каморка папыВлада
журнал Работница 1983-11 текст-8
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 19.07.2019, 13:18

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ДУРОВА ИЗ ДИНАСТИИ ДУРОВЫХ
ЗВАННЫЙ ГОСТЬ
Мы встретились с ней там, где проходит ее жизнь, — в Театре зверей имени В. Л. Дурова. Это особый, для многих неведомый мир. Попасть в него удается только счастливцам — заявки на посещение театра выстроились в столь безумную очередь, что ждать придется, пожалуй, до самого 1994 года. И нам, дорогие друзья, хочется, чтобы вы тоже побывали на сцене, за кулисами и в кабинете художественного руководителя театра, народной артистки РСФСР, лауреата премии Ленинского комсомола, писательницы Натальи Юрьевны ДУРОВОЙ.
До начала спектакля оставалось десять минут, а Наталья Юрьевна все еще была занята: руководители городского управления культуры знакомились с ходом строительства, пытались найти решение многих наболевших проблем театра. Дурова выглядела уставшей. Нас проводили в зрительный зал, а сама она отправилась в гримерную: ее выход был первым, она вела спектакль.
Дети — а некоторым зрителям едва исполнилось три года — нетерпеливо ждали начала. Зазвучала музыка, поднялся серебряный занавес, и на сцену вышла Дурова. Это был совсем другой человек! Легкая, красивая, доброжелательная женщина, ироничная и насмешливая...
— Как? Наш будильник не хочет кукарекать? — Рыжий петушок делает вид, что не понимает, чего от него ждут. — Петя, придется сдать тебя в ремонт!
— Циркачка, кланяйся ниже, ниже, — говорит она пони. — Сегодня у нас знатные гости!
Она все время в контакте с залом — дети дают задачи собаке-математику, дружно охают, когда слониха Маша переступает через лежащую на сцене дрессировщицу, переживают за собак, впервые вышедших на сцену.
Спектакль кончается. Дурова уходит в артистическую и переодевается в черный рабочий комбинезон, берет пакетик с лакомствами — кусочками дыни, и мы идем за кулисы.
— Наталья Юрьевна, зачем вам этот рискованный номер со слоном после всех ваших злоключений? — спрашиваю я. Наталья Юрьевна всего несколько месяцев назад жестоко разбилась на сцене — каблук попал в поворотный круг, четыре месяца в гипсе.
— Как зачем? Я еще покажу вам, как слониха ставит ногу мне на грудь и слушает биение моего сердца!
— А вам бывает страшно?
— Если будет страшно, надо уходить со сцены. Животные тут же почувствуют твой страх, с ними нельзя будет работать. Что бы ни происходило — радость ли чрезмерная, горе, боль, травма, — выходя на сцену, надо оставаться ровной, сдержанной, ласковой, доброй...
— Дуровых знают и любят. Расскажите, пожалуйста, подробнее про вашу знаменитую династию дрессировщиков.
— Не все в ней были дрессировщиками. Роду нашему уже около двухсот лет. Знаменитая героиня Отечественной войны 1812 года — «кавалерист-девица», как ее называли. Надежда Дурова, моя прапрабабушка, была сильным и своеобразным человеком. Владимир Леонидович Дуров и его брат Анатолий росли сиротами, жили в семье их крестного отца известного московского адвоката Н. 3. Захарова. Цирк и дрессура рано захватили их, и, несмотря на протесты воспитателя, они бежали из дома, долго выступали в балаганах и, преодолев невероятные трудности, нашли в искусстве свой собственный путь. Владимира Леонидовича, моего деда, называли королем шутов, но не шутом королей, слава его была всенародной. И за рубежом его выступления имели бешеный успех. Что привлекало в нем? Острой шуткой, едкой репризой умел он поставить на место любого власть имущего. Его остроты передавались из уст в уста. Он впервые ввел гуманный способ дрессировки животных, у него жили вместе хищники и их потенциальные «жертвы». На свои сбережения он купил особняк на Божедомке и в 1911 году открыл здесь Уголок зверей. Дети Москвы ходили сюда бесплатно. Здесь велись интереснейшие научные исследования по психологии животных, в которых принимали участие выдающиеся ученые.
Сын Владимира Леонидовича Дурова — Владимир, талантливый клоун, рано умер от чахотки, дочь Наталья, первая в стране женщина-конферансье, была зарублена белоказаками. Вторая дочь. Анна Владимировна Дурова-Садовская, до самой своей смерти была художественным руководителем Уголка Дурова.
Сын Натальи, старшей дочери Владимира Леонидовича, — мой отец, Юрий Владимирович Дуров. Дед усыновил его и сам занимался его воспитанием, обучал своим методам дрессировки.
Отец был невероятно артистичен, красив. Занимался в студии Завадского, снимался в кино. Вы его могли видеть в фильме Ханжонкова «Юлиан-отступник». С 1929 года выступал на манеже. Дрессировщик он был блестящий. Я бережно храню и сейчас показываю в театре многие номера его и деда.
— А когда вы сами вышли на арену цирка?
— В четыре года.
— Что вы помните о своем первом выступлении?
— Все. Я росла в цирке. Мы постоянно ездили. Цирк был для меня единственным домом. Менялись города, гостиницы, манежи, но рядом со мной была мама, Зинаида Тимофеевна, человек исключительной доброты, ее в цирке многие называли «мамой». Она умела быть для людей родным, надежным человеком.
Игрушек у меня никогда не было. Только животные: лапы, хвосты, говорящие глаза. Самый любимый — слон Лили. Первый самостоятельный номер — с пони. Первый костюм — точь-в-точь папин. Он смеялся: «Ты да я — две матрешки». Мне было очень страшно на сцене, хотя выступала с успехом. Уйдя за кулисы, я плакала, а отец мне говорил: «Пойми. Наташа, манеж, как моя ладонь: все видно, и если ты настоящая артистка — он с радостью покажет все лучшее в тебе, а если плакса, трусишка, то сожмет в кулак. Вот эдак — сильно, и превратит тебя в опилки». Я запомнила это на всю жизнь.
— А как же учеба при этих поездках и работе?
— Вы говорите совсем как моя бабушка. Именно она настояла на том, чтобы я училась, хотя отец считал, что я не должна уходить с арены. В семнадцать лет, как все дети, я окончила школу — между прочим, с серебряной медалью, потом зоотехнический вуз и Литературный институт. Тут, видимо, я пошла в деда, который всегда учился и стремился к знаниям. Правда, я пыталась поступить в школу-студию МХАТа, но не без помощи отца, друзья которого принимали вступительные экзамены, была благополучно провалена. В Литинституте тоже не обошлось без курьеза: меня не приняли на очное, заподозрив авантюру, — в семнадцать лет у меня уже было восемь лет трудового стажа.
— Уже тогда вы писали рассказы?
— Писала. Обо всем, что любила и знала, Дуровы все писали — «Записки кавалерист-девицы», многочисленные книги деда...
— Когда вы впервые стали работать в Уголке Дурова?
— В 1956 году. Случилось несчастье — у меня погибла мама. Тетя, Анна Владимировна, попросила меня поработать у нее. Я согласилась. Я должна была чистить клетки, ухаживать за животными, стараясь не сделать им больно, готовить номер, или, как у нас говорят, «делать» животное. Работа мне нравилась. Но хотелось самостоятельности.
— И тогда?
— Помог дед. Цирк готовился отметить столетие со дня его рождения и меня попросили подготовить юбилейное представление, новый аттракцион. Я стала делать свой номер. Впервые на арену вышли морские львы и моржи. Их выступление имело большой успех.
Я получила Золотую медаль за дрессуру, звание заслуженной артистки РСФСР.
Потом я оставила цирк и целиком ушла в литературную работу. Это была совсем другая жизнь! Спокойная, неторопливая, вольная. Ты отвечаешь за себя, только за себя. У тебя есть время заниматься семьей. Я растила сына, с удовольствием готовила — дом наш всегда славился хорошей кухней. А теперь, смотрите, у меня руки, как терка...
Она проводит рукой по моей ладони. Я киваю — согласна.
— Пять лет без отпуска, — она вздыхает. — Готовлю только из полуфабрикатов. Мне порой кажется, что я всего лишь кухарка: дома мужчинам сготовишь, покормишь Чарли (собака, живет дома, порода — дворовая), покормишь Грымзу (кошка, беспородная, живет дома), на работу придешь — покормишь Бома (белолицый шимпанзе, живет в комнате рядом с кабинетом, нередко исполняет роль директора, готовится к роли конферансье), покормишь Кузю (попугай, живет в рабочем кабинете), покормишь Джерри (лемур, живет за спиной директора), дашь корм рыбкам... А как же не побаловать остальных?
— Почему любят вас звери? Почему на контакт с самым строптивым из них вам хватает пяти минут? Есть тут какая-то тайна, Наталья Юрьевна?
Она смеется.
— Может, вы, Дуровы, владеете гипнозом? Как известно, Владимир Леонидович Дуров внушал животным приказания даже мысленно, они их выполняли. При этих опытах присутствовали академик Бехтерев и другие ученые. А?
Она улыбается и только машет рукой. Вот и пойми, есть тайна или нет. И я продолжаю интервью.
— После смерти Дуровой-Садовской Уголок перешел к вам. Это было обусловлено в завещании?
— Да. Уголок был оставлен нашей семье сразу после Октябрьской революции по специальному декрету, подписанному Луначарским. После смерти тети я передала государству особняк, имеющие большую ценность архивные документы, связанные с жизнью деда и отца, и библиотеку, в которой более 500 томов с автографами писателей, всю обстановку дома, личные вещи Надежды Дуровой. Но вещи и здание — не главное, надо было наследовать дело. А оно находилось, увы, в состоянии весьма плачевном. В конце концов я все же согласилась. И снова началась жизнь, уже знакомая мне, — жизнь без выходных, жизнь, когда будни и праздники сливаются воедино. Шло строительство Театра зверей. Проект был разработан двадцать лет назад, хороший проект, но кое-что приходилось доводить на месте, вникать в дела строительства, добиваться, доказывать. Особенно было сложно перед открытием театра. Приходилось идти на риск — постоянный гул стройки беспокоил животных, создавал опасные ситуации для дрессировщиков. Но ничего, теперь театру уже три года!
— Театр зверей — единственный в мире, подобных нет ни в одной стране, — говорю это для вас, читатель. И спрашиваю Дурову: — В чем видите вы свою цель? В чем суть вашего дела?
— Береги все живое! Будь внимателен к тем, кто окружает тебя! Это твой мир, человек, это твоя среда. Прекрасен кукольный театр. Но малышу хочется заглянуть, что внутри у куклы. Прекрасен музыкальный театр. Но не все наделены слухом. Каждый человек имеет сердце, душу, и мы обращаемся к ней. Ребенок не должен таскать кошку за хвост, он должен понимать, что ей больно. Нельзя бросать больную собаку: ей тяжело, помоги ей! Дети жестоки бессознательно. Этой жестокости не должно быть. Каждый, кто с малых лет бывает у нас, не будет мучить животных, не станет стрелять в птиц из рогатки. Воспитание человечности — цель нашего театра.
— Но, Наталья Юрьевна, вашим животным приходится выходить на сцену независимо от их желания. Пусть гуманным образом — без боли, но вы все же заставляете их делать то, что требуется...
— Да, они бывают нездоровы или усталы — тогда они не выступают в спектаклях. Но посмотрите, с какой радостью вчерашние бездомные собаки служат на сцене, вальсируют. Вы слышали, как рвется на сцену слоненок, едва заслышит музыку... Звери любят игру, а сцена для них и игра и забава. Здесь они чувствуют внимание к себе...
— Ваши планы на будущее?
— Мне нужны силы, чтобы завершить начатое. Потребуется еще десять лет, чтобы закончить «Страну чудес дедушки Дурова». Нам передали часть территории бывшего Екатерининского сада, находящегося поблизости от основного комплекса. Здесь будет построен летний театр с манежем на 300 мест, в нем мы покажем спектакль «Цирк дедушки Дурова». Поблизости от него будут расположены пруды с водоплавающими птицами, вольеры с животными. В парке начнет действовать Большая дуровская железная дорога, ее изготовили нам в подарок рабочие Донецкого металлургического завода. Пассажирами будут не только звери, но и самые маленькие наши гости. Появятся здесь и «Пони-клуб», школа верховой езды для младших школьников. А дошколята смогут покататься на верблюдах и осликах. Заработает и электронная мышиная железная дорога, которая пройдет по стране сказок. Со временем будут построены океанарии — на тысячу и триста мест, здесь станут выступать акулы, дельфины, моржи, морские львы. Будут лекторий, научные лаборатории.
Особая моя забота — мемориальный музей Владимира Дурова. Восстановим интерьер жилых комнат, экспозиционные залы с редчайшими документами, скульптуры, выполненные Дуровым. Здесь начнут работать театр «Крошка» для малышей от 2 до 5 лет, бассейн с морским львом. Создание музея деда — это мой личный, семейный долг.
— Ну уж, не совсем и личный...
— Конечно. Вы знаете, что мне всегда было особенно дорого в моих близких — в деде, в отце — это их умение служить своему народу. Дед никогда не жил для себя. Уголок он не для себя строил. Не для себя жил и отец. Едва узнав о войне, он бросился в военкомат, а когда ему отказали, поехал выступать в Смоленск, в действующую армию. Слониха Лили спасала людей из-под разрушенных бомбами зданий. На свои сбережения отец построил танк и самолет. Он и умер на сцене — на гастролях в Бельгии...
Кстати, дорогой читатель, Наталья Дурова отдала денежную часть премии Ленинского комсомола в Фонд мира, туда же ею перечисляются деньги за некоторые спектакли.
— В будущем году вы отмечаете свое пятидесятилетие. Чем вы его встречаете?
— Работой. В издательстве «Советская Россия» готовится избранное, выйдет сборник рассказов. В издательстве «Малыш» — книжка для маленьких читателей. Заканчиваю новую повесть. Будут и премьеры в театре.
— Сын ваш, Наталья Юрьевна, не собирается продолжить ваше дело?
— Нет, Миша не захотел. У него прекрасные способности к языкам. В совершенстве знает шесть. В свои шестнадцать лет учится на втором курсе биофака МГУ. Живые существа его интересуют, но на молекулярном уровне... Животных любит так же, как и мой муж. И оба они терпят меня.
— Как деловую женщину?
— Мне не нравится это слово — «деловая». Сухая, неэмоциональная, жесткая. Нет. Человек дела — с этим я еще соглашусь. Дело у меня есть. Я буду ему служить.
...Мы уже собирались уходить из кабинета: беседа была окончена, но помощница Дуровой все еще продолжала ворчать: «В прошлый раз арбуз принесла, теперь дыню. Так можно испортить животных». Наталья Юрьевна сначала как бы не слышала ее, но потом сказала с несвойственной ей резкостью:
«У них тоже должны быть радости. Понимаете?» И лицо ее стало строгим. Не тратя времени на переодевание, прямо в рабочем комбинезоне она поехала домой, проверяя, все ли — пока пустые — сумки и пакеты она захватила. Чтобы по дороге купить лакомства всем своим подопечным.
С гостем беседовала Лидия ОРЛОВА.
Фото В. МАРИНЬО.

ПОЧТА „РАБОТНИЦЫ"
ЧТО МОЖЕТ ЖЕНСОВЕТ
Комиссия по работе среди женщин комитета профсоюза фабрики «Пермодежда» вопросы производственной гимнастики считает немаловажными. Гимнастика — это ведь здоровье. Но занятия такие не были системой, женщины не считали обязательным участвовать в них. Пригласили специалистов, ученых, которые составили комплексы упражнений, провели цикл пробных занятий — в них участвовали 500 человек: швеи-мотористки, настильщицы, резчицы, прессовщицы, обмеловщицы. Потом на женской комиссии обсудили результаты, выбрали наиболее эффективные комплексы для каждой группы профессий. Занятия проводят общественные инструкторы, прошедшие специальную подготовку. Благодаря настойчивости активисток стали традицией смотры-конкурсы цехов и отделов по производственной гимнастике. В коллективном договоре, в условиях соревнования оговорена обязательность занятий гимнастикой в определенные часы смены.
Устный журнал для тружениц организовал Челекенский городской женсовет (Туркменская ССР). Тема его — «Женщины Страны Советов». Передовиков самых разных предприятий собрал журнал. Аппаратчицы химического завода В. Бобкина, В. Нестерова, оператор по добыче нефти Т. Улановская, ветераны завода технического углерода имени 50-летия СССР Н. Мамедова, В. Лактионова, А. Бурганова и другие женщины интересно рассказывали о жизни своих коллективов, о своей работе. Одиннадцать детей вырастила мать-героиня Б. Махтумова. С особым вниманием слушали ее молодые мамы, набирались житейской мудрости, умения воспитывать детей.
Для женщин со «страниц» журнала звучали стихи, преподаватели детской музыкальной школы исполняли русские романсы, песни советских композиторов.
Устные журналы для женщин в Челекене проводятся регулярно, они полюбились труженицам.
Сообщения передали: Н. Чебыкина, председатель Пермского горженсовета: Т. Бегджанова, зам. председателя Челекенского женсовета.

ЛЮДЯМ СЛУЖИТЬ
Несколько лет назад отправилась я со своими учениками в Блудново, на родину поэта Александра Яшина. Настроившись на поэтическую волну, ребята без устали повторяли его стихи: «Чтобы ночью спалось спокойно, надо день провести достойно, не корысти — людям служить». Не знали мы, что путешествие в страну поэзии сведет нас с человеком, о котором словно написаны эти строки.
Путь в Блудново лежит через Никольск—городок на берегу Юг-реки. В редакции районной газеты нам посоветовали зайти к Покровским, отменным знатокам творчества Яшина. Так мы познакомились с Клавдией Николаевной.
Узнав, что привело вологодских школьников к ней в дом, эта доброжелательная, приветливая женщина выложила на стол объемистый альбом. Газетные и журнальные вырезки, рецензии, письма близких и родных, фотографии — все об Александре Яшине.
Но на этажерке, откуда был взят этот своеобразный биографический том, стояли и другие домашние «издания».
Проработав не одно десятилетие в Никольском отделении Госбанка. Клавдия Николаевна ушла на заслуженный отдых. Но сидеть без дела не могла и решила создать фотогалерею жителей города, увлеченных своим трудом. Так складывались альбомы со снимками врачей, связистов, работников аптеки, библиотеки... Фотографии не лежали мертвым грузом: Клавдия Николаевна вместе с общественниками иллюстрировала ими стенгазеты, выпускаемые на предприятиях и в учреждениях.
Вместе с мужем Николаем Александровичем — журналистом, фронтовиком — она собрала интересные документы и написала историю пионерского и комсомольского движения в родном Никольске — в 20-е годы она сама вступила в ряды только что созданной пионерской организации.
«Пионерские тропки в наш дом за историей протоптаны здорово», — напишет она мне позже (с той первой встречи мы переписываемся). В другом письме Клавдия Николаевна признается: «Живем сейчас вдвоем. Помогаем друг другу, постоянно встречаем и провожаем кого-то. Н. А. занят очень, много трудится над летописью «По Ленинскому пути» — об истории партийной организации Никольска».
Пример Клавдии Николаевны и Николая Александровича Покровских лишний раз убеждает, что жизнь человеческая измеряется не количеством прожитых лет, а сделанными для людей добрыми делами.
В. СТАРКОВА, учительница
г. Вологда.

По следам наших выступлений
«ПРОТИВОСТОЯНИЕ»
Так назывался очерк Людмилы Лянге, опубликованный в сентябрьском номере журнала. В нем рассказывалось о трагедии, которая произошла два года назад в уральском городе Коркино. От руки озверевшего мужа погибла молодая женщина, остались без матери семеро детей, старшему из них было тогда девять...
Рассказ о судьбе детей, о высоком человеческом благородстве Любы и Валерия Ильиных, взявших ребят под свою опеку, взволновал читателей. Лишь успел номер журнала выйти в свет, как в редакции раздались телефонные звонки, посыпались письма. И в который раз мы убеждаемся: сколь же отзывчивы наши советские люди! Они готовы поспешить на помощь тому, кто оказался в трудной ситуации. Наши читатели просят сообщить адрес молодой семьи, чтобы завязать с Ильиными переписку, поддержать их советом, послать ребятишкам гостинцы, игрушки, книжки. Приглашают многодетную семью в гости, зовут к себе в отпуск.
Читатели спрашивают: возбуждено ли дело о лишении родительских прав человека, потерявшего моральное право называться отцом? Да, как сообщил редакции заместитель председателя Коркинского горисполкома тов. Кириленко Г. Ф., городской народный суд рассмотрел дело о лишении родительских прав гражданина Хлызова Ю. И., отбывающего в данное время наказание. Хлызов родительских прав лишен. С него взыскиваются алименты на детей. Тов. Кириленко порадовал сообщением и о том, что семье Ильиных предоставлена новая квартира.

Вниманию министерства
ЧТО НОСИТЬ ЗОЛУШКАМ?
С завистью смотрю на женщин, примеряющих обувь в магазинах. Полки с размерами от тридцать шестого до сорокового, никогда не пустуют. А вот я да и многие другие покупательницы не могут приобрести туфли или босоножки, так как нашего, тридцать четвертого размера в продаже практически не бывает. Можно покупать в детском отделе, но, сами понимаете, на ребят шьют обувь особую — без каблука. Не раз спрашивала продавцов: «Почему нет обуви маленьких размеров?» И постоянно слышу в ответ: «Заказываем, но поступает к нам крайне редко и в небольших количествах».
Спрашивается, почему исчезла с прилавков магазинов обувь на маленькую ногу? Может быть, ее выпуск невыгоден? Что думает по этому поводу Министерство легкой промышленности СССР?
С. КУЗЬМИНА
г. Каменка, Пензенской обл.

О личном
«ЧУЖОЙ РЕБЕНОК»
Хочу рассказать, какой горький урок преподала я сама себе. Может быть, он послужит уроком и для других...
Замуж я вышла по любви. Родила двух сыновей. Но семейная жизнь не сложилась: муж запил, развелись. Прошли годы. Встретила другого человека, поженились. Родился общий ребенок, тоже сын. Отец в нем души не чаял. А к моим детям относился все хуже и хуже. Не могла я этого стерпеть. Выгнала мужа и отдала ему нашего общего ребенка: попробуй, мол, найди ему мать.
Забрал он сына и ушел. Вскоре женился на женщине бездетной. И та стала матерью моему сыну. Моему! Вот тут я забегала. И по судам и по консультациям: верните мне моего ребенка, ведь я люблю его. Сына мне присудили, а забрать его не могу. Не идет он ко мне, привык к новой маме.
Постою, постою я у школы, дождусь, когда мой мальчик выйдет, он держится со мной настороженно. «Отец не велел, чтобы я с вами разговаривал. И ничего не приносите, мне ничего не надо». Стою перед ним, упрашиваю: «Я ведь твоя родная мать, а та — чужая женщина. Пойдем со мной». А он отвечает: «Моя мама дома, вы мне — вторая мать, я знаю». «А братишек ты хочешь увидеть?» — спрашиваю. «Хочу, — отвечает, — но отец не велит».
Уйдет он, а я стою и плачу. Попробуй дождись того времени, когда ребенок все поймет. Может, и вообще никогда не поймет, а мне каково? Два сына растут со мной, а для третьего стала я чужой «тетей Катей».
Душа моя постоянно в тревоге. Простить себе не могу своей ошибки. Что бы ни делала, где бы ни была, а мысль одна: как вернуть любовь ребенка? Всего один неверный шаг сделала, споткнулась, а горечи и боли в сердце — на всю жизнь.
Е. О.
Винницкая область.

Скажете, мелочь?
КУПИЛА БЫ ВЕНИК...
Наверное, нет такого дома, где бы хозяйка обходилась без веника. Но беда в том, что в магазинах они не продаются. Приходится покупать на рынке втридорога.
А почему бы изготовлением веников не заняться промышленности, используя для этого и синтетические материалы? Ведь сколько выпускают всевозможных капроновых щеток для бытовых нужд. А веник — та же щетка, только другой формы. Из синтетики он будет куда долговечнее обычного, да, наверное, и дешевле. А если добавить к нему съемную удлиненную ручку, можно будет и стены обмести от пыли, и паутину снять...
В. ВЕЛИЕВА
г. Акстафа, АзССР.

Рисунок В.СКРЫЛЕВА.
Юмор
Рисунки В. ВЛАДОВА
РОДДОМ
Без слов.
ДИРЕКТОР
— У меня делегация... насчет детского сада.

Лариса НИКОЛЬСКАЯ
Кадровый вопрос

Ровно в девять две девицы
Начинают ратный труд:
Красят губы и ресницы,
Тени на глаза кладут.
Быть красивой — тоже дело!
Завершив свой грим умело.
Достают болгарский лак
Модной фирмы «Ален мак».
А потом, взбивая челку,
Тараторят без умолку
О проблемах покрупней:
Что сказала Оля Коле,
Коля — Оле,
И доколе
Он не женится на ней.
Так до самого обеда
Мирно длится их беседа.
Съели суп и антрекот —
Снова дел невпроворот:
Фильм индийский обсудили,
Всех знакомых обзвонили,
Покупали пироги,
Примеряли сапоги,
Полистали чью-то книжку
И решили: «Дребедень!»
...Незаметно и неслышно
Промелькнул рабочий день.
Зав вздохнул, подбив итоги,
Темной грустью обуян:
«Тут скорей протянешь ноги.
Чем досрочно выдашь план.
На носу конец квартала,
План трещит — идем ко дну!
Двух сотрудниц явно мало,
Надо брать еще одну».

<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz