каморка папыВлада
журнал Работница 1983-12 текст-1
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.06.2019, 02:34

скачать журнал

страница следующая ->

ISSN 0131—8047

РАБОТНИЦА № 12 • 1983

С Новым годом!

Аппаратчица Клара Бетина (справа) вместе с лаборанткой Ларисой Ауловой проверяет качество продукции.
Н. Я. Соловьева.
В воскресенье Валентина Марченко и ее дочь Иринка встретили подруг из маминой бригады — Нелли Соловьеву, Татьяну Акимцову и Светлану Мишустую.
Девушки из бригады любят театр. Вот и в этот вечер Надежда Каратеева и Валентина Марченко пришли на спектакль драматического театра имени М. Ю. Лермонтова.
Фото Н. МАТОРИНА.


Новогоднее интервью

Часы отсчитали последние минуты уходящего года. Вспомним его добрым словом! Мы хорошо поработали, стали богаче, сильнее. Он был тревожным, этот год. И сегодня неспокойно на планете. Большие усилия требуются от всех нас, чтобы сохранить мир.
Каким был старый год и какие надежды связаны с новым? — спросили мы не отдельных людей, а семьи. Ведь Новый год — праздник семейный! Правда, понятие «семья» для многих оказалось значительно шире. Но пусть они расскажут об этом сами.

БРИГАДА ЗОЛОТЫЕ РУКИ

...и золотая голова, — так о них сказали на заводе. Словно об одном человеке, с уважением и любовью. А сами они о себе — просто: «Мы — обыкновенные».
Ставропольский завод химических реактивов и люминофоров имени 50-летия СССР. Если сказать, что продукция этого предприятия есть в каждом доме, недоверчивые удивятся: неужели? А ну, попробуем перечислить хотя бы немногое. Телевизор у вас есть? Так вот, именно люминофоры ставропольцев и помогают экрану светиться. Есть они и в каждой лампочке дневного света. Еще примеры? Вон там, на столике, бабушка забыла очки, а на полке лежит фотоаппарат сына — на оптическую часть этих предметов тончайшим слоем нанесены пленкообразующие вещества. Они тоже продукция завода. Даже в обычной пудре и то есть особый реактив — цинк-стеорат, — который широко применяется в парфюмерной промышленности. Наверное, достаточно перечислений, и так ясно: продукция завода не только разнообразна, но и нужна всем.
— Двадцать семь видов реактивов мы выпускаем, — говорит начальник отделения пленкообразующих материалов Нелли Яковлевна Соловьева. — Нас десять, все мы аппаратчицы, считаем себя одной бригадой. Специфика работы требует большой ответственности: дорогое сырье, счет в готовой продукции идет не на тонны — килограммы. Зато одной таблеткой весом в пять граммов можно обработать десятки оптических изделий — фотоаппаратов, биноклей, лазерных зеркал. И оборудование у нас самое различное — от высокотемпературных печей, где ведется обжиг, до пресс-автоматов для таблетирования, таких же, как в медицинской промышленности.
На наш вопрос: «Чем знаменателен был для вас уходящий год?» — в бригаде отвечали по-разному. Оно и понятно: ведь у каждого свои, личные события. Валя Марченко, к примеру, вышла замуж и справила новоселье. Наташа Точка сдала экзамен на высший, пятый разряд аппаратчика. Но есть у них и общие, рабочие радости. В этом году им присвоили звание «Лучшее отделение», их рационализаторский счет пополнился еще шестью предложениями. Вот какое предложение внесли Н. Я. Соловьева и Наташа Точка. Обжиг продукта ведется в кюветах — это вроде квадратной сковородки. Были в бригаде кюветы из кварца, а они предложили сделать их из титана. Рассчитывали все с особой тщательностью, ведь титан дороже кварца, как бы не оказаться внакладе. А вышло, что хоть он и дороже, а делать из него кюветы... дешевле. Титановые служат намного дольше.
— Да еще мы решили уменьшить наши сковородки, сделать их уже, — говорит Наташа. — Раньше в печь ставили четыре, а теперь шесть, производительность печей в полтора раза выросла.
— Да у нас многие девушки вносят рацпредложения, — добавляет Соловьева — Делают вроде бы привычную работу, все движения выверены, технологию наизусть знают. И все равно приглядываются, что можно изменить, где улучшить. Вон у Вали Марченко есть предложения, у Нади Каратеевой, Светланы Мишустой, будут и у других девчат.
— Как вы встречаете Новый год? — спросили мы бригаду.
— Всегда вместе, в цехе, на рабочих местах, — рассмеялись девушки в ответ.
— Как же так?!
— Очень просто. Для нас Новый год наступает 1 декабря.
У этой бригады действительно свой, особый рабочий календарь. В начале декабря, когда выполнено годовое задание, они и отмечают свой новогодний праздник.
— Поздравляем друг друга, — рассказывают Наташа Точка, Надя Каратеева, Света Мишустая, Раиса Филипповна Персианова. — Заранее дома печем торты, все свои фирменные блюда в цех приносим, и начинается наше «новогоднее» чаепитие. Тостов, понятно, не произносим: чай все-таки. Но счастья, успехов, радостей желаем друг другу обязательно.
А 31 декабря в бригаде еще одно торжество — день рождения бригадира. Уж тут обязательно цветы, самодельные подарки «со значением».
— А что бы вы хотели пожелать нашим читателям? — спросили мы бригаду.
Нелли Яковлевна Соловьева, Раиса Филипповна Персианова ответили так:
— Чтоб все мы жили в мире. Без этого никакие другие наши желания не исполнятся.
Надя Каратеева добавила:
— Чтоб хорошо было в семье и дети росли здоровыми.
...Когда мы в Новый год включим телевизор и через весь экран раскинет лапы зеленая елка, давайте вспомним, что к нашему хорошему, праздничному настроению причастны и девушки со Ставропольского завода. И, может быть, один из новогодних тостов будет за них.
Л. СОЛНЦЕВА
г. Ставрополь.


СТИХИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Стихи наших читателей» — рубрика, ставшая уже традиционной для «Работницы». Мы публикуем стихи людей, для которых поэзия стала духовной потребностью. На этот раз среди наших авторов — инженер и работник радио, художник и рабочий, офицер и воспитатель детского сада.

Юлия ЛОГИНОВА, член литобъединения «Магистраль»
Занялось лицо пожаром
Не от искры — от стыда.
Словно молния ударом
Обрубила провода,
Те,
Что совесть заземляли,
Отводили на покой...
И теперь глаза не знали:
Что же делать им с собой?
В землю, что ли, упереться
Тяжким взглядом?
Кануть в сон?
Говорят, живется легче
Тем, кто совести лишен.
Нет уж!
Лучше отстыдиться
И подняться в полный рост.
Отстыдиться, как пробиться
Сквозь туман
к сиянью звезд.
г. Москва.

Элеонора ЗИМА, инженер
Я вспоминаю первый крик,
С которым сын мой в мир явился,
И солнце, что в тот миг взошло,
Хоть с ночи все туман клубился.
Я помню руки медсестры,
Уже державшие младенца.
В окне огромный солнца нимб
Над этим всем священнодейством.
Кричи, малыш, живи, малыш.
Скорей на ножки подымайся.
Но, только я тебя молю,
Став сильным, нежным оставайся!
г. Киев.

Михаил ДЕМИДОВ, офицер запаса
ВМЕСТЕ С ВНУКАМИ
Надел мундир я в День Победы —
На нем медали в два ряда.
Внучата окружили деда:
«Где получил, за что, когда?..»
Так перебрали все медали,
Что с сорок пятого висят,
И с ними вместе прошагали
Мы от Москвы и до Карпат.
г. Чернигов.

Маргарита СУРГУЧЕВА, воспитатель детского сада
У нас с тобой спокойно и тепло,
Но белым голубем стучится снег в окно,
И, все забыв, накину я пальто —
Прости!
Спешу!
Мне снег стучит в окно!
Распахнуто пальтишко,
Шарф бьется по плечу.
«Постой!
Не улетай!» —
я на бегу кричу.
Как весело, как славно было нам:
Мне.
Ветру,
Небу,
Белым голубям!
г. Ногинск.

Анна ВОЙНАРОВИЧ, бригадир кондитеров
СЛУЧАЙНОСТЬ
Нет ничего случайного на свете?
Случайно постучит в окошко ветер.
Рассыплется случайно под окном
Черемуха пушистым полотном.
Окно однажды шире распахну,
Случайность сердцем и душой приму.
Случайно улыбнусь твоим глазам,
Но лишь любовь случайно не отдам.
г. Здолбунов, Ровенская обл.

Э. БЛИНОВА, художник
Рисует портреты мой маленький сын.
Рисует портреты любимых машин,
Старательно пишет портреты котов,
И пишет — не дышит — портреты цветов.
Натурщица-кошка смущается очень.
У кошки огромные желтые очи...
Ну как убедить посидеть хоть немножко
Такую совсем несерьезную кошку?
Ну как же заставить цветы улыбаться,
Когда им так тесно в стакане толкаться?
...Рисует избушки мой маленький сын:
Вливается в небо задумчивый дым.
г. Казань.

Светлана СМОЛИЧ, работник радио
Как хорошо,
Что есть родимый дом,
Что в нем
Еще не прохудилась крыша,
Что печь, как в детстве,
Хлебом вкусно дышит,
А в сенцах
Пахнет теплым молоком.
Как хорошо,
Что ходики в дому
Еще идут,
И жив сверчок за печкой,
И у крыльца
Стоит береза свечкой
И нежно светит
Сердцу моему.
А окна, как заведено,
На юг,
Чтоб в доме больше
И тепла и света,
Чтобы гостило
В нем подольше лето.
И это все —
От материнских рук.
Как хорошо
Под мамино крыло
Свернуть с дороги,
Дальней, бесконечной,
Хоть на денек
Стать девочкой беспечной,
Почувствовать родимое тепло.
Я думаю;
Пока на свете есть
Вот этот дом,
Любимый и желанный,
Не надо мне
Земли обетованной,
Здесь Родина моя,
Навеки здесь.
г. Куйбышев.

Рисунки В. ИВАНОВА.

Пролетарии всех стран, объединяйтесь!
РАБОТНИЦА
Ежемесячный общественно-политический и литературно-художественный журнал
Основан 8 марта 1914 года
ДЕКАБРЬ 1983 МОСКВА • ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРАВДА»
© Издательство «Правда». «Работница». 1983 г.

Читайте в этом номере:
- Как быть счастливой
- Новогодние интервью
- Служба для бабушки
- Трудный подросток: как стал он таким?


Письмо в номер

ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

Дефицитный товар. Частенько слышишь в разговорах это выражение. Да, есть такие вещи, которые пользуются повышенным спросом, нередко из-за их модности. Но меня сейчас волнует тот факт, что в разряд «дефицитных» попадают порой предметы, которые всегда должны быть на прилавках и в столичном универмаге и в сельской лавке. К сожалению, подчас таким товаром становится обыкновенное хозяйственное мыло.
На нашем комбинате синтетических моющих средств были месяцы, когда план давался большим трудом. Причин тут несколько. Например, наши «старушки» — вакуум-сушильные установки — едва-едва тянут. Ежегодный ремонт только чуть продлевает им жизнь. А что в результате? Частые простои, в конце месяца штурмовщина, нервная обстановка в цехе.
Наша профессия — мыловар — стала дефицитной. Не привлекает молодежь это дело: условия труда у нас не из легких. Ночные смены, работа вредная, с кислотами. Не лучше и бытовые условия: наше производство размещается в старом здании. Отчасти сделало нашу профессию редкой и то, что ни в одном профтехучилище не готовят кадры для мыловаренной промышленности.
Я пишу о подобных трудностях вовсе не для оправдания, а чтобы еще раз привлечь внимание к ним, помочь их разрешить.
У нас часто спрашивают: как же все-таки при старом оборудовании, при нехватке людей вам удается добиваться неплохих конечных результатов, быть передовиками? Я бы так на это ответила. Все зависит от отношения к делу, от твоей рабочей позиции. Можно работать и по принципу: нет сырья — и не надо, стоит установка — и пусть себе стоит, смена-то идет. Такой позиции мы не приемлем. Вспоминаю случай: пришли в ночную смену, а цех затоварен готовой продукцией, нет вагонов. Считай, что и нам работать невозможно, — шагу в цехе не ступишь. Что делать? Подняли на ноги руководство комбината, добрались до диспетчера, и вскоре вагоны были, и смена прошла в нормальном ритме.
Конечно, в работе надо проявлять настойчивость, энтузиазм. Но не случается ли порой, что этими ценными качествами мы прикрываем прорехи, образовавшиеся из-за чьей-то нерасторопности, халатности? Например, приходим на работу — в журнале передачи смен запись: «Первая и вторая установки стояли». И все. Почему стояли, какие меры были приняты, что сделал дежурный слесарь? Остается только гадать. Пришлось самим заниматься ремонтом, разобрались, кое-что подделали, и установки заработали.
После таких вот смен я часто думаю: сколько же еще у нас неиспользованных резервов! И, наверное, поэтому с большим удовлетворением прочитала я в недавно принятом постановлении ЦК КПСС «О совершенствовании организации, практики подведения итогов социалистического соревнования и поощрения его победителей» прямо относящиеся к нам слова. Главное внимание надо сосредоточить «на лучшем использовании производственных мощностей, сырья, энергии, рабочего времени», необходимо создавать условия для «высокопроизводительного труда на каждом рабочем месте».
Хочу сказать и о том, как помогает нам новая бригадная организация труда и оплата по коэффициенту трудового участия, который определяет совет бригады. Раньше у мыловаров оплата была повременная, и, естественно, это не очень стимулировало нас. Мы все знали свой «потолок» в зарплате. А самое главное: трудно было выделить, поощрить тех, кто работал лучше, не с прохладцей. Теперь же каждый заинтересован в перевыполнении задания: за сверхплановые тонны премия идет в общий бригадный «котел». Туда же идет и премия за экономию фонда заработной платы, а экономия эта оттого, что мы выполняем задание полностью, а людей в бригаде меньше положенного по штату: сейчас, например, мы обходимся без двух высококвалифицированных рабочих — мыловара IV разряда и аппаратчика вакуумсушильной установки. Их обязанности выполняем сами, у нас в почете взаимозаменяемость, совмещение профессий. Я не буду перечислять всех преимуществ, которые дал нам бригадный метод организации труда, а приведу лишь такие цифры: с начала пятилетки выпуск твердого хозяйственного мыла в нашем цехе вырос с 40,4 тысячи тонн до 45,5 тысячи тонн, ежемесячные потери рабочего времени снизились в четыре с половиной раза. Существенно выросла заработная плата всех членов бригады.
И все же нередко остается чувство неудовлетворенности: не все возможности бригадного метода используются полностью.
Недавно партбюро комбината рассмотрело вопрос о ходе внедрения бригадных форм организации и оплаты труда. Результаты малоутешительные: из 79 бригад только треть работает по-новому. Да и без этих цифр можно понять, что не все здесь у нас пока ладно. Разве скапливались бы порой в цехе горы ящиков с готовой продукцией, если бы наши транспортники тоже были связаны бригадным методом и болели за конечные результаты? И если бы оплата труда ремонтников оборудования тоже зависела от конечных результатов работы, разве пришлось бы применять нам, работницам, слесарные навыки?..
Очень верно сказано в постановлении: новые формы бригадной организации труда потребовали новых форм соревнования. Главная задача — создавать в каждом коллективе такие экономические и организационные условия, которые стимулировали бы качественный, производительный, добросовестный труд, инициативу и ответственность людей.
Ответственность — это мне кажется самым главным условием успешной работы.
К примеру, нас подводят поставщики тары с нашего Ленинградского лесотарного комбината. Если у поставщиков тары было бы сильнее это чувство ответственности, они не поставляли бы нам ее по принципу «Бери, боже, что нам негоже». В этом году мы недополучили 95 тысяч новых ящиков, и готовую продукцию пришлось укладывать в старые, разбитые. А нестандартная тара не позволяет механизировать укладку мыла — на этой тяжелой операции заняты десятки людей, среди которых немало женщин.
Срыв в одном неизменно порождает целую цепочку срывов. Уверена, что любой дефицит зачастую возникает из-за дефицита ответственности за порученное дело. И если мы, каждый на своем месте, начнем и продолжим эстафету ответственности, то со временем понятие «дефицит» исчезнет из нашей жизни.
Кончается 1983 год — третий год одиннадцатой пятилетки. И мы понимаем: надо не только план этого года выполнить, а еще и долг погасить — и долг немалый — 1400 тонн мыла недодали мы за первые два года пятилетки. Сами задолжали — сами и восполним. В четвертый год пятилетки постараемся перешагнуть без этого груза. Долг платежом красен.
Валентина СЕНЧЕНОК,
мыловар Ленинградского комбината синтетических моющих средств имени Л. Я. Карпова, лауреат Государственной премии СССР


КАК БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ

Фотоэтюд В. БОГДАНОВА.

Такова главная тема сотен писем, которые пришли в редакцию в ответ на опубликованное в № 7 «Домашнее задание» — описать свой обычный день. Мы благодарим всех откликнувшихся на просьбу редакции.
Над читательской почтой размышляет публицист Людмила СЕМИНА.

В чем оно, человеческое счастье, как его достичь? Вопросы поистине вечные: поколение за поколением задают их себе.
Счастье свое каждый ищет сам и сколько рассказов об этом ни услышит, сколько рецептов ни получит, без проверки личным опытом ни одному из них не поверит, ни одним не воспользуется. Опыт других тоже полезен, но не указкой и не соблазном повторения, а тем, что доказывает: счастье возможно, оно на самом деле существует и заключено в обычной нашей жизни. Стоит только...
А вот что именно стоит предпринять, тут-то и начинается разнообразие мнений. Рассказы про обычный день, которые пришли в «Работницу», толкуют извечную тему каждый на свой лад. Впрочем, авторы вовсе не собирались рассуждать о том, как быть счастливой: лишь старались получше выполнить задание. Но их простые, невыдуманные рассказы о собственной жизни заставляют задуматься, кто и почему счастлив сегодня...
Возьмем, например, письмо Тамары Петровны Шевченко из г. Комсомольское Донецкой области. Она учительница музыки. И вслушайтесь, как хороша мелодия ее рассказа. «Иду на урок к третьеклассникам. Очень люблю их: такие все забавные, бесхитростные. Порой балуются, удержу нет, а глянешь — и сам не удержишься, засмеешься! Вот и сегодня все чему-то улыбаются, возбуждены: не иначе приготовили «сюрприз». Так и есть: начинаем петь, а из-под парты вдруг слышу «динь-дон». Это Костя сопровождает песню игрой на бутылках, наполненных на разных уровнях водой. Ну чем не музыка! После уроков репетиция кукольного спектакля. А потом предлагаю ребятам свой сюрприз: создать шумовой оркестр — ложки, бубен, погремушки и, конечно... бутылки. Смех! Про Костю уже знает вся школа. Кричат «ура!». И работа закипела...»
Счастье в этом письме ощущается во всем: в том, как человек относится к детям, к своей работе, в том, сколько юмора и душевного тепла несет в себе.
Не скрою, есть в почте несколько писем и иного рода: их продиктовали горечь, обида, растерянность. «Я — романтичная натура, а жизнь моя прозаична. Специальность свою не люблю, поэтому дни похожи один на другой», — пишет читательница из Армении. «Не заметила, когда муж перестал целовать меня перед уходом на работу. Друг с другом почти не разговариваем: «Пока». «Пока»... Куда ушло счастье?» — с горечью спрашивает себя молодая женщина из г. Первомайска Восточно-Казахстанской области. «Дома — неаккуратные муж и сын, разгульные соседи, на улице — грубость и хамство, на работе — небрежная сменщица, ленивые санитарки, — описывает свой день медсестра из Киева. — Надоело доделывать за других, молчать и приспосабливаться, чтобы не портить отношений. Так трудно жить...»
Посочувствуешь: так жить, конечно, трудно. Но жизнь-то в принципе для всех устроена одинаково. Просто входят в нее по-разному: кто — хозяином, творцом, подчиняющим себе трудности, а кто — лишь гостем, ждущим каких-то даров и везения. Истина, по-видимому, в том, что можно и нужно уметь добывать свое счастье, самому строить свою судьбу, создавать вокруг себя такую зону жизнерадостности и оптимизма, чтобы все люди рядом тоже ощутили вкус неповторимого удовольствия человеческого бытия.
Перелистаем же письма, как главы своеобразного коллективного романа о жизни нашей современницы.
• И сложились стихи
Наверное, самое тяжелое испытание — это испытание обыденностью: как же утомительны каждодневные обязанности, как однообразен повторяющийся бег будней...
А вот Валентина Илларионовна Атаманенко из Кишинева посвятила свой рассказ... стирке. «Она взяла охапку чистого, высохшего на солнце белья и прижалась к ней. От белья исходил тонкий аромат свежести и еще, видимо, прошедшего летнего дня — теплыни, цветущей природы, легкого ветерка. Только ради этого чудного мгновения, ради этого упоенного вздоха стоило перестирать огромный ворох...»
Как не позавидовать человеку, которому самые «неаппетитные» будничные дела могут подарить праздник! Понимаешь, каким недюжинным запасом жизнелюбия надо обладать, чтобы всюду находить «чудные мгновения» и уметь ими наслаждаться со всей полнотой чувств. Увы, слаб человек... Или слаб наш характер? Ведь пожалеть себя, впасть в брюзжание от нескончаемости нудных, житейских забот куда проще, чем сохранить постоянное воодушевление, приподнятое настроение. Но лишь они, похоже, способны спасти от засасывающего болота обыденности.
Совсем несладка, понимаешь, вчитываясь, жизнь Валентины Мироновны Гнездиловой из Харькова: в одной квартире и она с мужем, и прикованная к постели родственница, и молодые с сынишкой. На ней, как хозяйке дома, лежат заботы о большом семействе, днем же — ответственная, требующая кропотливого внимания работа под началом человека с непростым характером. Но описывает свой день Валентина Мироновна так, что чувствуешь: она принимает трудности как необходимость, а потому и не преувеличивает их. Да и что в них действительно особенного, если у жизни в запасе столько прекрасного...
Утром гимнастика на вращающейся тарелке, прогулка за молоком для внучка, а потом на работу. Днем — удачно завершенный отчет, выхлопотанная в месткоме путевка для сотрудницы. После работы рынок, радующий обилием: родит же такое земля! Встреча с Михасиком: внук — это чудо! Вечер: обед на завтра сварен, посуда вымыта, белье постирано, больная ухожена. Перед сном — книга, любимый «Князь Серебряный». Нечаянная тревога, вспомнила: «А седина-то? Опять забыла подкрасить...» И вот уже спят родные, отзвонили полночь часы, погашен свет. Но и тут еще не кончается праздник ее жизни. Собираются друг к дружке красивые слова: «Гудит, поет, галдит базар... Крыжовник, как кошачий глаз... Сверкает солнышком морковь... Гороха зеленеет стружка... Молоденькие, только с грядки, как сказочные молодцы, лежат навалом и в порядке пупырчатые огурцы...» Так вдруг и сложились стихи.
Сложились стихи... Да, счастлив тот, кто и с возрастом не утратил способности слышать бодрящую музыку жизни, кто готов всей душой откликнуться на нее... А вот ровесницу В. М. Гнездиловой — Л. Е. из Куйбышевской области, например, утомляет даже необходимость просыпаться: «...Проводила мужа на рыбалку, снова легла, но тут заголосили петухи, затарахтел мотоцикл, закричали под окнами дети, пришлось встать. Попила чаю с тортом, подкупила кое-что в магазине, приготовила принесенную мужем рыбу, поели, посидели перед телевизором. И так проходит неделя, похожая на один день». Так проходит, добавим, жизнь, пустая, а значит, беспредельно тягостная.
А на самом-то деле быстротечная и многорадостная. Стоит лишь однажды проснуться пораньше, как сделала это четырнадцатилетняя Лена Пригодич из Калининской области, выйти по росе на пригорок над речкой, оглянуться и прислушаться: «Скрипит колодезная цепочка, тетя Таисья выводит своих коз, где-то заводится мотоцикл, поют петухи, — поселок живет. И думаешь вдруг, что уже много-много лет, изо дня в день скрипит цепочка, поют петухи, а ты только сегодня это заметила. Нестерпимо жалко тех часов, которые уже проспала. Решаю всегда вставать пораньше. Таким был мой обычный день. Разве утро получилось необычным, и я какая-то необычная».
Что же, девочка приблизилась к разгадке секрета: умей в обычном увидеть необычное и сохрани это умение до конца дней. Тогда никакие будни не страшны.
• Всем нужна
«Позвонила мама: приходи в гости, — пишет Людмила Буймова из г. Новокузнецка Кемеровской области. — А у мамы оказался ее товарищ из Белоруссии. И я впервые узнала удивительную историю их знакомства: они столкнулись на улице в Минске и, видимо, сразу понравились друг другу, разговорились, гуляли весь день вместе, обменялись адресами, долго переписывались. Спустя семь лет он попал, наконец, в наш город. Мы все вместе рассматривали фотографии, делились самым сокровенным, пили чай. Ночью я не спала, думала, как все же сложна жизнь, как неоднозначны людские отношения. Раньше мне такое в голову не приходило, эгоистично считала, что мама принадлежит только мне. А оказалось, что она нужна и другим: как интересная личность, как добрый, душевный человек, как милая, наконец, женщина... Этот день многое перевернул во мне».
Рано или поздно каждый из нас подходит к похожим раздумьям, к необходимости переступить через собственный эгоизм, не побояться распахнуть сердце навстречу всем сложностям мира, принять заботы о многих как о близких своих. Преодоление индивидуализма, замкнутости — вот еще один ключ к счастью.
Т. И. Супруненко, водитель троллейбуса из г. Доброполье Донецкой области, описывает свой обычный день так: встала утром с заботой о человеке, которого считает приемным сыном. Игорь появился в ее доме, уже разуверившись в том, что кому-то нужен. Был осужден за проступок. Скоро выйдет на свободу, просит приемную мать помочь. Вот и хлопочет она о его будущем. Слышит порой от родных: «Зачем для чужого так стараешься?» Но не может согласиться: «Какой же чужой, если доверяет мне»... И болит ее сердце о приемном сыне не меньше, чем о родных детях.
Искусство быть нужной людям — а это, конечно, настоящее искусство — требует затраты сил: и душевных, а зачастую и физических... «С трудом разнимаю утром веки: сынишка опять «гулял» всю ночь. Но надо вставать: приготовить завтрак мужу, потереть морковки сыну, постирать, погулять, сварить обед... Внешне я всегда «в форме», делаю вид, что все великолепно. Потому что заметила: мое настроение почему-то здорово отражается на домочадцах. Так хочется иногда расслабиться, посидеть с чашкой чая или у зеркала... Тем более, что сейчас в декретном отпуске. Но нельзя! Ведь на мне держится дом».
Наверное, многие из женщин могли бы подписаться под этими строчками М. В. из Димитровграда Ульяновской области. Пусть здесь речь идет только о семье, круг общения временно ограничен ею, но важно то, что и к этому крохотному кругу человек подходит со всей ответственностью, ставит интересы маленького, но коллектива выше своих личных, идет ради этого на определенные жертвы. Но как зато многократно окупятся в будущем эти жертвы — любовью, признательностью близких, уважением окружающих.
«Сегодня первый день подписки, — пишет работница отделения связи г. Тана Эстонской ССР Тамара Ивановна Самоенко. — Волнуюсь, хочется, чтобы люди остались довольны». «Сегодня я провожу музыкальную беседу для рабочих ремонтно-инструментального цеха. Переживаю: поймут ли мои слушатели классическую музыку?» — вторит ей заведующая клубом издательства ЦК КП Белоруссии Людмила Александровна Гиджашвили. Удивительно похожи между собой эти две наши читательницы, разделенные расстоянием, незнакомые друг с другом, занятые разными делами. Похожи своим мироощущением. Не только начинают, но и заканчивают они письма одинаково: конечно, устала, но как все же довольна, что подарила людям немного радости, а они ответили тем же.
Н. Логунова, дворник детсада из Белгорода, поменявшая работу, чтобы помочь своим детям в школьной учебе, и на новом месте меньше всего думает о себе: «Мне очень нравится, хотя и тяжело, подмести и убрать свой двор до блеска. Вижу, как светлеют лица пап и мам, дедушек и бабушек, наших сотрудников, когда они утром подходят к детсаду: они начинают им гордиться. И мне хочется на следующий день сделать еще лучше».
Можно еще много таких же рассказов привести здесь из нашей почты. И все они подтвердят: бескорыстное служение людям, умение сделаться им необходимой одаривает в первую очередь тебя самое.
• Свое предназначение
То, что оно есть у женщины — свое, особое предназначение в этой жизни, — аксиома. Но вот как почувствовать его, как ему следовать? — вопрос посложней.
По-разному открывается каждой этот секрет. Но без него не прожить.
Терпение, такт, уважительность, милосердие, мягкость — все то, что привносит в мир и хранит в нем именно женщина, — рождают духовность человеческих отношений, наполняют их благородством.
Л. Т. Жигалова из Новосибирска делится своим небольшим открытием. «Свекровь принесла молоко, предложила внуку. Тот заупрямился: не буду. Первое мое желание — наказать капризулю. Но я останавливаю себя и, разливая молоко в стаканы, начинаю сочинять песенку: «Молоко вкусней воды, нет прекраснее еды, кто быстрее, кто вперед — тому красный пароход». Сын, поддавшись игре, залпом осушает стакан. Я тоже довольна: обошлось без угроз и слез. Почему же не всегда хватает нам терпения и душевного такта в семейной жизни?»
Д. Харченко, сотрудница детсада из Вологды, с тревожным недоумением вспоминает, как долго не понимала свою родную дочь: возмущалась ее упрямством, хотя на самом-то деле это обделенная материнской лаской и участием девочка пыталась таким образом привлечь ее внимание. «Но однажды я подумала: разве я права, что лишаю свою дочь любви? Я пришла к ней вечером, обняла недоверчиво сжавшееся тельце и попросила: прости меня, доченька. Мы обе разрыдались. Это были слезы очищения. Дочь моя преобразилась, стала послушной и заботливой. А я следила за собой, чтобы быть всегда ровной, справедливой и ласковой. Это наша общая победа».
Материнская любовь, пожалуй, больше всего дает нам образцов проявления этого особого предназначения. Как, скажем, не разделить взволнованности читательницы О. Ореховой из Тульской области. «Разразилась гроза, а сына не было дома, — рассказывает она. — Я побежала искать его на речку. Черные тучи неслись вокруг, громыхало, блистали молнии. Струи воды секли мое лицо. Голоса не было слышно. Мне стало жутко... Я с испугом оглядывалась, защищаясь беспомощными руками, И вдруг при свете молнии увидела человека: это моя старая мать выходила из-за горы спасать меня. Милая моя мама, ты и тут не оставила меня!»
Отметим, что самоотверженность старой женщины, не замечая, может быть, этого, наследует и ее дочь: ведь она тоже бежит на помощь своему ребенку. Преемственность эта не случайна, и тут проявляется предназначение женщины: беречь и передавать от поколения к поколению лучшие моральные заветы. «Мы шли с внуком по лесогору на окраине города. Набрели на небольшое семейство ландышей, — рассказывает А. Р. из Приморья. — Нас огорчило, что кто-то уже здесь побывал и оставил недобрый след. А потом на выходе из леса обнаружили еще ландыш. Один. И такой бодрый, упругий. На лице внука смятение: «Бабушка, ведь его тоже могут сорвать!» Пошли дальше. Вдруг внук отстал и побежал назад. «Неужели пожадничал?» — оборвалось во мне. Вскоре он вернулся. «Бабушка, я придумал: огородил ландыш веточками, чтобы его не погубили». Камень свалился с моей души».
Видать, внуку впрок пошла бабушкина наука. И не могла не пойти, потому что наука эта была искренней. А без искренности наставления мертвы: чтобы ребенок воспринял их, он должен видеть, что дающая их сама им следует всегда и во всем.
• Слова любви
Но, конечно, и без разговора о любви нам здесь не обойтись: любовь и счастье для женщины неразделимы.
Как же возникает любовь? Что укрепляет ее, а что разрушает? Прочтем один из рассказанных нам сюжетов.
«Мне — 18, ему — 19. Мы едем на сельхозработы в кузове одной машины. Сидим рядом на лавочке, его рука за моей спиной: оберегает на ухабах. Вечером в деревенском клубе танцы. Всем отказываю. Когда подходит он, отказываю и ему: неудобно сразу себя выдавать. А он приглашает снова. Весь вечер танцуем вдвоем, потом он провожает меня. Целый месяц мы не расставались! Это было самое счастливое время в моей жизни. В сырую погоду все собирались у нас в избе, сидели на полу, на соломе, а мы с ним забирались на печь и оттуда посматривали. Нас прозвали за это «дедом» и «бабкой». С той поры мы так и зовем друг друга».
Как нежен и чист первый росток любви... Но устоять ему, увы, не суждено. Г. Е. из Рязани запоздало корит себя за то, что, поддавшись мимолетному увлечению, вышла замуж за другого, потом, вновь встретившись с «дедом», бегала к нему на свидания, но уйти от мужа не решилась, разведясь же позже, нашла любимого, однако он был уже женат и пил... Нет, не рискнула она принять тяжелую ношу спасения ослабшего духом человека. Прожила неплохо, хорошо выглядит, пишет в редакцию, чтобы «дед» прочел ее письмо и устыдился своего пьянства. Может, он и устыдится. Хотя разве не он подарил этой женщине счастливейшие дни ее жизни? И разве не сама она повернула колесо своей — и его! — судьбы от счастья в сторону?
Много надо отдать близкому, отдать без счета и без ожидания наград, чтобы получить такое письмо от сына, какое пришло в адрес Зинаиды Владимировны Поповой, учительницы из Дагестана: «Здравствуй, дорогая мамуля! Вчера вечером заступили в караул. Возвращаюсь — передают твое письмо. Ребята спрашивают, от кого такое толстое, не от девушки ли? А я с гордостью ответил, что мне такие письма пишет только мама. Мне кажется, ребята завидовали. Некоторые не получают вестей из дому по месяцу и не очень скучают по родителям. Не понимаю, как так может быть? Может, потому ты так близка и дорога мне, что с шести лет ты для меня была и матерью, и отцом, и моим близким и верным товарищем. Ты пишешь, что ждешь дня, когда сможешь приехать ко мне. Я прочитал, и ты мне приснилась: как приехала, как мы встретились. Так не хотелось просыпаться! Целую свою родную. Нет тебя любимей... Твой сын».
• Этот прекрасный мир!
Вот анонимное письмо из Новосибирской области, которое можно бы счесть недоразумением, если бы не его подкупающая доверительность. «Я сплю. Разбросаны детские постели, стоит с вечера неубранный тазик с водой, рассыпаны игрушки, в кухне тоже беспорядок. Я в декретном отпуске, сижу с малышами. Но лень двигаться. Как мне побороть себя?» Не правда ли, как резко отличается оно по духу от большинства приведенных здесь? Жаль, конечно, автора. Но что ей посоветовать? Встряхнуться? А захочет ли она сама этого?
Читаешь разные письма и вновь понимаешь: да, удачную или неудачную жизнь определяет все же позиция человека. Как к жизни подходишь, так и получаешь. Не деньгами, разумеется, а людской благодарностью, хорошим настроением, уверенностью, нежностью.
«У меня сегодня творческий вечер: 70 лет со дня рождения и 50 лет на клубной сцене. Выхожу к рампе: кругом знакомые, улыбающиеся лица. Кем только не перебывала я здесь, перед ними — и царицей, и студенткой, и купчихой, и революционеркой. А сегодня необычная роль: быть самой собой. И я решаюсь вдруг рассказать о своей жизни: о детстве в подвале, о недополученной грамоте, о том, как стала телефонисткой, как пришла в клуб. Гремят овации. Текут по моему лицу счастливые слезы. Как я хотела бы, чтобы и внуки мои пережили такие счастливые мгновения». Это рассказ москвички Варвары Андреевны Андреевой, самосотворенной судьбе которой от души можно позавидовать.
«Много лет ходили мы с сыном по Советской улице, где был его детсад. Однажды он остановился у двух топольков и воскликнул: «Мама, смотри, какие они красивые. Пусть это будут наши с тобой: вот — ты, а вот — я». С тех пор утром и вечером мы обязательно стояли у наших топольков, наблюдали за их ростом. Потом сын пошел в школу, я уже одна смотрела на деревца и грустила, что дорога мальчика пролегла по другой улице. И вот сын стал юношей. А его тополь — крепким, стройным, могучим деревом. Мой же — пониже и потолще, будто и впрямь мать. Как хорошо, что есть в нашей жизни этот замечательный символ...» Это пишет медсестра Надежда Варфоломеевна Бирюкова из г. Волжского Волгоградской области.
Сколько их, таких рассказов, лишь малую часть которых удалось привести здесь. И в каждом яркая искорка многоцветной радуги человеческого счастья. «Как хорошо жить на свете! Наверное, я никогда не наживусь в этом прекрасном мире», — восклицает мастер-строитель Мария Васильевна Феклистова со станции Чик Новосибирской области. Что же, наиболее полно счастье, пожалуй, и выражается в этом восхищении жизнью, в ощущении себя частью красивого и доброго мира, где многое сделано твоими руками, освящено усилиями твоей души, очеловечено твоей любовью, женщина.

страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz