каморка папыВлада
журнал Работница 1992-01 текст-5
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 21.04.2019, 03:30

скачать журнал

ВАША БЕЗОПАСНОСТЬ

НЕ НАДО БОЯТЬСЯ...

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию некоторые рекомендации из готовящейся к печати книги Г. Е. ЦВИЛЮКА «Школа вашей безопасности», те самые, которые написаны специально для женщин.
ВАС ПРИГЛАСИЛИ В ГОСТИ В МАЛОЗНАКОМУЮ КОМПАНИЮ. Она кажется вам очень приятной, и тем не менее на всякий случай предупредите родителей, подруг или знакомых о том, где и с кем вы будете проводить время, договоритесь о времени контрольного звонка по телефону или оставьте им номер телефона квартиры, куда вы отправляетесь. Отправляясь в гости, одевайтесь таким образом, чтобы не открывать перед мужчиной соблазнительные для него части тела и чтобы (извините) при попытке раздеть вас он столкнулся с проблемой поиска в вашей одежде застежек, крючков, ремней. Это позволит в критической ситуации, коли вы умудритесь попасть в нее, выиграть время. Если вы отправились в гости к мужчине, даже хорошо вам знакомому, не кокетничайте с ним, не дразните его, конечно, если не захотите соблазнить (в этом случае напрочь забудьте о наших предостережениях).
ВАС ПРЕСЛЕДУЮТ. Если вы почувствовали это, попробуйте идти быстрее или перейдите на другую сторону улицы. Прикиньте расстояние до ближайшего безопасного места и, если вы решились бежать, делайте это быстро и внезапно для преследователя, дуйте в свисток, зовите на помощь. Скиньте мешающую бежать вам обувь на каблуках и используйте ее как оружие для самозащиты.
Если вас обхватили сзади, попытайтесь изо всех сил ударить преследователя затылком в лицо или пяткой по ноге и продолжайте бежать по проезжей части дороги, привлекая внимание водителей проезжающих машин, в многолюдное место или до ближайшего поста милиции.
Не забегайте в подъезды, подземные переходы, глухие дворы, пустыри, заходите в будку телефона-автомата, только убедившись, что преследователь отстал.
Если вы все же оказались один на один с насильником в безлюдном месте, попытайтесь вступить с ним в разговор, выиграть время. Например, предложите пойти в более подходящее место, разжалобите слезами или ошеломите грубостью. Говорите что угодно — что вы ждете здесь приятеля, что вы беременны или у вас месячные. Но разговаривайте громко, уверенно, уговаривая таким образом собственный страх, потому что именно он — главное оружие насильника.
Если уговоры не действуют, попробуйте неожиданно бросить нападающему в лицо горсть песка или горящую сигарету, любую аэрозольную жидкость или все содержимое вашей косметички, авторучку, штопор, связку ключей, зонтик, металлическую расческу и т.п. Если ничего этого под рукой у вас не окажется, попытайтесь ударить насильника каблуком по подъему ног или голени, укусите или оцарапайте до крови, схватите за волосы (удар в пах может только разъярить нападающего). Ваша задача — не бороться с насильником, который наверняка сильнее вас, а использовать любые действия, которые дадут вам шанс вырваться и убежать...
Возможно, эти советы покажутся вам слишком обыденными, но подобное клише поведения поможет вам выпутаться из критической ситуации. Хотя, конечно, не дай Бог...


ПЕДАГОГИКА НА ВЕКА

ИЗ «ПОУЧЕНИЯ» СЫНОВЬЯМ
Владимира МОНОМАХА

«...Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра. Имейте душу чистую и непорочную, тело худое, беседу короткую и соблюдайте слово Господнее: «Есть и пить без шума великого, при старых молчать, премудрых слушать, старшим покоряться, с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свирепствовать словом, не хулить в беседе, не смеяться много, стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза держать книзу, а душу ввысь, избегать суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, ни во что ставить всеобщий почет. Если кто из вас может другим принести пользу, от Бога на воздаяние пусть надеется и вечных благ насладится...
...Поистине, дети мои, разумейте, что человеколюбец Бог милостив и премилостив. Мы, люди, грешны к смертны, и если кто нам сотворит зло, то мы хотим его поглотить и поскорее пролить его кровь; а Господь наш, владея и жизнью и смертью, согрешения наши превыше голов наших терпит всю нашу жизнь. Как отец, чадо свое любя, бьет его и опять привлекает к себе, так же и Господь наш показал нам победу над врагами, как тремя делами добрыми избавляться от них и побеждать их: покаянием, слезами и милостынею...
Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если и будет повинен смерти, то не губите никакой христианской души. Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте; не полагайтесь на тиуна или отрока, чтобы не посмеялись приходящие к вам ни над домом вашим, ни над обедом вашим...
Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте отрокам причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас. Куда же пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком — то пищей и питьем: ибо они, проходя, прославят человека по всем землям или добрым, или злым. Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Жену свою любите, но не давайте ей власти над собой. А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего.
Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран. Леность ведь всему мать: что кто умеет, то забудет, а что не умеет, тому не научится. Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее... пусть не застанет вас солнце в постели...»
РОДИТЕЛЬСТВО — во все времена на Руси серьезно и ответственно занимались воспитанием поросли. А с нами-то что случилось? Забыли о главном своем предназначении? Или просто не умеем умно и грамотно наставить детей на путь истинный, ограничивая воспитательный процесс естественным устремлением накормить и одеть, и немножко побаловать, мол, еще намыкаются. Так поучимся у наших предков. Вспомним, что взрослые мастера брали себе юных помощников, и те, помогая им, учились их «художеству» или «хитрости». В крестьянском хозяйстве дети участвовали вместе с отцами — им всегда находилось посильное, но настоящее дело. Малолетних князей в восемь лет «сажали на коня», и те начинали вполне серьезные «взрослые» битвы. По возможности дети должны были все сами делать для себя и не затруднять других: рано просыпаться, помогать в доме, в боевом походе не снимать оружия, быть бдительными, упорными и смелыми, овладевать знаниями. В традиции воспитания было не просто послушание, но активность и трудолюбие.
Оглянемся на наших предков, поучимся их мудрости и культуре. Вчитаемся в педагогические откровения и наших современников — педагогов, ученых, писателей. Рубрика «Педагогика на века» — для родителей, кто мечтает видеть своих детей образованными, работящими, умеющими преодолевать трудности, с доброй душой шагающими по жизни.
ОТДЕЛ СЕМЬИ


ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

«Кто я — укрывательница, вражина? Знала одно: не будет лучше никому, если война еще одного схоронит...»

Александра-мученица

«Отрекись! — говорили жене.— Муж твой — враг народа!» И часто так случалось — отрекалась жена. Сын отрекался. Отец. Брат. Сестра. И словно ржа разъедала прежде единое и неделимое — семью. И ничего не оставалось ни за душой, ни за спиной. Ни мира, ни незыблемого тыла. Не стали люди родниться, живут как чужие братья — сестры, дочки — матери. Хотя исключения (к сожалению, только они!) были и, хочется думать, будут. Иначе что же это за родня, что за семья?
В стылой, по-старчески неухоженной избе тоскливо звенит сумасшедшая, не уснувшая на зиму муха. Бьется в мутное окошко, отлетает чуток в сторону — и опять со всего маху в стекло. Неуют, нелад. Пора уходить, а я никого тут, кажется, не отогрела, не растопила сердечной тоски и холода — залетный гость, любопытствующая столичная журналистка. Стою и смотрю на слабо подрагивающую, скрученную ревматизмом да тяжелой работой руку хозяйки, уже глубокой старухи. И, словно кто сердце повернул: наклонясь, я целую ее — холодную, сухую женскую руку. И на мою ладонь тут же падает слеза — роняя колченогий табурет, встает бабка Александра, выпрямляется и кажется ростом выше, светлей, красивее:
— Доченька, что ты, детка... За что? Разве же я святая? Нет, милая, не святая. А что сделала, то и сделала. Как мать перед смертью наказала, так и исполнила. На это еще кто как смотрит. Люди — так, а Господь — эдак. А мне уж к Богу поближе, как-то он меня рассудит? Люди мне рук не целовали...
Детство и в старости помнится ярче, чем события более поздние. Помнит Александра большой дедовский дом, стоявший особняком от деревни, своим хутором. Тетки ее, дядья, родные да двоюродные братья-сестры одной семьей жили. Дед был по-нынешнему и за председателя, и за секретаря, и за сельского голову. Работали все вместе, дружно — в поле ли, на пасеке, по ягоду ли в лес. А зимой взрослые девки сходились к ним в дом с рукодельем да песнями. Она, маленькая, меж ними вилась, присматривалась да робко подпевала.
— Лучинушка моя, смоловая,
Ой-да голова моя, головушка бедовая...— надтреснутым, слабым голосом пробует воспроизвести хозяйка и, бессильно махнув рукой, смолкает: и песни забыла. Все больше молчала в последние-то годы. Голос и ушел куда-то — только душа плачет в голос, да кому слыхать?
— Я в няньках сызмала была. Митрий родился, когда мне четырнадцать уже было, от другого отца. Я ему как за мамку была — большая все-таки деваха. Другие-то в такие годы уж и замуж тогда выходили. А у меня была семья — братья, мамка, отчим опять же. Матери мои руки сильно годились по дому, за мужиками ходить, обстирывать, щи варить. Женихи? Гулять мне минуточки не было. А тут война всех женихов к себе позвала. Обплакались, провожая ребят. Особо жалко было Митеньку — и двадцати не сравнялось, как призвали. А он робкий: не пил, не курил, в хороводы не хаживал. Такой безответный какой-то. И, конечное дело, сразу под пулю и попал, в первом же бою под Велижем. Тот грохот в нашей хате было слыхать — рядом.
Все было рядом. И бои, и госпиталь, куда пешком вместе с другими ранеными добирался Дмитрий,— в Торопце. В Торопец по большим праздникам до войны семья Андреевых в церковь ходила. И когда парню стало полегче, решил он — рукой подать, двадцать всего километров,— родню навестить. И навестил. Пока гостевал, раны залечивал, и часть его, и госпиталь уже были далеко. А Дмитрий Андреев, рядовой Советской Армии, попал в разряд дезертиров. По военному времени штрафбат за это был все равно что награда. Ну, родня и повисла на нем: «Не ходи, Митенька, расстреляют».
Шел сорок второй год. С той поры стали ему леса да озера родного края и домом, и тюрьмой, и могилой.
— До пятьдесят шестого года мы с мамой да отцом прятали его. Сначала в окопчике за огородом, потом в сараюшке, в избе. В пятьдесят шестом мама померла, и оказалось у меня на руках двое — отчим и брат. Отчим обезножел, не мог ходить. Зимой его на санках в баню возила, летом тащила на себе, на загорбке. Наломаюсь в каменном карьере днем — там работала — вечером надо дом оживлять. Брату-то нельзя было и высунуться: а ну как заметят?! Боялась я, милая, его помощи. Об одном Бога просила: чтоб не заболел до смерти. Как бы хоронила — его уж давно в деревне мертвым считали.
И случилось: распухли однажды у Дмитрия руки так, что ни ложку, ни кружку взять не мог. Александра тот день крепко запомнила: дрова из лесу на себе привезла, надорвалась, еле до печи дошла. А он из-за занавески стонет: сестрица, мол, помираю.
Так и выронила она охапку поленьев: а ну? И давай вспоминать, чем тут лес помочь может. Надрала с тех же берез коры, сушеных почек достала с чердака, трав каких-то: не умирай, Митечка! По-теперешнему бы оттяпали бедолаге руки, на гангрену болезнь была похожа. Александра брата целым сохранила. Для кого только?
— Я молчать выучилась. Люди в деревне думали, мол, Александра умом тронулась: ни сама к людям, ни людей к себе. Занавески на окошках днем и ночью спущены. Думали, от горя помешалась. Советовали: ты, дескать, напиши в Москву, там без вести пропавших разыскивают. Может, и братца твоего найдут, может, где в плену был да за границей остался. А он в родном доме, что в плену, я — за охрану. Мы с ним вдвоем против всего миру были. Как же: у других отцы, мужья да братья полегли, а я своего Отечеству не выдала, дезертира прячу. Кто я — укрывательница, вражина? Знала одно: не будет лучше никому, если война еще одного схоронит. Вот и молчала.
Они и вдвоем больше молчали. О будущем думали только со страхом и только о том, что будет, если кто-то из них умрет. Слух дошел, что в недальней деревне умер дезертир, так его родные, как собаку, втихаря от людей, зарыли в своем дворе. «Ты меня тогда в речку скинь,— наказывал брат.— Привяжи чего к ногам и утопи. А ты помрешь — руки на себя наложу в тот же час».
О чем более всего болела у Александры душа, так о том, что совсем никакого интереса к жизни у брата не осталось. У нее-то была цель — никому его не отдать на растерзание. Эта цель наполняла ее неженской, нечеловеческой силой, давала ей здоровье и стойкость. А Митечка? Он и читать-то в своем закутке разучился, а ведь четыре класса прошел и писать до войны умел. В плену же своем газету в руки брать боялся, радио слушать не хотел: а ну как там про таких, как он, чего худое пишут-говорят? Так и пропустили они с сестрой правительственный указ о помиловании дезертиров. Он все сидел, седел, лысел. Руки без крестьянской работы стали слабыми, неловкими. Виноватыми стали.
Недавно что-то завспоминал, как буква «р» пишется. Чего она ему запала в голову? Так и не вспомнил.
— Ну вот. Нынче взялась сильно хворать. Там колотье, тут. Глаза все плачут. Да и Митя взаперти — всё силы, видать, в страх ушли. Доколе бояться? Надумали людям открыться. Шепнула я тут одному, одногодку братнину: так, мол, и так. Живой Митрий, мол, наш. А где, говорит, он? Ну, говорю, на печи у меня. Не поверил. Пришел: да ну, говорит, это не Митрий. К себе-то, видать, привык — чего с ним за полвека содеялось. Думал молодого брата увидеть.
Вот и камень с сердца спал. Занавески раздернули, а все плохо видать — глаза старческой пеленой затянуло. Что за спиной шепчут — не слышат. Одни говорят — судить его, посадить. Наши в земле лежат, этот с печи слез. Другие жалеют: сам себя в тюрьму загнал на пятьдесят лет. Таких сроков никакой суд не дает. А они уж, по всему, к Божьему суду сготовились.
Не ведаю, есть ли среди приснопамятных святых такая мученица — Александра, но точно знаю: среди живых есть. Меж болот, лесов и озер, в медвежьем углу Тверской области, в деревне Плауженцы, доживает она свой век со спасенным теперь уже семидесятилетним братом Димитрием на своем дворе, в осевшей избе, состоящей из одной горницы.
Сестра... Ни женой, ни мамой так никто Александру и не назвал. «Заел брательник твой век-то»,— нет-нет да и скажет ей кто из деревенских. Александра только губы сожмет да еще суше станет: «Это мой крест. Мое испытание перед Богом».
— А я и молитовки никакой не знаю: только «Господи, помилуй». Так всю жизнь — одно Ему и говорила: «Помилуй, Господи». И вот живу — пенсия теперь сто семьдесят рубликов на двоих. Индюшек держим. Нынче, правда, на гнездо не садила — собиралась было помереть. Да брата стало жалко — живу вот...
Еще теплится жизнь в этом немощном женском сосуде. Жена-мироносица...
Я склонила голову и поцеловала Александре руку. Может ли кто-то бросить ей вслед камень?
Тамара КАРЯКИНА д. Плауженцы, Андреапольский район, Тверская обл.


«ИНФОРМРАБОТНИЦА»

Вы подписались на ДЮМА?
Фирма «МАЛАХОВ КУРГАН» объявляет подписку на три серии лучших романов АЛЕКСАНДРА ДЮМА. Книги издаются в красочных твердых переплетах. При подписке вносится задаток. В стоимость задатка входят: цена последнего тома (15 р.) и стоимость оформления подписки.
Серия 1 — «Граф Монте-Кристо» в 2-х томах. Задаток 21 р.
Серия 2 — «Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Сорок пять» в 3-х томах. Задаток 24 р.
Серия 3 — «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя», «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя». Задаток 30 р.
Подписчик должен отправить задаток почтовым переводом по адресу: 335000, Севастопольское отделение Промстройбанка, МФО 324515, р/с № 1468015.
После этого почтовую открытку со своим адресом и названием книги, квитанцию о переводе или ее копию и пустой конверт со своим адресом направьте по адресу: 335041, Севастополь, п/я 50. Подписчикам фирма вышлет квитанцию на подписку.
Книги будут высланы наложенным платежом.
Справки по телефону: (0690) 36-51-91.

лечит... ФОТОГРАФИЯ
Все слышали или читали об экстрасенсах, многие лечились у них. Сегодня каждому желающему предоставляется уникальная возможность пройти курс лечения, излечить своих детей и родственников по новой сенсационной методике лечения.
Фотография врача-экстрасенса В. САДЫРИНА оказывает исцеляющее воздействие при многих заболеваниях: неврологических (энцефалиты, арахноидит, мигрень, радиколоневриты); заболеваниях легких, в том числе бронхиальной астме; сердца; желудочно-кишечного тракта (язвы и гастриты); печени и желчевыводящих путей; поджелудочной железы, в том числе сахарном диабете; почек; гинекологических, в том числе бесплодии; аллергических; ревматизме и других заболеваниях.
Целительная фотография как средство скорой помощи незаменима в пути, на даче, в каждом доме. Благотворно действие ее на детей — полностью и в короткий срок излечиваются многие детские заболевания, нормализуется развитие.
Фотография снимает различные боли — головную, сердечную, желудочную и другие.
Предприятие «СенСА» выпустило лечебную открытку с инструкцией. Каждый может получить эту открытку, прислав свою заявку по адресу:
310178, г. Харьков, ул. Корчагинцев, 27, «СенСА»
Оплата - при получении по почте.
Телефоны: (0572) 11-66-73.
Высылается не менее пяти открыток.
Спешите — тираж ограничен!

СТАРШЕКЛАССНИКАМ И АБИТУРИЕНТАМ
Ассоциация преподавателей вузов «МОСКОВСКИЙ ЛИЦЕЙ» предлагает всем, кому необходимо полное и современное изложение предмета:
«Курс английского языка для поступающих в вузы» (200 стр., 35 руб.);
«Сочинение: подготовка, написание, анализ» (40 стр., 10 руб.);
«Справочник по истории СССР с древнейших времен» (100 стр., 25 руб.);
«Справочник по биологии для поступающих в вузы» (100 стр., 25 руб.).
Оплата — почтовым переводом по адресу: 125315, Москва, «Московский лицей». Квитанцию перевода с указанием заказанных Вами пособий и Вашего обратного адреса высылайте по адресу: 125190, Москва, а/я 145.
Дополнительно всем, написавшим по этому адресу, будут БЕСПЛАТНО высланы программы заочного отделения по всем предметам!
Тел. для справок: 188-59-71.


МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

ШАРМАН-Ка

«ФОНОТЕКИ» больше нет. Есть «ШАРМАН-Ка». Это название нам кажется удачным, ведь в нем и музыка (шарманка же), и очарование (слышите? — шарм). Очарование музыки, на любой вкус: джаз, рок, классика, фолк... Речь пойдет обо всем, что мы любим.
В нашей «ШАРМАН-Ке» вы можете:
узнать новости музыкальной жизни прошлого (см. «Вчерась») и настоящего (см. «Тусовку» и «Ау!»);
прочесть о звездах эстрады, театра и ТВ то, чего вы никогда и нигде не прочтете (см. «Изнанку»);
познакомиться с мнением критика (см. «байки Нестора»);
получить фотографию зарубежного исполнителя (см. «Фотограмму из-за бугра»);
задать один вопрос кумиру (пишите только на открытке без конверта!!!) и найти ответ на него в рубрике «Нокаут»;
а также разместить рекламу любого музыкального характера.
ВАШИ шарман-щики.

Тусовка

* * *
Игорь Сукачев — известный баламут среди рокеров. На этот раз он выдумал проект. Это будет диск «Все это рок-н-ролл», на котором будут записаны любимые песни Игоря Сукачева и его команды, созданные в разные годы Ю. Шевчуком, Б. Гребенщиковым, С. Шахриным. К. Кинчевым, В. Бутусовым и другими отличными музыкантами. Аранжировка — бригадиров. Исполнение — совместно с авторами. Диск пишется на студии SNC. Проект этот дорогостоящий. И хочется верить, что творческий результат будет адекватен финансовым затратам.

* * *
Слухи о том, что восходящая звезда Родион Газманов закончил карьеру, сильно преувеличены. Дело в том, что родители Родиона — Олег и Ира — решили, что для начала мальчику неплохо было бы выучиться. И правильно, надо сказать, поступили. Сколько у нас недоучек и троечников в поп-музыке! Родион Газманов в тиши школьных кабинетов (пятый класс английской спецшколы и четвертый — музыкальной) грызет гранит науки и ждет своего звездного часа.

АУ!

Если грудь не того размера

Сегодня есть шанс у молодых актеров стать известными? Пожалуй, если сняться в ужас-порно-эротическом фильме. Тогда, как говорят в этом мире, они, может быть, раскрутятся. Ну а если у артистки грудь не двадцать пятого размера, а Бог наградил другим талантом: драматическим, пластическим, вокальным? Куда бедному, актеру податься?
Фестиваль актерской песни имени А. Миронова — вот такую тусовку организовали в Союзе театральных деятелей России. Из альтруистических соображений, а не из жалости к тем, кто ростом и грудью не вышел. Кстати, с этим, равно как и с бедрами, длинными ногами и прочими частями тела, здесь было все в порядке. Но не это главное. Песня, актерская личность — вот что искали. Председатель жюри народный артист РСФСР НИКОЛАЙ КАРАЧЕНЦОВ сказал:
— К нам пришли красивые молодые люди. Они ищут себя в актерской песне. А значит, продолжают традиции, дорогие нам. Мы рады, что открыли новые имена.
В конкурсе участвовали пятнадцать человек — столько из двухсот прошли в финал. О каждом из них можно написать отдельный очерк. Но открытием фестиваля стал Ярослав Здоров. Ему двадцать лет. Он только что окончил Ташкентский театральный институт. Обладает уникальным голосом — контртенором, который приносит ему и радость, и муку. Его номер — имитация голосов Э. Пиаф, Д. Дурбин, Л. Орловой — проходит на «ура» у публики. Но для него нет репертуара ни в ГИТИСе, ни в консерватории, ни в музыкальном театре. Как сложится его судьба? Равно как и других талантливых артистов — С. Моховикова, И. Кокрятской, И. Угольникова, А. Оськиной, А. Малова, С. Мирова, Т. Кабановой, М. Крымской, А. Роса и других ребят? Жизнь, а тем более актерская, учит: мало получить шанс — надо его не упустить...

Изнанка

ЖАРИТЬ КОТЛЕТЫ НА «ПЯТЕРКУ»?

Костюм — всегда с иголочки. Эффектная прическа. Манера держаться — редкое сочетание изысканности и интеллигентности. С экрана она излучает флюиды спокойствия и стабильности. За ее креслом, в котором она грациозно восседает, как амазонка, мне всегда виделся мужчина с положением в обществе: массивные очки, шикарный костюм-тройка, последняя модель авто.
Корр.: — А как на самом деле?
Элеонора Беляева: — Когда я прихожу в редакцию после записи, мне говорят: «Ты потрясающе выглядишь». «Ничего,— отвечаю я, — сейчас умоюсь, и вы меня ни за что не узнаете». И закуриваю, например.
Корр.: — Вы курите?
Э. В.: — И ужасно от этого мучаюсь. Дважды бросала. Пробовала какие-то антитабачные таблетки, иглоукалывание... Ничего из этого не выходит. А сейчас даже боюсь бросать: вдруг начну полнеть, стану этакой грандиозной бабой.
Корр.: — Я слышала, что за вами тянется вереница бракоразводных процессов и прочее...
Э. Б.: — Это неправда. Марш Мендельсона в моей жизни звучал всего трижды. Я не очень талантлива в личной жизни. И потом я не знаю мужчину, который мог бы терпеть рядом с собой женщину известную, популярную и притом прилично зарабатывающую.
Корр.: — Или дом, или карьера? Эта дилемма была главной причиной ваших разводов?
Э. Б.: — Нет. Просто не случилось совпадений индивидуальностей.
Корр.: — Инициатором разводов были вы?
Э. Б.: — Да, как правило. Но со всеми своими мужьями я сохранила замечательные, дружеские отношения.
Корр.: — Но пока мы говорим о них, мне трудно представить, какие они, чем привлекали вас.
Э. Б.: — У моего первого мужа, когда мы познакомились, были ослепительно белые ботинки. Шутка. (Но не шутка то, что у всех моих мужей одно имя — Анатолий!..) Со вторым мужем мы расстались потому, что я считала невозможным обманывать: я просто разлюбила его. А жить без любви... Мой третий муж — он моложе меня. Мы познакомились в лесу, на лыжне. Мы с моей приятельницей заблудились, и он нас вывел. С тех пор мы вместе.
Корр.: — Можно ли говорить о том, что мужчины обеспечивали ваше материальное благополучие?
Э. Б.: — Нет, я не стала бы это утверждать. Дружбы и знакомства со мной искали многие мужчины — известные, с положением, связями. Но, наверное, я дура — мне все это неинтересно: рестораны, престижные знакомства. Приобретение вещей — не богатство. Оно в другом — когда рядом есть живая душа, когда ты способен сострадать и переживать вместе с людьми, которые живут рядом.
Корр.: — А вы никогда не пытались изменить свое отношение к работе, делу? Культивировать в себе не только творческие способности?
Э. Б.: — Одна моя близкая подруга как-то сказана: «Нельзя все в жизни делать на «пятерку»: и котлеты жарить, и передачу делать». Я так устроена, что, наверное, предпочла бы на «тройку» сделать то, что касается котлет. Но передача моя должна быть только на «пять». Кстати, и котлеты я тоже могу сделать на «пять».
Корр.: — Что вносит покой в душу женщины? Где лично вам хорошо — дома, на работе, среди друзей?
Э. Б.: — Покой в душе женщины — вещь относительная. Непостоянная, я бы сказала. Когда плохо, я плачу и жалею себя. Реву и говорю себе, что есть женщины умнее и красивее. И еще — если так плохо, значит, так должно быть.
Я верю в судьбу.
Беседовала М. Р.


МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

Фото из журнала «Эль»

Фотограмма из-за бугра

«Шикарный жиголо» — так называют теперь Принца. У него новый имидж: короткая бородка, длинные волосы, очень сильный «нокаутирующий» удар. Как он говорит, танец и песня составляют содержание его последнего диска «Алмазы и жемчуг». Он незабываем со своей новой группой «Новое Могучее Поколение», в которой запоминается также вокалист (пока еще неизвестный, но уже экстраординарный).
Его сорок пять турне собраны теперь в одном карманном сборнике. Иллюстрации к нему сделаны самим Принцем.
«Эль» (французский журнал)

Байки Нестора

РАЗДАЙТЕ ГАРМОШКИ, ПОРУЧИК ГОЛИЦЫН...

...Пасмурно и сыро. Ленинградский вокзал столицы. На ящике из-под пива сидит ободранный и грязный мужик с небритой, испитой физиономией. Наяривая на гармошке, он с чувством исполняет «Поручика Голицына». Перед ним — консервная баночка с мелочью. Зачуханная привокзальная публика, озабоченная тюками и чемоданами, вяло реагирует на певца — ее уже ничем не удивишь.
Вдруг к вокзалу подкатывает ослепительный «мерседес». Из него вылезает Саша Малинин. В одной руке у него гитара, в другой — табурет от рояля. Герой эстрады располагается неподалеку от своего менее знаменитого коллеги с гармошкой и запевает все того же «Поручика». В мгновение ока собирается толпа. Камеры не видать, однако все почему-то убеждены, что все это подстроено телевидением.
Малинин завершает номер, грациозно раскланивается перед аплодирующей публикой и произносит речь: «Приятно, дорогие сограждане, выступать перед такой тонко чувствующей аудиторией, способной легко отличить подлинное искусство от грубой подделки».
А в это время неподалеку в толпе стоит Миша Звездинский и, взяв аккуратно под локоток свою импозантную спутницу, говорит ей тихонечко на ушко: «Все-таки согласитесь, Жанночка, какую замечательную песню я сочинил — сколько народу с нее кормится!» Спутница иронически улыбается, но молчит. О чем — одному Господу известно. Жанна Бичевская — женщина вежливая, культурная, почем зря болтать не будет.
Н. В.
Опровержение. Редакция заверяет читателей, что вышеописанная история в действительности не происходила.

Вчерась

ПОСЛЕДНИЙ ПИСК
В Париже появилась новая мода. Обедать до спектакля не дома и даже не в ресторанах, а непременно в буфете театра. Это очень занятно и удобно: даме не надо торопиться со своим туалетом. Если у вас ложа, вам могут подать обед, в самой ложе, а если нет, то вы можете в буфете съесть первое блюдо до начала представления, а остальные в антрактах.» Такие театральные обеды, заведенные в Париже впервые Большой оперой, довольно дороги. Новая мода, конечно, большой подрыв для ресторанов.

КТО СКОЛЬКО СТОИТ
Выше всех стоит наш бас Шаляпин, оценивающий каждый свой выход не менее десяти тысяч франков. На одной императорской сцене Шаляпин получает шестьдесят пять тысяч рублей в год.
Голова в голову по части гонорара идет с ним известный пианист Падеревский, получающий десять тысяч франков за вечер.
Из иностранных артистов по части гонорара первое место занимает итальянский тенор Карузо. За выход он получает двенадцать с половиной тысяч франков, и таких выходов в году у него не менее восьмидесяти. Таким образом, каждая нота, выходящая из горла, превращается, можно сказать, в червонец.
Знаменитая Аделина Патти получает пять тысяч франков за исполнение трех мелодий, длящихся всего пять минут. Иначе говоря, тысячу франков за минуту пения.

ЭТО ПО-НАШЕМУ
В России еще не распространены граммофоны-автоматы. Когда одного из специалистов этой отрасли производства спросили, почему в России не прививаются автоматы и никто их не выставляет, мы получили категорический ответ:
— Нельзя. Украдут в первую же ночь!
(Из старых журналов)

«ШАРМАН-Ку» крутили: Марина РАЙКИНА, Нестор ВАСЕЧКИН.
Фото: Дмитрий ЛОВКОВСКИЙ и Виктор КОРНЕЕВ.


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz