каморка папыВлада
журнал Семья и школа 1990-09 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 23.04.2019, 17:11

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ШКОЛА И ЗДОРОВЬЕ

СКОЛЬКО ДНЕЙ В ШКОЛЬНОЙ НЕДЕЛЕ?

Н. КУИНДЖИ,
старший научный сотрудник ВНИИ гигиены и профилактики заболеваний среди детей и подростков Всесоюзного Центра профилактической медицины Минздрава СССР, кандидат медицинских наук

Изменения в школьной жизни необходимы — это признают все. Но давайте будем осторожны в оценке начинаемых экспериментов. Возьмем к примеру школьную пятидневку. Со стороны мне, как и многим другим родителям, казалось, что это замечательно. У детей появится больше возможностей развивать свои способности, полноценно и интересно отдыхать с родителями. Но чем это обернулось в действительности? После ежедневных шести-семи уроков дети приходят из школы совершенно разбитые. Не то что на занятия — на общение не остается ни времени, ни сил. Даже за два выходных дня после напряженной пятидневной недели они не могут прийти в себя. Значит, интересы самих детей ученые-педагоги опять не учли. Оправдан ли в таком случае переход на пятидневку?
В. СТЕПАНЧЕНКО Москва

Прошу на страницах вашего журнала опубликовать информацию об идее введения в школе пятидневной учебной недели. Каков эффект от ее внедрения в школу для педагогов, родителей, а главное — для детей?
Не хочется верить, что это очередная кампания, где ребенку выпадает роль подопытного кролика.
О себе: 49 лет, инженер-строитель, дочь учится в третьем классе.
С уважением А. СМИРНОВ
г. Усолье-Сибирское Иркутской области

До недавнего времени существовал только один ответ — шесть. Но вот согласно приказу Главного управления народного образования Мосгорисполкома № 258 от 07.06.88 г. некоторые школы города Москвы переведены на режим пятидневной учебной недели. Цель эксперимента, как говорится в том же приказе,— «нормализация учебной нагрузки учащихся, создание условий для развития интересов, склонностей и способностей школьников, усиление влияния родителей на детей» в процессе их воспитания.
Учитывая сдвиги в состоянии здоровья школьников, которые были выявлены в первый же год обучения в режиме пятидневной недели, гигиенисты назвали его «экспериментом на выживаемость детей». И такая оценка — совсем не преувеличение.
Казалось бы, всякое экспериментирование с укорочением рабочей недели, когда оно проводится для «нормализации учебной нагрузки», должно начинаться, исходя из элементарной логики, с пересмотра и пропорционального сокращения недельного плана этой нагрузки. Тем более что необходимость в таком пересмотре давно назрела и была поставлена среди первоочередных задач реформы общеобразовательной школы еще в 1984 году, где она сформулирована как «обещание» привести учебную нагрузку в соответствие с возрастом учащихся.
При подготовке эксперимента эта задача свелась, увы, к минимальным сокращениям, учитывающим лишь стремление «усилить гуманитарную и эстетическую направленность нового учебного плана», а проще говоря, к замене одних предметов другими.
В результате количество учебных часов в экспериментальном варианте программы не только не уменьшилось, но практически возросло для учащихся 2-х, 4-х, 7—10-х классов.
Нельзя же всерьез принимать за решение проблемы «нормализации учебной нагрузки» сокращение длительности каждого урока на пять минут, изъятие одного урока русского языка в каждом из классов начальной школы или замену в 6—8-х классах одних предметов другими, что в итоге даже увеличило количество уроков по сравнению с типовым учебным планом средней школы.
Но самой впечатляющей по объему оказалась недельная нагрузка старших школьников. В экспериментальном учебном плане для 9—11-х классов предложен блок из шести обязательных предметов, на который отводится 20 часов в неделю, и несколько блоков по выбору учащихся. В результате выбравшим блок физико-математических наук предстоит посетить 32 урока в неделю, специализирующимся в естественно-биологических науках — 33 урока, предпочитающим гуманитарно-эстетическое образование — 25 уроков. С учетом факультативных занятий и предметов по выбору к 20 часам по обязательным предметам прибавляются 15 часов для учащихся 9-х классов (итого получается 35 уроков) и 17—19 часов для учащихся 10—11-х классов (37—39 уроков). И все это «втиснуто» в рамки пятидневной учебной недели!
Обучение детей по экспериментальному варианту привело к нарушению большинства гигиенических требований к учебному процессу, направленных на профилактику переутомления и охрану здоровья школьников: увеличению количества уроков до пяти в день для учащихся начальной школы, для школьников среднего и старшего возраста — до семи-восьми; сокращению продолжительности малых (до пяти-семи минут) и больших (до пятнадцати минут) перемен и так далее.
Чтобы выполнить программу обучения при укороченной неделе и сокращенном по длительности уроке, пришлось прибегнуть к интенсификации умственного труда детей. Так, хронометражные наблюдения на уроках третьеклассников показали, что плотность учебной работы на некоторых уроках увеличилась до 94,2— 98,9 процента против 79—83 процентов. Сокращение же длительности перемен лишало детей полноценного отдыха. Поэтому утомление превысило всякий допустимый гигиенистами уровень.
Сравнительный анализ влияния обучения на организм детей в условиях пяти- и шестидневной учебной недели проводился нами в первый год эксперименте среди московских школьников 1-х, 3-х и 9-х классов. Он показал, что при пятидневной учебной неделе в каждой возрастной группе учащихся увеличивается число детей со сдвигами умственной работоспособности, характерными для выраженного утомления.
Кроме изменений умственной работоспособности у детей, оценивалось влияние различной продолжительности учебной недели на функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, поскольку от ее нормальной работы зависит в основном умственная деятельность человека, и именно она оказывается наиболее уязвимой при нервно-психическом перенапряжении.
Повышение артериального давления наблюдалось и у третьеклассников и девятиклассников. У детей 1-го класса изменения артериального давления сдвигались в сторону повышения минимального артериального давления — самого неблагоприятного по характеру изменения динамики кровяного давления.
Кроме традиционной оценки влияния учебной нагрузки на организм учащихся, мы проводили анкетный опрос школьников и родителей, стремясь определить у детей неблагоприятные субъективные ощущения: головную боль, усталость после уроков, затруднения при засыпании, страшные сны, неприятные ощущения в области желудка или сердца, приступы потливости, невозможность сосредоточиться, плаксивость, грубость и прочее. Все это, как говорится, имело место.
Такая анкета широко применяется в исследованиях ВОЗ для выявления степени невротизации детей при различных формах организации школьного обучения. Полученные данные показали, что 55 процентов третьеклассников и 43 процента учащихся 9-х классов обнаруживали повышенную и высокую степени невротизма. В нашей стране эта анкета применена впервые, поэтому мы не смогли сопоставить данные с таковыми же при шестидневной школьной неделе. Но высокий процент неврозоподобных реакций в экспериментальных классах вызывает законное беспокойство врачей и должен настораживать педагогов и родителей как сигнал о неблагоприятном влиянии режима пятидневной недели на психо-неврологический статус учащихся.
Обоснованность этих опасений подтвердил и сравнительный анализ результатов комплексного медицинского обследования в течение года школьников, обучавшихся по тем и другим программам.
Остается сделать неутешительный вывод: экспериментирование с пятидневной учебной неделей привело к интенсификации умственного труда учащихся, увеличило число случаев выраженного утомления детей на уроках и создало реальные и весомые предпосылки для роста различных форм психосоматических заболеваний среди школьников. Такова цена обещанной при введении эксперимента «нормализации учебной нагрузки учащихся».
Но, может быть, эксперимент создал весомые преимущества для запланированного «усиления влияния родителей на детей»? К сожалению, и этого, по-видимому, не случилось. Анкета, распространенная среди учащихся начальной школы, показала, что 10 процентов из них проводят субботу без родителей, 40 процентов — с бабушками или дедушками и только половина — с одним или двумя родителями.
По условиям эксперимента школа в субботу должна организовать свою работу так, чтобы этот день стал для младших школьников «досуговым» и «развивающим». В какой степени это удалось (вернее, не удалось), можно судить по ответам младших школьников на вопрос о том, как они провели субботу. Оказалось, что в этот день только 27 процентов школьников посещали спортивные секции при школе, 2,5 процента побывали в театре и 16,7 процента выезжали за город. То есть эти мероприятия отнюдь не были преобладающими. Зато все 100 процентов детей провели у телевизоров один-два и более часов, на улице (самостоятельно!) гуляли до трех и более часов.
К сожалению, этот педагогический эксперимент можно отнести к числу тех, благородные цели которых не реализуются, а побочный эффект проявляется в неблагоприятных сдвигах в состоянии здоровья детей.
О результатах исследований мы сообщили в Госкомитет народного образования СССР и Министерство народного образования РСФСР. Кроме требований сократить недельную нагрузку, мы предлагаем оборудовать в рекреациях помещения для спортивно-игровой деятельности, проводить во время большой перемены динамическую паузу на пришкольном участке, а малых физкультпаузы. (Кстати, эти рекомендации остаются универсальными для любых режимов учебной деятельности. Современные биоритмические исследования возрастных норм двигательной активности и сна утверждают, что они являются приоритетными биологическими потребностями для растущего организма.)
Хочется надеяться, что результаты наших исследований и рекомендации руководство народного образования не оставит без внимания. Во всяком случае в 1989/90 учебном году московским школьникам предложен еще один вариант экспериментального режима укороченной учебной недели, разработанный НИИ содержания и методов обучения АПН СССР (НИИСИМО). В этом экспериментальном варианте просматривается реальное стремление сократить учебную нагрузку школьников, хотя и оно пока не пропорционально количеству учебных дней в неделю. Гигиенистам больше по душе именно этот вариант экспериментального пятидневного обучения хотя бы потому, что положенный в его основу план предусматривает общее сокращение обязательной учебной нагрузки учащихся. Хотя тот факт, что в новом варианте пятидневной учебной недели часы, высвобождающиеся при корректировке программ, передаются в «резерв школы», который может быть использован как для «организации оздоровительной работы», так и для «интенсификации» учебного процесса,— не может не насторожить врачей и гигиенистов, которым больше всего хотелось бы избежать интенсификации.
Что же касается медицинской оценки проблемы перевода школы: на пятидневную учебную неделю, то наибольшее число претензий и вопросов к организаторам просвещения следует высказать по поводу подготовки данного эксперимента. Почему из двух вариантов пятидневной учебной недели большинству школ Москвы был предложен только один, причем далеко не лучший? Почему «скороспелый», непродуманный вариант в приказном порядке был внедрен сразу в сорока московских школах? разве нельзя было отложить начало эксперимента на год и действовать на основе более совершенного варианта, предложенного АПН СССР?
И наконец, что мешает Госкомитету по народному образованию СССР, прежде чем вводить пятидневную учебную неделю, обратиться в Минздрав СССР за предварительной экспертизой обоих экспериментальных режимов и рекомендациями для внедрения гигиенически более оправданного?
Ничего этого не было сделано. Чем можно объяснить такую «беззаботность» Госкомитета? Только одним: сохранению здоровья детей органы просвещения никогда не уделяли и не уделяют должного внимания. И этот упрек не голословен — статистические данные говорят о том, что за время обучения в школе число абсолютно здоровых детей снижается от первого к восьмому классу в три-четыре раза.
Чтобы не создалось впечатления, что медики — ретрограды, которые встречают «в штыки» любые педагогические новации, выскажу общее мнение гигиенистов: «Мы за усиление гуманизации школьного образования. Однако, по нашему мнению, оно не должно вытеснять такую наигуманнейшую задачу, как сохранение здоровья учащихся. Мы за профилизацию обучения школьников, потому что право выбора дисциплин, соответствующих способностям и интересам детей, уже само по себе снижает физиологическую стоимость для организма учебной нагрузки. Мы за пятидневную учебную неделю, но при условии, что учеба не будет превращена по напряжению и продолжительности в труд космонавтов на орбите».
Словом, мы за то, чтобы каждое из школьных новшеств вводилось при параллельном пересмотре и сокращении программ школьного обучения. И мы за право каждой школы выбирать из альтернативных вариантов тот, который обязательно учитывает материальные и кадровые возможности школы и, самое главное,— интересы детей.
В заключение хочется пожелать родителям проявлять больший интерес к учебной деятельности школьников; ставить вопрос перед исполкомами местных Советов о том, чтобы родительские комитеты были заблаговременно посвящены в планы предполагаемых изменений в организации учебного процесса; чтобы работники санитарно-эпидемиологических станций (СЭС) давали предварительную санитарно-гигиеническую оценку предлагаемых школам нововведений с точки зрения возможных последствий для здоровья детей.
Дорогие родители! Не отвергая конкретного педагогического новшества в принципе, соглашайтесь на его экспериментальную проверку только в тех школах, которые обладают соответствующей материальной базой и педагогическими кадрами.
Помните, что, по современной концепции, профилактика различных заболеваний, сохранение здоровья населения наполовину зависит от образа жизни и условий трудовой деятельности человека, тем более ребенка, который находится в состоянии роста и развития.


НОВАЯ РУБРИКА: «ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА»

Здравствуйте, уважаемые товарищи!
Мне 35 лет, образование высшее, но сколько в моей речи, да и вообще в речи моих современников, атеистов и детей атеистов, таких слов и оборотов, как: «О, господи...», «Ради всех святых, перестань...», «Ах, ты ангелочек!»
— Мама, что такое «всех святых»?
— Мама, какой «боже»?
— Зачем, как это богу молятся?
...Надеюсь, вы поняли, на какую тему мне надо бы поговорить с детьми? Вот тут-то и выясняется, что курс «Научный атеизм», что преподавали нам в институте, мало что объясняет. Какая-то голая схема.
Ну а в истории религии, в самих библейских сюжетах мы вообще крайне невежественны. Стараясь приобщить детей к сокровищам Эрмитажа, Русского музея, я не могу им рассказать вразумительно, что изображено на тех или иных картинах, на некоторых иконах.
Поэтому я обращаюсь за помощью к вам. Мне кажется, что можно было бы в доступной пониманию детей форме напечатать цикл лекций, статей, рассказов (вариантов, видимо, много) о религии. Мне бы очень не хотелось, чтоб наши дети выросли такими же невеждами, как были некоторые мои сверстники в школьные годы, те, что пальцами показывали и смеялись над старушками у церкви, а потом, став старше, ради моды понавесили крестиков и крестов себе на шеи поверх «хипповых» футболочек.
Надеюсь, что Ваш журнал поможет мне, да и другим родителям.
С уважением Л. Соколова, Ленинград

Вопросы и просьбы, подобные тем, с которыми обращается Л. Соколова, были и раньше, а сейчас, когда внимание к тому духовному опыту, который содержит религия, сменяет прежнее пренебрежение, мы решили на страницах нашего журнала открыть новую рубрику: «Воскресная школа». Занятия мы пригласили вести человека верующего, пришедшего к христианству в зрелом возрасте, учителя одной из московских школ Зою Феликсовну СВЕТОВУ.

«НИЧЕГО НЕТ НУЖНЕЕ ВЕРЫ»

Блаженный Августин считал, что слово «религия» произошло от глагола «reeligere» — «вновь связывать, заново обязывать». То есть, возобновлять связь человека с Богом. Христиане веруют, что человек создан по образу и подобию Божьему и поэтому стремится к воссоединению с Богом и к возвращению к Нему.
Человек по своей природе религиозен. Все мы в какой-то определенный момент нашей жизни внезапно ощущаем, что помимо нашего мира есть другой, невидимый мир. Еще будучи детьми, мы с интересом слушаем рассказы о чудесах; сказки нашего детства открывают нам мир, полный неожиданностей, совпадений, загадок. Становясь старше, хотим знать о том, что сокрыто «за грубою корою вещества», интересуемся летающими тарелками, ожидаем «инопланетян». Сегодня, когда люди столь устали от барабанной атеистической пропаганды, они охотно бросаются из одной крайности в другую: вверяют свое здоровье и жизнь «могущественным» парапсихологам, гипнотизерам, увлекаются йогой и другими видами восточной мистики. Многие из нас верят предсказаниям гадалок, жаждут пророчеств и внимают прогнозам о гибели нашей планеты. Эта тяга к неведомому, к познанию тайн бытия, неясная уверенность в том, что жизнь не заканчивается со смертью — все это и говорит о проявлении религиозных чувств, присущих в той или иной степени каждому человеку. Религиозный человек не обязательно в последствии станет верующим. Есть много людей, которые верят в то, что «что-то есть» — какой-то «высший разум», управляющий вселенной. Но дальше этих воззрений они не двигаются. Вера и взгляды, вера и воззрения, вера и убеждения — разные состояния человеческого ума и сердца. Что же такое вера? И почему я уверена, что человек, став верующим, приобретает несоизмеримое ни с чем сокровище?
Апостол Павел, один из двенадцати учеников Христа, говорит: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Посл. Евр. 11 (1 —2). Это значит, что, веруя, человек ощущает невидимый мир. И не только ощущает, но и знает, что этот мир столь же реален, как и сам человек. Я верую — значит, я живу Истиной, соединяясь с ней, живу всей глубиной и всею полнотой своего существа. Так именно человек познает Бога — познает через свою душу. Наша душа несравненно богаче, чем нам это представляется. Вы, наверное, замечали, что внезапно в нашей памяти всплывают воспоминания прошлого, о которых, казалось, мы уже давно забыли. Но возникают они не случайно: словно бы кто-то хочет вернуть нас в прошлое, от чего-то предостеречь, о чем-то напомнить, дабы научить нас жить в настоящем... Человеческое существо со всеми его чувствами тянется к Богу, Высшему Благу, к полноте Разума, Добра, Правды и Красоты. Испытывая это чувство, верующие люди совершенно не нуждаются в рассудочных доказательствах; им достаточно их собственной «уверенности в невидимом».
Все мировые религии отличаются от христианства тем, что христиане верят в живого, воскресшего Бога, который так возлюбил человека и человечество, погрязшее во зле и грехах, что сошел на землю, чтобы умереть за людей и научить их жить так, чтобы они могли обрести вечную жизнь. Христианство — это религия любви. «Бог — есть Любовь»,— по слову любимого ученика Христа апостола Иоанна. А это значит, что истинно верующий человек стремится жить по христианским заповедям. Христианство учит уважению к человеческой личности, милосердию, призывает к целомудрию. Очень важно: истинно верующий человек никогда не должен хвалиться своими добрыми делами и ставить их себе в заслугу. В евангельских заповедях сказано: «Пусть левая рука не знает, что делает правая» (Мф. 6, 3). Это потому, что человек творит милостыню во имя Бога, а Бог — есть Любовь. И то, что ты отдаешь, это — не твое; все это ты получил от Творца вселенной. Христиане веруют, что все доброе совершается по воле Божией, все же противное Божественной любви и Его заповедям происходит тогда, когда человек не может победить свой эгоизм, свою гордость, привычку угождать себе. И здесь христианам помогает то, что Библия называет началом Премудрости,— страх Божий. Он всегда был силен в истинно верующих душах и порой останавливал людей от совершения страшных преступлений. Это — не просто страх наказания, а страх оскорбить Бога, Его любовь к человеку. Но сейчас, после того трудного, противоречивого пути, который мы прошли, все смешалось в наших бедных головах: мы боимся управдомов, милиционеров, но только не Бога. Но как только мы или наши близкие попадают в беду, кто-то из дорогих нам людей умирает, мы приходим в церковь, к Богу, ставим свечи у икон, просим у Бога милости. Посмотрите, как многолюдны храмы на Рождество и Пасху, как много людей приходят туда в дни поминовения усопших!
Христианство — это надежда на преодоление смерти, на победу добра над злом. Христианство создало мировую культуру, в основе которой лежат евангельские принципы торжества добра и любви над злом и преступлением. Христианство — это не идеология, не мораль, не система взглядов, а вера в то, что человек может преодолеть смерть, если он будет стремиться к духовной жизни, к единству с Богом, обещавшим радость вечной жизни любящим Его и ближних. Поэтому не правы те, кто считает, что все верующие — скучные и печальные люди, что они «все время крестятся, молятся и постятся». Это совсем не так. Конечно же, верующие, как и все другие, любят общаться с людьми, веселиться со своими друзьями; но они смотрят на мир другими глазами. Они видят его объемным. Их привлекает иное бытие, им известны другие радости. Ведь они стремятся приблизиться к познанию тайны бытия, тайны Бога, а это можно сделать, только вслушиваясь в свою душу.
В заключение я хочу рассказать вам одну притчу из древнего Отечника (Отечник — Собрание сказаний из жизни Святых): «Один человек святой жизни, старец, жил в уединенной пустыне, молился там вдали от людей за весь мир. И вот однажды он упал духом, его стали одолевать грустные думы о том, увенчаются ли успехом его труды. И тут предстал ему ангел и сказал: «Не ты первый и не ты последний идешь этим путем. Ступай, я тебе покажу разные пути, какими ходят сыны человеческие, и покажу то, куда приводят эти пути». Повинуясь призыву ангела, старец встал и пошел; но едва он сделал несколько шагов вперед, как его взору представилось другое видение: он увидел по левую сторону от себя густой мрак, как стену непроницаемую, внутри которой слышались шум, тревога и смятение. Всматриваясь внимательно во мрак, он увидел широкую реку, на которой было большое волнение, и понял, что это волны неверия, беспечности, холодности, а другие — волны пьянства, лености, неверности супругов, взяточничества. И в каждой волне он увидел несметное множество людей, которые то всплывали на поверхность, то вновь погружались в глубь реки. В ужасе старец воскликнул: «Господи! Неужели все они погибнут и нет им надежды на спасение?» Ангел сказал ему: «Смотри далее и увидишь милость и правду Божию».
Старец взглянул еще раз на реку и увидел множество маленьких лодок, в которых сидели юноши в светлых одеждах со всякого рода орудиями во спасение утопающих. Они всех призывали к себе, подавали руки, спускали жерди и доски. И что же? Редко кто из утопающих откликался на их призыв, большая же часть погибающих с презрением отвергали их помощь и с каким-то диким услаждением погружались в эту реку, текущую в бездну. Старец закрыл лицо свое и зарыдал. И услышал он голос с неба: «Горько, но кто виновен? Скажи, что бы еще мог Я сделать для спасения их, чего бы не сделал? Но они с ожесточением отвергают всякую, подаваемую помощь. Они отвергнут Меня, если Я снизойду к ним на помощь». Тогда старец посмотрел на правую сторону к востоку и утешился приятным видением. Те из утопающих, кто хватался за какое-нибудь спасительное орудие, были извлекаемы на правый берег. Здесь их встречали другие лица, вводили их в небольшие стройные здания, где их мыли чистой водой, одевали в чистые одежды и, подкрепив пищей, отсылали в путь далее к востоку, заповедав им: не оглядываться назад, идти без остановок, внимательно смотреть под ноги, заходить во все подобные здания, подкрепляясь пищей и советами. На лицах всех этих избавленных была видна радость и воодушевление. Они отправлялись в путь, шли по равнинам, поднимались на высокие горы и вновь спускались. Но через некоторое время старец увидел, что часть путников, пройдя большую часть пути, внезапно поворачивала назад и стремительно бежала снова к реке. К каждому из них были обращены призывы: «Остановись, остановись!» Но они не внимали и снова погружались в зловонную реку».
Давайте попробуем вникнуть в эти символы: Река — это мир, утопающие — люди, живущие в пороках и грехах; юноши в светлых одеждах на лодках — ангелы, красивые здания на правом берегу — Церковь, где через таинства крещения и покаяния обратившиеся грешники отмываются от грехов. Здания, рассеянные на пути — храмы Божии. Кто заходит в эти здания, легко одолевает все препятствия и скоро достигает совершенства. А тот, кто отвергает их, скоро падает духом и возвращается к старому.
Из этой притчи мы видим, как сложен, тернист, труден путь к вере, видим, что Бог терпеливо ждет каждого человека, каким бы он ни был. Бог посылает веру тем, кто ее ищет.
Филарет, митрополит Московский, живший в XIX веке, писал: «Ничто столько не нужно человеку, как вера. От нее зависит не только блаженство будущей жизни, но и благополучие настоящей жизни, и не только благополучие каждого из нас, но и благосостояние целых обществ...»


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz