каморка папыВлада
журнал Огонек 1991-05 текст-6
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 22.04.2019, 15:14

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

Игорь КОХАНОВСКИЙ

СТАНСЫ

Когда откроются архивы,
которым не дано сгореть,
те, что сегодня так крикливы,
не смогут нам в глаза смотреть.
А может, смогут, зная точно
из повседневных мелочей
масштабы линии поточной,
плодящей сонмы стукачей.
Грехи, сокрытые в анналах,
когда-то высветят сполна,
и гнусным сборищем фискалов
предстанет чуть не вся страна.
Сверхцель преступного режима —
так повязать режимом всех,
чтоб он без всякого нажима
всех запятнал, как свальный грех.
Вот и бессмысленны дебаты
о баловнях застойных лет.
Когда вокруг все виноваты,
то некому держать ответ.
Но это равенство — обманно,
в нем дышит давешний обман,
вещая обо всем туманно
и превращая все в туман.

ПАРАФРАЗ

Кто был ничем, тот станет всем.
Э. ПОТЬЕ

Кто был ничем, тому
и прошлого не жалко,
поэтому ему
и прошлое — что свалка.
Кто был ничем, тот всем
не стал ни в коем разе,
но стал опорой тем,
кто взмыл из грязи в князи.
Кто был ничем, тот им,
конечно, и остался,
но мы о том молчим,
чтоб он не трепыхался.

БОЛЬШЕВИЧКА

Двух февралей глухая перекличка,
безмолвье мразмолетия спустя.
...Усталая седая большевичка
оправдывает первого вождя.
Ее глаза по-старчески слезятся,
и жалок гнев в погаснувших
зрачках,
когда слова поблекшие струятся,
как стоки вод в бетонных желобах.
Ее неправоту разбить несложно,
сложней щадить ее в неправоте,
наркотиком, инъекцией подкожной
питавшей жизнь —
приведшей к слепоте.
Она не видит не итог печальный —
она не видит страшное родство
для нынешнего с кривдой
изначальной,
таившей бесовщины торжество.
На склоне лет болезнь неизлечима
и тлеет, словно листья октября.
...Непоправимо и невыносимо
осознавать, что жизнь прожита зря.
Не потому ль так тянет
к оправданью
всего, что оправдать нельзя уже?
Не потому ль нет места покаянью
в больной, самообманутой душе?
Не потому ль готовы бить поклоны
перед иконой первого вождя
ее единоверцев миллионы,
лишь в этом утешенье находя?

НАША ЭКОЛОГИЯ

Дай мне терпенья, Боже,
выслушать гнев окраин,
душных окраин мысли,
темных окраин души.
Воздуха стало больше,
только он весь отравлен,
словно лагерной пылью,
гнилью мирской глуши.
Знаю, судить негоже тех,
кто и так бесправен,
кто в нужде окаянной
тянет свои гужи...
Воздуха стало больше,
только он весь отравлен
гнилью самообмана,
былью пустой души.
Буду терпим. И все же
брошу тем, с кем не равен,
с кем не найду подобий
помыслов и шагов...
Воздуха стало больше,
только он весь отравлен
гнилью былых утопий,
пылью пропащих годов.


ФОТОКОНКУРС

Земля у нас одна

Фото:
Юрия Приютовского (Тирасполь),
Юрия Трунилова (Ленинград),
Юрия Коренько (Белгород),
Айвара Лиепиньша (Смоленск),
Владислава Запорожченко (Киев).


ОЛИМПИЙСКАЯ МАФИЯ или КУЛЬТУРА?

Мы привыкли к тому, что буквально с детского сада и до глубокой старости на нашем жизненном пути, помимо других указателей, стоят и особые столбы с воодушевляющими лозунгами типа «Духовное богатство и физическое совершенство...», «Все на старт ГТО!», «Физкультуру на новую высоту!» и так далее.
Бессмысленная, непродуманная гонка за так называемой высшей мышечной культурой порождает уродливые средства ее достижения.
Возьму на себя смелость утверждать, что сейчас большинство мировых рекордов по скоростно-силовым видам спорта представляют не что иное, как хорошо замаскированную и в то же время легальную фикцию, легенду о якобы природно-тренировочном уровне способностей человека. Объясню это на своем личном примере спортсмена-профессионала.
В 1979 году я был приглашен из Брянска в юниорскую сборную Узбекистана, и мне казалось, что моя «физика» (на спортивном языке это обозначает физические данные) и настойчивые тренировки позволят мне за три-четыре года пробиться в сборную страны. Наивно я полагал, что бог воздаст мне за упорство и целеустремленность. Но после двухлетнего катания по тренировочным сборам и участия в разного рода республиканских и всесоюзных соревнованиях я убедился, что «физика» и каторжный труд — это не главное в спорте.
Когда я, проживая в одних номерах гостиниц со старшими коллегами по команде, насмотрелся, как они по три раза в день заглатывали пригоршни всевозможных таблеток, когда я лично увидел, как матерые мои соперники прямо перед очередным крупным стартом делали себе инъекции в нескромные части нижних конечностей, я понял: что-то здесь нечисто...
Обратившись за вынужденной консультацией к своему тренеру, я узнал, что до сборной СССР должен дойти «чистым», т.е. без «химии», поскольку тренеры «наверху» более успешно работают с «чистым» мясом. Поэтому я начал с витаминов. Два десятка уколов витаминов группы «В», декамевит, ундевит, аэровит, аллохол, витамин «С», глюконат кальция, витамин «Е» — вот такие 2—3 курса в году повышали мою боевую готовность при первом тренере.
Когда по решению тренерского совета я перешел к уже заслуженному тренеру, список «витаминов» дополнился метанандростенолоном, рибоксином, метилурацилом, «лив-52», но заслуженный решился и на одноразовый химический эксперимент. После того как 20 таблеток «метана» стали «вязать» мне мышцы (сковывать их), он высказал предположение, что не всякому коню идет впрок такой корм. Дескать, надо пробовать что-то другое, о чем он, к сожалению, «не имеет понятия»... Он же несколько раскрыл мне глаза на то, что тренеры сборной СССР по легкой атлетике «химичат в полный рост» со своими спортсменами, но секреты фармакологии не распространяют.
Когда я увидел, что мой учитель знает не очень много, а самому мне не достать тех препаратов, я бросил институт и это дело, которое меня кормило, поило и давало возможность 2—3 раза в году загорать с такими же, как я, бездельниками на Черноморском побережье Кавказа.
Переехав в Москву и возобновив свои тренировки, я попал под крыло двукратной экс-рекордсменки мира по легкой атлетике, ставшей тренером.
В общении и тренировочной толчее с нашими олимпийцами, чемпионами мира, призерами международных соревнований мой спортивный лексикон дополнился такими «крылатыми» выражениями, как: «ни кефир и ни сметана не заменят нам «метана», «хочешь быть здоров, как слон,— ешь метанандростенолон!», «не страшна любая сила супротив «ретаболила»!», «хочешь быть, как лошадь, стройным — жри побольше утром «стромба» и так далее... Разговоры о допингах в раздевалках и душевых занимали второе место после секс-анекдотов и междугородного обзора цен на шмотки. Естественно, это и подливало масла в огонь самолюбия, и вынуждало многих не очень одаренных спортсменов восполнять бедность своих физиологических возможностей содержимым многочисленных ампул. Ходили слухи, что еще знаменитый финский стайер — олимпиец Лассе Вирен применял допинг кровью: что москвичи и спортсмены других городов успешно освоили допинг через вшитую в бедро или поясницу свежую плаценту, которая прекрасно впитывает все, что туда поступает...
А чтобы сердца известных спортсменов выдерживали бешеные нагрузки, из 4-го Аптекоуправления Кремля по блату и по подпольным каналам доставались такие дефицитные и нужные не только престарелому Политбюро, но и рвущимся к победам героям советского спорта препараты, как инозия-Ф, цитомак, «лив-52» и десятки других, названия которых я, к сожалению, не смог узнать у более опытных спортсменов.
Мой же очаровательный тренер водила меня два года за нос, обнадеживая: «Сашуля! Наши часы еще не пробили...» Но мастерские результаты уже не устраивали не только меня, но и руководство сборной. Я был готов пойти на все, лишь бы попасть в международный рейтинг... Однако приобретать необходимую «фарму» по баснословным ценам (одна ампула «винстрола» стоила, например, 50—70 руб.) было просто бессмысленно, не зная основной схемы «показаний к спортприменению». А потом, как мне объяснил товарищ по команде, наш тренер боялась меня посадить на иглу, так как я был в то время слишком общителен и разговорчив. Да и в общем-то ей вполне хватало тех «незапачканных» благ и званий, чтобы еще рисковать с каким-то Феськовым и ставить под сомнение свой многолетний триумф. К тому же я уже «не вписывался» в новую идиотскую реформу спорткомитета — закон возрастного ценза: если ты до 23 лет не «международник», то вешай шиповки на гвоздь.
А в это время начал практиковаться новый замысел корифеев легкоатлетической химиндустрии: бегуньям, прыгуньям и метательницам предлагали применять усиленную фармподготовку на фоне спланированной беременности. То есть, если девочки очень хотели зачать новый рекорд или приличный результат, они должны были вначале зачать (желательно от законного мужа) несчастного ребенка, который до определенного времени выполнял в организме юной матери функцию насоса, впитывающего, помимо материнских соков, анаболики и стероиды тренера. Когда мамаша заправляла свои мышечные баки нужным горючим, ребеночка, как героического солдатика, павшего во имя советского спорта и олимпийских идеалов, убивали и оплакивали...
Представительницы «тяжелой артиллерии», метатели и толкатели в это же время искали более естественные формы и методы заправки своих мускулистых танкеров мужскими гормонами...
Что было делать в такой атмосфере мне? Забеременеть и жадно всасывать в себя в это время анаболики я не мог в силу того, что был мужчина. Еще года полтора я надеялся, что фортуна все-таки повернется ко мне лицом, но, поняв, что на природных возможностях далеко не уедешь, а возможности достать «катализаторы здоровья» не предвиделось, я бросил окончательно спорт и стал рядовым физкультурным клерком.
А теперь я предлагаю особо сомневающимся читателям несколько убедительных примеров. Для начала вспомним мировые скандалы по поводу нечестной борьбы некоторых олимпийцев.
На Сеульской Олимпиаде потерпел крушение канадский спринтер Бэн Джонсон. Для неосведомленных читателей поясню, что допинговая комиссия обнаружила в его крови большое количество допинговых препаратов, после чего он был не только лишен золотой олимпийской медали, но и дисквалифицирован на два года. Кстати, в этом году Бэна «поднимут со дна»...
Знаменитый вратарь западногерманской «Баварии» Томми Шумахер стал еще более популярен в спортивном мире, когда своей чистосердечной исповедью, вышедшей отдельной книгой, поднял руку на воротил европейского футбола. Шумахер наделал много шума констатацией того, что он сам и его коллеги по команде подвергались инъекциям лошадиными дозами витаминов группы «В» и других «слоновых» препаратов. Наиболее лояльные страницы из этой книги представил вниманию советской общественности наш «Советский спорт».
Недавнее сенсационное разоблачение подпольного главаря хорошо организованной международной спортбанды по торговле анаболическими стероидами Дэвида Дженкинса. Он был, что говорится, пойман за руку при спекуляции всевозможными допинговыми средствами, в число которых, между прочим, входили и ампулы с обыкновенной дистиллированной водой, но с фирменными наклейками... Дженкинс, до этого времени известный любителям «королевы спорта» как чемпион Европы в беге на 400 метров, предстал перед судом как рекордсмен теневого спортивного бизнеса. На суде этот единственный из «большого» спорта Англии претендент на тюремную баланду заявил, что сегодня 90% членов национальных олимпийских команд применяют стероиды и психостимуляторы! Лично я ему охотно верю. Далее Дэвид сказал, что современные допинговые комиссии — это дохлые зайцы, пытающиеся уличить львов в том, что они — звери...
Ну и, наконец, самые последние, уже декабрьские, разоблачения спортсменов бывшей ГДР, а ныне объединенной Германии. Журналу «Штерн» удалось добыть секретные графики (кстати, они уже были подготовлены к уничтожению), по которым ведущим, выдающимся, многократным и т. д. чемпионам вкалывали самые наисовременнейшие трудноуловимые допинги. На это работал целый институт. Разразился грандиозный скандал, и, как говорят, в ближайшее время многие мировые рекорды по самым разным видам спорта, установленные спортсменами ГДР, будут аннулированы. Кстати, замечу, мало кто в мире сомневался, что на восточных немецких спортсменов работает целая государственная Фарминдустрия. Всем было абсолютно ясно, что грандиозные успехи в спорте восточных немцев, демонстрирующие преимущества социализма, основаны на химии. После объединения Германии очень скоро появились убедительные доказательства этой общеизвестной тайны.
Теперь вернемся к нашим отечественным примерам.
Провал Татьяны Казанкиной — кавалера ордена Ленина на вроде бы непрестижных зимних соревнованиях во Франции в 1984 году. Там дотошные французы взяли под сомнение заурядный результат непобедимой «Совьетико-Татьяны», едва превышающий норму обычного мастера спорта СССР. Когда наша олимпийская чемпионка решила избежать прямого разоблачения отказом допинг-контроля, французы любезно отбили телегу в спорткомитет СССР, поскольку по международным правилам отказ является подтверждением того, что спортсменка применяла допинг. Наша пресса замолчала этот эпизод.
А небезызвестный инцидент с ядро-толкателем Александром Багачем? А скандал с нашими тяжелоатлетами? А дисквалификация прыгуньи Татьяны Быковой?.. Примеров, когда наших спортсменов ловили на допинг-контроле, более чем достаточно, чтобы попробовать поискать и в нашей стране особый секретный институт, где с помощью «химии» делают рекорды.
Интервью в «Юности» с Ю. П. Власовым, предпенсионные «показания» нашего первого прыжкового космонавта Валерия Брумеля, невеселые воспоминания сломанного короля Московской Олимпиады Киселева (журнал «Легкая атлетика») и многое другое говорит о том, что в скором времени у нас появится реальная надежда предотвратить всеобщую дебилизацию. Хотя и спортсмены, и их слепые поклонники прекрасно понимают, что просто так за какие-то два-три года остановить международную махину олимпийской мафии невозможно.
Какие воры признаются во всеуслышание, что они — воры? Какие взяточники придут в детдома и нищие семьи строителей коммунизма и раздадут свое добро? Точно так же и дельцы от теневой спортэкономики без боя не сдадут свои привилегии. А терять им, поверьте, есть что. Это и бесплатная экипировка лучшими изделиями первоклассных фирм, и дармовое высококалорийное питание, и возможности сопровождать свои команды в дальние страны.
У многих читателей может возникнуть ограниченное представление о сфере применения анаболиков и психостимуляторов. Не хочу огульно клеймить честных людей, это мое субъективное предположение. О видах, в которых применяется допинг: плавание, конькобежный спорт, лыжные гонки, тяжелая атлетика, все виды борьбы, бокс, гребля в любых разновидностях, гимнастика (в большей степени мужская, но из женской практики известно, что многие тренеры используют «химию», чтобы их воспитанницы не развивались слишком быстро).
Мне хотелось бы заставить задуматься всех здравомыслящих людей еще вот о чем.
То, что на анаболиках и психостимуляторах зиждутся многие спортивные победы,— это полбеды. Но когда организм спортсмена работает на чужеродных химических продуктах, когда злоупотребление химическими препаратами в спорте растет от рекорда к рекорду, то, вероятно, не останется прежней и генетическая структура тех, кто к этому причастен? А поскольку сейчас даже детей в специализированных ДЮСШ начинают приучать к принятию «химии», то страшно подумать, что будет со следующими поколениями спортсменов? Неужели они с раннего детства будут обречены на подспудное генетическое одебиливание?
Пока же существует, точнее, процветает рекордизм и «научно обоснованная»... спекуляция государства мышечным сырьем своего народа в корыстных политических целях, я смею предположить, что мы никогда не придем к единству таких избитых и затюканных вечных понятий, как «духовная красота» и «физическое совершенство».
Хотелось выразить надежду, что на мои размышления о черной перспективе олимпийского движения откликнутся и уважающие свою духовную честь спортсмены, и порядочные тренеры, и специалисты-фармакологи, и раскаявшиеся бывшие заправилы спортивных обществ, а также все те, в чьих жилах течет настоящая человеческая кровь, а не смеси из 4-го Управления Минздрава СССР или местных закрытых аптек.
Александр ФЕСЬКОВ, мастер спорта СССР.
Фото Анатолия БОЧИНИНА


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz