохранения СССР. Сводилось оно к вопросу: ваши конкретные предложения? У меня-то они были готовы. Но, к моему удивлению и искреннему восхищению, сходные мысли проходили красной нитью во многих письмах и обстоятельнее всего были сформулированы в письме журналиста из города Измаила.
Предложение было простым. Нашей стране остро необходим массовый и недорогой журнал «Для мужчин». Автор письма перечисляет, сколько журналов издается для женщин. Вообще, сколько существует разнообразных журналов, включая такой, как «Табак». Но журнала, который был бы другом, советчиком для половины населения страны, не существует. А те, что уже издаются,— «Он», «Андрей» — слишком дороги, недоступны. Сколько важнейших вопросов можно было бы в этом журнале осветить! Воспитание мальчиков, их половая гигиена, сексология и сексопатология, отношение к женщине, поведение в быту, особенности мужских профессий в труде и дома, которые слишком часто перекладываются на плечи женщин, военно-патриотические вопросы, педагогические возможности и задачи мужчины, многое другое, самоочевидное и бесспорное.
Были посланы аргументированные письма. Велись бесконечные переговоры. Увы. Всюду — отказ.
Согласитесь, у хирурга есть чем заниматься кроме того, чтобы ломиться в закрытую дверь. А что думают по этому поводу читатели? Женщины, мужчины, молодежь?


МИР СПОСОБНОСТЕЙ

Н. ЛЕЙТЕС,
доктор психологических наук

ВОЗРАСТНАЯ ОДАРЁННОСТЬ

Продолжение. Предыдущие статьи цикла — в №№ 3 и 6 за 1990 год
Чтобы лучше понимать детей с ранними проявлениями незаурядного интеллекта, нужно прежде всего знать и учитывать возрастные особенности детской психики.
Стремительный подъем умственных сил по мере взросления можно наблюдать у всех детей. У несмышленыша, совершенно беспомощного при рождении, за немногие годы, поначалу с помощью и под руководством старших,— формируются сложнейшие свойства ума, бесчисленные навыки, многообразнейшие чувства... Обогащение психики идет в таком темпе, который будет уже недоступен в зрелые годы. Детство — неповторимая по своим возможностям пора развития. Об этих возрастных условиях роста способностей и пойдет сегодня разговор.
Прежде всего — о таком важном условии умственного развития, как сила нервной системы (о ней судят по способности выдержать интенсивную или длительную нагрузку на нервную систему). Детей отличает (и чем младше ребенок, тем в большей степени) относительная слабость, малая выносливость, истощаемость нервной системы. Специальные исследования показали, что эта возрастная слабость (когда даже небольшие воздействия вызывают сильную реакцию) — не только недостаток, но и достоинство — именно она обусловливает детскую впечатлительность, живость восприятия. С годами нервная система крепнет в разной степени у разных детей - а вместе с тем и снижается детская непосредственная восприимчивость. Заметим: с возрастом происходит не только увеличение возможностей, но и ограничение, а то и утрата некоторых ценных особенностей детской психики.
Но не только свойства нервной системы — вся душевная организация у детей во многом иная, чем у взрослых. Это очень важно учитывать!
В психологии накапливаются данные о так называемой возрастной чувствительности,— той особой отзывчивости на окружающее, которая каждый раз «на свой лад» свойственна любому возрасту детства. Она может проявляться в своеобразии реагирования, в большей или меньшей яркости воображения, в избирательности внимания. Неодинаковость возрастной чувствительности приводит к тому, что в отдельные периоды детства возникают наиболее благоприятные внутренние условия для развития психики на каких-то главных для этой поры жизни направлениях. А значит, происходит и подъем соответствующих этим «направлениям» способностей.
О том, как это проявляется в ту пору детской жизни, когда происходит освоение родного языка, рассказал К. Чуковский в знаменитой книге «От двух до пяти». Но вот что показательно: непрестанная готовность к языкотворчеству — особое состояние детской психики, позволяющее успешно овладевать формами языка и мышления, затем постепенно или резко идет на убыль. Если вследствие каких-либо исключительных условий формирование речи происходит не в эту пору жизни, не в свои обычные сроки (например, если ребенок первые годы жизни находился в глухонемой семье), то в дальнейшем — и при самом благоприятном речевом окружении! — развитие речи крайне затрудняется. Казалось бы, ведь ребенок стал старше, «умнее», так и трудностей в освоении языка у него должно быть меньше? Но на самом деле получается наоборот, и причина в том, что уже прошел, оказался упущенным тот период, когда были наиболее подходящие для этого возрастные возможности.
На каждом этапе детства — свои предпосылки умственного роста, В те же дошкольные годы у детей обращают на себя внимание, кроме особой расположенности к освоению речи, яркость образного и эмоционально окрашенного воображения, непосредственнейшая любознательность (так называемый возраст «почемучки»); у многих — тяга к рисованию, конструированию...
В младшем школьном возрасте на первый план выступают готовность и способность запоминать, вбирать. И, судя по всему, имеются для этого поистине необыкновенные данные. Дело тут не только в свойствах памяти. Для учеников младших классов велик авторитет учителя — и очень заметен у них настрой на то, чтобы исполнять его указания, делать именно так, как надо. Такая доверчивая исполнительность во многом благоприятствует усвоению. При этом неизбежная подражательность в начальном учении опирается на интуицию ребенка и его своеобразную инициативу. В те же годы дети нередко обнаруживают склонность поговорить: рассказать обо всем, что видели и слышали в школе, на прогулке, по телевизору, прочли в книжке, в журнале. Потребность поделиться, снова оживить в сознании то, что было с ними недавно, может свидетельствовать о силе впечатлений — дети как бы стремятся с ними освоиться. Все это — неповторимые внутренние условия приобщения к учению. В младшем школьном возрасте острота восприятия, наличие необходимых предпосылок словесного мышления, направленность умственной активности на то, чтобы повторить, внутренне принять, создают благоприятнейшие условия для обогащения и развития психики.
Об особых возможностях учения в эту пору жизни свидетельствуют многие факты. Так, психологами было проведено сравнение особенностей усвоения иностранного языка второклассниками и пятиклассниками, впервые приступившими к занятиям по этому предмету (как известно, в разных типах школ иностранный язык начинают изучать в разном возрасте). Оказалось, что превосходство подростков в уровне умственного развития и нервной выносливости не обеспечивают им большего успеха. Преимущество в усвоении языка обнаружили младшие школьники — в частности, за счет свойственной их возрасту своеобразной речевой активности. На уроках иностранного языка они гораздо охотнее пробуют применять новую лексику и не освоенную еще фонетику, они не боятся ошибиться — активность в иноязычной речи является частью их общей потребности в словесном общении, еще не подверженной действию многих психологических «тормозов» подросткового возраста. Значит, по отношению к иностранному языку вполне можно говорить об особой возрастной чувствительности.
Другие преимущества отличают годы отрочества, когда у учеников по-новому складываются отношения с учителями и друг с другом: обретает новые направления их активность, в иных, чем прежде, сферах заявляет о себе их интеллект. У подростков на первый план выступает подъем деятельной энергии, расположенность к разнообразным внеучебным делам, обычно — вместе со сверстниками. Их в гораздо большей степени, чем младших детей, начинают привлекать занятия, требующие немалого упорства и самостоятельности.
Ученики, вступившие в подростковый возраст, удивительно быстро и легко справляются с некоторыми видами занятий. Так, сочинение на любую тему (воспоминание о прошедшем лете, отношение к какой-нибудь телевизионной передаче) они готовы написать сразу же, в классе, и отнюдь не расположены «застревать» на каких-нибудь колебаниях относительно выбора темы или ее содержания. Их нисколько не затрудняют, например, неожиданные задания, связанные с проведением учебных опытов,— они обнаруживают мгновенную переключаемость, не нуждаются в раскачке. В дальнейшем, в пору ранней юности, уже не так легко будет тут же начать писать сочинение или принять неожиданное поручение — с годами ослабевает замечательная готовность сразу же включаться в новое задание.
У учеников-подростков часто обращают на себя внимание тяготения к делам внеучебным — мгновенно загораются они желанием взяться за новое дело, с немалой изобретательностью, а иногда и самоотверженностью начинают «проявлять себя» — в техническом моделировании, собирании коллекций, юннатской работе и т. п. Расположенность именно к делу и деятельности, такая степень психологической зрелости, когда запасы энергии расходуются не только в играх и учении, но и в разнообразных практических работах — характернейшая примета подросткового возраста.
Заметим: переход от одного возрастного периода к другому означает не просто усиление, обогащение психических свойств, но и их подлинное преобразование — затухание, прекращение действия одних особенностей и возникновение новых.
В этом — специфика детства. Именно в годы созревания возникают своеобразные состояния психики, когда обнаруживаются особые возможности для проявления и становления тех или иных сторон интеллекта. Можно говорить о возрастной одаренности, имея в виду эти, обусловленные возрастом предпосылки развития.
Каждой ступени детства присуща своя и для последующих возрастов не характерная готовность, расположенность к умственному росту. С точки зрения предпосылок развития дети как бы одареннее взрослых; но очень важно не упустить эти, на время возникающие внутренние условия развития.
Чтобы понять, каков «вклад» тех или иных возрастных свойств в формирование способностей, следует иметь в виду, что возрастные особенности не только сменяют, вытесняют друг друга, но могут в какой-то мере и закрепляться, оставлять необратимый след. При этом у каждого ребенка — по-своему, в той или другой степени.
Многое в способностях растущего человека зависит от того, что же сохранится и будет развито из тех свойств, которые выступают в различные периоды детства,— и насколько скажется это на чертах интеллекта.
Известно, что темп возрастного развития — неравномерен: наблюдения за умственным ростом учеников на протяжении ряда лет сталкивают с такими явлениями, как убыстрение или замедление умственного подъема, неожиданные «взлеты» или задержки, причем у каждого — в свои возрастные сроки. Это обнаруживается и в относительно одинаковых условиях обучения и воспитания. Такого рода различия между детьми позволяют говорить о разных вариантах, типах возрастного развития.
Вернемся к нашим «выдающимся детям», к проблеме ранних проявлений одаренности.
По-видимому, ключ к пониманию раннего расцвета их интеллекта — в том, что у таких детей, вследствие очень быстрого темпа развития, происходит сближение, а затем и совмещение во времени возрастной чувствительности, свойств возрастной одаренности, идущих от разных периодов детства. А это, судя по всему, на какое-то время приводит как бы к удвоению, а то и многократному усилению предпосылок развития интеллекта!
Рассмотрим с этой точки зрения коренную психологическую особенность выдающихся детей: их чрезвычайную умственную активность, непроизвольное, непрестанное влечение к умственной нагрузке. Так вот, это пристрастие к умственным занятиям, к умственному напряжению может быть следствием такого хода возрастного развития, когда оказывается возможным одновременное действие, как бы суммирование активности разных детских возрастов. В самом деле, например, некоторые черты подросткового возраста — деятельная энергия, настрой на самостоятельное достижение цели — обретают особую силу, если становятся присущи, вследствие ускоренного хода развития, детям более младшего возраста, с их повышенной восприимчивостью и наивной серьезностью. В ту пору детства, когда впечатлительность, готовность усваивать, подражание старшим составляют саму жизнь, когда еще не вступило в свои права половое созревание,— в такие годы потребность в умственной нагрузке, подъем энергии и самостоятельности могут до крайности напрягать и сосредоточивать усилия развивающегося ума, выступить в виде необычной тяги к умственной работе.
Таким образом, возрастное явление — своеобразие хода развития — сказывается на подъеме интеллекта, выступает как фактор одаренности.
Правда, только у части детей, опережающих свой возраст, подобная одержимость умственными занятиями станет устойчивой особенностью. У других таких детей — при прочих равных условиях — неустанная потребность прилагать умственные усилия в дальнейшем снизится,— это скажется и на развивающихся способностях. Эти различия в последующем ходе развития можно рассматривать как подтверждение того, что яркие проявления детской одаренности во многом зависят именно от возрастных, в определенную пору возникающих и в какой-то мере преходящих особенностей.
Особо следует подчеркнуть: расцвет интеллекта может начинаться и не в ранние годы. Достаточно известен тип возрастного умственного развития, прямо противоположный только что рассмотренному: как бы замедленный, когда исподволь, постепенно происходит накопление умственных достоинств. Так, в старших классах можно встретить учеников, которые в эти годы впервые (нередко — к удивлению педагогов и соучеников) начинают обнаруживать признаки незаурядных способностей. Имеются в виду не те случаи, когда подъем успехов старшеклассника связан с укреплением здоровья, улучшением домашних условий, увеличением времени, отдаваемого занятиям и т. п. Речь идет и не об учениках, чьи большие умственные возможности в силу тех или иных обстоятельств до какого-то времени просто оставались незамеченными или не понятыми старшими. Мы имеем в виду те случаи, когда происходит существенное изменение самих свойств интеллекта подростка. Как показывают наблюдения, значительные сдвиги в умственном развитии бывают связаны с повышением чувствительности к тому, что прежде было безразличным.
Для старшего школьного возраста характерны установка на будущее, поиск жизненной перспективы, повышение чувства ответственности. Вступление в раннюю юность означает и обогащение эмоциональной сферы, развитие волевых качеств, рост самосознания, стремления управлять собой. Все это, равно как и своеобразие темпа и ритма взросления,— внутренние условия тех относительно поздних и резких сдвигов в подъеме интеллекта, о которых идет речь.
Вот, например, ход развития одного школьника на протяжении десяти учебных лет. Мальчик, третий ребенок в семье, где родители-инженеры предоставляли детям большую свободу, читать научился уже в школе; в младших классах учился у очень хорошей учительницы, отмечавшей его аккуратность и организованность в занятиях, получал у нее довольно высокие оценки, но сколько-нибудь ярким учеником не был. Учительница отзывалась о нем так: «Хлопот не доставляет, старается». В средних классах учебные успехи у него снизились: в V—VI классах он не умел сделать небольшого сообщения на уроке, выступить с развернутым отзывом об ответе соученика, в то время как такие формы работы были приняты в его классе. Домашние задания он выполнял, на уроках старался отвечать, но ответы его оказывались не всегда правильными и к тому же — замедленными. По сравнению со многими соучениками он был тугодум. Интересно, что сам он в те годы был склонен скорее преувеличивать свои учебные возможности, чем недооценивать, иногда претендовал на более высокие оценки, чем того заслуживал. В седьмом классе среди сильных учеников началось своеобразное повальное увлечение — посещать читальный зал городской библиотеки. Приобщился к этому и он, беря там поначалу научно-популярные журналы — а затем стал брать со стеллажей приглянувшиеся ему книги. Во время занятий в библиотеке обнаружилась его особая неутомимость: он мог, не отвлекаясь, читать по многу часов подряд.
Вскоре он стал читать запоем, с чисто подростковой безудержностью и стремлением к самоутверждению в новом виде занятий. После длившегося несколько месяцев беспорядочного чтения он решил систематически заняться расширением своих знаний. Достал чью-то подготовительную программу для филологического факультета и стал читать, следуя ей, избегая пропустить хоть что-нибудь из рекомендованной литературы. В тот период (в восьмом классе) очень заметно снизилось для него значение школьных занятий: на уроках чаще всего переписывал какие-то свои записи. Это был период его поистине самостоятельной работы. Он и дома, не только в библиотеке, стал сидеть допоздна за полюбившимися книгами. За какой-то год, сначала по хрестоматии, а затем по первоисточникам, он познакомился со многими памятниками литературы. По-видимому, навыки умственной работы и более высокий уровень общей культуры позволяли ему гораздо легче справляться и с другими видами занятий. Нелегко было привыкнуть педагогам, как и соученикам, к тому, что он уже не тот, каким они знали его в прошлые годы. К концу девятого, и особенно в десятом классе, он стал относительно больше внимания уделять своим ученическим обязанностям — и тогда-то неожиданно для всех обнаружилось, как много было им накоплено за последние годы. Он заблистал необычным богатством фактических знаний, умением выделить существенное. Хотя направленность его интересов и неутомимость в умственной работе давали ему очень заметные преимущества прежде всего в занятиях по гуманитарным предметам, как-то само собой он выдвинулся в число сильных учеников и по остальным. Можно говорить о существенном сдвиге в его общем развитии: не было у него прежде ни той легкости усвоения новых знаний, ни самостоятельности и широты мышления.
По-видимому, возрастные особенности ранней юности в единстве с подростковыми чертами оказались особенно благоприятными для роста его умственных сил.
Такого рода случаи резкого подъема интеллекта на том или ином этапе школьного детства свидетельствуют, что признаки одаренности находятся в явной связи с ходом возрастного развития. Судя по всему, у некоторых старших школьников черты нового возрастного периода выступают усиленными и как бы дополнительно заряженными частично сохранившимися у них чертами более раннего, переходного возраста.
Из всего сказанного следует основной вывод: возрастная одаренность — существует. Особая чувствительность и направленность активности, изменяющиеся от одной ступени детства к другой, сочетание, совмещение свойств разных возрастных периодов — это необходимые условия, предпосылки становления и расцвета интеллекта.
Интересующие нас индивидуальные различия по способностям — «родом из детства». Яркие проявления возрастной одаренности — та почва, на которой могут вырастать выдающиеся способности.
Вместе с тем в незаурядных проявлениях ребенка — это не надо упускать из виду — выступают и те особенности возраста, которые окажутся преходящими, недолговечными. Поэтому перед родителями и педагогами не может не возникать вопрос — в какой мере в свойствах растущего человека уже раскрываются его будущие возможности, его подлинная индивидуальность? О выявлении наиболее устойчивых свойств, о трудностях прогноза развития способностей мы поговорим в следующий раз.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz