каморка папыВлада
журнал Огонек 1991-08 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 20.04.2019, 17:49

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ПОЧТА «ОГОНЁК»

ПОМОЧЬ ДЕТЯМ НЕ МОЖЕМ •
ПРОЩАТЬ ЛИ ПАЛАЧАМ? •
НЕ СТОИТ БРЯЦАТЬ ОРУЖИЕМ •


В последнее время все чаще можно слышать об угрозе гражданской войны.
В том, что жизнь младшего и большинства среднего офицерского состава и их семей — хуже не придумаешь, вина не гражданского населения, а верховного руководства. Это понимают все нормальные люди. Что же касается рядового состава, то нет уверенности, что все довольны службой и, пылая любовью к отцам-командирам, способны ради этой любви и идеологии стрелять в стариков, женщин и детей по первому приказу. Следовательно, не ясно, все ли военнослужащие будут стрелять в одну сторону.
Что же касается гражданского населения, то его едва ли удастся построить в ряд и спокойно расстреливать. На чью поддержку и на какой потенциал рассчитывают инициаторы порохового дыма, штыков и саперных лопаток? Если на многомиллионную армию членов КПСС, то надо учитывать ее крайнюю неоднородность. Подавляющее большинство едва ли согласится умирать за сомнительное «светлое будущее» и его идеологов. Скорее наоборот.
Нельзя не учитывать многонациональный состав армии, напряженность межнациональных отношений и многие другие факторы, не способствующие могуществу армии.
Стоит ли бряцать оружием, разжигая гражданскую войну таких масштабов и кровопролития, от которой содрогнется все человечество?
Если же некоторые военачальники думают ограничиться военным переворотом и поставить у руководства страной генералитет, то это мало что изменит в нищенском положении страны. Были уже маршалы и даже генералиссимус, а жизнь все хуже.
Так, может быть, лучше не играть с огнем, не тешить свои амбиции, а думать и делать для своего народа все возможное, чтобы он жил по-человечески?
С. ГРУЗДЕВ
Владивосток


В журнале «Известия ЦК КПСС» (№ 11 за 1990 г.) под заголовком «Трагедия в Медведевском лесу» опубликованы материалы о расстреле 11 сентября 1941 года 157 заключенных Орловской тюрьмы, в том числе проф. Д. Плетнева, выдающегося русского врача; X. Раковского, одного из основателей Болгарской и Румынской компартий; М. Спиридоновой, известного лидера партии левых эсеров; О. Каменевой, сестры Л. Троцкого и вдовы Л. Каменева. Документы того времени — представление, подписанное Берией, и распоряжение Сталина, на основании которых без предварительного и судебного разбирательства, в отсутствие обвиняемых, без всяких доказательств их новой «вины» — Военной коллегией Верховного суда СССР был вынесен смертный приговор,— свидетельства о еще одном из бесчисленных преступлений сталинизма, информация о которых, увы, уже перестала удивлять.
Поражают и возмущают, однако, заключительные строки «постановления о прекращении уголовного дела», подписанного 12 апреля 1990 года военным прокурором Управления Главной военной прокуратуры о реабилитации подполковником юстиции В. Зыбцевым. Установив, что приговор, вынесенный в сентябре 41-го, «является незаконным и необоснованным», современный прокурор постановил прекратить уголовное дело в отношении зловеще памятного по «большим московским процессам» председателя Военной коллегии Верховного суда СССР В. В. Ульриха, отправившего на смерть не одну сотню людей, и его подручных Д. Я. Кандыбина и В. В. Буканова. Основание? «Судьи» руководствовались постановлением Государственного комитета обороны, «высшего в тот период времени органа государственной власти».
Ульрих и другие так называемые судьи цинично попрали свой профессиональный и человеческий долг, хотя даже действовавшая тогда «сталинская» Конституция провозглашает, что «суд независим и подчиняется только закону». Известно, что после разгрома гитлеризма в Германии состоялся целый ряд суровых процессов над немецкими судьями, которые осуждали на смерть антифашистов.
И последнее. Как объяснить, что управление военной прокуратуры, созданное для реабилитации жертв сталинизма, реабилитирует сталинских палачей? Не являются ли подобное прощение этих палачей и отказ от расследования убийств многих наших юношей-солдат в мирное время двумя сторонами одной медали? И как понять, что авторитетный журнал ЦК КПСС ни словом не прокомментировал отмеченный беззаконный, возмутительный факт?
Е. АМБАРЦУМОВ, Б. ЗОЛОТУХИН, В. ШЕЙНИС,
народные депутаты РСФСР


Хочу высказать некоторые соображения по поводу так называемой передачи квартир в «личную собственность». Не знаю, есть ли на Западе аналогичная собственность на квартиры, но из логики здравого смысла вытекает, что у дома, как единого хозяйственного объекта, должен быть один владелец, будь то государство, частное лицо, кооператив или что-либо другое. Немыслимо, чтобы каждое яблоко на яблоне имело своего собственника, кто же тогда будет заботиться о стволе, корнях, здоровье всего дерева? Так же и в доме: кто будет заминаться ремонтом коммуникаций, фундамента, крыши? Можете возразить: владельцы квартир объединятся по типу кооператива, но тогда опять же следовало изначально объявить дома собственностью граждан, в них проживающих, но это возможно только при стопроцентном согласии всех жильцов. И потом вряд ли будет эффективна эта «коммуна» в решении коммунальных вопросов: кому-то нужен лифт, кому-то он совсем не нужен, кого интересует крыша, а кого подвал и так далее.
Вряд ли стоило бы изобретать велосипед, а проще было бы нам, жильцам, снимать квартиры у государства или частного лица, владельцев дома, которые бы за нашу плату поддерживали функционирование всех систем в доме. Однако беда наша в том, что государство от нас уже отказывается, а частных владельцев еще и в перспективе не видать.
Г. ГУЩИН
Москва


Новые правила страховки автобусов, выезжающих за рубеж, введенные ингосстрахом с 1 января 1991 года, наносят страшный удар по гражданскому движению «Дети Чернобыля». Наш благотворительный центр «ОТКЛИК» осуществляет программу «ДЕТИ ЧЕРНОБЫЛЯ В ПОЛЬШЕ». В декабре прошлого года мы отправили на оздоровление и лечение в Польшу 950 детей-сирот. 700 из них выехали автобусами и автобусами же должны вернуться. Этим транспортом вместе с детьми пойдет гуманитарная помощь детским домам и интернатам. Таких учреждений в чернобыльской зоне 27, в них содержатся 4825 малышей. Практически все они через наш центр приглашены на отдых и лечение в Польшу. Только в январе должны были выехать 1040 детей, летом ежемесячно ожидаются полуторатысячные заезды. Единственное, что требуется от нашей стороны,— обеспечить проезд детей до места назначения. Все остальное — содержание, обследование, лечение — обеспечивается польской стороной. Надо ли говорить, что мы экономим государству тысячи долларов, поправляя здоровье малышей за границей?
Еще совсем недавно страховка автобуса стоила 28 рублей, с 1 января уже 370 марок ФРГ, это более чем в два раза дороже того, что за страховку берет польская сторона. Согласитесь, требовать от поляков, кроме благотворительной помощи детям, еще и таких безумных взносов в наш родной ингосстрах — еще большее безумие, чем таскать ослабленных детей с пересадками по железной дороге.
Если наша страна не в состоянии спасти своих детей, страдающих от чернобыльской радиации, то и нет никакого права мешать общественности в этом жизненно важном для Белоруссии движении.
Новые правила ингосстраха — очередной административный абсурд, оборачивающийся преступлением против детей Чернобыля.
На два наших срочных телефакса ингосстрах ответил... телефонным звонком своему представителю в Минске: «Помочь не можем в соответствии с постановлением СМ СССР № 617 от 29.06.90».
С. САВРАСОВА,
председатель благотворительного центра «ОТКЛИК»
Минск


Перед Новым годом у нас в городе продавали вино «Славянское» по цене 2 р. 70 к. за бутылку, хотя на ее этикетке четко обозначено: «Цена 2 р. 50 к. со стоимостью посуды».
На запрос покупателей о несоответствии цен номинала и реализации с базы поступило объяснение, что дополнительные 20 коп, взимаются с целью сбора средств на восстановление уничтоженных в известную кампанию виноградников.
Что это — насмешка или цинизм? Или то и другое вместе? И чья это инициатива — местных, республиканских или союзных властей — ратоборцев в недавнем прошлом за трезвое общество?
Не лучше ли было извлечь эти миллионные средства из бездонных карманов тех, кто пять лет назад призвал к всеобщей трезвости, направил бульдозеры на виноградные плантации и, понимая явный абсурд и антигосударственность подобных действий, не счел нужным принести своему народу извинения?
В. ЛОХВИЦКАЯ
Энергодар Запорожской области


Не знаю, к кому обращаться, но дело в следующем. Я бабушка четырехлетней девочки. Постараюсь быть краткой.
Съезды, съезды, заседания, решения и т. д. и... талоны. Ну талоны так талоны, первое время можно было кое-что купить: курицу, например, или 400 г сыра, если постоишь часа два. Потом опять съезды, чрезвычайные комиссии и... вообще все пропало, даже по талонам.
Я вдруг с ужасом поняла, что мне всех этих отпущенных государством граммов не хватает даже на выживание. Дело еще осложняется тем, что моя Настенька не прописана, на нее никаких талонов нет. А прописана она в Москве, там и родители ее, но папа, как бывает, забыл про дочку. Ну да бог с ним, да и в Москве сейчас, сами знаете... Ну так вот, ни молока, ни масла, ни сыра, ну ничего, и кругом одна «рыночная» экономика.
Нас четверо с Настенькой, а работает один дед. Терпим, но есть-то нужно каждый день. Ну а Настенька моя больна, и сижу я с ней дома. Она с очень большим трудом развивается, и зрение у нее плохое. И я с тоской думаю, что ее ждет завтра. Пришлите, пожалуйста, посылку из тех, что присылает заграница. Там, говорят, есть масло и сухое молоко. Может быть, на месяц растяну, а там норму прибавят. О господи! Как стыдно просить, но мне бывает еще хуже, когда девочка говорит: «Баба Лена, дай каши», а я отвечаю: «Нет».
Мой адрес: 152919, г. Рыбинск, Ярославская обл., ул. С. Перовской, 1-105, Староверова Елена Леонидовна.


Прочитал о том, что Иван Антонович — член Политбюро ЦК КП РСФСР, секретарь ЦК — дал интервью белградскому еженедельнику «НиН», в котором заявил, что «не будет ошибкой сказать, что каждый гражданин нашей страны воспринял объединение Германии как свою личную драму». Я возмущен таким «причесыванием» всех под одну гребенку. Я спрашиваю вышестоящих руководителей КП России: кто дал право высокопоставленному чиновнику партии делать такое заявление от, например, моего имени? Я гражданин СССР, инвалид ВОВ, ветеран труда. Я не считаю, что это драма. Наоборот, драмой считаю то, что каменной трехметровой стеной разделили единый народ, забывая о «Китайской стене», которая ничему не научила идеологов.
Далее в том же интервью т. Антонович заявил, что почти все республики осознают тот факт, что ни одна из них не сможет жить изолированно. А как же Бельгия, Дания, Люксембург и др.? Живут, и живут лучше нашего! И о каком сепаратизме говорит автор интервью снова от имени русского народа? Пора понять кое-кому, что живем мы не в казармах, где людей каждый день выстраивают на поверку.
Н. ЛЕБЕДЕВ
Фрязино Московской области


Депутатами Фрунзенского района г. Москвы было организовано распространение приглашений на распродажу детских товаров. Приглашения (талоны) разносились поздно вечером, и раздавалось, независимо от количества детей, всего по одному талону, а то и по одному талону сразу на две семьи. Но самое неприятное нас ожидало на следующий день — в день распродажи.
У центрального входа в магазин «Детский мир» с шести утра собралось очень много людей: очередь стояла от ЦУМа и кольцом вокруг «Детского мира». То есть попасть лишь только на порог можно было не менее чем через четыре часа. Стояли на морозе, но каждый надеялся, что мерзнет не зря: что-то да купит детям. Увы... В магазине, в самом помещении, надо было отстаивать еще по три часа, товары кончались или перебрасывались из секции в секцию. Немногие выдерживали физически такой прессинг, а о душевном состоянии тут и говорить неудобно. В конце концов отоваривать талоны стало нечем, а о продлении их срока действия и речи не было. Так кого же благодарить за пережитое унижение да и в придачу за утраченную надежду хотя бы что-то купить для детей, неужели наших депутатов?
Н. МИРОШНИЧЕНКО и др.
Москва


В 36-м номере вашего журнала было напечатано письмо от некоторых военнослужащих Западной группы войск. В нем говорилось о том, какое давление оказывается на вышедших из КПСС офицеров в одном из вертолетных полков. Упоминался там и бывший секретарь партийной организации эскадрильи капитан С. Е. Рыжов. Теперь пишет вам тот самый Рыжов, но не из ЗГВ, а с Дальнего Востока. Сюда я был досрочно откомандирован из Германии.
После публикации в «Огоньке» в наш полк срочно прибыла комиссия старших офицеров — работников политотдела объединения. У них было две задачи: официальная — выяснить морально-политическую обстановку в полку и основная — загнать обратно в «ряды» вышедших из партии. Зачастил к нам и член военного совета объединения генерал-майор Мальдов, кстати, народный депутат РСФСР. Для того чтобы снова восполнить сильно поредевшие партийные организации, в ход были пущены все способы запугивания. Они сыграли свою роль — некоторые, прежде положившие партбилеты, потихоньку забрали их назад. Впрочем, я им не судья.
Результатом работы комиссии под руководством генерала Мальдова явился военный совет, на котором было принято решение о досрочном откомандировании из ЗГВ меня и еще одного командира экипажа — капитана А. Сальникова. На следующий день Сальников объявил голодовку. Еще через день снова собрался военный совет, на который вызвали и нас. Атмосфера на совете очень напоминала ту, которую описывают в книгах о 37-м годе.
Полковник военной юстиции, видя меня в первый раз, кричал о том, что я предатель Родины, что за мной нужно следить, потому что я могу уйти в ФРГ. Я попросил дать мне конкретный ответ, какой проступок я совершил. На свой вопрос получил исчерпывающий ответ: для того чтобы служить в ЗГВ, недостаточно хорошо летать, примерно исполнять свои служебные обязанности, любить Родину, нужно еще быть преданным КПСС. После этого разговаривать было уже не о чем.
В начале октября пришел приказ, и нас в срочном порядке откомандировали на Родину. Капитана Сальникова — в Забайкальский, меня — в Дальневосточный военные округа.
Задачу, поставленную начальством, генерал Мальдов выполнил. Он спас от полного забвения партийные организации, а заодно и свое кресло.
Мне хотелось бы, чтобы мои сослуживцы и все поддерживавшие меня знали, что генералам от КПСС не удалось меня сломать и что никакого трепета перед ними я не испытываю.
С. РЫЖОВ, капитан
Дальневосточный военный округ


Я не стану сетовать на то, что более умный, способный, талантливый и даже удачливый станет зарабатывать и получать вдвое, втрое, вдесятеро больше меня. Пусть предприимчивых и оборотистых людей будет как можно больше. Но это не исключает и существования принципа «за равный труд равное вознаграждение». Существует он и у нас, во всяком случае, в пределах предприятий и учреждений. На этом дело и кончается.
Я, например, категорически не приемлю того, что человек равной со мной квалификации, но, к несчастью, ушедший на пенсию ранее меня, получает пенсионное пособие значительно меньше, чем я, только потому, что, когда он уходил, оклады были ниже!
Экстраполируя ситуацию в обратную сторону, я категорически не приемлю и того, что работник равной со мной квалификации, должности и круга обязанностей будет получать пенсию в полтора раза большую, чем у меня, только потому, что мой средний заработок при прежних ставках был меньше!
Простой пример. Мы все в отделе — инженеры, дипломированные специалисты. Я оформлял пенсию в 1983 году со средним заработком в 262 рубля. Моя нынешняя пенсия — 196 рублей. Мой коллега, выпускник того же института и факультета, выполняющий ту же работу, имеющий ту же квалификацию, уходя сегодня на пенсию, имеет средний заработок 400 рублей и пенсию в 300 рублей. Может быть, потому что я старше на несколько лет и у меня, включая военные годы, стаж 58 лет, а у него 40?
Кто же авторы пенсионных законов, которые ограничили предельный стаж сорока годами? Неужели работа сверх этого стажа не только не поощряется, но и наказывается тем, что не учитывается?
Нет, я пока не умираю с голода. И не сетую на малость пенсии. Я возмущен заведомой несправедливостью, которая еще больше разъединяет людей, озлобляет их.
А. МИРОНОВ
Ленинград


Очень много сейчас говорят о так называемых «неуставных отношениях» в армии и на флоте. Зачем ломиться в открытую дверь? Во всех армиях цивилизованных государств есть институт военной полиции. Ее функции — пресечение именно «неуставных отношений». Любой подонок в военной форме будет остерегаться, зная, что и днем и ночью наряды полиции бдительно несут службу, проверяя состояние правопорядка в гарнизоне и вне его. Даже во французском иностранном легионе, где личный состав на 90 процентов состоит из отпетых головорезов, нет «неуставных отношений», ибо полицейский наряд всегда начеку. Средства на содержание у нас такой службы? Сократить замполитов в ротах, батареях. Они и породили этот разгул дедовщины, всячески скрывая нарушения (а подчас и преступления) ради дутых «показателей».
Г. ПЕТРОВ, офицер в отставке
Великие Луки


Недавно мне довелось побывать в США. Зайдя в одну из муниципальных школ Нью-Йорка, я узнал, что начинающий учитель получает 25 тысяч долларов в год, то есть чуть более двух тысяч в месяц. Наш учитель, далеко не начинающий, получает в среднем 240 рублей в месяц. Если перевести рубли в доллары, исходя даже из официального (1:6) курса, то советский учитель получает 40 долларов в месяц, то есть в 50 раз меньше своего зарубежного коллеги.
Сумму, которую учитель в США зарабатывает за один год, наш педагог — за 50 лет. Все то, что наши вожди обещали нам, реализовано у них. Именно там, за рубежом, учителя сумели поднять на такую высоту, на которой он не стоял и не стоит при социализме.
Мы, представители обманутого поколения, долго верили идолам обмана. Чтобы подобная участь не постигла наших детей, необходимо прервать эстафету лжи и лицемерия, которая начинается со школы. Учитель должен сеять разумное, доброе, вечное, но не партийное. Партий много, а учитель один.
И. СЛЕПОЙ, учитель физики
Бишкек


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz