каморка папыВлада
журнал Огонек 2008-32 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 26.06.2019, 11:02

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

БЛОГ-ПОСТ

Устроили, как хотели
Пять лет длилось строительство, и вот леса сняли. Москва увидела новое здание Военторга, и не сказать, чтобы осталась им довольна. Не составит труда найти десятки отличий нового здания от старого — и это несмотря на обещание столичных властей сохранить архитектурный облик строения. В довершение ко всему исчезли входившие в комплекс Военторга сводчатые палаты начала XVIII века и флигель 1828 года. Зачем городу очередное офисное здание на Воздвиженке, обсуждали блоггеры
Так реконструкция или снос?/ Semyonych: «На самом деле, Москва внесла свой вклад в теорию реставрации. Теперь у нас практикуется «реконструкция со сносом».
Особый отпечаток/ Hoodoba: «То, что было — было выдержано в строгом и совершенно определенном стиле. То, что вышло — аляповатое недоразумение с претензией. Лет через 50 точно будет какой-нибудь устоявшийся термин вроде «московский стиль». Вы на Дом Москвы в Риге посмотрите: он точно такой же противный».
Хуже не стало/ Fufonja: «Меня поразило подквакивание взахлеб во всех новостях «специалистов» от архитектуры — мол, новое здание плохо, и лишь несколько комментариев с иным мнением. Но если просто открыть глаза и посмотреть, то все ровно наоборот! Раньше Военторг был похож на комод, а теперь там воздушные окна без перегородок. Как минимум хуже не стало!»
Пора привыкать/ Drugoi: «Сразу бросается в глаза, что исчезли прежние строгие оконные проемы — появились жуткие алюминиевые переплеты с зеркальными стеклами, как в дешевых сборных торговых павильонах (такой стоит рядом с Военторгом — там торгуют «роллс-ройсами»). Резюме, собственно, такое: на месте архитектурного шедевра появилось здание, каких сейчас в Москве пруд пруди. Ничего, привыкнем и к этому».
Чума на оба ваши дома/ Shwed: «Одинаково убого — что было, что стало. Так что людей, говорящих, что стало хуже, можно понять. Старое убожество — ладно, перетерпим. А новое — это уже: «Что? Опять?!!»
Слишком много компромиссов/ Xxxylia: «У нас, если архитектор хочет, чтобы спроектированное все-таки построилось, надо идти на компромиссы с заказчиком. Но в случае с Военторгом это уже слишком».
Блоги читала ОЛЬГА ФИЛИНА

ПИСЬМА СЧАСТЬЯ

ДМИТРИЙ БЫКОВ
Русская восьмерка
ВЦИОМ обнародовал данные опроса о летних отпусках. Как выяснилось, ежегодно отдыхать позволяют себе лишь 8 процентов россиян. Остальные 92 трудятся без перерыва. Наш поэтический обозреватель восхитился не столько трудящимися, сколько отдыхающими
По данным всемогущего ВЦИОМа, чья бизнес-репутация чиста, у нас способны отдыхать вне дома лишь восемь человек из каждых ста. Все прочие, задумчивы и строги, торчат по стройкам, офисам и проч.,— не вправе на неделю сделать ноги и доблесть трудовую превозмочь. Сидят, как воплощенная бескрылость, не в силах разогнуться круглый год,— как если бы тут все без них накрылось (хотя боюсь, что все наоборот). И правда, как же мы работу бросим? Без нас сейчас же схлопнется Москва! И пашут, блин. Но остальные восемь кутят за эти девяносто два.
Куда же эти восемь полетели с наклюнувшимся отпуском в связи? Один из них, конечно, в Куршевеле, хоть Куршевель подставил Саркози. С командой интердевочек бесстыжих, на коих из одежды — лыжи лишь, катаются они на этих лыжах, а иногда обходятся без лыж. Они кутят по суткам в местной бане, разламывая баню до руин, и плавают в бассейне из шампани, где но бортам разложен кокаин. Другой из них — точнее, даже двое (поодиночке в отпуске труба) заходятся от радостного воя на молодежном пляже, на Гоа. Горит закат в изгибах и изломах, в томительной тропической тоске. Они лежат в саронгах на шезлонгах, а чаще без шезлонгов на песке, торчат под звуки местных околесиц, не думают о перемене мест и могут так лежать неделю, месяц, полгода, год, и им не надоест.
Не соблазнясь экзотикою стертой и не страшась остаться на мели, берут путевки пятый и четвертый и самолетом мчатся на Бали, где кроткие туземцы и туземки, от самых молодых до пожилых, на русские забавы пялят зенки и стынут в ожиданьи чаевых. Натур широких больше здесь, чем узких, здесь отрывались даже короли,— и все ж на чаевые этих русских живет, по сути дела, весь Бали. Все рыбы в бухте стонут от восторга, на чай получит даже кашалот — ведь отдых удается лишь настолько, насколько истощился кошелек.
Две особи, седьмая и шестая,— мы вслед за ними лыжи навострим,— плывут по рекам горного Китая: им не мейнстрим приятен, а экстрим. Подчас они спускаются в вулканы, запрыгивают в джунгли без еды, взбираются на желтые барханы, врезаются в арктические льды,— и тысячи трудящихся Востока, балдея от уплаченной цены, глядят на них, завидуя жестоко: у, русские, крутые пацаны! Без роскоши, вдвоем, вдали от дома, без спутников, страховки, опахал... Да это что! Любимец «Форбса» Рома и вовсе на Чукотке отдыхал!
Восьмой, конечно, тоже не придурок. Купив в дорогу плавки и очки, он мощно отрывается у турок. Нам Турция — республика почти, одна из отдаленных автономий, где весь народ уже, но сути, наш, где в барах никого не видно, кроме разнузданных вованов и наташ. Мы там резвимся грамотно, толково, мы рушим европейский их уют, мы задаем им шороху такого, что нас уже по звуку узнают!
Мы таковы. Мы нас любить не просим, зато бабла у нас — хоть попой ешь. Так круто разрезвились эти восемь, что ими сплошь пронизан зарубеж. И вот я мыслю: восемь — это просто. На них хватает солнца и песка. А если бы процентов девяносто, которые не ходят в отпуска, свою лечить поехали усталость, на месяц оторвавшись от труда,— за рубежом бы что-нибудь осталось?
Скажите им спасибо, господа.

ПЕРВОИСТОЧНИК

Театр преследования
Исполнилось 70 лет выдающемуся режиссеру современности Роберту СТУРУА. Почти 30 лет назад он превратил Тбилисский драматический театр им. Шота Руставели в театральную Мекку. После его постановок «Кваркваре», «Кавказского мелового круга», «Ричарда III» о театре и его главном режиссере заговорил весь мир. «Огонек» поздравил мастера с юбилеем и не мог не начать с вопроса о нынешних отношениях между Россией и Грузией
У нас постоянно говорят о том, что русская и грузинская культуры очень близки, тем не менее страны с каждым годом все больше удаляются друг от друга. В России это воспринимается болезненно... А в Грузии?
— Понимаете, все зависит от взгляда на ситуацию. Одни сегодня смотрят на Грузию как на жену или возлюбленную, которая ушла из семьи, и относятся к ней, соответственно, как к изменнице. Но можно рассматривать Грузию и как сына, который от матери уходит к другой женщине,— потому что это естественное продолжение жизни. Сегодня наши отношения находятся в каком-то истерическом состоянии, это так, увы. Впрочем, когда мы все-таки всегда имеем в виду разлад между правительствами, а не между народами. Ни в Грузии, ни в России народ и власть никогда не были едины. Народ и власть — это не одно и то же.
— Как принято чествовать режиссера с мировым именем в Грузии? У нас довольно стереотипное представление о грузинском застолье, празднике — все так и осталось: кубки, длинные тосты? Или все изменилось?
— Ну как оно могло измениться?!. Тем более что грузинское застолье — это не просто развлечение. Застолье долгое время было одной из немногих форм сохранения нации, культуры... Понимаете, мы пять веков жили под властью чужеземцев, другой религии. Очень сложно было сохранить этот островок христианства — причем не путем вооруженной борьбы, а мирными усилиями. Поэтому застолье наше — это вид искусства, устного народного творчества. Для нас это все по-прежнему очень серьезно.
— Мировой театр сегодня, принято говорить — в тупике, на распутье: общая утрата смыслов, критериев, потеря авторитетов... Вы ощущаете это?
— Театр в этом смысле в кризисе находится всегда. Это его, так сказать, нормальное состояние. Естественное. Пушкин после написания «Евгения Онегина» тоже находился в кризисе, пока не написал следующие шедевры. Поиски новых путей, бесконечный поиск — это и есть кризис. Все зависит от того, как его называть.
— У нас очень четко театр делится на современный и классический. Это два совершенно разных мира... Как вы относитесь к этому разделению?
— Знаете, я был недавно на даче у одного московского актера. И когда мы возвращались в Москву и ехали по проспекту Мира, вдруг навстречу нам выбежали потрясающей красоты женщины, человек, наверное, двести. Бегут против движения, испуганные, но очень красивые. Никто ничего не понимает. Выяснилось, что милиция устроила плановую проверку, и проститутки (а это были они) убегают от милиции. Это была фантасмагорическая картина. И я в тот момент вдруг понял, что жизнь окончательно изменилась. Что вернуться назад невозможно, что время в очередной раз переступило какой-то культурный рубеж. Точно так же и театр — он изменился принципиально. Что изменился — это хорошо. Но мне кажется, он сегодня потерял одно из своих прежних важных качеств — какую-то чувственность, которая сейчас кажется старомодной, сентиментальной, но эта чувственность не должна исчезать. Сегодня в России и мире я вижу какие-то странные, высушенные опусы, которые почему-то называются авангардом, но, думаю, к авангарду они не имеют отношения. Но это мое, конечно, субъективное мнение. Театр, впрочем, будет все равно развиваться без наших указаний. Мы не инспектора дорожного движения, которые указывают искусству, куда двигаться. Хотя этим всегда занималась наша общая страна — СССР. Это очень приятно, когда ты направляешь театр то туда, то сюда — особенно Сталин это любил, но это отвратительно и для людей, и для искусства. И эта отвратительность еще в нас живет, внутри. Все ждут указания. Не ждите! Идите сами!
— В общероссийском опросе «Лицо России» некоторое время назад лидировал Сталин. Почему, откуда?
— Это, как ни странно, естественно. Нельзя сразу расстаться с иллюзией, с заблуждениями — в масштабах страны это может длиться долго. В 1956 году после доклада о культе личности 9 марта грузинская молодежь вышла на демонстрацию в защиту вождя — как им тогда казалось, от несправедливости. Тогда погибли тысячи людей — их расстреляли. Но это, как ни парадоксально, было концом тирании и началом свободы. Этот переход, к сожалению, всегда сопровождается кровью. В эти дни мы осознали, что наша вина, грузинская — вина за то, что Сталин был грузином — она смыта была, искуплена кровью этих несчастных ребят. Впрочем, Сталин был вне нации — зло вообще не имеет национальности.
— Вы родились в 1938 году — одном из самых кровавых в истории СССР. Парадоксально, но именно в эти страшные годы родились те, кого потом называли шестидесятниками и кто сумел привить стране зачатки свободы. Ощущаете ли вы себя частью этого поколения или все-таки больше одиночкой?
— Конечно, я одиночка, но общность эту невозможно не чувствовать, не гордиться ею. Эпохи не бывают добрыми или злыми: зло в каждом веке и десятилетии приходит в новом обличье, а театр должен это замечать. Театр должен говорить о том, чего люди не замечают, о том, что их преследует.
— По-вашему, чем сейчас живет Грузия, ее народ? Есть ли у страны общее представление — куда двигаться, зачем?
— Ну, а Россия хорошо понимает, куда идет? Этого четкого понимания сегодня, может быть, вообще ни у кого нет. Понимаете, у нас несколько сотен лет не было государства, не было возможности заняться самими собою. И естественно, что сейчас нам хочется немного порулить. Не сходите из-за этого с ума, не делайте из этого истерику. Рассматривайте это как...
— Болезнь роста...
— Это не болезнь. Это скорее... жизнь роста.
Беседовал МИХАИЛ СЕРАФИМОВ

ГЕРОИ НЕДЕЛИ

ВЛАДИМИР СТРЖАЛКОВСКИЙ
руководитель Федерального агентства по туризму
ПОБЕДИТЕЛЬ
Владимир Стржалковский, глава Федерального агентства по туризму и друг нынешнего премьера, принял предложение Владимира Потанина возглавить компанию «Норникель». Компания считает это большой удачей и не скрывая рассчитывает на возможность лоббировать свои интересы наверху
Завтра туриста
Это только кажется, что туризм и никель — вещи несовместные. Если всмотреться в биографию Владимира Стржалковского, можно сделать обратный вывод. Еще вчера — выпускник Ленинградского электротехнического института, инженер Научно-исследовательского института командных приборов, а через три года — уже сотрудник Управления КГБ СССР по Ленинградской области (1980—1991). Там-то и происходит судьбоносная встреча с ВВП, определившая карьеру Стржалковского.
Универсальное ведомство, кующее кадры для всех отраслей отечества, в случае со Стржалковским обогатило российскую туристическую ниву: после 11 лет службы в КГБ он основал и возглавит турфирму «Нева», которая за 8 лет его руководства стала одной из крупнейших на рынке. А потому кресло руководителя Федерального агентства по туризму в 2004 году Владимир Стржалковский получил как вполне успешный в отрасли профессионал. Правда, именно с 2004 года в стране начался спад въездного туризма. Если в 2003 году Россию посетили 3,1 млн иностранцев, то в 2004-м — уже 2,9 млн, в 2005 и 2006 годах — по 2,4 млн, в 2007-м — 2,2 млн. Forbes тут же поставил Россию на 104-е место в мире по простоте процедур въездного режима и аж на 138-е место по доле турбизнеса в ВВП. О том, как обстоят дела с внутренним туризмом, известно всякому, кто на несколько километров отъехал от столицы.
Так что предложение Владимира Потанина, потрепанного корпоративными войнами и разделом компании с бывшим другом Михаилом Прохоровым, подоспело весьма кстати. Никелевая компания откровенно призналась, что собирается использовать нового генерального как лоббиста: «Создание компании такого масштаба требует поддержки государства. Считаем, что В. Стржалковский мог бы помочь сделать так, чтобы «Норникель» получил эту поддержку со стороны государства». Интернет откликнулся свежей частушкой: «— Ты зачем позвал, Потанин, вдруг Стржалковского в друзья?— Я же, братцы, не ботаник. По-другому щас нельзя!». Говорят, что накануне назначения бывший лидер российского туризма побывал у президента и Медведев благосклонно, хотя и с удивлением отнесся к его новому назначению. Теперь уже отступать ни Потанину, ни Стржалковскому нельзя. Впрочем, переход Стржалковского в «Норникель» может иметь еще одно объяснение — на минувшей неделе было объявлено о реструктуризации ведомства, агентство по туризму доживает последние месяцы.
НАТАЛЬЯ АЛЯКРИНСКАЯ

СТАНИСЛАВ ЧЕРЧЕС0В
главный тренер «Спартака»
ПРОИГРАВШИЙ
Унизительным переводом 32-летнего Егора Титова в молодежный состав и последовавшим вслед за этим объявлением о том, что клуб в услугах капитана «Спартака» больше не нуждается, Станислав Черчесов расписался прежде всего в неумении находить общий язык с футболистами
Автогол вратаря
В дубль Черчесов после разгрома от ЦСКА (1:5) отправил не только Титова. Украинского полузащитника Максима Калиниченко и бразильского хавбека Сантоса Моцарта — тоже. Но с Титовым сравнивать обоих не стоит. Хотя бы потому, что Титов в популярном клубе 25 лет, с детства, и плоть от плоти того, что получило название «спартаковский дух». Больше него матчей за «Спартак» провел только Федор Черенков. Футбольные однолюбы и прежде-то, когда таких массовых перемещений между командами в помине не было, считались редкостью. Сейчас же — и подавно.
Рано или поздно — ясно как божий день — карьеру игрока завершают все. Вне зависимости от титулов, рангов и выслуги лет. Титов не исключение. После годичной дисквалификации подняться на прежний свой уровень он так и не сумел. Осознавая это, красиво, объяснив свое решение желанием больше времени проводить с семьей, распрощался со сборной. В клубе же старательно тренировался, работал на полную катушку и в матчах чемпионата худшим вовсе не был. Более того, в своем амплуа разыгрывающего игрока стал в прошлом году лучшим в российском первенстве.
Черчесов, бывший спартаковский вратарь, давно для себя, судя по всему, решил избавиться от Титова, и оставалось лишь ждать момента, когда тренер превратит капитана в «крайнего». После Евро-2008 Титов, однако, вновь заиграл в стартовом составе: было объявлено, что капитан отменно проявил себя на тренировочных сборах в Австрии, его показатели по функциональной готовности едва ли не самые лучшие в команде. И вдруг — бомба с переводом в молодежный состав. «Я бы все понял,— высказал свое мнение по этому поводу Титов,— если бы к нам проявили элементарное уважение и честно сказали: «Ребята, мы начинаем строить новую команду, а вы в нее не вписываетесь».
В свое время со звездными футболистами расставались такие выдающиеся тренеры, как Виктор Александрович Маслов (с Валерием Лобановским в киевском «Динамо») и Константин Иванович Бесков (с Юрием Гавриловым в «Спартаке»). На Черчесова эти примеры не работают: тренерские масштабы несопоставимы. Историю же с изгнанием из клуба Титова спартаковские болельщики вряд ли когда забудут.
АЛЕКСАНДР ГОРБУНОВ

СМЫСЛ

ДЖАРЕД ДАЙМОНД
США
Коллапс
Американский биолог и эколог Джаред Даймонд выпустил научно-популярный бестселлер «Коллапс» — об экологическом самоубийстве пяти могущественных древних цивилизаций. У него получается, что мы стоим на пороге такого же краха, до которого осталось максимум 50 лет, и не хотим его видеть. А почему не хотим, он объясняет в эпилоге своей книги, русский перевод которой выходит в издательстве ACT
В ПОГОНЕ ЗА УРОВНЕМ ЖИЗНИ
Главной проблемой в мире становится не увеличение населения в Кении, Руанде и других бедных странах. Самой большой проблемой становится общее увеличение давления человечества на природу, вызванное тем, что жители бедных стран перенимают образ жизни богатых стран, переезжая туда или повышая уровень жизни в своей стране.
Многие «оптимисты», которые рассчитывают, что мир способен выдержать вдвое большее население, чем сейчас, учитывают только возрастание числа людей, но не возрастание давления на окружающую среду. Мне не встречался еще человек, который всерьез утверждал бы, что мир способен выдержать давление человека в 12 раз более сильное, чем сейчас, а именно такая цифра получается, если весь третий мир перейдет на жизненные стандарты развитых стран. Даже если жители одного только Китая начнут жить по стандартам развитых стран, а все прочие сохранят существующий уровень жизни, давление на природу в масштабах планеты увеличится вдвое.
Жители стран третьего мира стремятся к стандартам развитых стран. Это стремление подпитывается телевизионными программами, заграничными товарами на прилавках и иностранцами на улицах. Сегодня даже в самой далекой деревне и в самом глухом поселении люди знают об окружающем мире. Это стремление поддерживается агентствами развитых стран и ООН, которые объясняют людям, что их мечты сбудутся, если только они выберут правильный политический курс, то есть сбалансируют государственный бюджет, инвестируют в образование, инфраструктуру и пр.
Но ни одно из правительств первого мира не желает признать неосуществимость мечты. Все население Земли, большая часть которого живет в бедных странах, не сможет жить по стандартам развитых стран. Развитые страны не решат проблему, подавляя развитие других стран. Южная Корея, Малайзия, Сингапур, Гонконг, Тайвань и Маврикий уже достигли цели или близки к ней, Китай и Индия быстро прогрессируют. Пятнадцать богатых западноевропейских стран, образовавших Евросоюз, уже принимают в свое сообщество 10 бедных восточноевропейских государств, чтобы помочь тем развиваться. Не будь населения третьих стран вовсе, развитые страны не смогли бы сохранить свой уровень жизни, потому что их ресурсы давно истощились бы, если бы не пополнялись из стран третьего мира. В последнее время среди политиков развитых стран стало модно призывать граждан к снижению уровня жизни, то есть к сокращению потребления ресурсов и вырабатывания отходов. Что произойдет, когда жители третьего мира наконец осознают, что все они не смогут жить, как в развитых странах, а жители первого мира ради них не поступятся своим уровнем жизни? Жизнь полна жестоких моментов, когда необходимо делать выбор, но самый жестокий выбор нам еще предстоит: мы должны решить, следует ли нам помогать всем людям достичь высокого уровня благосостояния, несмотря на то, что это благосостояние подорвет мировые ресурсы.
50 ЛЕТ ДО ВЗРЫВА
Одна проблема влечет за собой другую или осложняет ее решение. К примеру, чем больше людей, тем меньше лесов, больше химикатов, выше спрос на рыбу и так далее. Энергетическая проблема связана с другими, потому что сжигание топлива дает в результате парниковые газы, разрушение плодородной почвы требует внесения искусственных удобрений, а значит, энергии на их производство, истощение запасов нефти повышает интерес к ядерной энергии, производство которой в будущем грозит стать самой большой «токсической» проблемой для всех; также истощение запасов нефти ведет к удорожанию горючего, затрудняя решение задачи получения питьевой воды через опреснение морской. Истощение рыбных и других природных пищевых ресурсов приводит к большей нагрузке на скотоводство и сельское хозяйство в целом, что, в свою очередь, ведет к разрушению почвы и еще большей нагрузке на сельское и водное хозяйство. Проблемы потери лесов, дефицита воды и истощения почвы, возникающие в ходе локальных войн в развивающихся странах, вызывают поток беженцев и нелегальных эмигрантов в развитые страны.
Сегодня мировое сообщество движется в направлении катастрофы, и пока мы не решим наши проблемы, мы можем лишь констатировать, что мир не в состоянии выдержать нашего образа жизни, который мы поддерживаем последние несколько десятилетий. Эти проблемы, словно бомбы замедленного действия, и до взрыва осталось меньше 50 лет.
К примеру, уничтожение тропических лесов Малайзийского полуострова за пределами национальных парков уже почти завершено, и при существующих темпах этот процесс закончится в ближайшем десятилетии на Соломоновых островах, Филиппинах, Суматре, Сулавеси, а в течение 25 лет завершится по всему миру, исключая лишь бассейны Амазонки и Конго. За несколько десятилетий мы при существующих темпах истощим или уничтожим оставшиеся запасы морской рыбы, дешевые и легкодоступные запасы нефти и природного газа и достигнем пределов возможностей фотосинтеза. Если глобальное потепление составит один градус или больше, в ближайшие 50 лет значительная часть диких видов животных и растений окажется под угрозой исчезновения. Люди часто задаются вопросом: «Какая из экологических проблем сейчас самая важная?». Можно ответить: «Самая важная проблема состоит в том, чтобы понять, какая проблема самая важная».
Таким образом, экологические проблемы предстоит решать тем или иным способом уже при жизни современных детей и молодежи. Единственный вопрос состоит в том, решатся ли они тем способом, который нам по нраву, который мы выберем, либо, помимо нашего выбора, путем войны, геноцида, голода, эпидемии и социального коллапса. На протяжении всей истории человечества эти печальные явления возникали там, где происходили экологические катастрофы, повышалось давление человеческой популяции на окружающую среду и, как следствие, появлялись бедность и политическая нестабильность. Сомнительно, однако, чтобы страны первого мира сохранили свои «персональный» способ существования перед лицом отчаянного шквала беженцев из гибнущих стран, шквала, намного превосходящего тот поток, остановить который уже сегодня не представляется возможным.
Удивительно слышать, как некоторые преуспевающие граждане говорят о допустимом приросте «всего» в 2,5 миллиарда человек, в то время как сейчас столько людей нуждаются и живут менее чем на три доллара в день.
К идее о приспособлении мира к бесконечному росту населения не стоит относиться серьезно, потому что я уже говорил о 10 человеках на квадратный ярд к 2779 году.
Вот 10 стран с самым большим населением (свыше 100 миллионов в каждой), расположенные в порядке убывания: Китай, Индия, США, Индонезия, Бразилия, Пакистан, Россия, Япония, Бангладеш и Нигерия. А вот 10 стран с самым большим доходом на душу населения: Люксембург, Норвегия, США, Швейцария, Дания, Исландия, Австрия, Канада, Ирландия и Нидерланды. В обоих списках присутствуют только США. Обычно страны с большим населением непропорционально бедны. Восемь из 10 имеют годовой доход на душу населения меньше 8 тысяч долларов, а пять из них — меньше 3 тысяч долларов. Богатые страны имеют непропорционально малое население. Семь из 10 населяют меньше 9 миллионов человек, а две из них — меньше 500 тысяч человек. При этом показателен рост населения. 10 богатых стран имеют очень низкий рост (менее 1 процента в год), а 8 из 10 наиболее населенных стран — очень высокий рост. В двух странах население не растет по прискорбным причинам: в Китае — из-за массово проводимых по указу правительства абортов и в России — из-за катастрофических проблем в сфере здравоохранения. Таким образом, эмпирически опровергается утверждение о том, что более населенное государство более богато.
РАСЦВЕТ. ДАЛЕЕ — КРАХ
Вдобавок нам всем известно, что экономическое благополучие определяется не только размером банковского счета. Важна еще и тенденция. Если вы проверяете состояние своего счета и видите положительный баланс 5 тысяч долларов, вам не до радости при условии, что последние несколько лет ваш счет ежемесячно уменьшался на 200 долларов, и значит, вам два года и один месяц до банкротства. Тот же принцип используется и для оценки национальной экономики, и для оценки тенденций в экологии и численности населения. Процветанием, которым наслаждается первый мир, он обязан расходу экологического капитала. Этот капитал включает ресурсы невозобновляемой энергии, рыбные запасы, плодородную почву, лес и так далее. Не стоит расходование этого капитала представлять как зарабатывание денег. Не стоит гордиться нынешним комфортом в то время, как ясно, что курс ведет в никуда.
Фактически один из главных уроков, который мы можем вынести из коллапсов прошлого (майя, анасази, остров Пасхи и прочие), как и из недавнего коллапса Советского Союза, состоит в том, что общество может прийти к упадку всего за 10— 20 лет после пика рождаемости, расцвета силы и государственной мощи. В этом смысле кривая развития государства может совершенно отличаться от жизни человека, приходящей к упадку после продолжительной старости. Причина проста: рекордное население, потребление ресурсов вызывает рекордную нагрузку на окружающую среду, которая ведет к истощению ресурсов. Таким образом, не удивительно, что распад общества может последовать вскоре за его расцветом.
Мы должны решить, следует ли нам помогать всем людям достичь высокого уровня благосостояния, несмотря на то, что это благосостояние подорвет мировые ресурсы


Россия и мир

ФОТОРЕПОРТАЖ

БАЙКАЛ и «Мир»
«Огонек» в составе экспедиции Института океанологии РАН побывал на месте погружения глубоководных обитаемых аппаратов на дно озера Байкал — одного из последних относительно неизведанных уголков девственной природы на Земле
ФОТО ДМИТРИЯ МАРКОВА
ТЕКСТ ВЛАДИМИРА ТИХОМИРОВА
Байкал недаром считается самым чистым водоемом в мире — солнечный свет здесь заканчивается на глубине 80 метров, хотя в обычном море уже и на полсотне метров царит полная тьма. Но чистотой здесь отличается не только вода. «Дно там абсолютно чистое и ровное, как стол,— поделился своими впечатлениями Анатолий Сагалевич, командир глубоководного аппарата «Мир-1» и замруководителя экспедиции «Миры» на Байкале».— Мягкий ил, который взмучивается при малейшем прикосновении. Никаких посторонних предметов. Живности тоже мало — только маленькие рачки да рыбы-голомянки...»
Главной интригой экспедиции стал вопрос: удастся ли повторить рекордное погружение канадского аппарата «Пайсис», который в 1991 году в этом районе Байкала опустился на глубину в 1637 метров? Почти две недели разрешение этого вопроса откладывалось из-за штормов, пока 29 июля с борта баржи «Метрополия» не пришло сообщение, что аппарат «Мир-1» достиг дна. Более того, глубиномеры «Мира» показали новую рекордную отметку в 1680 метров, и руководитель экспедиции Артур Чилингаров даже заявил, что это «настоящее географическое открытие». Правда, потом выяснилось, что диспетчеры гидросвязи ошиблись, а на самом деле глубиномер показал отметку в 1580 метров. При этом аппараты прошли по дну более 4 морских миль и не нашли ни одной впадины, где можно было бы погрузиться еще ниже.
Словом, вопрос о максимальной глубине Байкала так и остался открытым. При этом часть ученых утверждает, что в недоразумении виноват сбой аппаратуры канадцев, другие же специалисты уверены, что ошиблись как раз глубиномеры «Мира», предназначенные для работы в соленой воде. В пользу последней версии говорит и тот факт, что эхолот баржи «Метрополия» показал отметку в 1692 метра.
Но, несмотря на все споры, подводники выполнили все свои задачи: «Миры» взяли пробы воды и ила, изучили активность подводных грязевых вулканов и, понятное дело, оставили на дне флаги России. Теперь же ученые намерены заняться археологией, ведь под водой находится немало затонувших судов — к примеру, ледокол «Байкал», потопленный в 1918 году белочехами. А вот в 1866 году на дно ушел «денежный обоз», который вез несколько пудов серебряных монет. Времени на поиск сокровищ достаточно — программа обследования Байкала, финансируемая МФК «Метрополь» и Фондом содействия сохранению озера Байкал, рассчитана на два года.
1. Аппарат «Мир-1» готовится к погружению
2. Через эти иллюминаторы ученые-подводники наблюдают за жизнью в глубинах озера
3. Глубоководные аппараты «Мир» получили временную прописку на борту баржи «Метрополия»
4. Руководитель экспедиции знаменитый полярник Артур Чилингаров приветствует подводников
5. Флаг экспедиции тоже побывал на дне
6. Порт в поселке Турка стал основной базой экспедиции. Скоро здесь начнется строительство особой туристско-рекреационной зоны «Байкал»
7. Местные рыбаки всегда рады видеть гостей и ученых
8. Подводникам была гарантирована поддержка с воздуха


Отечество

О СВОЕМ

АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ
Журналист (ИД «Коммерсантъ»)
А еще хозяин дороги
Сначала я увидел рекламу. В ней я увидел автомобиль, который был красив так, как только и может быть красив автомобиль, который снимают для рекламы
Пришло время называть вещи своими именами. Это был «Пежо-308». Описывать его бессмысленно. А главное, совершенно ни к чему по одной-единственной причине: все до единого автомобили похожи один на другой. У каждого четыре колеса, капот и багажник. Есть еще фары. Производители автомобилей до тошноты неоригинальны. Они как будто договорились между собой: что бы мы ни сделали, но у автомобиля должна быть выхлопная труба.
А с этим автомобилем все еще проще: те, кто видели «Пежо-307», могут быть почти уверены, что видели и «Пежо-308». В автомобильной рекламе слова не имеют значения, но эти слова я запомнил. «Пежо-308. Хозяин дороги». Так было сказано. И я это запомнил.
На следующее утро я ехал по Кутузовскому проспекту в центр Москвы. На «Пежо-407», кстати. Я ехал по второй слева полосе и намерен был вот-вот перестроиться в крайнюю левую. Я вообще-то спешил.
Но тут я понял, что спешить не надо. Дело в том, что меня на большой скорости обогнал «Пежо-308». А что вы хотите: хозяин дороги. Новенькая машина куда-то тоже спешила. Или по-другому ехать не могла: так ведь и должен бороздить просторы Кутузовского проспекта хозяин дороги.
Обо всем этом я успел подумать, прежде чем увидел в боковом зеркале слева от меня надвигающийся кортеж. Я еще не видел, что это за кортеж, но я понимал, что это же Кутузовский проспект; и что за кортежи идут по Кутузовскому проспекту в центр, я тоже понимал. Я даже успел обрадоваться тому, что перестали наконец-то тормозить все остальное движение, когда они едут на работу, а все остальные на работу ехать перестают, но потом обратил внимание на то, что ни у одной из этих машин и мигалок-то нет.
И вот когда они обгоняли меня, я убедился, что это вообще-то не тот кортеж. Но все-таки кортеж. Они ехали вместе. У некоторых, я успел заметить, и номера отличались на одну цифру. Главным в этом кортеже был голубой «бентли». Впереди и сзади него шли несколько «БМВ». Там были два внедорожника, «пятерка» и две «семерки». Они набрали свою проектную мощность и шли куда-то, где к встрече с ними были, надеюсь, готовы.
И вот они настигли тот «пежо». Вернее, что значит настигли? Они доехали до него так скоро, как будто водитель на секундочку остановится прямо тут, на крайней левой, чтобы достать дорожную карту и свериться с ней.
На самом деле он успел увидеть их и отскочить. Это было именно так: он отскочил. По-моему, от греха сразу на крайнюю правую. И так по ней теперь и будет ездить — от греха. А они уже выныривали из-под тоннеля, а мы еще в него даже не заехали.
А потом, уже вечером, я опять увидел эту рекламу: «Пежо-308. Хозяин дороги». И, о господи, меня слезы прошибли от смеха.
Я думаю, они тоже видели эту рекламу.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz