каморка папыВлада
журнал Семья и школа 1982-08 текст-3
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 22.04.2019, 15:49

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

воспитание дошкольников

Страна чудес на каждый день

На одной из улиц этого южного города, утопающего в зелени, есть небольшая калитка. Гостеприимно распахнутая, она приглашает войти под крышу увитого виноградом коридора, ступеньками уходящего вниз. И над головой проплывет загадочная и звучная надпись «Себастия». Как в сказочную страну, полную чудес, входят сюда маленькие жители Еревана — воспитанники детского сада № 156.
Более двадцати лет работает здесь замечательный педагог, мудрый и добрый. Главная цель ее — делать детство человека самой светлой частью его жизни. Вероника Вагановна Геворкян с первых минут общения воспринимается как Мать этой огромной дружной семьи — большого коллектива, состоящего, по давно сложившейся традиции, из педагогов, детей и... родителей.
По тому, как учатся дети в школе, принято оценивать работу детского сада. И по тому, как они себя ведут, как относятся к окружающим, старшим и сверстникам. По общему мнению педагогов, работающих с воспитанниками «Себастии» в школе, эти ребята прекрасно организованны, трудолюбивы, дружелюбны.
Педагоги «Себастии» делают все от них зависящее, чтобы вырастить подготовленных к жизни и труду людей. Но никогда не было бы таких результатов, если б не их первые помощники — родители. Они всегда в курсе дел и проблем воспитателей, и жизнь детского коллектива — это часть жизни их семей.
Спешат ли вечером взрослые с детьми домой? Конечно! И можно было бы бежать, поблагодарив воспитательницу за горящие весельем глаза и румяные щеки ребенка... Но ведь так не узнаешь ни об очередном назначенном на выходной день походе в цирк или кукольный театр, не увидишь новых, сегодняшних детских рисунков и поделок. И, самое главное, не узнаешь: нужно ли чем-нибудь помочь? Каждый знает: помощь особенно дорога, если приходит вовремя. А трудиться для детей — это ли не радость?
...Весело орудуют на участке парни и девушки одного из научно-исследовательских институтов — шефы детского сада. С весны торчало посреди двора засохшее старое дерево. И можно бы просто спилить его да вывезти. Так и хотели сделать поначалу, а потом передумали. В настоящем дупле вполне может поселиться мудрая сова или сказочная летучая мышь, умеющая загадывать лесные загадки или отвечать на ребячьи вопросы... А из спиленной части ствола, если его чуть-чуть подтесать-подправить, получится конь. И хороший: взбираться на него можно будет сразу всей группой и скакать в любые, пусть даже самые дальние края.
Интересно ребятам во дворе: что ни шаг — чудеса. Но все-таки знает каждый малыш, появились они не по щучьему велению, не сами по себе. Здесь после работы и даже иногда в выходные дни из года в год трудятся папы и дедушки; мамы и бабушки. Трудятся для всех ребят. Родители в «Себастии» — первые помощники педагогов, верные и самоотверженные.
...Вот пожилая воспитательница о чем-то говорит с высоким мужчиной, на сильной руке которого, поджав ноги, раскачивается шустрый синеглазый малыш. Подходят родители Гаяне, дедушка Миши. Разговор идет о том, что не мешало бы починить камышовое жилище одного из персонажей сказки «Три поросенка». Домики для игры в любимую сказку стоят уже несколько лет. Когда сносили неподалеку отслужившие свой век строения, оказалось там довольно много годного кирпича. А работы для настоящего каменщика — всего на два вечера. Тем более что подручных хватало: кирпич отбирать, носить его на носилках через улицу, раствор месить в старом корыте. А песок сеять помогали взрослым малыши. Вот и вырос домишко одного из братцев с трубой на крыше, с окошком и дверями. Когда же надоедает ребятам играть в любимую сказку, располагается в домике Нуф-Нуфа целый «детский сад» с кухней, кабинетом врача и всем остальным хозяйством. А в камышовом шалаше созывает совет вождь племени «тамбу-ламбу-и-ням-ням...».
Шалаши и корабли, грузовик и автобус, крошечный бассейн, в котором можно пускать заводной кораблик и верткие лодочки с парусами... Есть и миниатюрный «этнографический музей»: в полтора человеческих роста высотой макет ветряной мельницы и низкий домик с плоской крышей и узкими окошками под самым потолком. У порога домика — печь, в которой можно испечь настоящий лаваш.
Хлеб... Для многих из нас, взрослых людей, переживших последнюю войну, это — святыня. Мы до сих пор бережно сметаем крошки со скатерти в ладонь. А вот те, кто растет в мирное время, знают ли истинную цену хлеба? Здесь — знают. Из года в год засевают пшеницей узенькую полоску земли и наблюдают, как развиваются растения — от робкого ростка до созревшего колоса. А потом из собранного ребячьими руками зерна делают муку, из которой один раз в год в «Себастии» пекут настоящий «матнакаш». В этот день каждый ребенок к полднику вместо обычных пирожков, ватрушек, печенья или булочек получает кусочек хлеба. Его внимательно рассматривают, с удовольствием нюхают, пробуют. Многие ребята бережно заворачивают кусочек в салфетку, чтобы дома поделиться с близкими. И в семьях в этот день нередко возникают беседы о хлебе. Так, бабушка рассказала Асмик, как трудно жилось их семье в годы войны, когда каждое лишнее зерно, каждую горсть муки нужно было отдать для того, чтобы скорее победить врагов. А мама Ваагна, которая была в конце войны совсем маленькой, вспомнила, как плакала втихомолку ночью, узнав от взрослых, что с завтрашнего дня не будет хлебных карточек. Она просто не знала, что бывает так, когда хлеба в магазине вдоволь и каждый человек может купить столько, сколько ему нужно...
Так воспитательная работа педагогов детского сада находит свое продолжение в том воздействии, которое оказывает на ребенка семья. И это естественно, когда и родители и педагоги дружно заботятся о том, чтобы вырастить ребенка достойным гражданином нашей прекрасной Родины.
В «Себастии» ни один праздник не обходится без самого активного участия родителей. Может быть, поэтому праздники здесь проходят весело и интересно И никогда не бывают похожими один на другой. Елка под Новый год? Привычно! Деда Мороза теперь даже домой пригласить можно: приедет на такси со Снегурочкой и подарком в большущем мешке! Но вот такого нигде увидеть нельзя...
Есть на участке детского сада действующая железная дорога: два вагончика и метров 50 настоящей узкоколейки. Движутся вагончики на электрической тяге — в любую сторону и с любыми остановками. И как-то под Новый год случай произошел удивительный: в Ереване выпал снег и не растаял быстро, как обычно, а основательно выбелил дорожки, площадки и клумбы. Вышли ребята на прогулку: кто снег лопаткой сгребает, кто снеговичка лепит, а мальчики постарше к штурму крепости снежки готовят. И вдруг — сигнал прибытия поезда: громкий, заливистый, веселый! Побежали ребята к железной дороге, а там!.. Из поезда, украшенного гирляндами и мишурой, выбирается настоящий Дед Мороз: белая борода ниже пояса, усы пушистые, глаза веселые. Вылез и давай из вагончика большущий мешок вытаскивать. Бросились малыши дедушке помогать, встречать дорогого гостя: «Дедушка, а ты елку нам привез?» — «Привез, привез! И елку, и Снегурочку! Бегите скорее раздеваться да в зал приходите на праздник!»
Прибежали ребята в зал, а Дед Мороз их давно ждет. С Новым годом ребят поздравил. Вынул из варежки Снегурочку — от мороза, говорит, спрятал, чтобы не озябла внучка по дороге. Достал еще елочку малюсенькую — на ладошке ребячьей свободно уместится. Поставил все это на пол, развел широко руками, волшебные слова прошептал... В зале погас свет, а когда снова стало светло, то увидели ребята елку серебряную до потолка и Снегурочку настоящую. Только была она немножко похожа на Мариамик из средней группы и Деда Мороза держала за руку так крепко, будто это вовсе не Дед Мороз, а собственный ее папа. Веселая получилась елка!
А еще был праздник, когда с концертом выступали родители. Никто не удивился, увидев за пианино маму Араика. Ребята с ней знакомы давно: работает она в музыкальной школе, а в детском саду после работы учит ребят играть на инструментах. Но вот когда папа — по специальности строитель — вышел читать стихи, хлопали ему так, что пришлось долго дуть на покрасневшие ладошки... А потом, как всегда, все вместе играли — и взрослые, и дети. И отец троих детей, старший из которых уже студент, играл вместе с малышами с искренним увлечением.
Вероятно, прочитав все это, кое-кто удивится и спросит, где же столько родителей «сознательных» подобрали. Но родители самые обыкновенные. В детском саду «Себастия» воспитываются дети из окрестных домов. С той только разницей, что у некоторых из них в этот же детский сад когда-то давным-давно ходили папы и мамы. Теперь у них работа, а после работы собрания, общественные нагрузки, хозяйственные хлопоты, занятия и другие взрослые дела... Но каждый из них считает своим долгом поделиться свободным временем и с детским садом. Они помогают детскому саду, а детский сад — им: советами, подсказками, как воспитывать детей, как строить с ними отношения.
Во вступлении к книге «Родное слово» К. Д. Ушинский писал о необходимости развивать в женщине не те педагогические наклонности, которые «столь свойственны женской природе», умение заниматься первоначальным воспитанием и обучением своих детей и испытывать наслаждение от общения с ними. Эти слова великого педагога стали, можно сказать, девизом для педагогов «Себастии». «Женщина,— считает Вероника Вагановна Геворкян,— может быть ученым или общественным деятелем, может успешно продвигаться по службе, ставить рекорды на производстве. Но при всем этом она должна оставаться Женщиной: доброй, милосердной, испытывающей все радости материнства. Тревожно, когда часть молодых женщин с готовностью перепоручает свои материнские обязанности старшему поколению в семье. Тревожно и за самих молодых матерей, и за ребятишек: очень часто бабушки обрушивают на внучат такой водопад любви, что маленький человек может и захлебнуться». И коллектив «Себастии» большое внимание уделяет педагогическому обучению и воспитанию женщины-матери.
Всеми формами педагогического образования занимается здесь родительский комитет. А формы учебы — разные, и каждая семья выбирает по своему усмотрению то, что ей больше подходит. Для одних это — чтение рекомендованной педагогами литературы по воспитанию. Для других — лекции или беседы с почетными членами родительского актива. В большинстве своем это бабушки и дедушки теперешних воспитанников, когда-то водившие в «Себастию» своих детей. Темы бесед самые различные. Как развивать речь ребенка? Как с пользой, интересно провести с детьми выходной? Как отучить Левона ссориться с ребятами по пустякам? И еще обязательно говорят о том, чем и как помочь детскому саду.
Одно время дети часто простужались, болели. Узнав, что в Ленинакане есть детский сад, где ведется интересная работа по закаливанию, всем родительским комитетом поехали туда. Расспросили, как удалось построить бассейн для ребят, убедились в том, что круглогодичное плавание хорошо сказывается на физическом развитии малышей. Обменялись опытом педагогического просвещения родителей. Ереванцы рассказали, например, о дневниках, которые в «Себастии» являются одной из форм связи родителей и педагогов. Воспитатели делают записи в этом дневнике: анализируют успехи и поведение ребенка, рекомендуют родителям содержание и методы индивидуальной работы. А родители пишут о том, чем был заполнен выходной день, что узнал ребенок, как проявил себя в общении с близкими и чужими людьми.
«Много ли времени занимает у вас работа в родительском комитете? Не отвлекает ли от своих дел? » — спросили мы отца двоих детей. «Как отвлекает? — не сразу понял он. — Да разве это чужие дела? Наоборот, самое главное наше дело: сделать так, чтобы из детей выросли хорошие люди. Счастливые!»
Л. Ковинько, учительница

Математика для всех

Существует предубеждение, что для занятий математикой главное — это особые способности, специальная одаренность «от бога», и поэтому занятия математикой — удел избранных. Это не совсем так.
Опыт общения со школьниками показывает: часто то, что выглядит как «неспособность» к математике, на деле имеет совсем другой характер. Ученик, казалось бы, едва справляющийся с обычным школьным курсом, может обладать всеми необходимыми- данными для серьезных и глубоких занятий математикой, но эти данные не развиты, не проявляются, потому что он не знает, ни что такое математика, ни как ей заниматься. В таких случаях гаснет интерес к занятиям, и те задатки, которые могли бы в благоприятных условиях превратиться в способности, остаются неиспользованными.
Это часто бывает следствием несложившихся отношений школьника с математикой как с учебным предметом и связано с некоторыми ее особенностями. Дело в том, что занятия математикой требуют овладения довольно обширным и сложным техническим аппаратом. Такие технические трудности неизбежны во всякой области знаний и во всякой сфере деятельности, даже самой творческой. Вспомним, как отец великого музыканта Паганини запирал мальчика в чулан, где он часами «пиликал» скучные и трудные упражнения. Технические трудности часто и заслоняют от школьников сущность математики, не дают возможности увидеть ее глубину и красоту, почувствовать вкус к тому, что составляет главную прелесть занятий математикой, — вкус к напряженной работе мысли, радость проникновения в неизведанное.
Между тем занятия математикой — это вид творчества, доступный всем: от седого академика до школьницы с косичками, а каждая задача — это маленькая научная проблема, и чтобы ею заниматься, не нужно ни сложного оборудования, ни дорогих и дефицитных материалов и реактивов, ничего, кроме бумаги и ручки (а Архимед, если верить преданиям, обходился иногда даже палочкой и песком).
Почему же у ребят в школе подчас не возникает интереса к изучению математики и, более того, бытует представление о математике как предмете сухом и скучном?
Школьный курс математики ставит своей целью дать всем учащимся полноценное математическое образование. Для этого необходимо, прежде всего, чтобы каждый ученик — подчеркнем: каждый! — овладел определенным минимумом знаний. На это требуется затратить много сил и времени и учащимся, и учителю. Поэтому и не удается иногда добраться до высот, до интересного в математике. В результате математика в школе в какой-то степени оборачивается к школьникам своей самой непривлекательной, хотя и необходимой и важной, стороной.
Не следует воспринимать сказанное как какой-то упрек в адрес школьного преподавания. Дело, которое делает учитель на обычных уроках, огромно и важно. Здесь закладывается тот фундамент, без которого в наше время невозможно ни овладение никакой профессией, ни продолжение образования в любой области знаний. В полном смысле слова грандиозная задача, поставленная впервые в мире и в истории, — дать всему подрастающему поколению среднее образование — настолько сложна и многогранна, что отнимает у школы и учителей очень много сил и времени. Этим отчасти объясняется то, что в массовой школе не удалось, как это было задумано, сделать неотъемлемой частью учебного процесса факультативные занятия, то есть углубленное изучение отдельных предметов по выбору.
На сегодня это неизбежные «болезни роста», они будут преодолеваться по мере совершенствования всей системы нашего школьного образования. Но очень важно уже сейчас, не дожидаясь, пока все трудности будут преодолены, использовать разнообразные возможности, чтобы удовлетворить повышенную потребность какой-то части школьников в тех или иных знаниях сверх того минимума, который дает среднее образование.
Зарубежная школа, и в особенности школа капиталистическая, решает эту задачу путем создания различных типов школ. В результате исходные различия между учащимися, носящие, как легко понять, в основном классовый характер, закрепляются и тем самым усугубляются противоречия между различными социальными группами. Наша школа не может стать на такой путь. Давая всем необходимый образовательный минимум, единый для всех, мы стремимся к тому, чтобы и получение дополнительных, более глубоких знаний в соответствии с интересами и потребностями, а в какой-то мере и с возможностями каждого было таким же общедоступным, хотя и не общеобязательным. Именно поэтому заочной математической школе, которая является одной из организационных форм факультативных занятий для старших школьников (так же, как и заочные школы по физике, биологии и другим предметам), чужда в принципе всякая элитарность, исключительность.
ВЗМШ — Всесоюзная заочная математическая школа — была создана при Московском государственном университете и работает для того, чтобы дать возможность любому школьнику, независимо от того, где он живет: в столице или маленькой деревне, в рабочем поселке или горном ауле, — и независимо от других местных, не всегда благоприятных условий систематически, углубленно заниматься математикой и, что очень важно, получать при этом квалифицированное руководство.
Как же работает ВЗМШ, кто в ней может обучаться и что дают занятия в ней?
Всесоюзная заочная математическая школа рассчитана на занятия с учащимися старших классов средней школы. Чтобы быть принятым, нужно выполнить вступительную конкурсную работу. Задачи для этой работы ежегодно публикуются в виде афиши, которая рассылается непосредственно в школы. Кроме того, текст конкурсных задач публикуется в «Учительской газете», в журнале «Квант», в местных молодежных газетах, в журнале «Математика в школе». Особое внимание уделяется оповещению сельских школьников.
Содержание вступительной конкурсной работы каждый год, конечно, меняется, но характер ее остается неизменным. Главная цель — выявить способных и интересующихся математикой учащихся, а вовсе не проверить их знания и тренированность. Задачи подбираются так, чтобы удачное их решение свидетельствовало о сообразительности, настойчивости, умении и желании рассуждать, думать. Наряду с задачами, близкими по содержанию к школьной программе, в конкурсную работу входят и задачи кружкового характера, но только такие, которые не требуют каких-либо специальных дополнительных знаний. Поэтому с первого взгляда некоторым учащимся работа может показаться непосильной, однако задачи не столько трудны, сколько непривычны.
На выполнение вступительной работы дается месяц, так как все задачи рассчитаны не на мгновенное «озарение», а на долгое раздумье. Даже те, которые вроде бы легко решаются, требуют умения последовательно рассуждать, четко излагать ход решения, обосновать его. Задач обычно бывает немало: от двенадцати до пятнадцати. Это делается для того, чтобы удовлетворить разные вкусы: один любит геометрические задачи, другого привлекают логические выкладки, третий более способен придумать какой-либо «трюковый» прием решения.
Часто нам задают вопрос: есть ли уверенность, что ребята делают работу самостоятельно, что им не помогает, например, учитель или кто-нибудь еще? Конечно, такой уверенности нет, но это не страшно. Наоборот, вполне допустимо, чтобы, например, родители или старший брат помогли школьнику, заинтересовавшемуся задачами вступительной работы, разобрали с ним условие, подтолкнули его мысль. И если такой школьник увлечется, сам попробует докончить решение, если будет видно, что ему нравится работать, думать над задачами, надо посоветовать ему послать работу на конкурс.
Важно иметь в виду, что для того, чтобы быть принятым в заочную школу, не обязательно решить все конкурсные задачи. Особенно это относится к школьникам из сел и далеких поселков, которые пользуются преимуществом при зачислении. Все работы, поступившие на конкурс, проверяются и оцениваются по единым требованиям, но «проходной балл» для тех, кто живет в небольших и отдаленных городах и поселках, в сельской местности, бывает значительно ниже, чем для всех остальных. Эта мера вполне справедлива: для большинства таких ребят вступительная работа бывает обычно первой пробой сил, и по ней трудно судить об их возможностях. В то же время сам факт присылки работы говорит в большинстве случаев об интересе и желании заниматься. А это главное.
Такой раздельный конкурс приводит обычно к тому, что около 80 процентов принятых в ВЗМШ — это ребята, живущие там, где других возможностей углубленно заниматься математикой нет.
Итак, основной состав ВЗМШ как и большинства других заочных школ,— это ребята далеко не сверходаренные и даже не всегда хорошо подготовленные. В этом отличие заочной школы от математических школ-интернатов, кружков, олимпиад. Есть даже ребята, попавшие в школу по сути дела случайно: встретилась интересная задача — решил и отправил.
Как найти к таким ребятам «ключ», привлечь к занятиям, научить работать?
Мы часто жалуемся на неусидчивость и ненастойчивость наших детей и прочие их «грехи». А посмотрите, как этот «неусидчивый» может с пугающим нас упорством бить в стенку мячом, отрабатывая какой-то особый удар. Если человека что-то интересует, он найдет путь к желанной цели, дело перестает быть скучным и неинтересным.
Поэтому ВЗМШ ставит, прежде всего, задачу пробудить и поддерживать интерес к занятиям математикой. Эти два понятия разделяются не случайно: возбудить интерес забавной задачей, яркой иллюстрацией легко, но такой интерес, легко возникший, и быстро гаснет. Задача заочной школы — в длительном процессе серьезных занятий развить у ребят подлинный интерес, а не поверхностный, к самому предмету, к пониманию его внутренней красоты и значимости. Тогда-то и рождается стимул к преодолению любых трудностей.
ВЗМШ является школой в полном смысле этого слова, где серьезно и систематически учат. Этим она тоже отличается от некоторых других форм работы со школьниками в рамках учебных предметов. Скажем, математическая олимпиада тоже, несомненно, способствует повышению интереса к математике. Но олимпиада — эта только соревнование и, значит, служит скорее не обучению ребят, а выявлению и сравнению уже имеющихся у них знаний. Основная же задача ВЗМШ — научить. При этом к обычным для всякого обучения трудностям добавляется еще одна — обучение заочное.
Как же оно осуществляется?
Учащиеся, принятые в ВЗМШ, регулярно получают по почте специально разработанные пособия и задания. Самостоятельно проработав пособие, учащиеся письменно выполняют задания и отсылают их в школу для проверки. Проверенные работы возвращаются обратно учащимся с замечаниями и указаниями на допущенные ошибки и недочеты: За год учащиеся ВЗМШ выполняют шесть-семь заданий — работа немалая.
Сейчас много говорят о сложности школьных программ, о возникающей в результате этого перегрузке школьников. Однако не следует думать, что выход в том, чтобы сократить материал и упростить изложение. Это было бы сравнительно несложно сделать, но мы не можем пойти на снижение уровня образования, который должна давать современная школа. И к тому же это не решило бы проблему. Сложность школьного курса математики иногда связана не столько с обилием материала, сколько — как это ни парадоксально звучит — с простотой, вернее, с упрощенностью, примитивностью его подачи. В результате подлинное содержание, сам смысл математики нередко от ученика ускользает, и он воспринимает предмет только как набор непонятных сухих фактов, скучных правил, которые просто нужно запомнить.
Возникает, фигурально выражаясь, духовная недогруженность — отсутствие материала и стимула для работы мысли. Часть школьников теряет интерес к занятиям, в результате — даже простое становится непосильным. Занятия в заочной школе и призваны в какой-то мере заполнить этот «духовный вакуум», недостаток пищи для ума. Активизировать работу мысли, развить самостоятельность — вот на что направлено все обучение в ВЗМШ, которое начинается, как мы уже сказали, с работы учащегося над пособием.
Пособие заочной школы не похоже на обычный школьный учебник. В нем почти не сообщается готовых теоретических сведений, готовых правил или формул. Пособия составлены так, чтобы создать для учащегося обстановку самостоятельной творческой работы, условия для маленького исследования. Однако учитывается, что ученик — еще совсем неопытный «исследователь». Поэтому рядом с ним ставят «незримого руководителя»: в тексте книги, а также в специальной листовке, которая присылается вместе с пособием, содержатся указания, разбор примеров и аналогичных задач, наводящие вопросы. Все направлено на то, чтобы ученик мог максимально самостоятельно и в то же время в соответствии со своими возможностями отыскать правильный ход решения.
В заочной школе в полной мере осуществляется обучение математике через задачи — метод не новый в педагогике и излюбленный всеми учителями, творчески работающими в школе.
Есть ли в заочной школе учителя? Конечно. Прежде всего это авторы пособий. Так что те, кто окончил ВЗМШ, могут с гордостью говорить, что они учились у члена-корреспондента Академии наук СССР Израиля Моисеевича Гельфанда — основателя и руководителя ВЗМШ, у профессора МГУ Александра Александровича Кириллова и других известных математиков.
Есть в заочной школе и «классные руководители», которые опекают учащихся на протяжении их обучения в заочной школе, следят, чтобы они вовремя получили задание, организуют всю работу курса. Это методисты ВЗМШ, опытные педагоги, такие, как Полина Иосифовна Масарская, Нина Юрьевна Вайсман, Лариса Георгиевна Серебренникова. Если ученик не присылает работу в срок, ему посылают напоминание, предлагают прислать задание, даже если он не сумел выполнить его целиком. На первых порах некоторые ученики, не вполне справившись с заданием, пугаются и могут бросить занятия. Чтобы этого не произошло, ученику дают почувствовать, что проверки не надо бояться. Это не контрольная работа, за нее не ставят двойки. Проверка — это учебная работа. Обучение каждого отдельного ученика как раз и осуществляется при проверке его работы.
Учителя в заочной школе — это и те, кто проверяет и рецензирует работы учащихся: студенты Московского университета и других вузов, работающие в ВЗМШ на общественных началах. Проверяющий работу не просто отмечает ошибки — он обязан так прокомментировать свои замечания, чтобы дать новый толчок мысли ученика. Кроме замечаний к каждой задаче проверяющий обязательно дает рецензию на работу в целом и только после этого оценивает ее, указывая, что нужно еще сделать по данной теме.
Проверка работ в заочной школе — большое искусство: ведь замечание нужно сделать так, чтобы ученик, с одной стороны, понял свою ошибку и мог найти путь к ее исправлению, а с другой стороны, замечание не должно сводиться к прямой подсказке, чтобы не лишать ученика возможности исправить ошибку самостоятельно. «Ваш вывод неверен, подумайте, почему...», «Сравните свое решение с решением, приведенным в пособии, и попытайтесь понять, где ошибка в ваших рассуждениях», «Прочтите еще раз пример, приведенный в листовке к заданию, и исправьте свое решение» — вот какой характер носят замечания по работам учащихся ВЗМШ.
Чтобы так комментировать работы учащихся, нужно не только разбираться в математике. Нужно знать своих учеников и — главное — хотеть им помочь, хотеть их научить. И учителя заочной школы — студенты, проверяющие работы учеников ВЗМШ, возятся со своими учениками очень много, передавая им не только свои знания, но и свою увлеченность делом. Поэтому результатом работы заочной школы является не только повышение уровня математических знаний учащихся, но и огромный воспитательный эффект.
Поступив в заочную школу по собственному желанию, ученик, постепенно втягиваясь в занятия, приучается систематически работать. Ведь для занятий в ВЗМШ недостаточно просто решить десяток-другой задач (хотя и это, повторяясь регулярно, дает свой результат): нужно подробно записать решения, обосновывая весь ход рассуждений. Каждый ученик ежемесячно присылает в заочную школу целую тетрадь. Да потом еще нередко приходится исправлять решения по замечаниям проверяющих. Заметим, ученик в ВЗМШ работает добровольно, а не под нажимом родителей, учителей. Казалось бы, куда проще бросить занятия и жить спокойно. Некоторые так и делают. Но таких меньшинство. А большинство остается. И они приобретают кроме знания математики еще нечто очень важное: привычку и умение серьезно относиться к занятиям, доводить начатое дело до конца. Они приобретают качества высоконравственного человека, относятся к труду не как к обязанности, а как к внутренней потребности. Кем бы ни стали «зеэмшата» (так шутливо и ласково называют учеников заочной школы), ведь не обязательно они связывают в дальнейшем свою судьбу с математикой, они трудятся по-настоящему, с полной отдачей.
Е. Глаголева,
кандидат педагогических наук, ученый секретарь научного совета ВЗМШ


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz