каморка папыВлада
журнал Ровесник 1975-06 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 17:29

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->


С того времени, когда Португалия объявила Мозамбик своей колонией, минуло 366 лет. И на протяжении всех этих веков мозамбикский народ не прекращал сопротивления заморским угнетателям. В 1964 году национально-освободительную борьбу в этой африканской стране возглавил Фронт освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО). Крах каэтановского режима в Лиссабоне 25 апреля прошлого года ускорил и конец колониальной системы в Мозамбике — конец, так или иначе неизбежный ввиду успехов армии ФРЕЛИМО. Подписанное в прошлом году представителями Португалии и ФРЕЛИМО соглашение определило дату официального провозглашения независимости Мозамбика — 25 июня 1975 года. О том, какие задачи ставит перед собой главная политическая сила нового Мозамбика — ФРЕЛИМО, о том, кто и как пытался остановить процесс деколонизации в этой стране, вы прочтете в публикуемых здесь материалах.

„ВОДРУЗИТЕ ЭТО ЗНАМЯ В СТОЛИЦЕ!"

Мы не скрываем наши трудности и не закрываем на них глаза. Однако ничто не может разуверить нас в том, что сегодня мы вступаем в новую, возвышенную фазу нашей истории: впервые во главе народа Мозамбика стоит правительство, которое является частью народа, правительство, в составе которого его представители, правительство, призванное служить ему... Сегодня впервые в истории Мозамбика товарищи назначаются на посты в правительстве. Говоря «товарищи», мы произносим слово, щедро политое кровью, слово, во имя которого принесено столько жертв. Товарищи — это те, кто боролся в подполье, кто терпел пытки и умирал в тюрьмах, кто не щадил себя на полях сражений; это люди, которые завоевали свободу и построили наше общество, посвятили свою жизнь служению народу, воплощают в действительность его чаяния, защищают и проводят в жизнь революционную политическую линию...
Прежде всего мы поставим просвещение, воспитание, культуру на службу широких масс населения, угнетаемого и задавленного капиталистической и колониальной эксплуатацией. Кровь народа пролита не только ради того, чтобы освободить нашу землю от иностранных хозяев, но также и ради того, чтобы отвоевать гордое звание граждан Мозамбика, возродить нашу культуру, привить народу новый образ мышления, создать новое общество... Мы совершаем революцию, развитие которой зависит от создания нового человека с новым образом мышления. Мы совершаем революцию, цель которой — установление народно-демократической власти...
Мы хотим подтвердить чувства дружбы, которые мы питаем к португальскому народу и в особенности к португальским демократическим силам, чувства дружбы, выкованной в общей борьбе против колониально-фашистского режима. Эта общая борьба продолжается... Мы бросили беспрецедентный гигантский вызов истории — одновременно освободить оба народа в ходе общей борьбы, в результате победы над фашизмом и колониализмом. Никто из нас не принес освобождения другому: мы взаимно освобождали друг друга в параллельно ведущейся борьбе, размах которой нужно поддерживать и в будущем. Даже сейчас сотрудничеством между нашими вооруженными силами в борьбе с последними выступлениями колониально-фашистской реакции мы доказываем миру, что единые интересы народов в борьбе против общего врага не пустой звук, что это честное и действенное сотрудничество, несмотря на то, что оно развивается между народом вчерашней колонии и теми, кто был вынужден служить орудием колонизации...
Если жертвы и героизм народа Мозамбика были основной силой, уничтожившей оковы португальского колониализма в Мозамбике, необходимо подчеркнуть большой вклад, внесенный единой Африкой в дело нашей победы, которая является общей победой освободительных движений португальских колоний и всего африканского национально-освободительного движения.
Мы приветствуем ценный и решающий вклад в нашу победу, который составила щедрая политическая, моральная и материальная помощь социалистических стран, оказанная нам в лучших традициях пролетарского интернационализма... Мы особо приветствуем поддержку, оказанную нам демократическими силами всего мира, международными прогрессивными организациями, революционными и антиколониальными силами западных стран. В заключение приветствуем народ Португалии и его демократические силы, узы братства с которыми мы выковывали в трудные годы совместной борьбы, узы, которые являются гарантом нашей дружбы и сотрудничества в будущем.
Начав этот новый бой, мы обращаемся ко всему нашему народу с призывом хранить единство, твердость и бдительность под знаменем ФРЕЛИМО, соблюдать дисциплину и своим трудом способствовать строительству свободного, развитого и демократического Мозамбика под лозунгом «Единство, Труд, Бдительность».
(Из программной речи председателя ФРЕЛИМО Саморы МАШЕЛА 20 сентября 1974 года)
«Вручаю вам знамя независимого Мозамбика. Водрузите это знамя в столице нашей родины Лоренсу-Маркише», — сказал председатель ФРЕЛИМО Самора Машел бойцам, направлявшимся на подавление реакционного путча. И это знамя стало символом свободы и надежды мозамбикцев на лучшую жизнь. На нижнем снимке: Самора Машел среди военнопленных португальских солдат: «Через несколько минут вы будете отпущены на свободу».

Лето 1974 года. Военные подразделения ФРЕЛИМО вели операции в центре страны. В округе Тете партизаны окружили плотину строящейся гидроэлектростанции Кабора Басса. Летели под откос поезда в округе Маника и Софала. Бои шли уже на подступах к портовому городу Бейра. Один за другим капитулировали опорные пункты колониальной армии. Стремительно продвигаясь, партизаны, чтобы не терять темпа наступления, обходили некоторые укрепленные пункты португальской армии, оставляя их до поры в покое.
Одним из таких островков была военная крепость Наматил в округе Кабу-Дельгадо. На картах колониальной армии она была помечена кодовым названием «Омар». В ней размещался первый взвод артиллерийского полка 8421. В саванну, окружающую крепость, вперились жерла тяжелых артиллерийских орудий. Возле них аккуратными штабелями лежали снаряды. С виду все было готово к бою... Но настроение у 147 солдат крепости и их командира, старшего лейтенанта Хосе Карлоса Монтейро, было отнюдь не воинственное. Стволы орудий оставались зачехленными. Командир распорядился об этом сразу же после известия о крахе каэтановского режима в Португалии 25 апреля.
Непосредственно участвовать в Движении вооруженных сил старшему лейтенанту Монтейро не довелось. Но бурные события в политической жизни метрополии глубоко взволновали молодого офицера. Его не надо было убеждать в бесперспективности и глубочайшей несправедливости колониальной войны. Того же мнения держались и его подчиненные. Ежедневно слушали они сообщения из Лиссабона — ждали с нетерпением приказа об окончании военных действий против ФРЕЛИМО. Солдаты знали твердо: ФРЕЛИМО не сложит оружия до тех пор, пока за ним не будет признано право единственного и законного представителя народа Мозамбика. И в этом они не ошиблись. Армия освобождения ФРЕЛИМО продолжала концентрировать свои силы на стратегических позициях в центральной части Мозамбика. Несколько отрядов ФРЕЛИМО были подтянуты к границам Родезии — на случай вторжения наемников расистского режима. Пора было обезопасить и тылы — ликвидировать оставшиеся на освобожденной территории гарнизоны португальских войск. Командование армии ФРЕЛИМО отдало приказ овладеть этими укрепленными пунктами, в их числе и крепостью Наматил.
Штурм крепости был назначен на 1 августа. Ночью в густой траве саванны залегли цепи партизан. Незаметно подтянули артиллерию. На этот раз внезапной атаки не было. «Солдаты! Мы не хотим воевать против вас! — зазвучал усиленный мегафоном голос командующего операцией. — У нас общий враг — фашизм и колониализм!» Разбуженные по тревоге солдаты бросились к своим расчетам. Голос из саванны в это время призывал избежать бессмысленного кровопролития. В ультиматуме партизан содержалось требование сложить оружие и сдаться, на размышление отводилось пять минут.
Солдаты смотрели на командира. Каким будет его решение?
К этому дню уже многие из португальских солдат в Мозамбике порвали с колониальной войной, отказались воевать против ФРЕЛИМО две тысячи солдат в Боанэ. Так же поступили моряки военной базы Чайри на реке Замбези. Поддержку патриотам Мозамбика выразили инженерные войска в Лоренсу-Маркише. С осуждением проводившейся генералом Спинолой тактики проволочек в колониальном вопросе выступила группа офицеров генштаба военного командования в Мозамбике. Во всех воинских подразделениях обсуждалось опубликованное в Лиссабоне письмо за подписью «солдаты в Гвинее-Бисау». В нем содержался призыв к друзьям и семьям «потребовать немедленного прекращения войны и неоправданных жертв». Несколько португальских гарнизонов по своей инициативе обратились к отрядам ФРЕЛИМО с предложением о прекращении огня. Предложение было принято, и началось братание.
Эти факты были известны старшему лейтенанту Хосе Карлосу Монтейро. Он без колебаний отдал приказ сложить оружие и сдать крепость «Омар». «Наши жизни нужны для строительства новой, свободной и демократической Португалии, — сказал позднее старший лейтенант Монтейро представителям печати. — Мы не будем воевать против ФРЕЛИМО».
...7 сентября 1974 года в Лусаке было подписано соглашение о том, что 25 июня 1975 года Мозамбику должна быть предоставлена полная независимость. До этой даты соглашение между Движением вооруженных сил и ФРЕЛИМО предусматривало передачу фактической власти переходному правительству с преобладающим участием в нем представителей ФРЕЛИМО.
На многострадальной земле Мозамбика наступил мир.
В ночь с 7 на 8 сентября прошлого года военные действия на всей территории Мозамбика были прекращены. Представители ФРЕЛИМО и португальской армии наметили совместные меры по обеспечению безопасности населения. Такая предосторожность была необходима, так как консервативная часть белых поселенцев не скрывала своих стремлений провозгласить «независимость» Мозамбика в одностороннем порядке — «по родезийскому образцу». Положение в стране было неспокойным. Не исключалось вторжение из ЮАР. В Претории сделали свои выводы из португальских событий: если не помешать приходу к власти ФРЕЛИМО, то волны африканского национально-освободительного движения вскоре могут накатиться и на цитадель апартеида.
Было установлено, что расистский режим Форстера начал тайно перебрасывать в Мозамбик большие партии оружия. В Лоренсу-Маркише появились подозрительные личности, в их числе наемники, уже зарекомендовавшие себя в Катанге и Биафре, фашистские головорезы из ОАС. Угроза вторжения из ЮАР заставила Движение вооруженных сил перебросить к южным границам Мозамбика около четырех тысяч солдат из отборных воинских частей. Одновременно руководство ФРЕЛИМО и ДВС делали все, чтобы не допустить столкновений между белым и черным населением страны, пресечь провокации расистов.
Демократически настроенная часть португальских поселенцев выступала за сотрудничество с ФРЕЛИМО, требовала разоружения отрядов «самообороны», сформированных белыми ультра. Возникшие после португальских событий 25 апреля демократические объединения поселенцев в Мозамбике провели большую работу по разоблачению палачей и карателей, с жестокостью расправлявшихся с патриотами. Было опрошено более четырех тысяч бывших политических заключенных для составления обвинительного досье на агентов охранки ПИДЕ, особо «отличившихся» в массовых казнях и пытках. Этот документ свидетельствовал о желании прогрессивно настроенной части белых поселенцев помочь ФРЕЛИМО добиться полной независимости страны и создать правительство, которое пользовалось бы поддержкой абсолютного большинства населения Мозамбика.
Однако многолетняя пропагандистская обработка не могла пройти бесследно. Многие поселенцы уверовали, что «террористы» и «бандиты» из ФРЕЛИМО несут с собой «коммунистическую угрозу». Журналисты, посещавшие Мозамбик в мае—сентябре 1974 года, рассказывали, что в Лоренсу-Маркише и других городах среди белых поселенцев царила паника, вызванная приближением отрядов ФРЕЛИМО к экономически наиболее развитым районам страны. Одни закупали оружие, другие спешно уезжали за границу. Бегство, собственно, началось еще при каэтановском режиме, только в 1973 году из Мозамбика бежало 22 тысячи человек.
Те же, кто надеялся удержать в Мозамбике власть белого меньшинства, объединились в ассоциацию под претенциозным названием ФИКО, что в переводе означает «Я остаюсь!». 5 мая 1974 года ассоциация собрала около пяти тысяч поселенцев на центральной площади Лоренсу-Маркиша, с тем чтобы обвинить
Движение вооруженных сил в «предательстве» и заявить о своих амбициях «защищать Мозамбик до последнего поселенца». Но желаемое только выдавалось за действительное — на очередное сборище мозамбикских белых ультра явилось менее тысячи человек. Значительная часть поселенцев отмежевалась от ФИКО, другие, открыто угрожая «еще вернуться», эмигрировали в ЮАР и Родезию.
Задолго вперед были распроданы билеты на самолеты, вылетавшие в Западную Европу. Банки отказывались предоставлять кредиты предпринимателям. Приостановилось строительство самой мощной в Африке электростанции Кабора Басса. Повсюду мелькали объявления о продаже фешенебельных вилл и домов. В Лоренсу-Маркише распространялись истерические, провокационные листовки: «Продаются 200 тысяч белых, португальцев по происхождению, — мужчины, женщины, дети. Цель: немедленное уничтожение или использование в качестве жертв для ритуальных праздников каннибалов. Лучшие части тела предназначаются партизанам и вождям племен». Похоже, бывшие колонизаторы запугивали... самих себя.
Ультра пытались натравить белых поселенцев на коренных жителей Мозамбика, спровоцировать вооруженные столкновения между ними. Кое-где им удалось достичь своей цели.
Особенно были обеспокоены белые поселенцы на юге страны. Здесь, в районах сосредоточения основных природных богатств страны, проживало около 95 процентов белого населения. Наиболее влиятельные из них пробовали найти политический выход из складывавшейся ситуации. Мозамбикский промышленник Жорж Жардин вполне серьезно выдвинул идею создания «черного буферного государства» на севере Мозамбика под контролем ФРЕЛИМО. А южные, наиболее развитые, районы по этому плану должны были отойти во владение к белым поселенцам. План этот был не нов, и в нем были заинтересованы также расисты ЮАР и Родезии. Именно от сотрудничества с ними, а не с Португалией получала свои основные доходы буржуазия Мозамбика. ЮАР и Родезия, в свою очередь, имели в южной части Мозамбика важные экономические интересы. Обсуждалась даже идея объединения этой части страны с ЮАР и Родезией в рамках федерации «белых» государств Южной Африки.
Но подобные расчеты были столь несбыточны, что сам Жорж Жардин вскоре отказался от них и предложил Спиноле новый вариант — сформировать в независимом Мозамбике «умеренное правительство черных» во главе с предавшим в свое время ФРЕЛИМО Мигелем Марупа. В состав правительства предполагалось ввести представителей африканской буржуазии. Известно, что последние пять лет колониальные круги активно содействовали экономическому обогащению африканской элиты. Бывший министр промышленности Португалии Рогерио Мартис в июне 1970 года открыто заявил, что может настать период, когда жизнеспособность колониальной системы будет зависеть от «представителей африканского населения, имеющих состояния». Должно быть, с тоской вспоминали авторы этих планов времена, когда создание марионеточного неоколониалистского режима было еще возможно. Теперь же в Мозамбике все переменилось. Армия освобождения ФРЕЛИМО установила контроль не только над освобожденными ею в боях северными районами страны; в соответствии с подписанным в Лусаке соглашением отряды ФРЕЛИМО совместно с португальской армией начали подготавливать страну к официальному провозглашению независимости. Премьер-министром переходного правительства был назначен секретарь ЦК ФРЕЛИМО по вопросам безопасности Жоаким Чиссано.
Экстремистские элементы из числа белых поселенцев заявили, однако, что они не признают правительства ФРЕЛИМО и будут бороться против него всеми «возможными средствами».
7 сентября, сразу же после подписания в Лусаке соглашения о независимости, группа, именовавшая себя «драконами смерти», попыталась организовать мятеж с целью добиться «родезийского» решения колониального вопроса. Мятежники напали на редакции газет, взорвали бомбы на территории университета, захватили радиостанцию. Для того чтобы спровоцировать кровавые столкновения, «драконы» выстроили на территории радиостанции живой заслон из детей и женщин. К мятежникам присоединились другие правые организации Мозамбика, выступавшие за «белую» независимость.
На подавление путча были срочно брошены отряды ФРЕЛИМО. Перед их отправкой в Лоренсу-Маркиш к бойцам обратился председатель ФРЕЛИМО Самора Машел: «Мы сражались в течение долгих десяти лет и не хотим начинать новую войну. Однако мы не пожалеем жизни для защиты добытой в боях свободы... Вручаю вам знамя независимого Мозамбика. Водрузите это знамя в столице нашей родины Лоренсу-Маркише».
Приказ был выполнен. Части ФРЕЛИМО ликвидировали мятеж. Над Мозамбиком развевается знамя свободы и независимости.
Ю. ГОРЯЧЕВ


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz