каморка папыВлада
журнал Работница 1991-03 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 16:44

скачать журнал

страница следующая ->


— Владимир? Сергей? Александр? Константин? Евгений? Максим? Михаил? Борис? Арнольд?..
Мужчины в нашей жизни — подарок судьбы или недоразумение?
Фотоэтюд НИКОЛАЯ МАТОРИНА

РАБОТНИЦА
3'91
ISSN 0131-8047
SOVIET WOMAN'S MAGAZINE
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ДЛЯ ЖЕНЩИН И СЕМЬИ
Издается с марта 1914 года
МОСКВА • ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРАВДА»
МАРТ 1991


В НОМЕРЕ:

И ЭТО ВСЕ... О НЕЙ 7

Поможем детям учиться
ПОГОВОРИ СО МНОЮ, МАМА! 10

Будьте здоровы!
МЕРИДИАНЫ НАШЕГО ТЕЛА 14

Фонд «Мария»
ВМЕСТЕ С ВАМИ 18

ДОМАШНИЙ КАЛЕЙДОСКОП

Школа Глоба
ЗЕРКАЛО ВЕНЕРЫ 22

ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА АЛКОГОЛИКА 24

Брюнелла Гаспирини
МУЖ МОЕЙ ЖЕНЫ. РАССКАЗ 28

По обе стороны холста
ЧИСТОТА ПАЛИТРЫ 32

Те, кто не успел подписаться на «РАБОТНИЦУ» на 1991 год, могут сделать это в любом отделении связи до первого числа предподписного месяца. Цена одного номера — 60 копеек. Цена подписки на квартал — 1 рубль 80 копеек, на полгода — 3 рубля 60 копеек.
При перепечатке материалов ссылка на журнал «Работница» обязательна.
© Издательство «Правда». «Работница» № 3, 1991 г.


МУЖЧИНЫ В НАШЕЙ ЖИЗНИ

ВСТРЕТИМСЯ У ФОНТАНА

Каждое утро по дороге на работу я думаю о мужчинах. Стою в вагоне метро и думаю. Я пребываю сейчас в таком неопределенном возрасте, когда мне не торопятся уступить место, как, например, любой длинноногой красотке 18—20 лет, тем уже привлекательной, что юна и улыбчива. Я еще и не явно потрепана жизнью, чтобы со вздохом неизбежности наш читающий мужской народ поднимался с мягкого сиденья, всем своим видом демонстрируя одну мысль: черт тебя дернул зайти в мой вагон. Меня просто не замечают. И я этому не удивляюсь. Мы вообще многое простое и доброе разучились делать, в том числе и замечать друг друга.
Итак, я думаю о мужчинах. Кстати, не всегда плохо. В моей журналистской работе мне много приходилось встречать настоящих мужчин — и в профессиональном смысле гигантов, и в человеческом плане удивительно самоотверженных и достойных. Идеальных, правда, не видела, да и вряд ли они есть, как и идеальные женщины. Наверное, вообще история отношений мужчины и женщины — это сеть сплошных компромиссов. И те, и другие поначалу фантазируют, предполагают, рисуют себе одну конструкцию, а потом, в реальной жизни, начинают ее чуть упрощать, перемонтировать, подстраивать под себя... В реальной жизни, к сожалению, больше разочарований, чем очарований. Но так не должно быть. Значит, мы разучились работать не только на службе, но и в чувствах, в любви, в семье. А ведь пришли мы в жизнь — мужчины и женщины,— чтобы сделать друг для друга что-то хорошее, доброе, важное. Каждый — свое, только его натуре присущее. Мы, женщины, всегда ждем от мужчин поступков. Хотя берем на свои плечи тяжелую работу, устройство дома, воспитание детей, семейные и одинокие, сильные натуры и беззащитные, мы хотим верить, что в конце концов самые важные и решительные действия должны совершить мужчины. Нам остается их чуть-чуть подтолкнуть. Ведь не ошибался же в нас Виссарион Белинский, утверждая, что «поприще женщины — возбуждать в мужчине энергию души, пыл благородных страстей, стремление к высокому и великому — вот ее назначение, и оно велико и священно».
Даже не могу объяснить, почему вдруг вспомнился мне сейчас этот мужчина. Тогда, правда, он мне показался просто мужичком, затертым, нелепо одетым, суетливым. Да и лесной поселок, где он жил, был пыльным, убогим. Но вот одна улица — Павел Петрович работал прорабом — отстраивалась коттеджами современными, с квартирами в двух ярусах, стеклянными крышами. Он вел меня по этой улице, будто самостоятельно существующей вне времени и поселка, и сетовал на то, что пока никто из жителей не решается справить здесь новоселье. Больно красиво, необычно для этих мест выглядели дома, смущали народ. Улица заканчивалась на большой поляне. Павел Петрович тогда пошарил в карманах и достал замызганный блокнотик, протянул мне листок с малопонятной схемой.
— Здесь отстроим площадь, вот,— сказал он, указывая пальцем в схему.— С фонтаном.
— С чем? — не то что удивилась я, просто до меня не дошло.
— Я уже и систему водоподачи продумал, это недорого и несложно, зато как красиво. Вечерами здесь будет гулять весь поселок, и я внучку привезу. Так что встретимся в следующий раз у фонтана.
Большей несуразицы, нелепости, чем эта, я и представить себе не могла. Хотелось как-то поделикатней отговорить фантазера-прораба, зачем, мол, забытому Богом поселку фонтан.
... А фонтан действует. Кто-то из молодых ребят пристроил там подсветку, и теперь он разливается разноцветными огнями. Сюда привозит Павел Петрович свою внучку Иришку, она от рождения не ходит, и никогда не будет ходить, как никогда не покинет этот поселок. Он — ее мир, ее жизнь. Дед ей придумал фонтан и построил его. Он украсил внучкину жизнь. Да только ли ее?
Наша жизнь сложна, напряженна, наполнена до предела борьбой, конфликтами, раздражающим дефицитом. Жить так плохо и стыдно. Особенно стыдно, мне кажется, должно быть сегодня мужчинам. Перед старенькими мамами, вечно усталыми женами, ничего не понимающими в происходящем детьми.
Еще месяц назад — в темную зимнюю пору — все в мире казалось безнадежно и бесперспективно. Но наступил март — первый весенний месяц. И этот страшный, по прогнозам астрологов, март вселяет в нас — мужественных ваших подруг, жен, любимых — надежду на ваши, мужчины, силу, ум, достоинство. Хочется опять жить. Хочется верить вам, любить вас. Потому что нет лучшего стимула у женщины в жизни, чем мужчина. Хоть и сложилось так, что мы в одной упряжке, но, ей-Богу, поверьте, вас мы считаем коренниками. Вы впереди идущие. Вам вверяем мы свою судьбу и судьбу детей наших. Даже мартовский, традиционно женский номер мы решили посвятить вам, мужчинам в нашей жизни. Считайте это нашей маленькой хитростью. Но, как уверял Жан-Жак Руссо, «когда женщина бывает до конца женщиной, она представляет больше ценности, нежели когда она играет роль мужчины».
Мы знаем, вы придете к нам с цветами. И праздник состоится. Потому что есть еще в мире настоящие мужчины.
Лариса БОГДАНОВА, ведущий редактор номера


Слева направо: ДОБРЫНЯ, ИЛЬЯ, АЛЕША.
Снимал М. Вылегжанин.
Писал В. Васнецов.


МУЖЧИНЫ В НАШЕЙ ЖИЗНИ

Елена КОБЗЕВА
Володя и Владимир

У меня их, Пресняковых, двое. Один усат, молчалив и с ленцой. Например, он может проваляться в постели целый день, изображая из себя большого советского композитора. Правда, через пару дней он приносит мне послушать новую песню. И это меня всегда удивляет.
У другого длинные волосы, крепкие мышцы и уйма поклонниц.
Первый «заморочил» мне голову тогда, когда я еще была совсем юной. Этот стиляга (он был у нас в Свердловске руководителем первого вокально-инструментального ансамбля) вместе со своими музыкантами играл на школьном выпускном вечере и... Нет, не он, а я пялилась на него целый вечер. А по-серьезному у нас с Володей все началось несколько позже, когда я стала петь в его ансамбле. Выглядело это (то есть наш роман) весьма гастрономически. За обедом в ресторане гостиницы, где мы жили на гастролях, он мне предложил создать семью. Как бы между прочим, дожевывая котлету. Вот в этом — весь мой муж: спокойный, рассудительный.
Вскоре родился Вовик. и первый год его жизни прошел под знаком безотцовщины. Папа в это время сбивал подошвы сапог на армейском плацу.
«Ленка — везучая! Вот у нее нет проблем с репертуаром — муж песни сочиняет». Это обо мне. Вздора и чепухи подобного рода я выслушала за свою жизнь немало. Но мое положение с репертуаром еще раз доказало, что наш брак состоялся все-таки не по расчету. Володиных песен я не исполняла. И вовсе не потому, что была не уверена в себе или боялась сплетен. Как бы это объяснить? Известно, что судьба песни во многом зависит от того, кто впервые ее исполнит. Я отдавала себе отчет, что малоизвестное имя солистки ансамбля «Самоцветы», коей я являюсь пятнадцать лет, не так поможет песне, чем какое-нибудь громкое имя.
Со временем у мужа появился блестящий исполнитель его песен — наш сын. И теперь я расскажу о нем. Он, как в цирке, вырос в опилках. Мы возили его повсюду с собой, и это для него не прошло бесследно. Он рано пристрастился к музыке. Но глазное, как мы считаем, у него с детства прочно живет ощущение семьи. Мы все вместе, одно целое — мама, папа и Вова. И меня нисколько не удивило, что как только он начал говорить, попросил «отдать его замуж». Кажется, теперь это свершится, и в свои сорок с хвостиком у меня появился шанс понянчить внуков.
Вова рос несусветным фантазером и выдумщиком. Однажды он приготовил мне ужин (он рано научился готовить), от экзотичного вида которого я чуть не потеряла сознание. На тарелке передо мной живописно лежала гора макарон, выкрашенных в разноцветную гуашь. Потом он решил, что квартиру, о которой мы так долго мечтали, получили совсем не для того, чтобы набивать ее модной мебелью и устраивать приемы. Как-то вечером, вернувшись с концерта, в гостиной я обнаружила теннисный стол и много игроков. Как единственная женщина в этом доме я потребовала, чтобы мне уступили место... у стола.
Мои мужчины — Владимир и Володя. Они оба талантливы. Доказывая это ежедневно мне, себе, публике, они вкалывают как... тут трудно найти сравнение. Во всяком случае, дома появляются эпизодически, ночами просиживают в студии недосыпают. Я, между прочим все это терплю, и в этом, как говорят мои мужчины, мой самый большой недостаток. А остальные — все маленькие.

Татьяна КРЕМЕЗНАЯ
Иду на поводу

Пусть простят меня подруги, выступающие за эмансипацию, но я на стороне тысячелетнего уклада, по которому женщина должна быть хранительницей семейного очага, а муж — добытчиком, общественником, государственным человеком. Пытаться изменить эти роли — занятие, на мой взгляд, неблагодарное. Недовольны обе стороны.
Я, например, ни с какими натяжками не могу отнести себя к числу борцов. По натуре пессимист, смотрю на жизнь грустными глазами, выхода из трудных ситуаций иногда не вижу. Но перст божий был в том, что рядом со мной оказалась сильная личность, настоящий боец. У него даже и фамилия «твердая» — Кремезной. Он и в юности был самостоятельным, несгибаемым, и эти качества (в числе других достоинств, конечно) заставили меня его обожать.
Сложностей, тревог с таким спутником жизни — масса. Еще в студенческие годы он часто выглядел белой вороной: все комсомольцы на собрании голосуют единодушно «за», а мой Олег один — «против». И чем дальше, тем больше было самостоятельных решений и действий, продиктованных его мироощущением, представлениями об истине, справедливости.
Мой ершистый муж боролся, но побеждал далеко не всегда. Он был следователем прокуратуры, и его независимость, «неуправляемость» при расследовании некоторых громких дел привели к тяжелейшему конфликту с руководством. Давление переросло в настоящую травлю. В конце концов его «дожали», и он ушел по собственному желанию. Я была в отчаянии, устроиться по юридической специальности ему не удавалось.
Кто-то бы, может, и сломался. А мой дорогой на чистом месте начал новую жизнь. Тогда как раз разрешили создавать кооперативы, и он стал поднимать новое дело — переработку биологически активных продуктов пчеловодства, которые (например, пчелиное маточное молочко) у нас до сих пор почти не использовались. Через короткое время годовой оборот фирмы, одним из руководителей которой был мой супруг, составил более двадцати пяти миллионов рублей.
За ним я как за каменной стеной. Кое-кто мне откровенно завидует. Но, с другой стороны, сильная личность противоречива. Не скажу, что муж мой приятный в общении человек, хотя он и великодушный, и щедрый, и отзывчивый.
Наконец, рискну сказать еще об одном распространенном стереотипе — что женщина не должна ни в чем уступать мужчине, иначе, мол, неравноправие, рабство. Я уступаю постоянно и не делаю из этого проблемы. Это началось еще во время учебы и даже зафиксировано документально. Олег тогда подбивал меня, для практики, пойти с ним в общественные помощники следователя. Для этого требовались хорошие характеристики, а ему, как «смутьяну», и мне, как подруге «смутьяна», записали: «Не считается с мнением масс». А в мой адрес еще было добавлено: «Легко поддается чужому влиянию», — явно имелся в виду будущий муж.
В помощники нас тогда не взяли. Но я не исправилась — до сих пор поддаюсь чарам его сильной натуры.

Полина ОНСКУЛЬ
Там остались мои мальчишки
Фото А. Жмулюкина

На войну я пошла, потому что ему оказалась не нужна. Убьют так убьют, решила я. Родители умерли, братья-сестры жили далеко. А ОН, что ж... Он... Как говорится, я пережила личную драму. В общем, предложили мне в военкомате поехать в Афган, и я не раздумывала. Прописала подружку в свою комнатуху, в Прокопьевске с жильем всегда было плохо. Не пропадать же. Оформлялись нас 13 медсестер из города, а собрались только трое. У других, видно, зацепки в этой жизни нашлись. И не верьте никому, что ехали мы туда за «чеками»: половину проела на конфетах, на другую купила кофточек да шарфиков. И те малы. Весила-то я в Афганистане 45 килограммов. А уж когда слышу, как называют нас «полевыми женами»... Что объяснять дуракам?! Да, там много было настоящих, мужественных, смелых парней, но ежедневно полный «тюльпан» забивали их гробами...
В нашем Шиндандском военно-полевом госпитале, рассчитанном на 250 коек, бывало и до 1000. Жара, вода «по карточкам». Солдаты под капельницами, сестры под капельницами. Паренек, которому неделю назад удаляли гланды, сегодня лежит в реанимации, пополам разрубленный гранатометом. На обугленные тела я не могу поставить электроды, чтобы снять кардиограмму, нет живого места. Утром я вхожу в палату и не знаю, кого из моих вчерашних пациентов застану в живых, а кого перенесли в «тюльпан».
Такова была моя афганская жизнь. Сколько раз слышала выражение — «волосы встают дыбом». Теперь я знаю, они действительно встают. На голове будто проволока, ни рукой не пригладить, ни расческой не расчесать... Бывало, что раненых мы возили на консультацию в другие города — на вертушке или БТРе. В грохоте и дыме не поймешь, где стреляют, оказывается, это били по нам. Я не считала, сколько дырок над моей головой пробито. Пронесло, и слава Богу. Другие считали. И от этого постоянного соседства смерти сходили с ума. Почему я выдержала? Не знаю. Может быть, мой характер меня спас, или мне некуда было возвращаться. А может быть, потому, что рядом со мной были эти мужественные ушастые мальчишки. И мне было их всех жаль — беспомощных живых, беспомощных мертвых.
Я не вспоминаю Афганистан каждый день. Даже номер своей полевой почты забыла...
Я по-прежнему одна. Видно, война забрала самых лучших мужчин.

ЛЮБОВЬ КАРПЕНКО
Идеальный муж

Жена, мне кажется, я обыкновенная. Бывает, и поворчу на мужа, и посержусь, устав, закрутившись, расслабившись в жалости к себе. А вот Володя у меня идеальный. Знакомы мы давно. Я вообще-то детдомовская, а Володю со школы помню. Характеры у нас абсолютно разные: я — энергичная, шебутная, он — мягкий, покладистый. И беспредельно добрый. Но мы хорошо понимаем друг друга, чувствуем, дополняем. У Володи ответственная работа, он старший прапорщик, служит в авиаполку. На работе его уважают, да и что не уважать — добросовестный, исполнительный, внимательный. В его деле это немаловажно. Вообще военная служба требует особой серьезности, ответственности от мужчин. И я поражаюсь, как после напряженного дня мой Володя умеет сохранить спокойный, доброжелательный настрой для дома, для наших ребятишек — а их у нас немало — 11 человек.
На Севере мы уже 15 лет. Живем просто — без шика, без излишеств, но все необходимое для уюта, тепла, кажется, есть. Я боялась всегда только одного, чтобы скучно, убого в доме не было. Телевизор, мебель, ковры приобрели в кредит, потихоньку за все расплатились. Край наш хоть и суров, но осенью богат и ягодами, и грибами, только не ленись. Вот мы и не ленимся, заготавливаем на всю долгую зиму витаминную продукцию. У меня душа радуется, когда кладовка заполняется многочисленными банками: прокормимся, значит! Володя еще и заядлый рыбак. А уж как основательно он собирается на рыбалку — целый ритуал. Сыновья крутятся рядом, расспрашивают про разные крючочки-блесночки, помогают удочки приготовить к работе. Мои увлечения попрозаичней — связать что-то, вкусненькое испечь.
Мы прекрасно понимаем, что в жизни надо прежде всего надеяться на себя. Поэтому в нашем доме не принято ныть, ругать начальство, систему. Жизнь дана — значит, живи и радуйся! Находи в ней приятные моменты. Я оптимистка. И я очень люблю своего мужа.
Мы, наверное, чуть ли не единственная на Кольском полуострове многодетная семья, и мне часто задают вопрос: «Зачем? Ведь это невероятно трудно в наше время растить такую ораву ребятишек?» Конечно, нелегко, но я не одна, у меня есть Володя, а с ним я ничего не боюсь.

Фото А. Белясова


БЕЛЫЙ ТАНЕЦ

Я пригласить хочу на танец вас и только вас. И не случайно этот танец вальс!»
...«Белый» вальс — это прекрасно и романтично. А наряд для НЕЕ и для НЕГО, кружащихся в неторопливом темпе танца,— «летящее» платье и несколько «пижонский» костюм — предлагают художники ОДМО «КУЗНЕЦКИЙ МОСТ».

Если эти наряды вам понравились, то другие работы ходожников вы можете увидеть на стр. 38.

Фото Н. Маторина


И ЭТО ВСЕ ... О НЕЙ

Королеву играет окружение. Эта мудрая истина, наверное, не изживет себя, даже когда короли и королевы окончательно уйдут в историю. Ведь как к нам, женщинам, относятся окружающие, так мы и чувствуем себя, таков пьедестал нам и уготован...

Любите женщин!
ВЛАДИМИР ЗУБКОВ,
главный врач родильного объединения № 5 г. Ростова-на-Дону, член Комитета по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства Верховного Совета СССР.

Я акушер-гинеколог, как говорили в старину, бабский врач, и уже в силу своей профессии женщин знаю и видел во всех их состояниях. И могу сказать: женщина — самое прекрасное существо рода человеческого. Она носитель генов, даритель жизни. Но еще большей любовью я проникся к женщине за ее страдания, которые она претерпевает, вынашивая и рожая человека.
Ведь это только так считается, что беременность и роды преображают женщину физически и духовно и она цветет, как роза. Это слишком упрощенный, даже вульгарный подход. Как специалист, могу сказать: беременность — самый опасный период в жизни женщины, она предрасполагает к тяжелым состояниям, выявляет болезни, которых женщина в себе и не подозревала. Само рождение ребенка — да, это радость и счастье. Но беременность и роды — это величайшее страдание и муки, и об этом надо помнить всем: мужу, врачу, к которому женщина впервые пришла на консультацию.
Говорю об этом не для того, чтобы кого-то запугать. Нет! Я только хочу сказать, что женщина — это драгоценность, к которой надо относиться очень бережно и серьезно.
Я вижу, в каком запущенном состоянии приходят ко мне на роды женщины, сколько у каждой болезней. Причины ясны. А в корне их — то самое пресловутое равенство, эгалитарность мужчин и женщин, которое мы превозносим как высшее наше достижение и которое пронизывает все стороны принятого у нас отношения к женщине. Нет его в природе и не может быть, этого равенства. Равенство перед законом, равенство прав — да! Но равенства перед природой между мужчиной и женщиной? Нет! И мужчины должны это сознавать.
Вот сейчас мы практически вступаем на путь рыночных отношений. Начнется безработица, и опять пострадает женщина как наиболее слабое звено на производстве. В борьбе за рабочие места мужская рать, конечно же, вытолкнет ее. Но даже не это меня особенно беспокоит в нынешнем году. Уж как-нибудь защитим женщин — переучиванием на новые профессии, экономическим стимулированием предприятий, создающих для женщин новые рабочие места, поощрением женского предпринимательства, развитием новых видов и форм надомного труда. А вот где действительно таится опасность, так это в заведомой нехватке медикаментов, медицинского инструментария, техники.
Мы будем переводить медицину на социально-страховую. И надо, чтобы коллективы предприятий, которые сейчас с таким энтузиазмом тратят часть прибыли на приобретение колготок, шмоток и косметики, переводили деньги на содержание родильных домов, стационаров, чтобы женщины получали медицинскую помощь на современном уровне, рожали в условиях, достойных цивилизованного человека, чтобы наши младенцы с первого часа жизни были обеспечены всем необходимым для того, чтобы закрепиться на этом свете и потом приносить счастье родителям и пользу обществу. Говорю как врач: общество не может быть здоровым, если не окружает заботой женщин и детей.
Да и счастливый мужчина — это же отлично! Счастливый муж, счастливый отец способен работать как вол. Он добр и великодушен, щедр и спокоен. Знаю это по себе. Я нашел свое счастье, правда, нашел поздновато, но что же делать? Так сложилось. Чем я счастлив? Тем, что у меня есть друг, единомышленник. И она мне полный помощник в жизни. Она приспособилась к моему трудному характеру. Приняла и разделила мою позицию: пусть в обществе главой остаются мужчины, а в семье — женщины. Умная женщина понимает, что в доме она глава семьи, а на публике — всегда мужчина. И я желаю всем мужчинам обрести, а если оно уже есть, крепко беречь свое счастье. Потому что без любящего друга — женщины — мы как неприкаянные. А женщинам хочу пожелать: берегите себя, любите свою семью и рожайте, несмотря ни на какие трудности.

На колено, рыцарь!
ГЕНЕРАЛ, не захотевший раскрыть свое имя

Женщины сетуют: что случилось с мужчинами? Где те рыцари, что могли вызвать на дуэль за честь дамы, что вставали, когда входила женщина, что умели преподнести цветы и преклонить колено, будто перед нами и впрямь королева? Даже военные, последний оплот старомодной галантности, теперь не уступают места женщинам в транспорте...
Верно, не уступают. Отчего же? Да, думаю, от того же одичания нравов, которое пронизало все общество, все стороны нашей жизни, от того оскудения личности, которое наступило в результате бесконечного ее ущемления. Причем это, чтобы быть справедливыми, коснулось и мужчин, и женщин тоже. Но не будем критиковать женщин, тем более в их праздник. И они, конечно, совершенно правы, обижаясь на нас, мужчин. Во всех перетрясках жизни, в наших трудностях и неустроенностях утратили мы многие черты — рыцарственность, достоинство, благородство, великодушие. Все то, что дается воспитанием, общим уровнем культуры.
И вот о воспитании стоило бы поговорить, особенно о воспитании мальчиков, будущих мужчин. Помню, когда был в мемориальном музее — в бывшем лицее, где учился Пушкин, обратил внимание, в каком режиме жили воспитанники: подъем в 6 утра, прогулки при любой погоде, уроки фехтования, стрельбы из пистолетов и многое другое, что закаляло, развивало ловкость, силу, укрепляло характер и волю. Читал, что в английских колледжах, где учатся и воспитываются дети королевской семьи, других высокопоставленных семей, условия воспитания тоже весьма суровые. И это вполне оправданно: люди, которым предстоит возглавить нацию, должны быть хорошо подготовлены к жизни — иметь крепкое здоровье и твердые нравственные принципы.
Наша молодежь, будущие кадровые офицеры, начинает свою подготовку в военных училищах. Они там проходят основательную подготовку. И все-таки, насколько я могу судить, уровень воспитанности ребят с годами снижается. А многие трудности дальнейшей службы, неустроенность быта многих кадровых военных, другие проблемы, с которыми сталкивается человек, ожесточают, развивают постепенно равнодушие, пресную приземленность мировосприятия.
Не хотел бы называть свою фамилию. Не потому, что возвожу на мужчин напраслину,— все это вещи известные. Просто кто я такой, чтобы уж очень-то критиковать мужчин? Один из них. Но женщины наши достойны лучшего к ним отношения — и дома, и на работе, и просто везде, где мы бываем вместе: на улице, в транспорте, в клубах, в театрах — везде. Это правильно говорится: королеву играет окружение. Хотелось бы, чтобы каждая женщина чувствовала себя королевой.
Мнения мужчин записала И. СКЛЯР


ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ

«СПРАВЕДЛИВОСТЬ» КАК ОНА ЕСТЬ

Новая рубрика журнала с таким названием, нам кажется, в комментарии не нуждается...

- Может, «Союз уволенных»?!
— Нет, такое название не годится! Слабо! Надо думать еще...
— Тогда давайте по-другому. «Ассоциация жертв террора административной системы»!
— Здорово! Мы кто? Жертвы... А система нас давит именно административная...
Этот диалог можно было услышать позапрошлым летом в славном городе Киеве. Белым днем в городском парке, что у памятника Ватутину, на разноцветных скамейках собирались возбужденные, подчас озлобленные люди и говорили, говорили, говорили... О чем? О жизни. О жизни без работы, без средств к существованию, с семьями и малыми детьми на руках. На одном из таких собраний под собственные бурные аплодисменты они провозгласили образование организации, само название которой поначалу звучало как вызов устоям: «Ассоциация жертв террора административной системы». Поначалу у них находились слова помягче: «Организация, оказывающая помощь гражданам, втянутым в трудовые конфликты», или «Союз безработных». Но вся горечь обманутых надежд, вся усталость от бегания по бесчисленным инстанциям в поисках правды вылилась в конце концов в эти жесткие слова: «Ассоциация жертв...». Или коротко — «Справедливость»...
Входят в эту организацию под председательством М. Н. Вишневского те жители Украины, которые считают себя несправедливо уволенными. Причем не просто несправедливо — незаконно. Таких, как мне сказали, на Украине около полутора тысяч.
— Расскажите о своем деле...— Этот простой на первый взгляд вопрос вызывает слезы, судорожные всхлипы, в руках дрожат принесенные с собой документы. В одиночку бороться трудно, а порой невозможно. Другое дело, если находишь поддержку.
Когда в ассоциацию обращается уволенный человек, то здесь обязательно посмотрят в трудовую книжку. Такую бюрократическую предосторожность считают необходимой. Дело слишком важное, и его нельзя дискредитировать, защищая пьяниц или прогульщиков. Если же налицо явная несправедливость, то новичка ставят на учет. И начинают разбираться... Члены ассоциации, вооружившись доверенностью от покровительствующего им Республиканского Совета Федерации независимых профсоюзов Украины и помощью привлеченных квалифицированных специалистов, выезжают в Одессу или в Харьков и там, глядя в глаза конкретному начальнику, разбирают дело своего подопечного. «Выездная комиссия» ассоциации составляет заключение, где подробно, привлекая документы, ссылаясь на действующие законы, излагает свое мнение о действиях администрации. Как правило, мнение однозначно: произвол, предвзятость. Заключение обычно адресуется председателю украинских профсоюзов. И... принимаются меры.
Вот только одно дело, но расскажем о нем подробно, чтобы понять, как работает «Справедливость».
...Еще с детсадовской манной кашей мы впитали, что кумир под названием «трудовой коллектив» всегда прав. Трудовой коллектив постановил — и... уволили человека с работы. Какие вопросы? Ведь это решение вынесено аж на собрание трудового коллектива, вы что, не поняли?
«Все решает коллектив». А вот Екатерина Логвиновна Тхорик, дело которой рассмотрено в ассоциации, разуверилась в святости этого кумира.
Работников торговли, как правило, увольняют за недостачу и злоупотребления. А у нее таковых за 25 лет не обнаружилось. Более того, за добросовестный труд она неоднократно поощрялась морально и материально. И даже дважды «премировалась РОВД Ленинградского района за проявленную смелость и настойчивость при задержании в магазине расхитителей социалистической собственности».
Что же натворила Тхорик? Екатерина Логвиновна не раз сообщала «по инстанциям» о «фактах грубого нарушения правил торговли» в фирме «Одежда», отказывалась принимать накладные, к которым никакого товара не прилагалось. Постепенно ее все понижали и понижали в должности. И даже неделями не допускали к работе, «сослав» в подсобное помещение магазина. Но что самое главное и самое обидное для Екатерины Логвиновны?
— Мои якобы «неправильные» действия обсуждались на многих собраниях и заседаниях,— говорит она.— Представляете, бывали дни, когда проводилось по два-три собрания, на которых меня «клеймили»! А за что?
В конце концов Е. Л. Тхорик уволили. «Вывести из состава бригады»... «Уволена по причинам недоверия членов бригады». «Дело Тхорик» прямо-таки пестрит такими фразами.
Когда разобралась в этом деле «Справедливость», то выяснилось: факты злоупотреблений, указанные Е. Л. Тхорик, подтвердились. У нее есть письмо из Комитета народного контроля УССР, где говорится, что директор Киевского областного отделения фирмы «Одежда» от занимаемой должности освобожден, главный бухгалтер в числе других привлечен к дисциплинарной ответственности. В этом же письме сказано: «Вопрос о вашем трудоустройстве решается в Минторге УССР».
Очевидно, члены ассоциации и их помощники умеют доказать свою правоту, если благодаря такому их вмешательству к концу прошлого года восстановлен на работе 31 человек.
Собственный опыт, судьбы товарищей по несчастью, те дела, по которым удалось добиться справедливости, убедили членов ассоциации, что законы надо не только соблюдать, но и менять. Они направили в Верховный Совет Украины несколько предложений по совершенствованию законодательства республики. Предложения были приняты к рассмотрению. Какие? Ну, вот хотя бы одно. По мнению «Справедливости», нужно установить персональную ответственность руководителей за незаконные действия в отношении подчиненных, то есть если доказано, что человек уволен незаконно, выплатите ему, пожалуйста, зарплату за все время вынужденного прогула. И не откуда-нибудь, а из своего собственного кармана. Все очень логично: ваша подпись на приказе, вы и платите. Жестко? Да. Но, может быть, хоть немного меньше произвола будет в действиях начальников разных рангов?..
...Хорошо известен в народе вопрос: «Оно тебе надо?». Всем людям, с которыми мне довелось говорить в Киеве, явно что-то надо, причем больше, чем всем остальным. Но вот что? Ведь практически никто из них не обладает какой-то уникальной профессией. Каждый мог бы, забыв про все эти суды и комиссии, поберечь здоровье и найти другое место. Так что же это за такое «оно», которое не дает так поступить?
И вот какой услышала ответ на этот вопрос:
— Уже не тот возраст, чтобы жить с опущенной головой. Хочется хоть немного себя человеком почувствовать...
Ассоциация набирает силу. Позади непростой путь становления. У нее хватило выдержки доказать свою состоятельность. Сейчас правление ассоциации всерьез сотрудничает с Республиканским Советом Федерации независимых профсоюзов Украины и Верховным Советом республики.
Ассоциация «Справедливость», опираясь на свой опыт, рассчитывает на законный статус со всеми вытекающими отсюда правами и с нетерпением ждет действия Закона об общественных организациях.
Есть обоснованные надежды, что на счет ассоциации будут поступать добровольные пожертвования от отдельных лиц и организаций. Уже есть обещание материальной поддержки от министерств культуры и торговли. Деньги нужны на зарплату трех членов правления и в будущем — одиннадцати независимых юристов.
Словом, начало у организации хорошее. И если она останется верной своим «вневедомственным» принципам, то есть независимой от интересов пожертвователей, если не обюрократится по примеру некоторых наших хорошо начинавших организаций, то сможет помочь еще многим жертвам террора административной системы.
Парадоксально, но факт: это, пожалуй, единственная организация, о результатах деятельности которой можно судить по тому, насколько быстро она избавляется от своих членов. Но только пока сюда идут и идут люди, и, видимо, не скоро окажется безработным Союз безработных...
Т. САРАНА
Киев — Москва

Фоторепортаж А. Жмулюкина
С. М. КУШНИР: - Муж умер, а меня еще и жилья нашего лишили. Плохо, когда государство и его чиновники не уважают гражданина».
М. Н. ВИШНЕВСКИЙ: «Мы не можем позволить, чтобы человек остался один на один с «беспределом».
Л. Г. ОЛЕФРИЕНКО: «Я безработный бухгалтер по вине начальника. Буду работать, но не с ним. Его пусть увольняют...»
Е. Л. ТХОРИК: «Я не могла мириться с злоупотреблениями. А меня «ударили» коллективом.


страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz