каморка папыВлада
журнал Курьер ЮНЕСКО 1957-01 текст-2
Меню сайта

Поиск

Статистика

Друзья

· RSS 25.04.2019, 18:55

скачать журнал

<- предыдущая страница следующая ->

ИСКУССТВО ПУТЕЙ ПИЛИГРИМОВ

ИСКУССТВО МОДЕРНИЗМА ДЕСЯТЬ ВЕКОВ НАЗАД. Почти тысячу лет назад неизвестный испанский художник расписал церковь небольшого города Педрета, расположенного на север от Барселоны. Роспись в Педрете выполнена черной и красной красками на белом фоне. Она изображает человеческие фигуры, животных, геометрические или растительные орнаменты. Она типична и для росписей, выполненных в других центрах местными художниками, которые, несмотря на их ограниченные средства, добились результатов, напоминающих некоторые современные произведения. Эта фреска в настоящее время находится в Археологическом музее в Сольсоне. (Альбом ЮНЕСКО „Испания: романская живопись").

САМЫЕ ЦЕННЫЕ СОКРОВИЩА романского искусства в Испании сосредоточены в провинциях Каталонии и Арагона, в северо-восточной части страны, неподалеку от французской границы. На этой карте показаны некоторые из городков и деревень, наиболее известных своими церквами и архитектурными украшениями.
Карта Барселонского музея.

НЕИЗВЕСТНЫЕ МАСТЕРА КАТАЛОНСКОЙ ЖИВОПИСИ

С наступлением 1000 года великий страх охватил христианскую Европу. Распространился слух, хотя и не подтвержденный официально церковью, что близится день Страшного суда, что мир движется к концу. Волна религиозного фанатизма и мистицизма прокатилась по всему христианскому миру. Паломники, и в обычное время толпами стекавшиеся к святым местам, увидели в своих рядах тысячи новых последователей и обращенных.
Но 1000 год миновал, а религиозное рвение, вспыхнувшее от «великого страха» не только не улеглось, но значительно усилилось. Никогда еще столько «монахов, пилигримов, солдат и купцов» не направлялось в крупнейший центр паломничества в дальнем северо-западном углу Испании, где около 800 года была найдена могила апостола Иакова. С того времени это место по числу паломников стало уступать только Риму и Иерусалиму.
Распространилась легенда, будто Святой Иаков стал защитником христианских государств Северной Испании, сражавшихся с маврами, чтобы отвоевать территорию страны, еще находившуюся в руках мусульман. Рассказывали, будто Святой Иаков появлялся на белом коне, поражая мавров.
Паломники из всех частей Европы тысячами устремлялись к Пиренеям, чтобы посетить могилу святого; ориентиром во время странствий им служили звезды Млечного пути. Этот путь пилигримов, а за ним и Млечный путь стали называть «Дорогой Святого Иакова», а центр паломничества был назван Компостела (латинское Campus Slellae) — «место, обозначенное звездами» (в наши дни Сантьяго-де-Компостела).
Паломники, проходившие через Францию, где главными местами привала служили Париж и Везеле, проникали в Испанию через Наварру, в центральных Пиренеях, и на востоке, вдоль Каталонского побережья. На этом пути были построены церкви и монастыри с постоялыми дворами для путников.
Так христиане Северной Испании оказались связанными, теснее чем когда-либо ранее, со своими соседями к северу от Пиренеев. Многочисленные паломники из соседних государств Европы принесли с собой новые обычаи и идеи, иконы и манускрипты и ту новую форму искусства, которая тогда развивалась в Европе,— романское искусство, впоследствии создавшее в Испании свой особый стиль.
Все еще существует взгляд, хотя он постепенно отживает, будто средние века являются в истории только мрачным периодом, отделявшим греко-римскую эпоху от Возрождения (термин, подкрепляющий это представление). Романское искусство, рожденное новым восторженным духом христианства, решительно опровергает этот взгляд.
Источником этого духа были монастыри, выраставшие по всей Западной Европе, после того как в 526 году н. э. Святой Бенедикт основал Бенедиктинский монашеский орден. Монашеские ордены со своими общинами, существовавшими в различных странах, были, вероятно, первыми международными организациями. Они соединяли в себе одновременно церкви, школы, библиотеки и больницы; скульптура и архитектура, развитию которых они способствовали, находили свое воплощение в монастырских церквах.
Молодое и полное жизни романское искусство проявляло себя во многих областях. Новые формы, созданные им в архитектуре, в конечном счете привели к возникновению готического стиля. Романская скульптура по преимуществу носила архитектурный характер, а живопись и стенная роспись, вначале многое заимствовавшие от византийского искусства, позднее развивались самостоятельно.
Хотя романское искусство в своей основе обладало единым стилем, все же в различных районах получили развитие его особенные черты, соответствовавшие вкусам местных мастеров и их традициям. Самой сильной была традиция римского искусства, тесно связанного с искусством Византии. Другое влияние шло непосредственно с Ближнего Востока. Его проводником были ткани, декоративные узоры которых воспроизводились в резьбе по камню и в манускриптах. Влияние оказывало также и искусство северных народов — ломбардское, готское, тевтонское и кельтское.
В Испании, куда романское искусство проникло позднее, чем в другие страны, присутствие мавров и влияние Востока наложили отпечаток на новый стиль, придав ему особые испанские черты. Вскоре испано-романская архитектура расцвела в Кастилии, Леоне, Наварре, Астурии, Галисии и Арагоне, но ранний стиль, заимствованный во Франции, был изменен в соответствии с местными условиями.
Близость мавров, пышность их орнамента побуждали резчиков стремиться к богатству и выразительности форм. Капители и крытые аркады больших церквей и соборов, таких, как Санто-Доминго-де-Силос, Сан-Исидоро в Леоне и «Старый собор» в Саламанке — яркие примеры этого слияния двух течений в искусстве. Рядом с капителями, на которых с поразительным реализмом изваяны библейские сцены, встречаются и другие, с изображениями восточного типа,— персидскими мотивами или египетскими ибисами. Нередко эти здания и резьба создавались трудом христианских и мавританских художников, работавших рядом. Так в Испании обогатились и нашли свое дальнейшее развитие романская архитектура и скульптура.
В то же самое время каталонские художники вписали важную и до сего времени мало изученную главу в историю средневекового европейского искусства. В церквах, главным образом в небольших деревушках на Пиренеях, они украшали нефы и абсиды поразительными фресками. Вначале на их творчество оказывали влияние форма и колорит византийских мозаик и искусство северных народов, которое шло из Пуатье и Тулузы по путям пилигримов на Компостелу.
Затем все более и более одаренные последователи нового направления, воспринимая эти влияния, создали свой стиль и стали дополнять украшение церквей росписями алтарных образов. Благодаря их искусству и изобретательности живопись перестала быть только декоративным приложением к архитектуре и скульптуре. Она превратилась в самостоятельный вид искусства со своими собственными законами и нормами.
На большинство этих картин наложили свой отпечаток индивидуальная манера художника или характерные особенности школы. Это позволяет определить происхождение картин и личность художников, которые, используя в местных условиях чужой стиль, выработали особые приемы и манеру. К сожалению, имена этих людей не дошли до нас и их называют по тем местам, где они творили. Вот некоторые из них, наиболее знаменитые: мастер из Педрета, мастер из Льюки, мастер из Эспинельвеса, мастер из Соригерола. Все их картины были созданы между XI и XIII веками.
*
В течение многих лет эти шедевры романского искусства были скрыты от мира в церквах и монастырях Каталонии. И только в начале нашего века изучение этих работ и оценка, данная им специалистами, раскрыли во всей полноте богатство школы живописи, до того времени почти неизвестной.
Управление музеями Барселоны, по заказу которого ранее были изготовлены репродукции с произведений каталонской стенной росписи, после первой мировой войны решило снять со стен многие из них, для того чтобы спасти от все увеличивающегося и непоправимого разрушения, которому они неизбежно подверглись бы (они обычно писались темперой и не являются подлинными фресками в итальянской манере).
Район Каталонии, в особенности музеи Барселоны и Вика, гордятся богатейшим сосредоточением памятников испано-романского искусства, а коллекции алтарных образов, находящиеся там, являются, пожалуй, лучшими в мире. Собирание этих произведений в музеях помогло их изучению в последние годы и оказалось полезным не только с точки зрения данной местности или района, но и расширило горизонты наших познаний о средневековой европейской живописи в целом. Репродукции некоторых из них в серии ЮНЕСКО «Всемирное искусство» позволят народам всех стран познакомиться с их своеобразным стилем и красотой.

Фото МАС Аркайвс, Барселона
ДЕВА МАРИЯ И СВЯТОЙ ИОАНН. Две деревянные раскрашенные статуэтки XIII века. Хотя они и относятся к одному периоду, поражает контраст между примитивным стилем Святого Иоанна и мастерским выполнением Девы Марии, в которой угадывается стиль скульптуры гораздо более поздних веков.

СНЯТИЕ С КРЕСТА. В XII веке романское искусство, в особенности испано-романская скульптура, достигло наивысшей ступени развития.
Приводимые здесь замечательные образцы этого искусства изображают „Снятие с креста" (работа по дереву). В настоящее время находятся в Епископальном музее в Вике (наверху справа оказан фрагмент скульптуры). Изображение Христа (из слоновой кости) — в Музее Святого Марка в Леоне. Сходство приемов применявшихся испано-романскими художниками при работе по слоновой кости и по дереву, видно здесь поразительно отчетливо. „Снятие с креста" обычно считают одним из величайших образцов романской резьбы, сохранившихся до наших дней. Творческий замысел автора осуществлен с такой ясностью и простотой, какие возможны только у законченного мастера.
Фото МАС Аркайвс, Барселона

1. ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ. Фрагмент росписи XIII века на деревянном алтаре, посвященном Святому Михаилу. Работа художника, известного как мастер из Соригерола (каталонская деревня у французской границы).
2. СДВОЕННЫЙ ТОПОР, средневековый международный мотив, изображен на части декоративного фриза, относящегося к XII столетию. Эта работа приписывается школе мастера из Педрета.
3. МУЧЕНИЧЕСТВО СВЯТОЙ ЮЛИАНЫ. Написана неизвестным художником XI века. Фрагмент росписи на алтарной доске с изображением Святого Кирико и Святой Юлианы. Церковь Дурро, на северо-запад от Барселоны. Краски яркие, контур черный.
4. СВЯТОЙ АПОСТОЛ. Фрагмент фрески XII века, находящейся в церкви Жиннестарре де Кардос на франко-испанской границе. Эта и описанные выше фрески в настоящее время находятся в Каталонском художественном музее в Барселоне.
5. МУЧЕНИЧЕСТВО СВЯТОЙ МАРГАРИТЫ. Фрагмент росписи XII века на деревянной алтарной доске. Роспись находится в церкви Сескортс, Каталония. Эта работа в настоящее время хранится в Епископальном музее в Вике.
Альбом ЮНЕСКО „Испания: романская живопись".

ВЫТОЧЕННАЯ ИЗ ЭБЕНОВОГО ДЕРЕВА „Черная Богородица" из Монтсеррата, вблизи Барселоны, — один из замечательных образцов каталоно-романской скульптуры. Немало легенд возникло в связи с необычным местоположением Монтсеррата. Говорят, что эти легенды вдохновили Вагнера на создание оперы „Парсифаль". Новобрачные в Каталонии по традиции направляются в Монтсеррат просить благословения у Девы Марии. Отсюда возникла поговорка: „Кто в Монтсеррате не бывал, брак не узаконил". Совсем другого характера относящаяся к тому же периоду (XII век) Богородица (раскрашенное дерево) — внизу, слева (Барселонский музей).

КОННЫЕ ВОИНЫ с развевающимися знаменами. Деталь фрески XIII века. Полагают, что на фреске изображены войска, собранные королями Арагона и графами Барселонскими на борьбу с испанскими маврами. Ранее находившаяся в Королевском дворце в Барселоне, эта фреска была спасена во время пожара, от которого в XIX веке сгорел дворец.

СОТВОРЕНИЕ АДАМА и искушение Евы, изображенные испанским средневековым художником, известным в настоящее время как мастер из Мадеруелоса. Оригинал вначале находился в Сеговии, в настоящее время — в Музее Прадо, Мадрид.

МАС Аркайвс, Барселона.
КАТАЛОНСКИЕ И ЛОМБАРДСКИЕ декоративные элементы включены в архитектурную отделку главного входа монастыря Святой Марии, в Риполе, провинция Жерона. Риполь, главный культурный центр Каталонии X века, обладает рядом замечательных образцов романской живописи, скульптуры и архитектуры. Здесь развивалось оригинальное направление в живописи.

ИЗОБРАЖЕНИЯ НА КАПИТЕЛЯХ КОЛОНН. Аббатство Силос, около Бургоса (на севере центральной Испании), одно из самых знаменитых мест в истории романского искусства. Расположенное на древнем пути пилигримов, ведущем к Сантьяго-де-Компостела, оно прославилось в XI веке на всю Европу. В настоящее время это одно из редких мест в мире, где можно еще слышать григорианское пение во всей его чистоте. В архитектурном отношении его монастырский дворик, творение испанских, мавританских и французских художников, считается чудом романского искусства. Налево капитель колонны с изображениями ибисов. Направо два грифона на капители „Старого собора" в Саламанке.
МАС Аркайвс, Барселона.

„СТАРЫЙ СОБОР" в Саламанке, строительство которого велось на протяжении почти всего XII века, — одно из чудес романской архитектуры. Изображены внешний и внутренний виды на его знаменитую „башню петуха", увенчанную восьмиугольной остроконечной кровлей,— одно из прекраснейших сооружений в романском стиле в Испании. В одной из часовен „Старого собора" несколько раз в году происходят богослужения, воскрешающие старинные мосарабские обряды испанских христиан.
Кандидо Анседе, Саламанка; МАС Аркайвс, Барселона.


КАТАЛОНСКИЕ ХУДОЖНИКИ, работавшие на северо-востоке Испании в конце XII века, создали многочисленные шедевры, большая часть которых еще недавно была совсем неизвестна, так как эти картины находились в небольших местных церквах. За некоторым исключением, имена художников не дошли до нас. Автор «Святого Жана-Евангелиста и Богородицы», изображенных на передней части алтаря церкви в Вайтарга, известен как Мастер из Вайтарга. Это произведение находится в Музее искусств в Барселоне.

КОРОЛЬ МЕЛЬХИОР (слева). Фрагмент фрески «Поклонение магов» из церкви Святой Марии в Ане на северо-востоке Испании. Это произведение XII века, приписываемое школе Мастера из Педрет, находится в настоящее время в Музее искусств Каталонии в Барселоне.

СВЯТОЙ МИХАИЛ, ВЗВЕШИВАЮЩИЙ ДУШИ, панно — масть алтаря, расписанного в XIII веке в церкви долины Рибес (приблизительно в 160 км. к северу от Барселоны) Мастером из Соригерола. Это произведение находится сейчас в епископском Музее в Виш, Каталония.

МАЗАЧЧИО считается наиболее характерным представителем флорентийской живописи первой половины XV века. «Адам и Ева, изгнанные из рая» (слева) и «Святой Петр, воскрешающий сына Феофила» (наверху) — фрагменты фресок, написанных им на стенах часовни Бранкаччи во Флоренции.

СВЯТОЙ ПЕТР изображен Мазаччио на нескольких фресках часовни Бранкаччи, в частности, на фресках «Дань» и «Святой Петр, раздающий имущество общины». См. две следующие страницы (соответственно слева и справа).

ЛЕВ, ОСЕЛ И ЛИСА — три персонажа из «Калилы и Димны», персидской рукописи с иллюстрациями переведенных с санскрита индийских басен. В рукописи 35 миниатюр. Была окончена к 1410г.

В ПЕРСИДСКОМ САДУ. В XVI веке Исфаган стал столицей Персии. В следующем веке, при Великом Шахе Аббазе, в нем сосредоточились художественные силы страны. Эти картины украшают нижнюю часть стен дворца Чихил Сутун в Исфагане и относятся к XVII веку. Они не включены в альбом Юнеско об Иране, но входят в в передвижную выставку персидских миниатюр, организованную Юнеско.


ИСФАХАН

ЮНЕСКО — Марк Рибу
ЛУЧИ СОЛНЕЧНОГО СВЕТА ПРОНИЗЫВАЮТ ТЬМУ КРЫТОГО БАЗАРА В СТАРИННОМ ИРАНСКОМ ГОРОДЕ ИСФАХАНЕ.

ИСФАХАН — ПОЛОВИНА МИРА

XVI век был удивительной эпохой в жизни Европы и Азии. Это было время великих правителей, таких, как Карл V, Елизавета Английская, Сулейман Великолепный и Акбар из династии Великих Моголов. В этой замечательной плеяде иранский правитель шах Аббас I занимает достойное место. Шах Аббас вступил на престол в 1587 году. Сэр Антони Шэрли, английский кондотьер, состоявший у него на службе, писал о нем:
«Склад его ума бесконечно царственный, мудрый, широкий, доблестный, сдержанный, великодушный; шах — большой приверженец справедливости...»
В 1598 году Аббас избрал своей столицей Исфахан. На берегу почти единственной реки плоскогорья, возвышающегося над уровнем моря более чем на 5300 футов, вырос великолепный город. Дороги, которые вели к городу, проходили по величественным мостам, мимо роскошных садов придворных и сходились на царской площади — Майдан-и-шах. В отмеченном царскими милостями Исфахане бурно развивались искусства и ремесла, и скоро новая столица украсилась великолепными памятниками, которые хорошо сохранились по сей день.
В начале XVII века в городе жило более 600 тысяч человек. Отсюда и пошла иранская пословица: «Исфахан нисф-и-джахан» (Исфахан — половина мира). В городе, окруженном глинобитными стенами, находилось 162 мечети, 48 религиозных школ, 1802 караван-сарая и 273 общественные бани. Эпоха расцвета Исфахана длилась почти 150 лет. В XVIII веке Исфахан был частично разрушен в результате нашествия. В 1788 году столица была переведена в Тегеран.

ЗАЛ СОРОКА КОЛОНН, или Чехель-Сотун (слева и на предыдущей странице). Получил свое название от двадцати колонн зала и их двадцати отражений в находящемся перед ним водоеме. Известный как тронный зал шаха Аббаса в Исфахане, Чехель-Сотун — один из многих павильонов, которыми шах Аббас украсил сады своего дворца в начале XVII века. Шах Аббас, превративший Исфахан в одно из архитектурных чудес мира, построил несколько великолепных дворцов, разбил сады, провел аллеи, окружив их бесконечным рядом бассейнов, фонтанов и каскадов, питаемых водами Зендеруда, на берегу которого выстроен город. Наверху — роскошный купол медресе Чахар-Багх, одной из религиозных школ, которых когда-то в городе насчитывалось свыше 50. Арка, городские стены, купола и минареты облицованы изразцами, образующими геометрические и цветочные узоры.

ЮНЕСКО - Марк Рибу

СЛОЖНЫЙ ПЛЕТЕНЫЙ ОРНАМЕНТ, вырезанный по штукатурке, украшает ату молитвенную нишу (мехраб) в мечети Джума — древнейшей из мечетей Исфахана.

Фото ЮНЕСКО — Марк Рибу

ЖЕНЩИНЫ В ЧАДРАХ и в черных одеждах - обычная картина в Исфахане. Женщины на верхнем снимке находятся во дворе Масджид-шах (Царской мечети), которая целиком покрыта блестящими изразцами. Постройка мечети, до настоящего времени одного из красивейших архитектурных сооружений мира, была начата шахом Аббасом I и завершена в 1612 году. Слева — одна из особенностей пейзажа Исфахана и вообще всего Ирана — сооружение для сбора дождевой воды. Вода через почву просачивается в резервуары с куполами, где охлаждается воздухом, поступающим с разных сторон через вентиляционные шахты.

Фото ЮНЕСКО — Марк Рибу
СЕРДЦЕ ИСФАХАНА — Майдан-и-шах, большая шахская площадь, самое интересное место в городе (внизу). Эта огромная и величественная площадь длиной 560 и шириной почти 174 ярда окружена зданиями, украшенными сводами и арками. На дальней стороне ее — Царская мечеть; направо — древний монгольский дворец, перестроенный шахом Аббасом. С воздуха Исфахан кажется огромным ковром с пестрыми узорами из зданий и садов. На верхнем снимке — изящные, облицованные изразцами арки Царской мечети в Исфахане отражаются в прозрачной воде водоема, в котором правоверные совершают омовения.


СОКРОВИЩА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ ИРАНА

Географически Иран был расположен в центре древнего мира. История иранской цивилизации уходит в глубь веков почти на 25 столетий. В то время Великая Персидская империя простиралась к западу вплоть до Дуная и к югу до долины Нила. В культурном отношении Иран является одной из немногих стран, которые могут похвалиться тем, что их традиции в литературе, искусстве и философии уходят далеко в прошлое, в дохристианский мир.
Одна из главных черт персидского искусства — его необычайная способность воспринимать влияние иностранных культур, таких, как культуры Древней Греции, Египта, исламского мира, Китая и других стран, и создавать на их основе самостоятельный цельный стиль — проистекает почти исключительно из географического положения Персии. Это особенно справедливо в отношении живописи.
Живопись Персии (современного Ирана) развилась на сравнительно поздней стадии ее длительной истории. При царях династии Ахеменидов в VI—IV веках до н. э. искусство оживляло и украшало светскую жизнь двора. Столицы-близнецы — Сузы и Персеполь были, бесспорно, царственно величавы. Это подчеркивали фризы с фигурами слуг, стражей и людей, несущих дань, рельефно высеченными из камня или четко, в ярких красках запечатленными на изразцовой облицовке. Такое искусство соответствовало церемониалу придворных торжеств, происходивших под открытым небом.
В период эллинского господства, после завоевания Персидской империи Александром Македонским, возникло новое искусство, менее религиозное и более человечное, за которым последовали возврат к национальным идеалам и сознательное возрождение монументальной скульптуры в камне времен династии Ахеменидов. Только в тех случаях, когда место для такой скульптуры было неподходящим, обращались к живописи.
Затем, в 639 году н. э., произошло вторжение ислама, изменившее образ мысли и духовную жизнь Персии. В странах ислама, где каллиграфия всегда пользовалась большим почетом, поскольку это был способ сохранить вдохновенные слова пророка, живописи, там где она сочеталась с каллиграфией, отводилась лишь подчиненная роль.
*
Последователи ислама считали языческими завоеванные и управляемые ими страны, где богам почти всегда придавался человеческий облик вопреки иудейской морали, выраженной в книге Исхода: «Не сотвори себе кумира и всяческого подобия его, елико на горе высоко, елико на земле внизу, елико в воде под землею...»
Еще задолго до появления ислама персы любили изображать героические сцены и эпизоды из светской жизни — охоту и пиры. Новые мусульманские правители — халифы возродили эту традицию. Но для этой работы, которую ислам считал недостойной правоверного, они нанимали иностранных художников. Известные нам произведения живописи часто изображают охотников верхом на лошадях, преследующих диких зверей, или показывают царя на троне, окруженного придворными, стражей и музыкантами. Украшать подобным образом религиозные сочинения было запрещено, но ничто не мешало правителям и другим видным лицам нанимать художников для иллюстрирования великих творений Фирдоуси, Низами, Джами и других поэтов.
Монголы, вторгшиеся в Иран в начале XIII века, не обращали внимания на запреты ислама, хотя позднее они стали мусульманами. Поклонявшиеся небу и беспредельной вселенной, они привезли с собой художников и декораторов из Китая, и влияние Дальнего Востока стало господствующим.
*
Самые ранние дошедшие до нас иранские рукописи и миниатюры принадлежат к этому времени. На замысле художника сильно сказывается влияние Китая. На некоторое время совсем исчез цвет. Рисунок стал напряженным и утонченным, и, самое главное, была сделана попытка изобразить фигуры людей и животных на фоне пейзажа. Но фигуры людей и животных по-прежнему занимают господствующее место в этих композициях, полных выразительности, динамичности и драматизма, что является наследием древнего иранского искусства. В следующем поколении этот стиль, по-видимому, еще глубже проникает в иранское искусство. В замечательном списке с рукописи национального эпоса «Шах-намэ» (Книги царей) фигуры и ландшафты прекрасно гармонируют в незабываемых композициях, передающих тяжелую драму или романтический сюжет. («Шах-намэ» была создана Фирдоуси в конце X столетия. Примерно в 1330 году поэма была переписана и снабжена миниатюрами. Список хранится по частям во многих собраниях.)
В конце XIV века Иран еще раз был опустошен завоевателем, пришедшим из степей,— покорителем мира Тимур-ленгом (Тимуром-хромцом). Тем не менее культура Ирана проявила поразительную жизнеспособность. Поэзия, философия и история процветали. Архитектура облеклась в самые великолепные одежды из блестящего фаянса, а мастера по металлу продолжали замечательную традицию литья из бронзы, которая была гордостью Ирана с конца XII века.
В книжном искусстве в поздние годы XIV века наблюдалось рождение нового стиля, который в своих основных чертах сохранялся в течение 300 лет и представляет собой один из великих даров Ирана миру. Об этом периоде Базиль Грэй — хранитель отдела древнего искусства Востока Британского музея — писал: «Ремесло развивалось рука об руку с изобразительным искусством. Ремесло поставляло превосходные материалы: бумагу, минеральные красители, позолоту, а также мастерство применения их в каллиграфии, миниатюре, живописи.
Роскошь ковра и изразцовой облицовки была передана на бумагу в этих очаровательных миниатюрах. На этом фоне изображались стройные, как кипарисы, фигуры влюбленных, воспетых поэтом, а над ними парили птицы, наполняя своими песнями воздух, напоенный ароматом неувядающих цветов.
Ближе всего западное искусство подошло к этому по ощущению красоты и богатству изображения во французских гобеленах XIV века, а по чистоте цвета — в некоторых почти современных им произведениях стенной живописи Сиенской школы.
Это был золотой миг, который нельзя было продлить, но когда он прошел, искусство не погибло. Оно дало жизнь новым, еще более многочисленным формам искусства в следующем поколении. Завоевания Тимур-ленга извлекли эту школу искусства из Тавриза и Багдада (в то время иранского города) и распространили ее по всей стране. На юге Шираз — столица Фарса, сердце древнего Ирана, на крайнем востоке Герат — столица Хорасана стали главными центрами культуры при сыне и внуках Тимура».
Пожалуй, самые прекрасные из иранских миниатюр хранятся в замечательной коллекции Гюлистанской государственной библиотеки в Тегеране. Они были совершенно неизвестны миру до тех пор, пока библиотека не направила их в 1931 году на выставку в Лондон и в 1935 году — в Ленинград.
Среди них — миниатюры из рукописи иранского эпоса «Шах-намэ», в котором романтика рыцарства и подвиги героев изображаются на фоне иранской весны, когда голые холмы на несколько недель покрываются цветами и листва свежа. «Шах-намэ» содержит 20 больших миниатюр и фронтиспис на две страницы. Имя принца Байсункура, величайшего покровителя искусства и поэзии среди потомков Тимура, встречается во многих местах рукописи.
Второе сокровище коллекции Гюлистанской библиотеки, также созданное в художественной мастерской принца Байсункура,— это «Калила и Димна», собрание басен. Здесь миниатюры передают ощущение природы, ее близость, чего недоставало более строгим эпическим сценам. Эти индийские басни были также частично переведены на французский язык в XVII веке. Лафонтен узнал о них от Франсуа Бернье, французского врача, который познакомился с ними во время пребывания в Азии, и использовал некоторые из них для своих басен.
Кроме этих рукописей, Гюлистанская библиотека обладает замечательной коллекцией каллиграфических текстов и миниатюр, созданных в различное время различными авторами и собранных в роскошный альбом Великим Моголом Джахангиром в начале XVII века. Наиболее знаменитая миниатюра из «Муракка Гюльшан» (Альбом садов) — творение Бехзада, самого выдающегося из немногих иранских художников, чьи имена известны в настоящее время. Она изображает сад поклонника искусств принца Хусейна Байкара, при дворе которого в Герате работал Бехзад. Эта иллюстрация, подписанная художником, который является, по-видимому, первым упомянувшим свое имя в иллюстрированной рукописи, вероятно, относится к 1480 году.
Бехзад был провозглашен величайшим мастером иранской живописи. Он явился реформатором в изображении пейзажа, предстающим в его произведениях более реалистичным, чем у его предшественников. Более того, он восстал против диктата каллиграфов и допускал всего лишь несколько строк текста на страницах, которые иллюстрировал.
*
В конце XVI века шах Аббас собрал все художественные силы Ирана в своей новой столице — Исфахане (см. стр. 31). Здесь возник важный центр искусства и книжного производства.
Параллельно этому наблюдалось новое явление при дворе Великих Моголов в Индии. Один из них, Хумаюн, посетивший в середине XVI века Иран, вернулся в Индию с двумя иранскими художниками, возглавившими новую художественную мастерскую, созданную им при императорской библиотеке. Это покровительство искусствам продолжалось и при его преемнике Акбаре Великом. И тогда родился новый стиль живописи, обязанный своей академичностью и мастерством иранской традиции, но наполненный совсем иным духом.
Для искусства эпохи Великих Моголов особенно характерны изображение исторических событий и портретная живопись. В стремлении запечатлеть свое время Акбар и его сын и преемник Джахангир обратили внимание на европейскую систему живописи, основанную на перспективе и светотени, и некоторое время влияние фламандской и немецкой манер гравирования ясно ощущается в в искусстве эпохи Великих Моголов.
Иранские миниатюры, репродукции которых даны в альбоме ЮНЕСКО, взяты из рукописей, изготовленных в придворных мастерских и сохранившихся до наших дней как собственность царей. Теперь знакомство с этими шедеврами искусства Ирана и Великих Моголов стало доступно значительно более широкому кругу людей, чем в предыдущие 4—5 столетий.

Автор. право ЮНЕСКО.
ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА дворца Гюлистан (Сад роз) в Тегеране, где хранится замечательная коллекция иранских миниатюр. Этот дворец используется для официальных государственных приемов. В нем находится знаменитый „Павлиний трон" шахов Ирана, усыпанный драгоценными камнями.

ГРУСТНЫЙ ЦАРЬ и чудесная птица. Царь, огорченный тем, что повсюду вокруг себя видит разлад, спрашивает птицу, существует ли страна, где все люди добры и царит согласие. Одна из самых прекрасных миниатюр XV века, помещенная в „Калиле и Димне" — книге басен, созданной в мастерских принца Байсункура Мирзы.

ИГРА В МЯЧ. Сюжет, к которому часто обращаются иранские художники: игра всадников в мяч, зародившаяся в Иране. Иллюстрация XVI века, изображающая сцену из „Хамсэ" Низами — поэта и выдающегося мыслителя древнего Ирана. Молодые люди во главе с Хосровом играют в мяч с девушками, руководимыми Ширин, возлюбленной Хосрова.

ЗНАТНЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК с соколом. Работа приписывается Фарук Беку, по происхождению калмыку, одному из наиболее одаренных и своеобразных художников, работавших в конце XVI века при дворе Великого Могола Акбара и его сына Джахангира. Взята, как и миниатюра на обложке, из „Муракка Гюльшан" (Альбом садов).

КНИГА ЦАРЕЙ. Принц Байсункур Мирза, потомок монгольского завоевателя Тимура, был страстным почитателем „Шах-намэ" (Книга царей) — эпической истории Ирана, созданной в X столетии поэтом Фирдоуси. Байсункур Мирза приказал изготовить списки поэмы и украсить их рисунками. В результате из рук мастеров вышла прекрасная рукопись — драгоценный образчик графики, каллиграфии и переплетного дела того времени. Каллигаф Джафар Байсункури закончил работу над списком в 1430 году. Однако имя художника и дата окончательного завершения создания книги неизвестны. Эта иллюстрация к „Шах-намэ" изображает встречу царя Кайкуса с „девом" (злой дух в иранской мифологии), пришедшим к нему под видом поэта.

ПОДВИГИ ГЕРОЕВ и романтика рыцарства ярко описаны в „Шах-намэ". Действие происходит весной, когда голые холмы Ирана на несколько недель покрываются цветами, когда листва на деревьях свежа. На этой странице изображен один из эпизодов „Шах-намэ": Исфендиар, один из ее героев, убивает двух волков. Это — один из многочисленных подвигов, совершенных Исфендиаром и его соперником Рустемом, чтобы доказать свое мужество.

ОХОТА НА ЗВЕРЕЙ, на которой присутствует принц Байсункур Мирза. Иллюстрация к списку „Шах-намэ", изготовленному в мастерских принца Байсункура, страстного коллекционера книг и талантливого каллиграфа.


<- предыдущая страница следующая ->


Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz