каморка папыВлада
журнал Пионер 1987-12 текст-4
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.06.2019, 21:13

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Людмила МАТВЕЕВА
Марина и Валерка

РАССКАЗ
Новая вожатая Марина пришла к ним в класс и сказала, что в первое снежное воскресенье они, четвертый «А», проведут соревнования по лыжам.
Сразу все закричали:
— Где будем соревноваться?
— С кем?
— Когда?
А Валерка Сиволобов крикнул «Ура!», потому что лыжные соревнования — это хорошо.
Марина сказала весело, нисколько не рассердившись на вопли, что соревноваться они будут с параллельным классом, четвертым «Б», что будет это в парке «Сокольники».
Но тут как раз начались дожди, хотя был декабрь. И Валерка Сиволобов решил, что вожатая Марина — человек невезучий. Действительно, она намечает такую прекрасную, подходящую по сезону вещь — лыжные соревнования,— а тут начинается дождь. В декабре. Валерка жалел Марину. Сам себя он тоже считал не очень везучим, поэтому Марина ему сразу понравилась.
Четвертый «А» дружно к ней пристает на каждой перемене:
— Ну когда же поедем в «Сокольники»?
— У меня лыжи новые, а мы все не соревнуемся.
— А у меня старые лучше его новых!
— Мы ждем, ждем, Марина!
— Обещали!
— Нечестно!
Это они нарочно. Ну разве от Марины зависит погода? Разве она виновата, что на улице плюс один градус, серый дождик, лужи и тоска?
Валерка Сиволобов внимательно наблюдает за Мариной.
Вот к ней подошел десятиклассник Апельсинкин. Высоченный, метра два, а Марина на него снизу вверх смотрит, но говорит взрослым тоном:
— Почему ты, Апельсинкин, не берешь ответственность на себя? Взрослый человек, а с несчастной математикой разобраться не можешь. Не буду я о твоих делах с Валентиной Вячеславовной говорить. Ничего, ничего, сам выучишь, сам ответишь, сам исправишь отметку.
И длинный Апельсинкин гнется, как прутик, и бубнит виновато, как четвероклассник какой-нибудь.
Вот какая она, вожатая Марина. Очень нравится Валерке Сиволобову на нее смотреть. Все куда-то спешат и несутся, все кричат и стараются перекричать друг друга. А Марина ходит не спеша, говорит негромко, смотрит мягко. И кажется Валерке Сиволобову, что идет Марина не по школе, а по какой-нибудь лесной полянке. И шумят вокруг нее березки, а не обычная школьная переменка.
Вот подходит Марина к Валерке Сиволобову и говорит:
— У меня к тебе просьба. У одного первоклассника крепление от лыжи отлетело. Сможешь ли ты, Валерий Сиволобов, эту аварию ликвидировать? Старшеклассники все на футбол ушли, кто играть, кто болеть. А человек семи лет, вполне славный Стасик Щукин, не отходит от меня. Вдруг, говорит, завтра снег выпадет?
Когда с просьбой к нам обращается тот, кто нам нравится, мы очень довольны. Валерке хочется показать Марине, какой он молодец-удалец. Он отвечает небрежно:
— Пошли, Марина, прибью я это несчастное крепление. Пусть не плачет Стасик Щукин.
Тут Денис, который всегда оказывается там, где он меньше всего нужен, говорит:
— Прибьешь? Крепление? Эх ты, Сиволобов! Их приклеивают, крепления-то!
Тут весь четвертый «А» сбежался — повеселиться все рады.
— Пришивают!
— Пристегивают!
— Приклепывают!
— Приваривают!
Остроумные нашлись. Валерка отвернулся. А вожатая Марина на каждого остряка по очереди смотрит, не сердится. Не разозлишь ее, Марину. Потрепала Дениса по голове:
— Умный ты, Денис. И все вы молодцы. Пошли, Валерка, лыжи чинить. Они у меня в пионерской комнате. Инструмент у завхоза попросишь.
— Подумаешь, не так сказал.— Валерка — самолюбивый парень.— Приверну я эти крепления. Что я, креплений, что ли, не видал?
Ворчит Валерка, а сам идет за вожатой.
Но в том-то и дело, что за свои десять лет не приворачивал он креплений. Так уж получилось — ни разу. И вообще не очень-то умеет обращаться со всякими железками, деревяшками. Денис — тот умеет. Преподаватель труда всегда Дениса хвалит. Говорит: «Руки у тебя, Денис, золотые». А про Валерку преподаватель труда ничего не говорит, только вздыхает. Когда Валерка берет в руки молоток, он лупит мимо гвоздя. Один раз хотел Валерка сделать отверстие в дощечке, взял коловорот, стал крутить от всей души и продырявил доску насквозь и верстак тоже почти насквозь. Конечно, это получилось совсем нечаянно. Учитель совсем Валерку не ругал, только вздохнул:
— Хорошая была дощечка, аккуратная.
И печально поглядел на Валерку.
Получилось, что разные приличные отметки по литературе, по истории и даже по математике — это еще не все. Нельзя уважающему себя человеку не уметь врезать замок, починить выключатель или просверлить чистую дощечку, аккуратно оструганную Денисом или Сережкой.
Когда Валерка приплелся к завхозу, Леонид Терентьевич сказал:
— Шурупы в ящике, лишних не бери. Отвертка на стеллаже. И ступай, ступай, у меня инвентаризация.
Он резким движением сдвинул очки со лба на нос и стал заполнять какую-то длинную бумагу.
Валерка потащился в пионерскую комнату. Ему не хотелось туда идти: там была эта дурацкая сломанная лыжа. И в то же время ему очень хотелось туда идти: там была вожатая Марина.
«У одних футбол,— думал Валерка,— у других какая-то инвентаризация. А третьи хихикают к месту и не к месту». Получалось, что все, кто умеет держать в руках отвертку, очень заняты и, кроме Валерки Сиволобова, совершенно некому во всей огромной школе починить эту несчастную лыжу. Приспичило первокласснику Стасику — вдруг, видите ли, снег выпадет? Да какой снег? Дождь царапает стекла, серый и бесконечный. Еще и на Новый год дождь будет, и никаких лыж.
Если бы попросил кто-нибудь другой, Валерка бы отказался в ту же минуту. Но обратилась к нему Марина — к нему, а не к Денису, не к Сереже и не к Зайчихину. Она попросила Валерку Сиволобова, и это не было случайностью: Марина верила в него, в Валерку. Считала его человеком умелым и толковым.
Из-за двери пионерской комнаты Валерка услышал музыку. Марина сидела за длинным столом и что-то записывала в толстую тетрадь. А в стороне сидел на стуле, не доставая ногами до пола, мальчишка с лыжей в руке. Это, конечно, и был тот самый первоклассник «несчастный», как называл его про себя Валерка. Но первоклассник Стасик вовсе не был похож на несчастного. Лихой вихор на макушке, глаза смотрят весело и довольно нахально. «Пробивной»,— почему-то подумал Валерка. Так его мама называет тех, кто умеет ловко преодолевать разные препятствия на своем пути.
Марина кивнула Валерке и снова углубилась в тетрадь. Стасик сполз со стула и положил перед Валеркой свою дурацкую лыжу. Вот она выглядела действительно несчастной — крепление было выдрано из нее и болталось на одном шурупе.
— Во сумел.— Валерка почесал затылок.— Как ты этого добился-то?
— Прошлый год,— ответил не совсем впопад Стасик и выскочил из комнаты. А чего ему? Гуляй, пускай по лужам корабли.
Валерка покосился на Марину и засучил рукава.
— Сейчас мы ее приладим. Вот они, шурупы, вот она, отвертка. А чего? Большого ума не надо. Вот они, дырки старые, в лыже — готовые отверстия от старых шурупов. Приложил Валерка Сиволобов крепление на прежнее место и стал в отверстия шурупы вворачивать. Они легко шли, магнитофон играл, Марина не вмешивалась — видно, она Валерке доверяла. Он все сделает, как надо, этот надежный, умелый парень, Валерий Сиволобов. До чего легко идут шурупы в готовые отверстия, одно удовольствие прикручивать. Очень приятной показалась Валерке эта легкость. Сейчас минут за пять он все закончит, пустяковое дело, говорить не о чем. И Марина обрадуется: правильно выбрала человека. Вожатые должны всегда правильно выбирать людей на любое дело. А Стасик, наверное, замучил ее своим нытьем. Маленький, конечно.
«Ты, Валерка, молодец»,— скажет Марина. «Пустяки,— ответит он,— тут и делать нечего. Раз-два — и готово».
А музыка все играет, хорошая музыка. Но вот Марина встает из-за стола и выходит вместе со своей тетрадью.
— Скоро приду, Валерка,— сказала она.— Ты работай.
Тут как раз и музыка кончилась. Но Валерке, между прочим, и без музыки весело, хорошее настроение у Валерки Сиволобова. Последнее движение отверткой — все, получай, первоклассник Стасик, свою лыжу.
— Ты что, Сиволобов, совсем?
Рядом стоит Денис. Опять он здесь, ну что за человек навязчивый. Голову набок склонил, ехидными своими глазами на Валерку уставился.
— Какой же балбес в старые дыры шурупы вгоняет? Разве будет держаться? Эх ты!
— А что? — бормочет Валерка.— Хорошо идет, легко и ровно.
— Во! «Хорошо идет». Легко идет, легко и вылетит! Надо же додуматься! Совсем уж. Дай-ка!
Он берет у Валерки отвертку, в минуту выкручивает шурупы эти несчастные, и один, и второй, и все остальные. А потом бежит к завхозу, приносит маленький коловорот, быстро делает новые отверстия, мелкие стружечки сыплются на пол из-под рук Дениса, он работает молча. В такие минуты Денис не болтает и не смеется — или работать, или дурака валять. Валерка рядом переступает с ноги на ногу, делать ему нечего. Больше всего на свете не хочет Валерка, чтобы его видела сейчас Марина. Но она и не идет.
— Вот и все, теперь его никакой силой не оторвешь.— Денис докрутил последний шуруп.— На века приделано. С любых гор кататься можно. Учись, Сиволобов, пока я жив.— Он опять ехидный и занозистый, этот Денис. Сейчас обязательно скажет что-нибудь обидное. И он, конечно, говорит:
— Отнеси-ка инструменты, подсобник.
Валерка сразу вскипел. Он, может быть, никогда в жизни так не обижался.
— Я тебе не подсобник! Хвальба!
Денис глаза вытаращил. Чего разозлился? Ничего особенного Денис не сделал, пошутил, и все. Прямо уж и слова не скажи.
— Чего ты бесишься? Я тебе помог? Помог. А ты орешь.
— Мог не помогать! Никто тебя не просил!
— Никто.— Денис соглашается весело и тут же добавляет: — А может, просили.— Тут Денис прикусил язык. Вожатая Марина сказала: «Пойди, Денис, помоги Валере Сиволобову». Вот именно так она и сказала только что. А Денису не жалко — пришел и помог. Пусть этот Валерка учится, а то сам не умеет, а выступает.
Валерка отвернулся от Дениса, подергал крепление — привинчено крепко. Но насмешек Валерка все равно не потерпит.
— Хихикаешь, как будто смешно.
— Ладно тебе, раскричался.
Тут возвращается в комнату Марина. Она улыбается успокаивающей улыбкой.
— Сделал? Вот спасибо, Валера Сиволобов. А ты, Денис, помог ему? Ну и молодцы.
И вдруг Денис сказал:
— Ничего я не помогал. Он сам. До свидания, Марина.
И Денис убежал.
Валерка быстро отнес отвертку и коловорот. Потом он немного посидел у Марины в пионерской комнате. Здесь хорошо сидеть. Забегают ребята, играет музыка, плавают в аквариуме золотые рыбки с шелковыми хвостами. Марина вместе с какой-то девочкой из восьмого класса клеит цветные шляпы для маскарада. Некоторые шляпы зеленые в красный горох, а другие — красные в зеленый горох.
— Давайте я вам буду помогать,— предлагает Валерка.
— А сумеешь? — улыбается Марина.
— Вот еще. Что я, шляп, что ли, не видел?
Валерка берет со стола ножницы и картон. У него, конечно, получится. Ну, может быть, не с первого раза.
Он очень старался.
И как раз в это время вместо унылого дождя пошел за окном самый настоящий снег. Праздничный и радостный, он летел щедрыми хлопьями, мягко стукался о стекло, ложился на серый блестящий от воды асфальт.

Рисунки К. ОРЛОВА.
Валерка берет со стола ножницы и картон.
У него, конечно, получится.
Ну, может быть, не с первого раза.


Инна ГАМАЗКОВА
ДЕТСКИЙ МИР

Что такое Детский мир?
— Это сказочная, волшебная страна, откуда к нам приходят игрушки,— скажет малыш.
— Это муравейник! Нет, это муравьиный сумасшедший дом! — воскликнет взрослый.
И только ты, еще не взрослый, но уже и не малыш, конечно, ответишь: «Детский мир», он и есть «Детский мир», магазин для детей.
И ты будешь прав. А еще точнее скажут те, кто здесь работает:
— «Детский мир» — это фирма.
И действительно, универмаг на площади Дзержинского в Москве словно дядька Черномор среди витязей-филиалов, их у него 26, а имена у них разные: «Дом игрушки», «Тимур», «Смена», «Звездочка».
Итак, «Детский мир» — предприятие, торговая фирма... и еще немножко сказка. Потому что здесь часы не часы, а огромное улыбающееся солнце. Прилавок не прилавок, а непонятной архитектуры замок или терем с башенками. В «Детский мир» раньше всех приходит Новый год, и только наступает декабрь, продавцы превращаются в Снегурочек.
И кто-то подумал о нас, приготовил к празднику фонарики, позаботился о масках, о карнавальных румяных носах с очками и кисточками усов...
Так уж устроен «Детский мир», чтобы сопровождать нас по дорогам детства. Сперва пеленает и развлекает игрушками, потом одевает и обувает. Здесь покупают нам первый транспорт — коляску, потом манежик, где мы будем учиться ходить, первый высокий стульчик. Здесь так много игр и игрушек, тренирующих ловкость, глазомер, сообразительность. Играя в лото, мы запоминаем названия растений и рыб, передвигая фишки по нарисованной дороге, узнаем правила дорожного движения. Конечно, никто из нас не думает: возьму, мол, я прыгалки, потренирую свои икроножные мышцы. Или: поверчу-ка я кубик Рубика, разовью логическое мышление. Но ведь главное — результат!
И, наконец, «Детский мир» помогает нам стать взрослыми. Когда мы говорим «взрослый», то в первую очередь подразумеваем «серьезно относящийся к делу» и «умелый». Ты заметил, к тем, кто многое умеет, отношение особое, уважительное. Вот «Детский мир» и развивает наши неумелые руки, чтобы стали умелыми. Радиотехники и фотографы, моделисты и вышивальщицы и вообще все ребята, которые из фанерок, лоскутков, веревок, проволоки могут сделать такое — ахнешь, устраивают в ноябре выставку прямо в главном универмаге «Детского мира». Народу бывает! А главное, здесь же продаются те самые материалы, из которых сделана вся эта красота.
Вот так и превращаются отходы производства в доходы: во-первых, магазин выручает за них до пяти миллионов рублей, а главный доход стране — умелые руки ребят.
За год выручка «Детского мира» составляет почти миллиард рублей. Много это или мало? Очень много. А могло бы быть больше? Конечно. Часть покупателей уходит, так и не найдя нужного товара. Так что же вы, фирма, не справляетесь?
«К нам в магазин едут покупатели со всей страны. И, конечно, не всем хватает школьной формы, ботинок и колготок. Но за этими товарами и не надо ехать в Москву. Они должны быть в любом городе или селе, другое дело, что не всем нравятся вещи, которые на прилавках спокойно лежат»,— ответила мне Тамара Кузьминична Кашкина, главный товаровед фирмы. Она рассказала, что сейчас как раз происходит в сборной команде «Торговля — Промышленность» смена лидера. До сих пор командовало предприятие: этому магазину столько товара, этому — столько. Была уверенность: сколько ни дай, все будет продано, ведь надо во что-то одеть и обуть ребят!
А теперь нас, одетых, «что-нибудь» не устраивает. Нам не все равно, плащевка или марлевка, в клетку или в полоску, на пуговицах или на кнопках. Понравится вещь — купим, а если нет? Выходит, люди работали зря. Им зарплату выдают, а вещь не продается, государство прибыли не имеет. Один убыток.
И тогда поняли, что командовать должна торговля. Если товар неходовой, торговля его не возьмет. Зачем нужны вещи, которые будут пылиться на складе? Весь коллектив фабрики должен перестроиться, научиться думать: будет ли доволен моей работой покупатель, понравится ли ему, захочет ли купить сделанную мною вещь? Ведь получать прибыль предприятие теперь будет не за произведенную, а за проданную продукцию.
Трудно перестроиться? Конечно, трудно. Но, может быть, помогут делу новые формы работы — сквозные бригады? Например, рабочие обувной фабрики и секции, продающей обувь, договариваются считать друг друга членами одной (сквозной) бригады. Обувщики могут сами постоять — и стоят за прилавком, посмотреть, как раскупают их товар, услышать замечания покупателей. Заметят плохо приклеенные стельки, непрошитый рант, не пользующийся успехом у покупателей цвет обуви, на фабрике разбираются: в чем (или в ком) причина брака? Как случилось, что люди на фабрике оказались не в курсе моды, спортивных увлечений ребят.
Сколько нужно комбинезонов и кроссовок, костюмов для аэробики и тенниса? Чтобы не промахнуться, «Детский мир» изучает конъюнктуру, то есть наши с тобой потребности, изучает разными способами, один из них — выставки-продажи. Во время такой выставки можно не только купить товар, но оценить все, что представлено, проголосовать «за» или «против», нажав на специальной панели кнопку «нравится» или «не нравится».
Непростое дело торговля. С самых давних времен именно она связывала деревню с городом, страну со страной. Купеческие корабли шли в далекие заморские страны, многие великие путешественники, такие, как Афанасий Никитин, «ходивший» за три моря, в Индию, или Марко Поло, впервые поведавший европейцам о чудесах Китая, были купцами. И в наши дни торговля имеет не только экономическое, но и политическое значение. Наша страна стремится к миру и дружбе со всеми народами. А в чем конкретно выражается эта дружба? В крепких и многосторонних торговых связях. С первых лет Советской власти мы предлагаем всем народам не воевать, а торговать. Значит, торговля сродни миру и противостоит войне. У «Детского мира» также большие международные связи, одна треть проданных в 1987 году товаров — импортные.
Перед Новым годом в «Детском мире» шумно, празднично. Каждый посетитель выбирает новогодний подарок.
Мы поздравляем всех ребят с Новым годом! А тебя, «Детский мир», и с днем рождения, ведь ты у нас именинник: ровно тридцать лет исполнилось!

Фотографии М. ВЫЛЕГЖАНИНА.


ЕСТЬ ИДЕЯ!

В первом номере нашего журнала за этот год мы объявили конкурс «ЕСТЬ ИДЕЯ!». Год подошел к концу. Пора подводить итоги.
Итог главный и, пожалуй, самый важный для нас: ИДЕИ У ВАС ЕСТЬ! Даже очень много. Мы получили более трех тысяч писем. А идей в них — просто не сосчитать. Причем некоторые из них уже получили жизнь на страницах журнала.
Например, Володя Н. из Тулы писал так: «Хочу, чтобы ваш журнал стал более умственным. Поэтому печатайте разные кроссворды и чайнворды». Володя был не одинок в своем желании. Его поддержали 1294 человека. Конечно же, мы не могли оставить без внимания столь многочисленные просьбы, и с пятого номера наш журнал стал «умственным»: у нас появились кроссворды, чайнворды и логические игры.
Еще больше народа — почти две с половиной тысячи — требовали, чтобы мы безотлагательно начали печатать различные полезные советы для мальчиков и девочек. Мы не стали откладывать в долгий ящик воплощение и этой идеи: с седьмого номера журнала на его страницах поселился Домовенок со своей компанией именно для подачи подобных советов.
Как вы знаете, мы уже учли пожелания любителей спорта, музыки. Закрутилось наше «Музлото», на полную силу заработал «Пионерский спортзал».
Обсуждаются и некоторые другие ваши идеи. Однако тут надо сказать, что идея идее рознь. Согласитесь, «открыть на страницах журнала музыкальную рубрику» — это идея. А вот «рассказать об ансамбле «Модерн Токинг»» — все-таки не идея, а так — мыслишка.
И еще. Уж если мы объявили конкурс идей, то первое место должна получить идея оригинальная, уникальная, а не та, что высказывается в каждом втором письме. С этим, мы надеемся, вы тоже не можете не согласиться. Ибо все гениальное просто, но вовсе не все простое гениально.
Вот такой оригинальной, уникальной идеей нами (а судя по вашим письмам — и вами) признана идея Светы КАРПАНОВОЙ. То, что предложила Света: печатать в рубрике «Писатели нашего детства» после рассказа о писателе его произведения,— на первый взгляд очень просто. Но настолько оригинально, что даже мы, профессиональные журналисты, до этого сразу не додумались.
Именно поэтому Света КАРПАНОВА объявляется победителем конкурса «ЕСТЬ ИДЕЯ!» с присвоением ей почетного звания ГЛАВНЫЙ СОВЕТНИК «ПИОНЕРА» и вручением ценного подарка.
Редакция журнала от всей души поздравляет Свету с почетным званием.
А для тех, кто пока еще это звание не заслужил, объявляем: НЕ РАССТРАИВАЙТЕСЬ! У ВАС ВСЕ ВПЕРЕДИ!
КОНКУРС «ЕСТЬ ИДЕЯ!» ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
Ждем от вас новых идей по поводу того, каким быть «ПИОНЕРУ-88»!


Валентин БЕРЕСТОВ

Первый вечер войны
(1941 год)

Шел первый вечер, быть может, последней войны.
Как на поминках, едим со слезами блины.
Смотрим на дверь, и едим, и глядим на отца.
Тихо... Так тихо, что слышно, как бьются сердца.
Может, и с этой, как с первой войны мировой
Или с гражданской, отец возвратится живой.
Нитки. Иголка. Опасная бритва. Блокнот.
Сборы и вправду недолги в далекий поход.
Выйдет пехота планету спасать и страну.
Как на работу, собрался отец на войну.

В глубоком тылу
(Осень 1941 года)

Один из них в Ташкенте жил.
Другой приехал из Калуги.
Все было разное у них
И только бабушка одна.
Из писем бабушки своей
Они узнали друг о друге.
А в сорок первом их свела
Отечественная война.
Рассказывает младший брат
Про затемненья и тревоги,
Как с «юнкерсом», таким большим,
Сражался юркий «ястребок»,
Как через город шли стада...
А старший брат, серьезный, строгий,
Твердит: «Ты это запиши,
Ведь у тебя прекрасный слог».
И горько плачет младший брат,
Услышав горестную сводку.
Он помнит «мессершмиттов» вой
И резкость воинских команд.
А старший на него глядит,
Глядит, как на свою находку,
И радуется, что нашел —
А что вы думали! — талант.

Путь в читальню
(Ташкент, 1942 год)

Там великих книг неслышный хор.
Выбирай, читатель ненасытный.
Там тебе почтенье и простор,
Мальчик из кибитки глинобитной.
С голодухи не хватало сил.
И чтоб крепнул дух в дороге дальней,
Карточку на хлеб я «прикрепил»
В магазине рядом с той читальней.
Строили просторный город-сад.
Грянула вторая мировая.
Пассажиры гроздьями висят
На подножках каждого трамвая.
Взрыв нестрашный шашки дымовой.
За резным порталом — киностудия.
«Дубль второй!» В атаке штыковой
Взвод берет фашистские орудия.
Слава... Передаст ее герой
И тому, кто роль его играет,
И тому, кто крикнул «Дубль второй!»,
И кто песни к фильму сочиняет.
Радио. Читает Алимджан.
Мерный голос, добрый, но суровый.
Враг — «душман», а Родина — «Ватан»
Чаще всех звучат два эти слова.
Слава и со смертью примирит.
Что ей краткий век иль суд неправый.
Нет тебя, а голос говорит,
И чем больше бед, тем больше славы.
Пыль. Жара. Но цель моя близка.
Под мостом Анхор струится с плеском.
Тень акаций, книг до потолка,
Мирозданья смысл и хлеб с довеском.

Сиротская зима

В каком это году, наверно, в сорок третьем,
Я чистый этот снег услышал или встретил?
Н. Злотников

По летающему снегу,
По блистающему льду,
Как по детству, как по счастью,
Тосковал я в том году.
Был декабрь без снегопада,
Без мороза Новый год,
И зима была сиротской
Во спасение сирот.
Горный ветер, южный город,
Птицам северным приют.
Кабы к голоду да холод,
Я б, наверно, умер тут.
В башмачищах из брезента,
В тюбетеечке пройду
По военному Ташкенту
В наступающем году.
Вспомню елки да березы,
Попирая и браня,
Ту, без снега и мороза,
Зиму, спасшую меня.

Отцовский подарок

В павильоне на выставке Узбекистана
Желтоватый цветок положил он в альбом,
И анютины глазки из Ясной Поляны
Засушил он на память о нашем Толстом.
Не сломались они, и не выцвели краски
У бесплотных растений, подобных мечте.
И хлопчатника цвет, и анютины глазки,
Как рисунок, сияли на белом листе.
И как будто отец мой предсказывал ими
И раскопки мои, и стихи, и хребты,
И на книжных обложках сыновнее имя,
И тебя, что всю жизнь рисовала цветы.

Рисунок И. ПАНКОВА.


МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПИОНЕРСКИЙ КЛУБ «ТОВАРИЩ»

СОЮЗУ ПИОНЕРОВ ЮГОСЛАВИИ — 45 ЛЕТ

«ВСЕГДА ДЕРЖАТЬ ДАННОЕ СЛОВО...»

Эта организация родилась в суровые годы второй мировой войны. На I конференции объединенного Союза антифашистской молодежи, которая состоялась в городе Бихач 27—29 декабря 1942 года, было принято решение о создании Союза пионеров Югославии. День 27 декабря стал днем рождения пионерской организации страны. Сегодня она насчитывает свыше трех миллионов пионеров — мальчиков и девочек от 7 до 15 лет.

Ивана Петкович вступает в пионеры
С черноглазой первоклассницей из Белграда я познакомилась в городском парке Калемегдан, что раскинулся у слияния двух рек — Савы и Дуная. В яркой курточке, с ранцем за плечами девчушка задорно вышагивала по аллее парка и громко приветствовала прохожих: «Здраво!», «Здраво!».
— Здраво! — сказала она и мне.
— Здраво! — ответила я в тон девочке.
Она остановилась, лукаво взглянула на меня и, поправляя огромную заколку-бабочку в густых, черных как смоль волосах, спросила:
— Вы откуда?
— Из Москвы,— ответила я.
Мы разговорились, и Ивана не без гордости сообщила мне, что скоро ее будут принимать в пионеры.
— Приходите,— сказала она мне на прощание.— Я вас приглашаю к нам в школу.
И вот настал торжественный день — День республики — самый главный праздник Югославии, который отмечается ежегодно 29 ноября. В этот день пионерские дружины принимают в свои ряды пополнение. В актовом зале школы собрались все пионеры. Сегодня они особенно нарядны — в парадной форме, очень похожей на нашу,— девочки в белых блузах и синих юбках, а мальчики в такого же цвета рубашках и брюках. На груди алеют красные галстуки, которые югославские пионеры носят только по торжественным случаям. На головах синие шапочки с красной звездочкой в центре, точь-в-точь такие же, какие носили партизаны Югославии во время войны.
Звучит торжественное обещание пионеров. В ряду первоклассников я с трудом нахожу Ивану. В новой пока еще для нее форме вместе со всеми она громко произносит: «Вступая в ряды пионеров, даю обещание прилежно учиться и работать, уважать родителей и старших, быть верным, искренним другом и всегда держать данное слово. Обещаю брать пример с лучших пионеров, ценить славные дела партизан, а также людей всех стран, борющихся за свободу и мир. Обещаю любить Родину, все братские народы и строить жизнь, полную радости и счастья».
Затем пионеры повязывают первоклассникам галстуки, вручают значки, шапочки и членские книжки.
Звучит пионерский призыв: «За Родину с Тито — вперёд!». И первоклассники отдают салют — подносят к виску правую руку, сжатую в кулак. Так приветствовали друг друга югославские партизаны.

«Велики школски час»
Всматриваясь в счастливые, радостные лица юных пионеров, слушая их весёлые, задорные песни, я невольно вспомнила Крагуевац — небольшой старинный сербский город, где 21 октября 1941 года фашисты в один день расстреляли семь тысяч триста мирных жителей.
Детей выводили на расстрел целыми классами вместе с учителями.
Когда директору школы Миле Павловичу каратели предложили сохранить жизнь, он отказался и предпочёл разделить судьбу своих учеников. «Я и сейчас веду свой урок»,— написано на одной из мраморных плит братской могилы, где покоится Миле Павлович.
Ежегодно 21 октября на «Велики школски час» (Большой урок) — величественный и скорбный ритуал в память о трагическом событии в Крагуевац съезжаются десятки тысяч людей из Югославии и других стран.
Приезжают сюда и дети, а лучшим пионерам города предоставляется право провести в этот день экскурсии по мемориальному комплексу «Крагуевский октябрь», что расположен на пологих холмах парка.
Среди зелени деревьев и многоцветья полян в скорбном молчании стоят белые памятники, изображающие фигуры детей, на мраморных плитах братских могил рядом с именами взрослых стоят и их имена.

Страницы истории
Большой урок жизни получили от своих отцов и старших братьев югославские дети. Многие из них во время войны ушли в горы к партизанам и там по примеру старших создавали свои партизанские отряды, в которых они сами были и командирами, и комиссарами. Ребята собирали оружие, одежду, лекарства, еду для партизан, изготовляли самодельные бомбы и гранаты, ухаживали за ранеными, участвовали в боевых операциях, осуществляли связь между отрядами, разносили письма.
Эти детские партизанские отряды и стали впоследствии первыми пионерскими отрядами. Преодолевая трудности, плечом к плечу со взрослыми шли дорогами войны юные герои — пионеры Югославии. Многие из них награждены орденами и медалями. Высшей награды страны — ордена Народного героя Югославии были удостоены семь пионеров. Среди них легендарный БОШКО БУХА — пионер из Хорватии, погиб в 1943 году; САВА ЙОВАНОВИЧ — тринадцатилетний пионер, боец II Пролетарской бригады, не раз проявлявший чудеса храбрости, спасая свой отряд в сложных боевых ситуациях,— погиб в 1944 году; ФАНА КОЧОВСКА-ЦВЕТКОВИЧ — тринадцатилетняя пионерка, в оккупированном фашистами селе она вместе со своими друзьями собирала оружие для партизан, расклеивала листовки, а позже стала бойцом партизанского отряда. Спустя тридцать лет после войны она стала руководителем Союза пионеров Югославии.
В трудном 1942 году, в самый разгар войны, юные партизаны выпустили первый номер своей газеты «Пионер». Написанная от руки на обёрточной бумаге, она рассказывала о боевых делах и подвигах ребят. В ней помещались детские рисунки, стихи и письма. Затем она стала выходить регулярно вплоть до 1945 года. Отпечатанная типографским способом, эта газета была первым букварём для многих мальчиков и девочек.

«Братство-единство»
Сегодня пионерские отряды работают повсюду: в школах, во дворах, в клубах. Создаются и объединения по интересам: юных техников и космонавтов, натуралистов и спортсменов, следопытов. Они изучают историю страны, боевые подвиги своих отцов, ходят в походы по партизанским тропам, ухаживают за могилами погибших, в том числе и советских воинов, павших в Югославии.
По всей стране проходят акции солидарности с народами, борющимися за свою свободу и независимость. Пионеры с удовольствием принимают участие в различных играх, которые проводятся в течение одного-двух лет, устраивают конкурсы, фестивали, чтобы лучше узнать национальные обычаи и традиции народов и народностей Югославии.
Одним из самых интересных пионерских дел стал ежегодный слёт «Братство-единство», который собирает пионеров со всей страны. Он проходит летом в местах, связанных с историей национально-освободительной борьбы.
Недавно я получила письмо от Иваны Петкович. «В июле я была в пионерском лагере «Сутеска»,— пишет Ивана,— на слёте «Братство-единство». Нас было 80 человек — пионеры из всех республик Югославии. Лагерь находился в живописном горном селе Ябука у подножия горы, на которой установлен бронзовый памятник народному герою Югославии пионеру Бошке Бухе. Две недели мы вместе отдыхали и работали, а у памятника Бошке у нас проходили уроки истории. В лагерь приезжала сестра Бошки Зорица. Она рассказала о его детстве, о том, как он сражался и погиб.
К закрытию лагеря мы подготовили большой концерт. Ребята танцевали, пели, читали стихи на всех языках нашей страны...»
В нынешнем году слёт «Братство-единство», о котором мне написала Ивана, прошёл под знаком 45-й годовщины создания Союза пионеров Югославии, как и другое большое мероприятие — слёт следопытов, собравший в Белграде двенадцать тысяч ребят.
Надежда БЕССОНОВА,
Белград — Москва.

Рисунок А. ГРИШИНА.

ГОСТИ КЛУБА «ТОВАРИЩ»

Володя Никли: «Я приобрел новых друзей...»

В 4-м номере журнала «Пионер» за этот год были опубликованы итоги конкурса «Наш друг — Венгрия, наши друзья — венгерские пионеры». Его победителем стал Володя Никли — ученик четвертого (а теперь уже, конечно, пятого) класса из села Казаклия Чадыр-Лунгского района Молдавской ССР. В составе делегации советских пионеров он побывал минувшим летом в Венгерской Народной Республике.
Вернувшись, Володя приехал в редакцию и поделился своими впечатлениями:
— Поездка была очень интересной,— сказал он.— Десять дней в пионерском лагере «Чиллеберц» в Будайских горах близ Будапешта и десять дней в пионерском городке «Занка» на озере Балатон. Участвовал в конкурсах, концертах, акциях солидарности, в забеге на два километра, был Волком на карнавале. Я смог больше узнать и о венгерских пионерах, и о ребятах из многих других стран, которые были в международном лагере. Крепко подружился с Роланом из венгерского города Сегед. И вообще приобрел много новых друзей. Я привез адреса пионеров Венгрии, Кубы, Румынии, из арабских стран. Я думаю, что это поможет нашему школьному КИДу лучше организовать переписку с зарубежными сверстниками.

Чжао Цзяминь: «Чувствую себя в Москве, как дома...»

Чжао Цзяминь живет на северо-востоке Китая в административном центре провинции Ляонин городе Шэньяне. Это довольно крупный город, в нем более четырех миллионов жителей. Чжао четырнадцать лет, он учится в Ляонинской средней экспериментальной школе, где в качестве иностранного преподается русский язык. Сегодня в китайских школах изучают русский более пятисот тысяч ребят. Чжао был единственным пионером в группе школьников КНР, впервые принимавшей участие в уходящем году в международной олимпиаде по русскому языку и литературе.
— Наша пионерская организация,— рассказал Чжао Цзяминь,— основана в 1949 году. Сейчас в ней около ста миллионов ребят. Как и советские, китайские пионеры носят красные галстуки. Но специального значка у нас нет. В пионерскую организацию Китая входят дети от 6 лет до 14. Пионеры школы выбирают совет, который руководит всей работой — проводит собрания, конкурсы, соревнования, вечера, организует лекции, посещение заводов. Ребята помогают друг другу в учебе, проверяя домашние задания. Есть у нас и свои «тимуровцы», которые помогают одиноким и старым людям.
В каждой начальной школе есть вожатый: учитель, солдат или рабочий. В Китае начальная шестилетняя и средняя школы существуют раздельно. Пионерская организация действует как в начальной, так и в первых двух классах средней школы. У старших пионеров главная задача — подготовиться к вступлению в комсомол, поэтому они большое внимание уделяют изучению истории союза молодежи.
Чжао посетил вместе со своими товарищами подмосковный пионерский лагерь «Дружба», и ему там понравилось:
— У нас тоже устраивают пионерские лагеря: и летом, и зимой. Некоторые на базе школ, некоторые в горах или на морском побережье. Только смены у нас короче: всего десять дней.
Ну, а как показалась Москва, какие впечатления от встреч с советскими людьми?
— Москва очень понравилась,— ответил Чжао.— Много интересных архитектурных памятников. Много зелени, больше, чем у нас в Шэньяне. А советские люди очень доброжелательны. Совсем не чувствую себя за границей. Я чувствую себя здесь, как дома.

Фотография М. ВЫЛЕГЖАНИНА.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz